Игорь Дикий, руководитель антарктической экспедиции
Мы обязательно берем с собой на зимовку парадные костюмы и галстуки
06.05.2019 16:00

Львовянин Игорь Дикий возглавил нынешнюю антарктическую экспедицию на станцию “Академик Вернадский”. Зоолог по специальности, доцент кафедры зоологии Львовского национального университета имени Ивана Франко уже четвертый раз проведет зимовку на ледяном континенте.

Антарктида — это почти космос, в котором группа людей в течение 13 месяцев находится в замкнутом пространстве в невероятно тяжелых условиях. Поэтому участников экспедиций подбирают по принципу, который применяют в космонавтике, в частности, проверяют на отсутствие вредных привычек, хронических заболеваний и противопоказаний к работе в экстремальных условиях, готовность к обстоятельствам, связанным с долговременной экспедицией, способность работать в новых необычных условиях; неконфликтность, коммуникабельность, доброжелательность.

Об особенностях антарктической вахты продолжительностью больше года Игорь Дикий рассказал в публичном интервью накануне своего отъезда на шестой континент. После его окончания корреспондент Укринформа воспользовалась возможностью задать еще несколько эксклюзивных вопросов ученому.

- Игорь, антарктическая экспедиция – это не простая прогулка, а тяжелое испытание, решиться на которое может не каждый. Откуда у вас эта тяга к трудностям, которые готовит каждому смельчаку ледовый континент? Были ли в вашей семье путешественники или экстремалы?

- Нет, не было, но я с детства любил путешествовать. Об Антарктиде даже не мечтал. Это произошло как-то спонтанно, на все воля Божья: на защите диссертации в Киеве я встретил своего знакомого зоолога — Сашу Пекло. Он уже был в Антарктиде. Мы обменялись телефонами и менее чем через год он мне позвонил и говорит: “Игорь, есть возможность поехать в Антарктиду, потому что человек из основного состава заболел и срочно ищем замену”. Надо было за три дня собраться: не чемодан, а документы, решить много вопросов. Это не так легко, потому что даже сейчас, в свою четвертую экспедицию, я начал собираться год назад. А тогда понял, что такой шанс выпадает раз в жизни использовал его. А потом уже пошло само собой. Знаете, есть такие люди, которые, попав в Антарктиду, понимают, что это не их, тогда экспедиция становится для них первой и последней. Правда, таких очень мало. А те, которые уже перезимовали, вошли в полярное братство, им достаточно услышать, что коллега собирается, – и он едет тоже. Даже наши жены, когда узнают друг от друга, что муж едет, отпускают своих.

- Вы говорили о важности совместимости участников экспедиции. Случались конфликты на “Вернадском”?

Среди украинцев конфликтов не было. А вот на российской станции был случай, когда один из зимовщиков ранил другого

- Совместимость – это очень важный момент для антарктиков. Среди нас серьезных конфликтов или столкновений не было. А вот на российской станции был случай, когда один из зимовщиков ранил другого. Человек едва не погиб. Об этом можно прочитать в открытых источниках. Это были не новички, а люди, которые уже зимовали на станции. И они абсолютно не употребляли алкоголь. Поэтому психологический отбор очень важен. Потому что когда человек находится в замкнутом пространстве, в любой момент даже бывалый может сорваться.

- “Громоотводы” применяете?

- Это может быть разрядка шуткой, спортивные соревнования. В частности, футбольные матчи. Релаксируем, организовываем игры, есть бильярдный, теннисный столы, устраиваем чемпионаты, конкурсы, проводим творческие вечера. Кто-то умеет играть на гитаре, пишет песни — просим выступить. Не часто — раз в неделю, но у людей есть возможность оторваться от компьютеров или других профессиональных занятий, переключиться, отдохнуть. Или проводим семинары. Каждый из зимовщиков представляет свою профессию. Даже повар может провести семинар – как готовить карпаччо или какое-то другое экзотическое блюдо. Потому что “обыденные” мы умеем варить. Каждую неделю по очереди меняем нашего кормильца на кухне, чтобы дать ему выходной от нелегкой работы.

- Как с бытовыми условиями? Не раз приходилось слышать и читать, что на советских станциях не было ни душа, ни других удобств.

- Те станции больше напоминали бараки. И когда я первый раз ехал в Антарктиду, то боялся, что попаду в такие условия. Но станцию, которая получила название “Академик Вернадский”, нам передали британцы. И хотя строили они ее еще в 1953 году, быт там налажен на самом высоком уровне. Другое дело, что время делает свое, поэтому сегодня здание требует ремонта и немалых капиталовложений.

В этом году впервые государство выделило значительные средства на реконструкцию станции и на покупку агрегатов, в частности, двух дизелей, котлов для отопления, опреснителей воды, обновления всех модулей. Они будут устанавливаться нашей экспедицией. Но это все непросто. Антарктида сложна не только своими условиями, но и логистикой. Туда трудно организовывать экспедиции, доставлять грузы. А это – тонны продуктов, топлива, которые надо “перебросить” на другой конец планеты. Есть очень много подводных камней, о которых мы не знаем. Но это делается. И это уже 24 экспедиция! Сейчас пошел новый виток, новое финансирование, новая команда, которая пытается внести изменения. Однако нельзя умалять и роли предшественников. Если бы не предыдущие зимовщики, которые сохранили и станцию, и традиции, и научные исследования, ничего не достигли бы и мы.

Очень часто в СМИ любят давать какие-то интересности о досуге или что-то такое. И мало кто пишет о научных исследованиях. Тем временем, мы делаем науку на мировом уровне, потому что наши данные уходят в исследования всей планеты, это не что-то карманное, сугубо украинское. Они на глобальном уровне формируют картину о том, что творится с нашей планетой и космосом вокруг нее. И с магнитным полем, и ионосферой, и с озоновым слоем. Большинство людей живут сегодняшним днем и не думают о глобальном. А те глобальные масштабы дают научные станции 30 стран, которые присутствуют в Антарктиде. И то, что среди них есть Украина, — дорогого стоит. Наши ученые очень сильные. Просто нам всегда не хватало финансирования на исследования и оборудование. Помогли британцы. Правда, они очень скептически смотрели на наши возможности. А убедившись, что мы подняли начатые ими исследования на новый виток и еще добавили своего, – сказали “респект”, что и станцию содержим в надлежащем состоянии, и научную работу осуществляем.

- Возможно, вы уже задумывались о теме докторской?

- Я как раз поступил в докторантуру и моя цель - исследование питания ключевых видов животных Палеарктики и Антарктики в условиях климатических изменений. Оно связано с ресурсной ролью в Антарктиде. Например, криль. Эта креветка - основа пирамиды трофической базы.

- Есть ли перспектива расширить наше присутствие в Антарктиде?

- Конечно. Я думаю, будут и новые станции. И не только в Антарктиде, а и в Арктике. Может, эти планы немного дерзкие, но уже налажено сотрудничество с канадцами. Канада всегда нас поддерживала, потому что очень много наших соотечественников там живет. И они уже давно предложили сотрудничать.

Антарктида и Арктика – это два полюса. И без разницы, где изучать магнитное поле. Это исследование космического уровня. И они уже их проводят на Шпицбергене и в других местах. Сейчас в Антарктическом центре подписали совместное соглашение исследований на международной станции “Конкорд”, и наши полярники могут ехать туда. Однако необходимо, чтобы были совместные проекты. Эта станция – материковая, размещена там, где низкие температуры.

- Были ли несчастные случаи на нашей станции?

- Слава Богу, у нас все живы, здоровы и молю Бога, чтобы такая традиция продолжалась. Так, например, у британцев на “Вернадском”, которая у них называлась “Фарадей,” согласно отчетам, погибло 6-7 человек.

- Что стало причиной трагедии?

- Экстремальные условия: когда исследователи переходили на лыжах с острова на станцию, оторвало кусок льда с ними и отнесло в открытый океан. На станции, не имея на то время авиации, не смогли их спасти. Отправить за ними лодку тоже не могли, потому что вокруг станции был лед.

- Как ваша семья относится к столь длительным и опасным экспедициям?

- Жена поддерживает. Она тоже биолог, мы однокурсники. Сейчас преподает в университете, только на кафедре ботаники. Больше всего она меня поддержала, когда дети были маленькие. Сейчас легче уезжать, когда им уже по 16 и 15 лет. А когда отправлялся первый раз, дочке было два года, а сыну – три с половиной...

- Нынешняя экспедиция существенно отличается от всех предыдущих — в ней участвуют женщины.

- Женщины и раньше зимовали на “Вернадском”. Правда, это было очень давно — во второй украинской антарктической экспедиции принимали участие четыре женщины. Два метеоролога, одна биофизик и одна была поваром. Сегодня, через 21 год, принимают участие две женщины. Одна из них – врач-хирург. Вторая – биолог-ученый. Она уехала раньше не сезонную экспедицию, которая закончится с нашим приездом и пробудет на станции на 1,5 месяца дольше нас всех.

Вообще, зимовать в Антарктиде будут 12 членов экспедиции. Восемь из них – из Киева, но это условно, потому что все они из разных регионов, а в течение последних лет живут в столице. Представлены еще Одесса, Закарпатье и Херсонская область, ну, и я – из Львова.

- Чем важны исследования Антарктиды, и в частности для Украины?

- Исследования Антарктиды ведутся в соответствии с Государственной программой, и это уже свидетельство их важности. Это будущее и Украины, и Европы. Антарктида — это последняя сырьевая база планеты. Там сконцентрированы огромные запасы полезных ископаемых, а также чистой воды, рыбы, криля. А также это гигантский холодильник, где можно хранить продовольствие. Некоторые страны это уже используют. Правда, полезные ископаемые спрятаны под 2-3-километровой толщей льда, но проводятся бурения, и не только украинской экспедицией. У украинских ученых в этом плане меньше возможностей, поскольку наша станция расположена на скалистых островах.

- Имеет ли значение при отборе членов экспедиции опыт зимовки на шестом континенте?

- Обычно правило формирования экспедиции такое, чтобы по крайней мере 50% людей имели за плечами хотя бы одну зимовку. И это логично, потому что когда прибывает новый состав, могут быть проблемы даже технического характера. У нас больше 50 процентов — 8 из 12 участников уже зимовали. И есть рекордсмен — Богдан Гаврилюк, который сейчас зашел на восьмую зимовку. Но в Украине есть зимовщик Николай Сиринец из Черкасс, который побывал в Антарктиде 8 раз и уже занесен в Книгу рекордов Украины. Кроме того, он еще 5 лет зимовал на Шпицбергене. То есть в общей сложности – 13 лет на полюсах. Что касается других наших ребят, есть такие, которые зимовали по 5 раз, по четыре, три. Есть и такие, у которых по одной зимовке.

- Представителям каких профессий отдается предпочтение?

- Самые необходимые специалисты в экспедиции – системный администратор связи, системный механик, врач, дизелист, повар. Они занимаются жизнеобеспечением станции. Остальные — ученые: биологи, геофизики, метеорологи, кроме метеорологии осуществляют гидрологические исследования в океане, плюс исследования озона.

Все зимовщики по характеру путешественники-авантюристы

- Может ли попасть на зимовку любитель?

- Я понимаю молодежь, любителей путешествовать и вообще авантюристов, которые начитались книжек и хотели бы попасть в Антарктиду. Мы все, те, кто зимует, по складу характера путешественники-авантюристы. Но начнем с того, что это не прогулка, а тяжелая работа. Это полная изоляция и явно не тот вариант, что приедешь, сделаешь селфи на фоне пингвинов, выложишь в Инстаграм или Фейсбук – и поставь галочку в своем резюме о том, что был в Антарктиде.

В одном из магазинов, где мы закупали снаряжение, парнишка-продавец сказал, что написал заявку на участие в экспедиции. Спрашиваю у него – кем он там себя видит? Говорит: поваром. А ты что-то заканчивал по этой специальности? Да нет, говорит. Мы вот всегда ездим в походы, так я варю на костре для 20 человек. Да что там – сварить борщ или уху на 12 человек. Я, мол, даже бограч умею готовить.

Люди не представляют, что такое работа повара в Антарктиде. Как по мне, это самая тяжелая работа на станции. Потому что мы, ученые или технический персонал, имеем ненормированный рабочий день. У нас нет такого, что идем на работу на такое-то время. Мы можем работать и 24 часа, если это необходимо. А повар должен вставать четко в определенное время и готовить на всех еду изо дня в день, имеет только один выходной – в воскресенье. И у него вся картинка перед глазами — вид из окна кухни. Изо дня в день, из месяца в месяц он смотрит одни и те же “слайды”: айсберги, восход и заход солнца. И так больше года у плиты. И еще: если человек умеет готовить, это не значит, что он профессиональный повар, который должен рассчитать количество продуктов на каждый день из того запаса, который завезли, чтобы его хватило на зимовку, а в случае нехватки — заменить те ингредиенты, которых не хватает. В Антарктиде на базар или в магазин не пойдешь. Мы все умеем готовить борщ. И готовим его, заменяя повара во время его выходных. И поэтому часто возникает нестыковка у тех людей, которые пишут заявки, с реалиями Антарктиды.

- С какими наибольшими трудностями, кроме аномального холода, сталкиваются зимовщики?

Температура воздуха – минус 5, а мы встречаем туристов в шортах и шлепанцах

- Пожалуй, самое трудное – это когда ты каждый день вычеркиваешь один день на календаре, а их все не становится меньше и не становится. Насчет холода, то человеческий организм имеет свойство приспосабливаться. И когда ты провел год среди снегов и льда, то под конец зимовки уже привыкаешь. У меня есть фото, где на льду рядом с пингвинами мы сидим и принимаем солнечные ванны. Был случай, когда приходил туристический корабль. Мы выходим на причал встречать туристов. Температура воздуха – от -3 до -5, а на нас – гавайские рубашечки, шорты и шлепанцы. Да еще и гавайское ожерелье, которое когда-то подарили американцы, нацепили. А туристы – в пуховиках, шапках...

Представь себе, что приехал сюда не на год, а на всю жизнь, – и перестань «листать» календарь

- Какие традиции есть у зимовщиков?

- Мы обязательно берем с собой парадные костюмы и галстуки. Это для конференций и празднования дней рождения. Еще есть традиция купания, когда отмечаем середину зимы. Тогда все должны погружаться в прорубь.

Отмечаем приход первого корабля. Это когда теплеет и лед вокруг станции тает, к нам приходят немало яхтсменов, кораблей с туристами – и каждый из них должен посетить самый южный в мире бар, что на станции “Вернадский”. Кстати, приходят не с пустыми руками. Там такое разнообразие напитков, что таких я еще не видел. Но не в этом дело, а в том, что это новые люди, которые появляются на станции после 8-9 месяцев нашей погодной изоляции, когда лед сковывает все подходы. Для нас это – как лучик солнца. Это возможность общения, разрядки. И она очень важна. Ведь были экспедиции, участники которых через определенное время такой изоляции переставали общаться между собой, разлазились по норам. И даже за общим столом не было разговоров, только стук ложек.

Традиции и праздники у зимовщиков должны быть, ведь это не только год работы, но и год жизни. Саша Пекло, который принимал меня в первую экспедицию, дал очень мудрый совет: чтобы представить себе, что приехал туда не на год, а на всю жизнь, – и перестать “листать” календарь. Знаете, сделал так – действительно время начало проходить не так заметно.

- С какими экзотами, характерными только для Антарктиды, встречаетесь?

- В Антарктиде много видов рыбы, один из них — белокровная щука. Это ледяная рыба, у нее прозрачная кровь, прозрачное сердце и она вся – тоже. У нее в крови – специальные белки-антифризы, чтобы и кровь не замерзала. Вода в Антарктическом океане – до минус 3 градусов, но не замерзает из-за высокой солености. И эта рыба приспособлена жить в таких условиях. Для меня она предмет для исследований. Отбираю у нее кровь для криоисследований. Работа – на уровне космоса.

- А земные, бытовые хлопоты. Кто, например, убирает на станции?

- Каждую пятницу у нас проходит генеральная уборка. После ужина все становятся на разные направления помещения и отчищают его до блеска.

- Как решаете проблему бытовых отходов?

- Как повелось издавна, мусор в Антарктиде тщательно сортируется: пластик, органика, стекло – все отдельно, а затем прессуется. Складываем в бочки. И тот корабль, который приходит забрать нас со станции, забирает и тонны мусора.

- Что самое страшное для вас во время зимовки?

- Проснуться ночью в полной тишине. Тебя охватывает ужас, потому что понимаешь, что остановился дизель, то есть – остановились все системы жизнеобеспечения.

А это означает общую тревогу, – и тогда все работаем, чтобы запустить дизель.

Согласно антарктическому фольклору, на каждой станции должна быть должность «переворачивателя пингвинов»

- Экстремальные температуры вас не пугают?

- На нашем полуострове нет экстремальных температур. Вот там, где бывшие советские станции, бывает до минус 60-70 градусов. У нас не бывает ниже 30. Раньше было зарегистрировано -40. Но это абсолютно не умаляет момент экстрима. Потому что на “Вернадском” дуют мощные ветры. Наша станция — как корабль, пришпиленный якорем посреди океана. И все штормы, лед и мощные ветра – ее повседневность. Иногда кажется, что еще один порыв ветра – и ты увидишь над головой вместо потолка звездное небо. То есть наш экстрим – не в минусовой температуре, а в частой смене погоды, ветрах в океане.

- Существует антарктический фольклор?

- Во всех профессиях есть свои байки. И когда я прошел уже отбор, начал изучать антарктический фольклор. Один из переводов касался должности... переворачивателя пингвинов. Мол, когда над Антарктидой пролетает самолет или вертолет, пингвины из любопытства задирают головы и падают на спину. Перевернуться же не могут из-за маленьких крылышек. Поэтому на каждой станции есть должность переворачивателя пингвинов...

Перед Пасхой украинские зимовщики прислали известие: они уже поселились на станции и развернули среди ледяных шпилей флаг Львовщины, который подарил им перед отъездом глава области.

Нинель Киселевская, Львов

Фото: Николаевич Алена, Укринформ; первое фото: facebook/Игорь Дикий

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-