Главное в развитии ВСУ – не вернуться к подходам 2006 года

Главное в развитии ВСУ – не вернуться к подходам 2006 года

Блоги
Укринформ
Недавно мы анализировали основные пункты перспектив развития сферы обороны, заявленные командой новоизбранного президента.

На сегодня, как известно, единственный представленный «военный советник» в этой команде – И.Апаршин. В 2005 г — помощник министра обороны Украины, в 2005–2007 — директор Департамента военной политики и стратегического планирования МО.

Согласимся, в критике И.Апаршина нынешнего состояния сферы обороны много правильного, многие предложения тоже конструктивны (правда, не менее 90% из них либо давно реализованы, либо – на стадии реализации). Но чтобы понимать, насколько слова «военного советника» Зеленского могут соответствовать дальнейшим реальным делам, мы решили проанализировать состояние ВСУ в бытность его директором Департамента военной политики и стратегического планирования МО, приняв во внимание, ЧТО ИМЕННО ОТ ЭТОЙ СТРУКТУРЫ в свое время зависела разработка планов реформирования и развития армии. И сравнить те процессы с нынешней критикой и предложениями.

Анализируемым периодом принят 2006 год – чтобы не было аргументов, что в 2005-м человек только приступил к работе, а 2007-й не довел до конца. Информация взята из главного официального публичного отчетного документа Минобороны – «Белая книга-2006. Оборонная политика Украины».

В качестве предисловия: в марте 2006-го высшим руководством державы был утвержден разработанный МО (читай – тем самым Департаментом военной политики и стратегического планирования) Стратегический замысел применения ВС Украины, в нем было указано 7 «типовых сценариев» применения ВСУ, включая блокирование границы и оборонительную операцию. На основании «замысла» был разработан Стратегический план применения ВСУ, на основании которого и реформировалась армия. Т.е. планы обороны как бы были, но вот когда мы узнаём, как к ним готовились – возникают очень серьезные вопросы.

Итак, по некоторым пунктам «Белой книги-2006»:

1. Пункт «Оптимизация структуры и численности Вооруженных Сил» с учетом «потребности в силах и средствах для выполнения задач, определенных Стратегическим планом применения Вооруженных Сил». Здесь заявлены два подпункта (и оба, что характерно, на одну тему – резать, резать и еще раз резать).

Подпункт «совершенствование структуры» - за год в Сухопутных войсках сокращены 1 бригада, 3 полка, 3 полигона, 12 отдельных батальонов. В Воздушных силах – 30 подразделений. В ВМС – численность сокращенных подразделений не указана, упоминается лишь, что сокращено порядка 2 500 чел.

Подпункт «плановое сокращение численности» - армия за год сокращена на 24 000 штатных должностей, из них 15 000 – должностей военнослужащих.

Однако интересный Стратегический план был разработан И.Апаршиным. Нынешнее заявление Апаршина о «ненужности» 2-х новых создаваемых баз ВМС, очевидно, навеяны тем самым планом.

Сама градация «развития армии» в тот период выглядела следующим образом:

- на 2005 год – 180 тыс. военнослужащих (общая численность ВСУ, с гражданским персоналом – 245 тыс.);

- 2006 год – 165 тыс. военнослужащих (соответственно – 221 тыс.);

- 2007 год – 152 тыс. военнослужащих (200 тыс.).

С 2014 года результаты этого «реформирования» пришлось исправлять в форсированном режиме. За последние 5 лет, по данным ГШ ВСУ, сформировано 44 новых военных частей (бригад, полков, отдельных батальонов), в том числе боевых воинских частей – 33.

2. Распродажа «избыточного имущества». Важнейшее направление деятельности МО в то время. В существовавшем тогда Департаменте использования и утилизации излишнего вооружения, военной техники и имущества МО в 2006 году создан Центр учета избыточного и списанного военного имущества ВСУ.

В рамках «освобождения армии от несвойственных функций» продовольственное обеспечение начинает передаваться на аутсорсинг гражданским компаниям. Указано, что запланировано передать гражданским и «обслуживание казарменно-жилого фонда», «охрану военных объектов», «бытовые и транспортные услуги», «выполнение хозяйственных работ».

В итоге оказалось, что аутсорсинг в суровых украинских реалиях превратился в колоссальную коррупционную кормушку. В последние годы ВСУ от него отказываются.

3. Боевая подготовка. Согласно Стратегическому плану, в 2006 году вступили в силу новые нормы тактических учений в войсках: бригадные тактические учения с боевой стрельбой было установлено проводить 1 раз в 3-5 лет, батальонные – 1 раз в 3 года, ротные – 1 раз в год.

В итоге за 2006 год во всех Вооруженных Силах проведено: бригадных учений – ноль (для сравнения, в 2018 году было проведено более 30 бригадных учений), батальонных учений – 1 (в 2018 г. – почти 300), командно-штабных учений и тренировок – 53 (в 2018 г. – свыше 1 300).

Справедливости ради заметим, что такая же «напряженная» боевая подготовка отмечалась и далее, вплоть до агрессии РФ. Думается, это немного проливает свет на вопрос, почему в 2014-м во всех ВСУ оказалось только 6 тыс. боеготовых военнослужащих.

4. Новые вооружения. В 2006 году ВСУ закупали новые вооружения и технику (цитата) «небольшими партиями». Так, в 2006-м украинские ВМС (к которым сегодня «военный советник» питает явную слабость, судя по его заявлениям) за весь год получили из новых вооружений… 55 спасательных плотов. И всё.

Сухопутные войска в тот год получили из новых ОВТ аж 2 танковых тренажера, 78 автомобилей и 30 парашютов. Воздушные силы – 17 ед. средств радиотехнического обеспечения. Вот такой пир духа. Напомним: в последние же годы численность новых образцов ОВТ, которые получают ВСУ, измеряется тысячами.

Интересно, что сейчас И.Апаршин предлагает свои услуги в организации «проверки эффективности использования бюджетных средств, предусмотренных на подготовку производства новых вооружений, в частности для ВМС Украины». Правильная мысль! Доверяй, но проверяй.

Но вот какой нюанс по поводу прозрачности затрат. В 2006-м был «проведен поточный ремонт трех суден для Военно-Морских Сил». Правда, какой именно ремонт проводился (может, просто поручни трапов покрасили) и во сколько он обошелся бюджету – Минобороны тогда постеснялось уточнить. Военная тайна. Вот такая прозрачность.

И еще один момент. С сомнительным «изобилием» новых вооружений, полным ходом шла, помимо распродажи, и утилизация существующих. В 2006 году «утилизировано» 6 900 ед. вооружения и военной техники, из них 2 600 – вооружение основных номенклатур (самолеты, танки, ББМ, артиллерийские орудия, автомобильная техника).

5. Система управления ВСУ. МО рапортовало: «В 2006 году практически завершено разделение полномочий между Министерством обороны и Генеральным штабом» с ликвидацией дублирующих структур.

Мы не знаем, что значит фраза «практически завершено», но вопрос разделения полномочий стоит и на сегодня (исправить ситуацию призван принятый ВР в июне 2018 года «Закон про національну безпеку»). Что, конечно же, никак не снимает ответственности с руководств МО с 2006 по сегодняшний день, но все же.

6. Военный резерв. Понимая, что в реальности в Украине подготовленного резерва не существует, в 2006 году МО доложило о начале подготовки «добровольной службы в военном резерве» – запланировано подготовить для 11 воинских частей 1 200 резервистов. Для сравнения, на конец 2018 года ГШ ВСУ рапортовал, что оперативный резерв ВСУ составляет порядка 200 000 чел., из которых 40 тыс. чел. (оперативный резерв первой очереди, ОР-1) отработали боевую слаженность в составе воинских частей, к которым приписаны.

7. Денежное обеспечение. Сейчас И.Апаршин заявляет (и очень конструктивно!) об искривлении в структуре денежного обеспечения военнослужащих – в том плане, что основную его часть составляют не выплаты за звание-должность-выслугу (как должно быть), а различные доплаты. Однако в 2006 году Минобороны признавалось (цитата): «65% ежемесячного денежного обеспечения военнослужащего составляют различные доплаты и премии»…

8. Вещевое обеспечение. МО в 2006 году давало такие цифры (цитата): «Обеспеченность основными предметами обмундирования составляет 65% минимальной потребности». Минимальной потребности…

Список можно продолжать. Но к чему мы это всё?

Да к тому, что нынешний процесс развития и реформирования армии можно (и нужно!) критиковать – конструктивная критика остро необходима. Но при этом крайне важно, чтобы новое военно-политическое руководство продолжало те позитивные процессы, которые идут в ВСУ последние пять лет, когда страна в условиях войны забирала у и без того плачевной «социалки» деньги на ВСУ. И мы очень надеемся, что это самое руководство не вернется к подходам 2006-го года. Ибо тогда очень скоро станет грош цена всей сфере обороны Украины.

Дмитрий Тымчук
FB

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-