Виктор Киктенко, президент Украинской ассоциации китаеведов
Нам важно иметь свое мнение о Китае, а не то, что скажет Брюссель или Вашингтон
13.05.2019 16:00

Рабочий стол президента Украинской ассоциации китаеведов, редактора журнала «Украина-Китай» Виктора Киктенко рассказывает о своем хозяине достаточно красноречиво.

Мы видим здесь несколько выпусков журналов «Украина – Китай» (прекрасная полиграфия, кстати). Здесь и книга об известном британском исследователе Китая Джозефе Нидеме, который изменил взгляд на то, как развивалась человеческая цивилизация, и доказал, что существует отдельная, отличная от европейской, китайская наука, и который интересовался даже даосской алхимией, в частности, методами бессмертия. И собрание исследований о Поднебесной киевского профессора Бориса Курца, который был репрессирован в 1934 году.

Виктор Киктенко показывает нам монографии Института востоковедения им. А. Е. Крымского НАН Украины, в котором он работает заведующим отдела Азиатско-Тихоокеанского региона, и говорит, что на днях эта библиотека пополнится еще одной книгой его авторства по истории украинского китаеведения – с XVIII века и до современности.

Наш разговор – о феномене быстрого роста Китая, о внешнеполитических инициативах Поднебесной и о возможностях, которые открываются для Украины.

КИТАЙ — ЕДИНСТВЕННАЯ ДРЕВНЯЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ, КОТОРАЯ РАЗВИВАЕТСЯ НЕПРЕРЫВНО

- Виктор, на ваше увлечение Китаем больше повлияло историческое образование или философское?

- С исторического начиналось. Во время учебы на историческом факультете в Сумском педагогическом институте им. А. С. Макаренко я написал студенческие работы, посвященные Китаю, и успешно защитил дипломную работу, в которой изучалось формирование институтов имперской власти в период династий Цинь и Хань. Но для полного понимания этого процесса надо было привлекать изучение идей древнекитайских философских школ, сформировавших базовые концепты государства этой страны.

- Изучение Китая в течение многих лет меняло вас как личность? Вы видите отпечаток Китая на собственном характере, на собственном мировоззрении, на собственном быту? Например, вы больше стратег или тактик? Вам свойственно спешить или неторопливо созерцать?

- Если серьезно, то я все же придерживаюсь той мысли, что исследователь должен держать дистанцию от объекта своего исследования. Если эта дистанция исчезает, тогда ты уже не можешь даже надеяться на объективность. При этом, конечно, что-то влияет на тебя – культура, дискуссии, способ общения с людьми, но дистанция необходима для того, чтобы не стать в данном случае «китайцем». Лично знаю людей, которые настолько увлекались Китаем, что через некоторое время превращались в носителей этой культуры и теряли возможность критического восприятия. Уверен, что это ложный путь для китаеведа.

- Вы долгое время занимались этой страной, изучали ее историю, философию, и вот, когда впервые попали в Китай, какими были ваши эмоции?

- Я очень хорошо помню свои первые впечатления – ощущение большой разницы между теорией и реальной жизнью. Для того, чтобы действительно понять любую страну, надо бывать там постоянно и иметь дело с живой культурой.

- В каком году вы впервые посетили Китай?

- Первый раз - в 2004 году, довольно поздно. Я учился в 90-х годах в аспирантуре, когда еще было сложно попасть в Китай. И вообще, в то время мы смотрели на человека, который работал или тем более учился в Китае, как на «божество». Людей, которые знали китайский язык, было в Украине единицы. Сегодня уже все по-другому. К счастью, уже есть сотни украинцев, которые учились в китайских университетах и владеют китайским языком на высоком профессиональном уровне. Очень хорошо, что они изучают страну не только через книги, а непосредственно в самом Китае, уникальной стране-цивилизации, единственной древней цивилизацией, которая развивается непрерывно.

- Вы видите Китай в поездках 15 лет. Для Китая как бы вы их охарактеризовали?

- Быстрые темпы роста. Изменения, которые можно увидеть не только за 15 лет, а даже каждые полгода. Любой человек, который часто посещает Китай, это может подтвердить. Достаточно сказать, что Китай осуществил самую быструю научно-техническую революцию в истории человечества.

СТРОЯТ СОЦИАЛИЗМ С КИТАЙСКОЙ СПЕЦИФИКОЙ

- На протяжении трех десятилетий Китай демонстрирует 10-летний прирост ВВП. Собственно, еще в 2007 году они перегнали Японию и стали второй экономикой мира, и уже через несколько лет их экономика превышала японскую в 2,5 раза. Каковы основные факторы этого успеха, такого мощного прогресса?

- Это касается не только Китая, а стран Восточной и Юго-Восточной Азии в целом, в которых произошли все экономические чуда второй половины ХХ – начала ХХІ века. Речь идет о так называемом конфуцианско-даосско-буддийском регионе, цивилизационные ценности которого определили успех модернизации и социально-экономических преобразований. То есть не только дешевая рабочая сила, но и государство-семья, прагматизм, меркантилизм, коллективная ответственность и дисциплинированность. Китай – это один из наиболее ярких примеров относительно достижений в торговле, коммуникациях, росте еще с древних времен в истории человечества. Например, именно Китай дал миру бумажные деньги. То есть, современные достижения Китая – это развитие присущих данной цивилизации черт на новом историческом этапе. Отдельно необходимо отметить, что, если в центре вселенной западной цивилизации находится человек, его личность, откуда и происходят права человека, то в китайской культуре личность возможна только во взаимоотношениях с другими. По моему мнению, именно такое построение общества дало странам конфуцианско-даосско-буддийского региона возможность достичь высокой эффективности труда на современном этапе развития.

- Но “семейный” принцип, пожалуй, не единственный...

- Нет-нет, здесь надо вспомнить, что на это впервые обратил внимание известный немецкий социолог Макс Вебер, когда он сравнивал протестантизм и конфуцианство — и это правильно. Почему? Потому что они очень схожи в этих мировоззренческих ориентирах, прагматизме, стремлении к успеху, к накоплению богатства. Все это «мировоззренческое» совпало, можно сказать так, с капиталистическим подходом, который существует сегодня в мире. Почему этот успех невозможен, например, в Индии или арабских странах? Потому что просто нет этого совпадения... И надо напомнить, что когда-то марксизм так и не решил вопрос так называемого азиатского способа производства. Состоялись две большие дискуссии в 20-30-х годах и затем в 70-х годах XX века, которые должны были ответить, как функционируют экономики азиатских стран, но ответа до сих пор нет. Маркс выделил этот способ производства, но не смог дать дефиниции, и сегодня точного определения, что такое экономика Китая, не существует. Мы лишь можем констатировать наличие комбинирования свободного рынка и жесткого контроля со стороны государства и партии, что является определенным балансом между западной наукой, подходами к планированию и чисто китайским методами управления. Кстати, не случайно мы постоянно слышим, что Китай строит социализм, но с китайской спецификой. И вот эта «китайская специфика» является центральной для понимания любых процессов, которые сегодня происходят в Китае. То есть это сложное сочетание традиций и модерна, потому что никуда не делись давние структурные компоненты китайской цивилизации, которые, правда, существуют в измененном виде.

- Я видела во время поездки в Китай, когда вечером на современной пешеходной улицы Пекина с цветниками в европейском стиле, модерновыми инсталляциями, китайцы включают приемник и устраивают коллективные национальные танцы...

- Правильно, община, родственные связи, дисциплинированность – вот это все то, что присуще этим обществам конфуцианско-даосско-буддистского региона.

“ОДИН ПОЯС, ОДИН ПУТЬ” — ЭТО ВОЗМОЖНОСТИ ДЛЯ УКРАИНЫ

- У нас очень много Китая вокруг: почти вся бытовая техника, часто бирки на нашей одежде - это “Made in China”, даже если это какие-то европейские бренды...

- Даже если это Apple.

- Но в то же время, почему в Украине так мало Китая во внешней политике, в экономическом сотрудничестве, в культуре, а следовательно и в информационной плоскости? Ориентация на Европу, очевидно, не исключает взгляды на восток?

- Абсолютно точно. Они должны дополнять друг друга. Но, к сожалению, это чисто украинская проблема. Если говорить о Китае, то он готов сотрудничать с любой страной мира, если она этого захочет и это, кстати, очень давний подход внешней политики Китая – равноудаленность от всех. Кстати, Китай практически никогда не входил в альянсы. Это касается и определенных прогнозов относительно возможного альянса с Россией – этого просто не может быть! Китай — страна-центр. Чжунго (самоназвание страны) – чжун – середина, го – это страна, то есть страна, которая находится в центре. К сожалению, за все 27 лет Независимости наша страна не выработала долгосрочной программы отношений с КНР... А Китай – это страна-стратег, и она не понимает, если постоянно меняют правила игры, если нет постоянно действующей программы, а после смены власти может кардинально меняться отношение к этой стране. Именно поэтому мы и не видим весомых результатов, которые, например, есть у Польши или у Беларуси.

- Или у Грузии...

- Или у Грузии.

- В конце концов сегодня есть уникальный шанс исправить эту ситуацию с помощью инициативы «Один пояс, один путь».

- Он инклюзивный, этот проект Китая, который они называют инициативой - то есть это не альянс, не блок, не организация, а это возможность сотрудничества. Если есть желание – давайте договариваться, давайте сотрудничать, нет – никто не будет давить. Поэтому Китай, скажем так, совершенствует подходы сотрудничества с миром, но, к сожалению, мы не меняемся, у нас нет четкой и устойчивой позиции. Вы обратите внимание, что мы сейчас подписали на этом форуме? Два года назад мы подписали меморандум о вступлении, а сегодня мы подписали более детальный меморандум о вступлении. И это уже даже не смешно, правда - когда мир меняется так быстро, так стремительно, а мы за два года только дошли до того, что подписали более детальный план?... Ну, я поздравляю всех нас с этим достижением, что у нас есть более детальный план!

- Собственно, нам, журналистам, присущ больший скептицизм и цинизм, может, чем вам, ученым... Вообще, можем ли мы верить тому, что эта инициатива – это реально политика открытости, инвестиций, помощи тем странам, которые слабее в экономическом плане? Или, может, все таки стоит рассматривать эту инициативу как экспансию Китая на запад?

- Давайте посмотрим на мир и поймем, что Китай – это фактически вторая, а, по прогнозам Блумберга, до 30-х годов, скорее всего, и первая экономика мира. В соответствии с этим статусом страна меняет свое поведение во внешней политике. А после того, как Трамп отказался, а Си Цзиньпин поддержал глобализацию, то стало ясно, что сегодня именно Китай поддерживает вариант развития мира как глобализированного.

То есть Китай – это страна-лидер, которая, конечно, защищает и продвигает свои национальные интересы, но при этом предлагает миру не какие-то китайские хитрости или исключительно китайскую игру, а собственный вариант общего мироустройства.

Понятно, что Украина постоянно будет находиться в асимметричных отношениях с этой страной-гигантом, однако вполне возможно построить такую модель отношений, которая позволит защитить наши собственные национальные интересы и добиться высокого уровня сотрудничества с КНР. Еще раз хотел бы подчеркнуть, что Китай предлагает многополярную модель мира, где бы не было одного лидера (США или любая другая страна), и выступает против сворачивания глобализации и продолжает развивать интеграционную инициативу «Пояса и Пути».

Что нас может здесь пугать, не знаю... А любое дело, любой бизнес, любые отношения могут быть и неправильно развиты, поэтому это вопрос к правительству, к ученым, к экспертам – как выстраивать эти отношения, чтобы защитить собственные интересы. Однако сама по себе инициатива «Пояса и Пути» - фактически новый этап развития внешней политики КНР, открытой и инклюзивной по своим принципам.

- Какие отрасли украинской экономики выиграли бы больше всего от участия в этой инициативе?

- Это уже давно известные направления, о которых мы постоянно слышим последние годы во время различных двусторонних встреч: аграрный сектор, энергетика и логистика. Однако осуществленных проектов именно в рамках этой инициативы еще не существует.

- Вы так однозначно положительно воспринимаете эту инициативу, но почему же тогда в Европе такое разное отношение к проекту? Например, когда Италия подписала меморандум и присоединилась к инициативе, на нее обрушился шквал критики со стороны Германии.

- Потому что Германия получает из Китая больше инвестиций, чем все европейские страны... Это конкуренция... Такая же, кстати, как конкуренция между Украиной и Польшей, потому что у нас схожие возможности в развитии отношений с КНР. Кстати, в начале развития инициативы «Пояс и Путь» было интересно наблюдать, как разные страны брали на себя великую миссию мостика между Европой и Азией. Об этом можно было услышать и от украины, и от Венгрии, и от Беларуси и др.

Многие хотели стать главным партнером в деле построения этого Нового Шелкового пути. Но Китай никогда не оказывал таких преференций ни одной стране и наоборот настаивал на равных возможностях для каждого участника. Показателен здесь пример создания формата сотрудничества Китая с восточноевропейскими странами «16+1». Польша предлагала свое неформальное лидерство в этом объединении, но Китай отказался от такого предложения и показал таким образом, что каждая страна этого формата важна для него. Китай также понимает, что политические вопросы – это граница, к которой не надо подходить, потому что в Европейском Союзе это воспринимается настороженно.

-Почему?

- Существуют такие мнения, что инициатива «Пояс и Путь» направлена на то, чтобы разрушить Европейский Союз. Я не думаю, что это правда. Каждая из европейских стран страдает от чего? От недостатка денег. Потому что без инвестиций экономика не растет. Здесь логика очень проста: Китай - это единственная страна в мире, у которой сегодня есть необходимые деньги для того, чтобы инвестировать в любую другую страну в мире.

- А почему единственная?

- А кто еще?

- Америка, например.

- И где эти инвестиции? Какой там рост экономики? Чем занимается Трамп? И опять же, там сворачиваются идеи глобализации, а здесь наоборот – Китай видит «Пояс и Путь» в качестве продолжения развития собственной экономики.

Более того, КНР больше не региональная страна, и хотя, по их собственному определению, это страна, которая развивается, но ее развитие имеет колоссальное влияние на мировую экономику, научно-технологическое развитие и т.д. Добавлю, что сегодня мы видим и мощный военно-политический рост Китая.

Я согласен с теми учеными и экспертами, которые говорят о завершении эпохи Дэн Сяопина, когда Китай занимался исключительно внутренними вопросами, которые прежде всего касались социально-экономического развития. Сегодня, после прихода к власти Си Цзиньпина, происходит формирование новой внешней политики КНР, в интересы которой входят Европа, Ближний Восток, Южная и Юго-Восточная Азия, Африка и Латинская Америка. То есть Китай уже сегодня является глобальным игроком. И, кстати, не в последнюю очередь это следствие коллапса Советского Союза, а сегодня на этот процесс влияет сворачивание Соединенными Штатами своей функции страны глобального уровня.

-Выглядит так, что никаких рисков от сотрудничества с Китаем нет?

-Существуют ли риски? Существуют. Надо ли защищать собственные национальные интересы? Надо. И не имеет значения, маленькая это страна или большая.

Но опять же, сегодня Китай – это большие возможности. И для Украины сегодня важно найти взаимовыгодную модель отношений и придерживаться ее, выстроить план сотрудничества с китайской стороной на десятилетия вперед и не менять правила игры. Вот тогда все будет хорошо.

Сегодняшнее положение вещей таково, что Китай не очень хорошо понимает, как Украина относится к нему и как она будет дальше развиваться. Поэтому Китай будет ждать понятных месседжей от нашего Президента и Правительства в виде конкретных планов.

Я часто общаюсь с разными китайскими учеными и экспертами, которые все едины в мнении, что необходима понятная программа отношений между нашими странами, которой сегодня, к сожалению, не существует. Кто у нас знает, что была и уже закончилась «Программа развития отношений стратегического партнерства на 2014-2018 гг.». Кто-то ее видел? Что там выполнено? Мы этого не знаем. Есть ли какие-то достижения? Мы этого не знаем.

ЗА ПОСЛЕДНИЕ 40 ЛЕТ ИЗ БЕДНОСТИ ВЫШЛО 600 МИЛЛИОНОВ КИТАЙЦЕВ

- Но давайте поговорим и о демократии. Понятно, что Китай - страна-великан, вторая экономика мира, но у всех, я думаю, есть такая определенная тревога относительно собственных представлений о неразрывности экономического процветания и демократии. А здесь - наоборот. Сумасшедшие темпы роста, и при этом - отсутствие демократических свобод. Как должны чувствовать себя украинцы и европейцы, которые за эти идеалы революции устраивали, погибали?

- Еще раз повторяю, это общество, которое построено совсем по другим принципам. И даже если мы берем, например, Японию, где есть парламент, где есть конституция, свободы и все такое, все равно – это страна, которая отличается от западной цивилизации, она, прежде всего, азиатская. Украинец или любой другой западный человек будет себя не очень комфортно чувствовать в этом обществе - не как турист, а как часть этого общества. То есть просто надо воспринимать как факт, что это ДРУГАЯ страна.

Самая большая демократия в мире? - Индия. Но последняя шутка от представителя этой страны, которая мне понравился, что Индия – это самая большая демократия в мире в самой темной стране мира. И это обыгрывание смыслов: не только темная из-за отсутствия освещения, а темная потому, что есть проблемы с образованием и со всем остальным... То есть вопросы к тому, как воспринимать демократию в Индии.

Настоящая демократия – это всегда высокий уровень развития общества и науки. Как раз сейчас Китай отмечает сотую годовщину «Движения 4 мая» - это движение интеллигенции в 1919 году за обновление Китая, которое опиралось именно на науку и демократию. Но это развитие имело свои особенности, и интересно, что в Китае сегодня утверждают, что в стране строится демократия для всех китайцев (общество сяо-кан), в отличие от западных стран, в которых демократия существует только для богатых.

И к тому же, сколько можно привести примеров полноценных демократий, к которым, например, не принадлежат Соединенные Штаты? Их очень немного в мире.

- Это старая Европа.

- Старая Европа, да. И не вся. Поэтому движение, которое происходит в Китае, оно не направлено на построение западного общества, это надо понимать. И это не плохо и не хорошо, это просто другое общество, которое по-другому развивается. Это, возможно, сложно воспринять западному человеку, но это так и есть. Это действительно другой мир, словно другая планета.

- О науке и демократии, это же актуально и для Украины?

- Абсолютно точно.

- То есть мы и, в частности, после последних президентских выборов можем констатировать, что демократия уже сложилась , а вот с наукой...

- С наукой есть проблемы, которые, увы, существуют все годы Независимости - недофинансирование, отток молодых кадров в страны, где им предлагаются более широкие возможности, - к сожалению, не решены.

- Будет обидно, если китайцы из этого коридора экономического оздоровления войдут, наконец, в демократию, а мы из демократии так и не придем к процветанию.

- По моему мнению, было бы очень интересно, если бы математики и социологи исследовали возможности демократии западного образцового типа для такой страны как Китай – на таком уровне социально-экономического развития и с населением в полтора миллиарда. Нам сложно решать задачи развития страны с населением порядка 40 миллионов, а это - два крупных города в Китае... То есть, вы представляете, насколько это разный уровень задач в управлении страной. При этом китайское правительство ставит задачу достичь качественно нового развития общества.

- Общество состоятельных.

- Да, чтобы все были одинаковы состоятельны. Поэтому, одна из главных задач китайского правительства – это преодоление бедности. За последние 40 лет из бедности вышло более 700 миллионов китайцев. Вы можете себе это представить?! Страна прошла за очень короткий период времени путь от преодоления бедности к значительным достижениям не только в экономике, но и в решении таких сложных технологических задач, как, например, осуществление космической программы.

- У них расстреливали за коррупцию... Они могут себе позволить свободные экономические зоны. У нас же безналоговая зона - это была бы дыра для коррупции и контрабанды, а не развития.

- В Советском Союзе тоже много расстреливали, и что? Кстати, что касается расстрелов, то уже много лет смертные приговоры выносятся, но очень часто не осуществляются. Несколько лет человек ждет, а потом ему заменяют смертный приговор на пожизненное заключение. То есть это не такое массовое явление, как иногда пишут в наших СМИ. Это один из мифов. Но борьба с коррупцией действительно идет.

ЗАХВАТ КИТАЙЦАМИ СИБИРИ — ЭТО МИФ

- Мы видим у вас на столе журналы, посвященные Китаю. 20 лет исполняется вашему детищу, вы являетесь соучредителем и главным редактором журнала «Украина - Китай». Какова миссия этого издания? И стоит ли овчинка выделки, то есть оправданы ли поиск финансирования, время, вложенные усилия?

- Конечно! Во-первых, это просвещение. Знания украинского общества о Китае ничтожно малы. И я согласен с вами, что в наших СМИ, к сожалению, очень мало пишут о Китае, мало экспертных оценок. А нам необходимы оценки и взгляд именно украинцев, а не только повторение того, что говорят в Вашингтоне или в Брюсселе, потому что у них свои интересы, и свои взгляды. Нам важно формировать свой взгляд на Китай и на мир в целом.

Это вопрос более сложный, он касается не только Китая. Мне кажется, что нам не хватает этого глобального взгляда в современном глобальном мире. Мы, к сожалению, и это не только связано с последними событиями, сосредоточены на какой-то небольшой географии: Россия – враг, это понятно; есть Европа, как цель. То есть абстрактная цель, конкретный враг, но мир намного больше. Мне кажется, что победа заключается в том, чтобы выйти за эти рамки и начать воспринимать мир максимально широко, поскольку это мир колоссальных возможностей. Китай - это одна из стран, которая такие возможности предоставляет.

В свою очередь журнал «Украина - Китай» направлен на расширение представлений украинцев о Китае и на промоушен отношений наших стран. То есть Китай должен быть не формальным, а реальным стратегическим партнером Украины. Например, существует такое мнение, с которым я согласен, что Китай мог бы помочь реиндустриализации Украины, что является одной из составляющих для решения проблем экономического развития нашей страны.

- Бытует мнение, что Китай понемногу то осваивает, то захватывает восточные земли России, мол, китайцы самовольно заселяются там и продолжается ползучая экспансия.

- Вывод социологов и демографов противоположный – никакого заселения китайцами Сибири и Дальнего Востока РФ нет. Более того, последние годы наблюдается сокращение численности китайцев, которые постоянно проживают в России, потому что они сегодня люди состоятельные и ищут места, где удобно жить и вести бизнес. Россия к таким странам не относится. Кроме того, нет значительных китайских инвестиций в российскую экономику, не реализуются крупные проекты, помимо энергетической сферы (газ, нефть). Вообще Китай, насколько я могу оценивать, очень осторожно относится к развитию отношений с Россией, потому что это может усиливать Россию, а в этом китайская сторона не заинтересована. То есть, еще раз: захват китайцами Сибири – это миф. Китайцы не хотят жить в холоде и дискомфорте.

НЕТ ДРУГОЙ СТРАНЫ В МИРЕ, КОТОРАЯ БЫ ТАК ТЩАТЕЛЬНО ИЗУЧАЛА ЗАПАДНУЮ ФИЛОСОФИЮ

- И не можем в интервью миновать еще одной вашей ипостаси — доктора философских наук. От Конфуция до коммуниста-рыночника Си Цзиньпина, чем дышит сегодняшняя философия Китая?

- Сегодняшняя философия Китая сочетает в себе два течения. Во-первых, происходит настоящее возрождение традиционной китайской философии, которая в первую очередь касается конфуцианства – создаются академии, общества, проводятся международные научные конференции. Во-вторых, без преувеличения можно сказать, что Китай - лидер среди незападных стран в изучении западной философии. В последние десятилетия на китайский язык переведены полные собрания сочинений известных западных философов (например, Гуссерль, Хайдеггер, Кине и др.) Сегодня Китай тщательно учится и берет все лучшее, что существует в западном мире, что касается и западной философии. Однако все это происходит в условиях доминирования марксистской философии, на важности которой недавно акцентировал Председатель КНР Си Цзиньпин.

- Берут самое лучшее не только в философии. Они все изучают ради своей выгоды, нельзя не упомянуть в этом контексте и об истории с украинским авианосцем «Варяг».

- Сегодняшний китайский «Ляонин». А «Варяг» был продан по цене металлолома.

- Это опять же вопрос к нам, что по цене металлолома. Правда, они его купили якобы для казино, а потом из него сделали полноценный первый на вооружении авианесущий крейсер.

- Сегодня у китайцев есть уже авианосец собственного производства. Китайцы очень быстро учатся. Мы, например, помним первые китайские автомобили или телефоны, которые были очень низкого качества. Но прошло не так много времени и сегодня, например, смартфоны компании Huawei очень успешно конкурируют с соответствующей продукцией Apple и Samsung. Более того, современные научно-технологические достижения Китая вышли на уровень развития мировой науки, о чем свидетельствуют космическая программа, исследования в области искусственного интеллекта, создание суперкомпьютера и многое другое.

- Вы возглавляете Украинскую ассоциации китаеведов, и понятно ваше комплиментарное отношение к этой стране. Но готовы ли в чем-то критиковать ее?

- Прежде всего, отмечу, что в самом Китае официально признают наличие разных сложных проблем в развитии страны. Интересно, что бывший Председатель КНР Цзян Цзэминь дал определение роли Мао Цзэдуна таким образом: это великий человек, у которого было 75% достижений и 25% ошибок. Китай – это очень разносторонняя в своем региональном развитии страна, которая продолжает решать сложные проблемы модернизации и осуществляет Политику реформ и открытости в новую эпоху. А перед украинскими китаеведами стоит задача критического изучения этих сложных процессов, что в итоге должно дать не только правильное понимание этой страны, но и помогать в подготовке эффективных решений для дальнейшего развития украинско-китайских отношений, которые сегодня должны формироваться в условиях инициативы «Пояс и Путь».

Любовь Жаловага, Лана Самохвалова. Киев.

Фото: Геннадий Минченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-