Евгений Быстрицкий, президент Украинского философского фонда
Без взаимной критики в монокоманде хорошее дело будет провалено
18.09.2019 20:50

Он не политик, не чиновник и не принимает судьбоносных государственных решений – но опосредованно влияет на все, что движет общественные процессы в Украине. Он не дипломат, но его мысли часто становятся тезисами для лидеров государства. Он не олигарх – но открыто распределял десятки миллионов долларов. В его мобильном, который он имеет привычку носить в кармане рубашки, возле сердца, – телефоны всех, кто был, есть и, вероятно, будет во власти. А еще его называют «крестным отцом гражданского общества».

О политическом цейтноте Зеленского и будущем трудоустройстве Порошенко, стагнации режима Путина и почему не надо мифологизировать настоящий героизм Бандеры и Шухевича, прагматичности Сороса и дальновидности Фукуямы Укринформ говорил с известным философом и общественным деятелем Евгением Быстрицким.

ГЛАВНАЯ СТАВКА «ИГРЫ В МОНОПОЛИЮ» – ЛИЧНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗЕЛЕНСКОГО

- Евгений, здравствуйте. Мы долго мечтали о единой команде «парламент-президент-правительство», которая совместно будет работать на развитие Украины. Наконец получили. Имеем де-факто подконтрольное президенту монобольшинство в парламенте и контролируемое правительство. Вас не пугает такая чрезмерная концентрация власти?

- Здесь существует опасность, потому что власть развращает, а моновласть развращает, так сказать, монопольно, то есть безусловно. Среди представителей разнообразной команды «слуг» мы уже сейчас видим определенные признаки распущенности отдельных депутатов, которые позволяют себе пренебрежительное отношение, в частности, к журналистам. Пока что я вижу, что их руководители на это реагируют и пытаются извиниться. Но это признаки того, что некоторые из набранных в это монобольшинство чувствует себя безнаказанным, по крайней мере этично.

Поэтому в этой «игре в монополию» стоит использовать формулу «чем хуже, тем лучше» – лучше для оценки не по намерениям, а по делам. Дело в том, что с тех, кого избрало большинство избирателей, проголосовав за честную народную власть, будет и соответствующий запрос на честность и справедливость, в том числе и на уровне человеческого поведения. И главная ставка «игры в монополию» – личная ответственность Зеленского. Впрочем, это сейчас персональный уровень единичных оценок. Сегодня трудно судить о делах, которых не так и много, хотя уже можно говорить о тенденциях и ожиданиях от новой властной команды.

- Попытки влиять на антикоррупционные органы, переизбрание ЦИК, атака на Кличко... Не свидетельствуют ли эти инициативы власти о последовательной узурпации власти? Не окажемся ли мы в стране, в которой, как предполагает Виталий Портников, «Сенцов будет диссидентом и будет говорить равнодушному обществу не нужную ему правду»?

Вряд ли кому-то удастся узурпировать власть после ощущения нами народовластия Майданов

- Думаю, рано говорить о диктатуре и узурпации. То, что мы наблюдаем в парламенте, – ускоренное принятие законопроектов, инициированных властью, или таких, которые долгое время не принимались, несмотря на благие разговоры предшественников, – говорит, скорее, о концентрации власти в одних руках президента или узкой группы вокруг него. Он сам довольно искренне сказал в своем выступлении на форуме Ялтинской европейской стратегии (YES), что ему нужен быстрый и правильный результат, хотя и признал: при этом могут быть ошибки. Впрочем, вряд ли в наших условиях, даже при большом желании узурпировать власть, о чем многие говорят, это удастся после ощущения нами народовластия Майданов. Украина все же - не Россия.

Кроме того, организация депутатского монобольшинства – непростая вещь. Согласно провозглашенному ими условию исключения коррупции, то есть отсутствию других доходов и привилегий, чем предусмотрено депутатским статусом, – единство должно держаться на осознании высокой миссии народного избранника. И здесь есть сложность: команда способна будет удерживать единство до тех пор, пока эта миссия будет успешной. То есть лишь при условии некоррумпированного парламентаризма. Особенно в глазах населения. Проблемы, которые, безусловно, будут возникать и во внутренней, и во внешней политике, способны разрушать сегодняшний монолит большинства.

Здесь, конечно, есть основание для гражданского общества для мониторинга честности и подотчетности деятельности депутатов.

- Целая команда, однако, не состоит только из народных депутатов «Слуги народа». Уже работает новый Кабмин. Что бы вы сказали о кадровых назначениях и ожиданиях от деятельности новой исполнительной власти?

Коррупция будет преодолена не только построением сильных государственных институтов, но и новой культурой управления

- Фактически до YES мы только слышали об этих достаточно решительных кадровых изменениях. И могли судить о новоназначенцах или на основе собственного знания отдельных лиц, или из информации, которую сегодня легко найти в интернет-пространстве. Одним из успехов нынешнего форума YES как раз и были публичные выступления Зеленского как de facto лидера исполнительной команды, Гончарука и нескольких ключевых министров нового кабинета.

Мои впечатления в целом положительные, хотя есть и оговорки. Главное, что перед нами предстала энергичная, активная, искренняя и достаточно образованная команда, большая часть которой имеет западное образование. Это действительно новое поколение украинцев времен независимости – раскрепощенное, настроенное на динамичные реформы. Избиратели хотели новую власть – и получили новых и молодых управленцев. Их риторика привлекает, особенно когда президент представляет программу социально-экономического развития, а премьер уверяет: мы с командой пришли в правительство изменить страну и тотально обновить власть – это сигнал против коррупции, коррупция будет преодолена не только построением сильных государственных институтов, но и новой культурой управления.

- Евгений, сегодня многие в Украине обеспокоены тем, что власть прекратила полномочия ЦИК. Объявлена полная ее ротация. Вы сами назвали это политическим решением. Процитирую вас: «Возникает вопрос о скрытых истинных мотивах этого решения».

- Этот пример демонстрации власти указывает на определенные опасности такого монокомандного стиля управления. Первая из них – это отсутствие определенной независимости исполнительной власти. Премьер прямо говорит: народ сделал ставку на президента, который является камертоном, а президент сделал ставку на нас; мы – партнеры, команда.

Ротация ЦИК - политическое решение, на которое новая власть полностью имеет право. И должна была бы это честно признать с самого начала

То есть даже при условии политически сомнительных решений, таких как, например, смена ЦИК, очевидно, что со стороны молодых технократов не появилось ни одного замечания относительно такого решения главного лидера команды. Впрочем, хуже, что и со стороны спикера парламента, я уже не говорю о народных депутатах из правящей партии, мы не услышали никакого сомнения в открытости действий и решений новой власти. Вместо того, чтобы сразу заявить о политичности решения по смене состава ЦИК, начались поиски негативов в отношении членов комиссии, которая на глазах у всего мира провела беспрецедентно честные и свободные выборы. В конце концов, на политической панели YES под давлением публичного запроса руководителя «Голоса» представительнице монобольшинства не осталось ничего, как признать чисто политические основания принятия решения о смене ЦИК.

- Как бы вы прокомментировали эти «скрытые мотивы»? Это о местных выборах? Или, если принять во внимание перспективу местных выборов, связаны с возможностью выборов на оккупированных территориях – также о выборах в ОРДЛО? Например, Андрей Пионтковский считает, что «Украину готовят к скрытой капитуляции».

- Ротация ЦИК - политическое решение, на которое новая власть полностью имеет право. И должна была бы это честно признать с самого начала, несмотря на всю критику этого решения. Почему это не было сделано, и вызывает вопросы об истинных мотивах? Это – точка закрытости новой власти, несмотря на все ее заверения в открытости «народовластия», намерениях советоваться с народом по всем ключевым вопросам страны. Возможно, версии, которые вы озвучили, в определенной степени правильные. Но говорить наверняка мы сможем только судя по делам.

Единственное, что можно сказать сегодня, основываясь на заявленных намерениях, – это то, что без внутренней демократии, дискуссии и, возможно, взаимной критики отдельных ветвей власти в рамках монокоманды хорошее дело им не сделать. Ну, и, конечно, публичности разработки и принятия тех или иных решений. Я уверен, что закрытость и так и не налаженный диалог с обществом, особенно гражданским обществом, были главной причиной поражения послемайданной власти, на которую мы делали высокую ставку.

ПОРОШЕНКО НЕ УДАЛОСЬ ПРЕОДОЛЕТЬ НЕОНОМЕНКЛАТУРНЫЙ СТИЛЬ УПРАВЛЕНИЯ, КОРРУПЦИЯ ЭВОЛЮЦИОНИРОВАЛА

- Немного еще о новой исполнительной власти. На первой же пресс-конференции премьер Гончарук признал, что «Украина в предыдущие годы двигалась в правильном направлении, но медленно». Мы не видим динамики, а она могла бы ускорить как развитие Украины, так и реинтеграцию Донбасса — что было бы как кость в горле для того же Путина. Почему Порошенко недостаточно продвигал реформы, понимая это?

Самая главная проблема предыдущей власти была в том, что она осталась полузакрытой

- Одной из главных задач новой власти является не просто продолжить реформы, а обеспечить их существенное ускорение, динамику, их невероятное усиление, чтобы в конце концов достичь более видимых результатов, чем это было при предыдущей власти. Предыдущая власть реально начала реформы, если не с нуля, то с очень низкого старта. Ей надо было найти людей, которые бы эти реформы воплощали, преодолевая ту инерцию сопротивления, которая была на всех уровнях – руководителей производств, госучреждений, даже олигархата. Сделать это можно было с помощью новых представителей политикума — на уровне парламента, Администрации президента, Кабинета министров. Также те, кто пришел к власти, а главное — президент, должны были персонально быть готовыми к решению первых двух вопросов.

Самая главная проблема предыдущей власти, как оказалось, – и сейчас мы можем это оценить, – была в том, что она осталась полузакрытой. Она была вынуждена опереться на «старых» политиков, потому что обновление было незначительное – 40%, фактически во власти сохранилось влияние «старых» кадров. Кроме того, психологически президенту не удалось преодолеть то, что я бы назвал неономенклатурным стилем руководства. То есть происходили перетасовки в своем окружении тех персон, которые так или иначе уже были при власти. То есть была инерция всей системы и психологическая неготовность главы государства решительно, радикально проводить реформы.

То, против чего боролись в том числе на Майдане, продолжается

- Никуда не исчезла и коррупция...

- Фактически было продолжение или даже развитие тех самых внутренних связей, серых схем между крупным бизнесом, который мы называем олигархатом, и политической верхушкой. Эти схемы эволюционировали, и общество почувствовало, что коррупция не уменьшается. То есть то, против чего боролись в том числе на Майдане, продолжается. И самое главное требование – чтобы власть была подотчетна и прозрачна – не было выполнено. Все это привело к стагнации реформ.

Я приведу простой пример. Если на старте реформ был большой уровень вовлеченности в них независимых общественных экспертов, то впоследствии парламент, не без поддержки со стороны президента, принял закон об электронных декларациях для антикоррупционных активистов. Фактически это было очевидным проявлением того, что вся государственная система начала сопротивляться реформам. Президент подписал эту поправку к закону. Это указывало на его позиционирование относительно реформ, на то, что он не настроен радикально продолжать, усиливать их. Потому что все реформирование, если его свести к единому пониманию, должно было бы быть связано с тем, чтобы создать такую государственную систему, которая была бы подотчетна и прозрачна для самих людей, более демократична.

Поэтому для новой власти, безусловно, продолжение реформ, направленных на демократизацию страны, – все ключевые направления общественной и экономической жизни, включая бизнес, завершение создания ОТГ в процессе децентрализации, открытие рынка земли, реновацию и развитие инфраструктуры, привлечение иностранных инвестиций, преодоление коррупции правозащитных органов в отношении бизнеса, – очень важно. А это невозможно без привлечения гражданского общества.

- Евгений, если мы говорим о новой команде, то мы должны затронуть вопрос не просто о ее перспективах, но и о накоплении элиты в стране. Очевидно, что должна быть определенная преемственность политического опыта руководителей страны, которая сейчас как бы прервана. Будет ли у Порошенко второй шанс? Сможет ли он вернуть себе президентское кресло?

- Я не думаю, что у него будет второй шанс стать президентом. И я не думаю, что у него или у кого-то из прошлых руководителей государства будет даже второй шанс стать премьер-министром. Но я думаю, что если Порошенко выучил уроки от избирателей, от граждан Украины, то он может занять определенное видное место в том, что касается международных отношений. Мне трудно сейчас сказать, какое бы это было место, но то, что его опыт, способности международного коммуникатора, патриотизм и понимание ситуации в Украине должны быть использованы в будущем, не сомневаюсь.

- Однако Зеленский и Порошенко – антагонисты. Сегодня трудно даже предположить какой-то контакт между ними. Возможен ли он в дальнейшем?

- Он просто необходим, и он будет так или иначе через действия в парламенте Украины или в другом, более прямом формате. Особенно в том, что касается сферы внутренней и внешней политики относительно преодоления российской агрессии.

Для Украины не закончились сложные времена в международной политике. Мы видим тенденцию наших западных партнеров на смягчение своей оценки агрессии России. И эта опасность потребует достаточно жесткого подхода со стороны нашего президента к своим западным коллегам. И здесь позиция Порошенко – позиция более радикальная! – очень важна. Она поможет обострять те месседжи, которые будут посылаться наружу.

Дело в том, что политический контакт может быть спорным, полемическим. Но как раз в этом споре он может помогать новому главе государства выстраивать международную политику. То, что новая власть молчит и снисходительно смотрит на правовое сутяжничество вокруг Петра Порошенко, которое развернуто его идейными врагами и противниками Майдана, не делает ей чести.

- В продолжение темы реформ. Что может заставить новую власть добавить динамики в реализации реформ: требования МВФ и ЕС, амбиции президента, давление гражданского общества? Почему власть не озвучивает никаких стратегий?

- Давление обстоятельств. Сегодня проблема в том, что речь не идет об образе завтрашней Украины, о том, какую, собственно, страну мы строим. Говорится преимущественно о преодолении нынешних проблем: мол, спокойно, мы каким-то образом все уладим. Но речь не идет о ценностях, о национальной идентичности. Очевидно, будущее, выбранное нами, – это проевропейское будущее демократической страны, которая строит себя по лекалам прав и свобод человека, открытого рынка, который регулируются государством. Но об этом мы мало слышим! Я думаю, отсутствие этой риторики о будущем, о нашей цели в конце концов будет давать о себе знать.

Сегодня этот перерыв в озвучивании стратегии развития власти прощают. Но неопределенность не может длиться долго. Кстати, на форуме YES премьер-министр отметил, что такая стратегия готовится, и будет частично озвучена на протяжении следующих недель на инвестиционном форума в Мариуполе и представлена к обсуждению в парламенте.

Избиратели выставили оценку не только Порошенко, а и тем партиям, которые фактически ничего существенно другого не предлагали

Поэтому скоро люди будут оценивать реальные действия или бездействие всех ветвей власти, начиная с фактов борьбы с коррупцией и заканчивая тарифами, рабочими миссиями, свободами для среднего и малого бизнеса, состоянием уровня жизни людей и состоянием олигархов и монополистов и тому подобное. Ответы давать придется.

- Почему вы так в этом убеждены?

- Потому что непременно усилятся противостояния внутри общества, а значит, споры во власти. И снова будет напряжение.

- При Порошенко это было, люди не молчали, но, может, надо было «не молчать» громче?

- Последний год-полтора люди далеко не молчали – и общественные активисты, и журналисты не молчали...

Открытости, которая связана с подотчетностью и максимальной открытостью власти, мы не наблюдали. И это была большая ошибка

- Но, тем не менее, ничего не произошло.

- Произошло. Порошенко не переизбрали. И люди прекрасно поняли, что всю элиту надо полностью менять. Вот что произошло! Кроме того, избиратели фактически выставили оценку не только Порошенко, а и тем партиям, которые ничего существенно другого не предлагали – как «Самопомич», или предлагали заумные вещи, чуждые гражданам, как «Батькивщина»...

- А гражданское общество говорило об этом? Имею в виду, лично Порошенко была возможность это донести?

- Были встречи с Порошенко представителей гражданского общества. Я принимал в этом участие. Во-первых, было ясно, что его рейтинг падает, и это подтверждали независимые социологические опросы. А во-вторых, было очевидно, что власть и сам президент были не готовы строить то, что называется публичной коммуникацией – не было постоянного общения с обществом, с гражданами относительно наиболее критических вопросов, особенно коррупции. Той открытости, которая связана с подотчетностью и максимальной открытостью власти, мы не наблюдали. И это была большая ошибка. Мы пытались это донести, и тогда это не было воспринято.

- Вы ему говорили, президент вас не услышал?

- Он это услышал по-своему.

ЛЮДИ ИЗ УЗКОГО КРУГА ЗЕЛЕНСКОГО ИСПОВЕДУЮТ ЦЕННОСТИ UPPER MIDDLE CLASS, КОТОРЫЕ НЕ СОЗВУЧНЫ С ПРОВОЗГЛАШЕННЫМ НАРОДОВЛАСТИЕМ

- А, возможно, это не Порошенко «получил по заслугам», а все мы? И «Сделаем их вместе!» касается всех нас?

- Я бы не обращал особого внимания на предвыборную риторику, которая допускает эмоциональные оценки и неделикатные лозунги. Мы уже с вами говорили об этической несдержанности, распущенности отдельных депутатов из монобольшинства, за которые власть была вынуждена извиняться. Но вы затронули тему, которую я хотел обойти, а теперь об этом стоит сказать. Это касается тех ценностей, просто жизненных ценностей, которые так или иначе исповедует каждый человек. Тем более интересно, а какие жизненные ценности, ориентиры имеют руководители монокоманды? Я говорю о руководстве, поскольку мы уже проговорили об искренности и упорстве молодой команды исполнительной власти.

Если, например, судить по поведению и некоторым высказываниям главы Офиса президента, который недавно во время государственного праздника позволил себе прокатиться на элитный курорт во Франции в компании известных украинцам крупных бизнесменов, то напрашивается определенный ответ. Возможно, ядро людей из узкого круга президента в соответствии с прошлым образом жизни исповедует мировоззренческие ориентиры, которые можно назвать ценностями upper middle class, то есть богатого, высшего слоя среднего класса. Это не миллиардеры и, возможно, не олигархи, те, которые из крупного бизнеса, которые, по крайней мере, не играются последние годы в политику. С ними приятно иметь дело, с ними было выгодно иметь дело в прошлом, – обслуживая их эстетические вкусы. Эта перспектива – быть с ними равными или просто тянуться к их уровню и образу жизни – может быть каким-то важным ориентиром для того круга людей, о котором я здесь говорю. В принципе, в этом нет ничего плохого в современном рыночном демократическом обществе. Почему бы и не ставить для себя такие цели – они, безусловно, могут разделяться многими гражданами, они говорят: «Багатей!», «Зарабатывай!». Впрочем, могут ли они быть главными мировоззренческими, следовательно, и политическими ориентирами для провозглашенного народовластия?

И дело не в том, что они, возможно, ценятся среди новой элиты в стране, которая почти самая бедная по доходам населения среди постсоветских стран. Для меня опасность таких ориентаций в том, что в этой перспективе тяготение к образу жизни капитала, накопленного в предыдущие, не самые прозрачные времена Украины, может возникнуть, если не существует с самого начала, толерантность к олигархату. Может возникнуть, существует уже, политика снисхождения к разрушению связей, особенно теневых, между политикой и крупным бизнесом, что является сутью понятия олигарха. Не потому ли, что после выборов мы не слышим об идее так называемой «нулевой декларации» – не для кого-либо, а для бизнесменов, которых в народе точно назвали олигархами? Риторический вопрос.

- Зеленский сказал, что пришел на пять лет. Не продолжится ли это во времени?

- Это будет зависеть от того, насколько они будут успешны в реформах. Насколько они сохранят «золотую середину» между разными настроениями разных групп населения. Я не думаю, что им это так легко удастся, потому что для этого нужна очень развитая политика. Но если им удастся, то они останутся и после пяти лет, потому что никогда не говори никогда. Хотя Зеленский твердо подчеркнул на том же форуме YES, что будет только один срок. Ему, думаю, можно поверить: с меня довольно, я снова возвращаюсь развивать юмор и сатиру...

ЗАЯВЛЕНИЯ ПРИСТАЙКО ГОВОРЯТ ОБ АДЕКВАТНОЙ ИНТЕРПРЕТАЦИИ НОВОЙ ВЛАСТЬЮ «ФОРМУЛЫ ШТАЙНМАЙЕРА»

- Приведу результаты соцопроса, проведенного Фондом «Демократические инициативы» имени Илька Кучерива. Так вот: более 60% населения уверены, что Украина наконец движется в правильном направлении. Это, как нам говорят, почти в 2,5 раза больше, чем было год назад. Как вам такие данные? Мы говорим, что мы – оптимисты и готовы верить в лучшее будущее, или есть другое объяснение?

- Это психологическое ощущение, когда новая власть перестала подчеркивать антагонизм в ходе украино-российской войны. Потому что люди устали от того пафоса, который сопровождал предыдущую власть и наращивал антагонизм не только на международном уровне, но и в украинском обществе. И это напряжение сейчас как бы исчезло. Я не говорю, хорошо ли это или плохо. Но я думаю, что психологически люди «выдохнули». А значит, можно подумать о себе, о мире в Украине, о будущем.

- А возможен ли быстрый мир с Россией? Потому что выглядит, что будет длительное противостояние.

- Я думаю, что это будет зависеть от двух факторов. Самый важный – это развитие самой Украины, ее усиление – экономическое и военное. И внутренняя солидарность нации как политической нации, в которой различия по национальному признаку будут преодолены. Когда мы поймем, что строим независимую Украину – как проевропейскую страну. И это внутреннее усиление, динамика внутренних реформ, конечно, будут сказываться на международном восприятии Украины. А это в свою очередь поможет не ослаблять международное давление на Россию, которое сейчас будет иметь тенденцию к ослаблению.

Во-вторых, это еще будет зависеть от динамики развития событий в самой России. Потому что очевидно, что режим Путина стагнирует, он не дает экономического развития, санкции, как бы не умаляла их значение российская власть, приведут к технологическому отставанию, скажутся на высоких технологиях, в частности тех, которые касаются ракетостроения и военного дела. И это отставание на фоне западных стран, которые динамично и стабильно развиваются, несмотря на все в них противоречия, будет сказываться. От этих двух условий будет зависеть, насколько быстрым будет решение относительно деоккупации восточных территорий Донбасса.

Наконец, в-третьих, сегодня актуализировались экспертные дискуссии по поводу так называемой «формулы Штайнмайера». Ее общая суть заключается в синхронизации проведения возможных выборов на оккупированных территориях с процессом вывода или невывода контингента войск оккупантов. Многие, как и Андрей Пионтковский, слова которого вы приводили, считают, что новая власть пойдет на существенные компромиссы с Россией за счет независимости, скажу так – субъектности, – страны.

Но последние заявления нового министра иностранных дел на встрече совместно с посланником США Куртом Волкером, которые, очевидно, отражают позицию гаранта Конституции, свидетельствуют об адекватной интерпретации этой формулы. А именно: что честные выборы могут проводиться только в условиях безопасности, что полной амнистии участникам конфликта с той стороны не планируется, не планируется вносить изменения в Конституцию относительно особого статуса Донбасса, особенно в условиях процессов децентрализации. Хотя, действительно, гражданскому обществу не помешает быть настороже в самом главном сегодня деле власти – решении вопроса войны и мира на благоприятных для Украины условиях.

- Все же, как быстро это может быть?

Запад понимает, что Украина сегодня находится на передней линии, фронтире международной системы безопасности

- Я думаю, в пределах ближайших лет. Это просто не может долго продолжаться, потому что будет усиливать противоречия, в том числе между Россией и западными странами. И мы не отдадим Донбасс. Что касается Крыма, это более сложный вопрос. Он может затянуться. Его можно сравнить с вопросом независимости прибалтийских республик, где это долго длилось. Но я думаю, что ни Соединенные Штаты, ни Запад не смогут отказаться от непризнания нарушения Россией международных соглашений, фактически Хельсинских соглашений. Если признать возможность такого нарушения, тогда вся структура, вся мировая система безопасности после Второй мировой войны разрушается. И поэтому я не думаю, что развитые страны Запада пойдут на это. И это будет той «занозой», которая не будет давать возможности развиваться России и ее отношениям с западными странами. Запад понимает, что Украина сегодня находится на передней линии, фронтире международной системы безопасности.

(Продолжение следует)

Валентина Пащенко. Киев

Фото: Юлия Овсянникова, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-