Олег Сенцов, украинский режиссер, бывший узник Кремля
Выходить на улицы повода пока нет
18.10.2019 19:14

Украинский режиссер из Крыма, бывший узник Кремля Олег Сенцов после возвращения в Украину в рамках обмена заложниками попал в настоящий круговорот событий: встречи, интервью, презентации его книг, зарубежные визиты. На этой неделе Олег побывал на знаменитой Франкфуртской международной книжной ярмарке, крупнейшей в мире. Тут презентовали его книгу «Жизня» в немецком переводе. Также на Украинском национальном стенде представлена его новая книга «Маркетер», которую Сенцов буквально на днях презентовал дома.

Автор общалась с Сенцовым через несколько дней после его освобождения, когда он был приглашен в Берлин. Когда удалось поговорить с Олегом на выставке, на нашем стенде, он выглядел буквально другим человеком – часто улыбался, смеялся и чувствовал себя совсем не так скованно, как буквально недавно. И согласился ответить на несколько вопросов Укринформа.

Я ЕЩЕ НЕ НАПИСАЛ НИ ОДНОЙ ХОРОШЕЙ КНИГИ

- Олег, ваша книга «Жизня» переведена на немецкий. Она представлена на выставке…

- Появилась - и хорошо.

- Надеетесь, что она будет переведена на много языков?

- Я пишу книги, если покупают и переводят на другие языки – хорошо.

«Жизня» перевели на 5 языков. Хорошо. Будут переводить дальше – хорошо.

Написал новую книжку «Маркетер», буду писать еще. Будут переводить – хорошо. От меня это не зависит. От меня зависит только писать хорошие книги. Написал, отдал в издательство, дальше уже не моя работа.

- Когда может появиться следующая хорошая книга?

- Не знаю. Я еще ни одной хорошей не написал (смеется).

- На национальном стенде вы – один из хедлайнеров. Можно даже услышать, как вы читаете отрывок из книги. Вы сами выбирали, что читать?

- Нет, меня заставили это делать. Было очень неприятно. Но пришлось пойти навстречу организаторам.

Они меня заставили практически.

- Вы сами выбрали бы другой фрагмент?

- Я бы никакой не выбирал. Я же писатель. Писатель в кавычках с маленькой буквы. Я же не диктор. Они просто перепутали.

- В последние дни презентации ваших книг проходят буквально регулярно, и в Украине, и за границей. Вас это напрягает или вам это льстит?

- Льстит???

Спокойно к этому отношусь. Это часть моей жизни, которая идет. Внутри меня это никак не касается.

УЖЕ МОГУ НОРМАЛЬНО СПАТЬ

- Давайте немного о жизни. Уже практически полтора месяца, как вы вернулись? Можете сказать, что жизнь вошла в нормальное русло, нормальную колею?

- В нормальное еще не вошла, но уже стало чуть спокойнее. Я уже стал сейчас нормально спать. Первую неделю вообще тяжело спалось, не мог заснуть. Как-то все потихоньку устаканивается. До нормальности еще далеко, но уже стало полегче.

- Бытовые проблемы уже более-менее решили?

- Есть хоть один человек, который порешал до конца свои бытовые проблемы? (смеется).

- Власть обещала вам квартиру в Киеве. Обещание сдержала?

- Я знаю, что всем уже купили квартиры. Проблема во мне: мы не можем выбрать вариант, потому что у нас большая семья, и хочется выбрать что-то более-менее подходящее для всех. Но мы уже на финишной прямой.

То есть проблема не в них, а во мне. У меня было мало времени для этого. Сейчас я этим вопросом занялся, надеюсь, что мы его в ближайшие несколько недель закончим.

- А пока где перебиваетесь?

- Снимаем квартиру.

КОГДА ПРИДЕТ ВРЕМЯ ВЫХОДИТЬ НА УЛИЦУ, ВЫЙДУ

- Вы в понедельник пришли поддержать акцию за освобождение Маркива. В некоторых случаях, за границей, например, эта акция проходила параллельно с акцией «Нет Капитуляции». Вы поддерживаете эту инициативу?

- Если бы я ее поддерживал, я бы на нее пришел и выступил в первых рядах. Это разные вещи.

Кто-то хочет воспользоваться этой ситуацией. Я вижу эти игры, и они мне не очень нравятся.

Есть люди, которые искренне переживают за Украину, я тоже переживаю. Но, как я уже писал в Фейсбуке, пока выходить рано, поэтому я не выхожу. Как только я увижу, что надо выходить, я выйду. Вот и все.

- А как же «формула Штайнмайера», которую многие считают зрадой?

- Пока еще ничего страшного не произошло. Зеленский выполняет то, что подписал Порошенко. Я не понимаю, почему Порошенко это не нравится.

- А Вам, с учетом вашего печального опыта, есть что посоветовать команде Президента, как не попасться в ловушку Путина?

- Я не занимаюсь советами.

У нынешней власти есть своя голова на плечах. Там не один человек. Слава богу, там есть очень много хороших ребят. Я надеюсь, что они все понимают и все сделают.

А то, что улица выходит, это им (власти - авт.) как лишнее предупреждение: ребята, не заигрывайтесь, понимайте, что Украина здесь.

- Контрольная функция общества…

- Да, да. Поэтому это очень хорошо.

Я не то чтобы не поддерживаю эти протесты, я на них не выхожу пока, потому что считаю, что еще ничего не произошло страшного. То, что люди выходят, это хорошо, они показывают государству: вы смотрите, осторожнее, вы подошли к опасной теме, опасной черте, не переступите ее. А государство в ответ посылает месседж: да, мы понимаем, не переживайте, мы все проконтролируем.

Посмотрим, как будут развиваться события дальше. Я не спешу обычно с выводами. Не бегу куда-то сразу.

СТРАШНА НЕ ВСТРЕЧА С ПУТИНЫМ, А ГИБЕЛЬ НАШИХ ЛЮДЕЙ

- Но вы не считаете, что Зеленский не должен встречаться с Путиным? Немало людей считают это недопустимым, говорят, что Путин непременно обманет и затащит Украину в такие пути (извините за каламбур), из которых нам уже будет не выбраться…

- Знаете, встретиться с Путиным – ничего страшного. А вот когда девочка Ярослава гибнет от пули снайпера, это плохо. Вот это плохо.

Если бы было все сделано нормально и было разведение войск, соблюдая двухкилометровую «серую зону», она бы не погибла.

Вот это важно. А встретиться с Путиным – не проблема. Проблема в погибшей девчонке. И во всех, кто гибнет практически каждый день. Вот в чем проблема.

ГОВОРЮ О ЗАКЛЮЧЕННЫХ ПОСТОЯННО

- Вы уже много раз говорили, что будете заниматься вопросом возвращения наших политзаключенных, в России их еще 87 человек...

- Каждый раз, когда мне в руки попадает микрофон, я про это говорю. На каждой своей встрече, которых я провожу очень много, но не все афиширую.

У меня нет никаких инструментов, чтобы это сделать (освободить — авт.). Все, что я могу, - это достучаться до тех людей, от которых зависит не только принятие каких-то решений, но и общая поддержка.

- Вы имеете в виду иностранных политиков?

- Наших не нужно уговаривать.

Я с послами встречаюсь в Украине, представителями ЕС. Много встречаюсь. Просто не все эти встречи озвучиваю. Не все носят официальный характер. Но у меня регулярно происходят беседы, и я везде этот вопрос поднимаю, потому что понимаю, что являюсь каким-то символом. Я не имею никакого морально права про них забыть. Я человек, я понимаю, как они себя чувствуют. Поэтому делаю, что могу.

- В конце ноября вы будете Брюсселе, в Европарламенте и вам вручат премию.

- Да, там будет сессия, они хотят, чтобы я выступил.

Должно было быть в октябре, после этой выставки, просто перенеслись даты.

Я поеду.

- Еще какие визиты в ближайшее время?

- Если я Вам открою график, то до конца года там все расписано. Каждую неделю практически новая страна. Я еду и делаю все, что могу. Это общественная работа, которую я сейчас делаю, поскольку ко мне существует определенный интерес.

МАТЧ УКРАИНА-ПОРТУГАЛИЯ ВОЙДЕТ В ИСТОРИЮ

- Жизнь на воле состоит не только из работы и общественных обязанностей. Вы вот посетили матч Украина-Португалия. Вы вообще «буйный» болельщик? Кричите, размахиваете баннерами и шарфиками?

- Я – интроверт, у меня все внутри.

По поводу матча я все написал в Фейсбуке. Мне добавить нечего. Мы победили, мы – Молодцы! Такой сборной, как эта, я давно у нас не видел. И я рад, что у нас такая команда, которая не победила случайно, а именно победила заслуженно, особенно в этот день, День защитника Украины. Это подарок, это супер! По-моему, этот матч войдет в историю. И я рад, что я на нем был.

НАДО РАБОТАТЬ И ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО

- В заключении у вас не было доступа к объективной информации о том, что происходит дома, в Украине. Теперь вы вернулись. Вы не разочаровались в реальности?

- Я, находясь там, все 5 лет, пытался понимать и узнавать, что происходит в Украине. Сейчас у меня более широкие возможности для этого. Я больше узнаю, я читаю все, что могу, в Интернете, новости. И, прежде всего, общаюсь с людьми. Простыми людьми, а не только на высоком уровне.

- Ну шока вы не испытали после эйфории, если была эйфория?

- Не было эйфории.

Все очень тяжело. Надо работать, чтобы было хорошо. Вот и все.

- Олег, журналисты вам досаждают просьбами об интервью. Какой журналистский вопрос раздражает вас больше всего?

- Все! (смеется).

Ольга Танасийчук. Франкфурт-на-Майне

Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-