Игорь Салецкий, начальник управления по делам национальностей и религий Винницкой ОГА
Полиция считает, что, зарегистрировав переход ряда религиозных общин в ПЦУ, я совершил самоуправство
14.11.2019 20:46

Ситуация беспрецедентная: в Винницкой области начальник управления по делам национальностей и религий облгосадминистрации Игорь Салецкий одновременно участвует в почти сорока судах, связанных с переходами религиозных общин в Православную церковь Украины. К тому же сейчас он фигурирует в четырех уголовных процессах: за самоуправство, подделку и распространение поддельных документов, а также – злоупотребление служебным положением и получение неправомерной выгоды. И все это он, как считает полиция, «понарушал» в процессе регистрации изменения подчиненности религиозных общин – так в законе называется процесс их перехода из подчинения одному религиозному центру (управлению) в другой (например, из УПЦ Московского патриархата в ПЦУ). Его даже отстранили от исполнения служебных обязанностей, но он отстоял свое право на должность в апелляционном суде.

Что же происходит? Чиновник действительно в чем-то перестарался? Или пострадал из-за пробелов в законодательстве, или смены политических трендов? Об этом он рассказал корреспонденту Укринформа.

- Игорь Александрович, давайте разберемся – кто с кем и за что судится?

- Начнем с того, что в Винницкой области начали процедуру изменения своей подчиненности вот уже более 180 религиозных общин. Из них около 140 завершили этот процесс.

Все происходило примерно так. Инициативная группа членов религиозной общины, которые предлагали обсудить этот вопрос на общем собрании, предварительно проводила опрос в общине. Когда же видели, что значительное большинство поддерживает процесс перехода из УПЦ в единстве с Московским патриархатом и присоединения к Православной церкви, епархиальные управления помогали им подготовить необходимые документы, определиться, какие вопросы будут на собрание вынесены. И, собственно, члены религиозной общины тогда инициировали проведение общего собрания.

Почти одновременно члены религиозной общины УПЦ МП, обычно во главе со священником, проводили свои – приходские – собрания, на них принимали в свой состав новых членов религиозной общины и принимали решение остаться в лоне УПЦ. Тогда подавали нам соответствующие документы.

- Я правильно поняла: к вам одновременно поступали документы из одного прихода – и от сторонников перехода в ПЦУ, и от тех, кто предпочел остаться в УПЦ МП?

- Почти всегда. Но если в собраниях приходских принимало участие порядка 15-20 человек, то в общем собрании религиозной общины – сотни людей. Они принимали решения относительно изменения подчиненности и подписывались под ним. Принимали устав в новой редакции, переизбирали руководящий орган религиозной общины – и обращались к ОГА с информированием о том, что религиозная община начала процедуру изменения своей подчиненности. По требованию закона, ОГА обязана на своем официальном веб-сайте разместить эту информацию. Собственно, это и делается.

Тогда, согласно процедуре, наше управление рассматривает пакет документов в соответствии с требованиями ст. 8, 12, 14 Закона Украины «О свободе совести и религиозных организаций». Устанавливает – действительно ли эти лица имели право обращаться в управление, уполномочены ли они подписывать устав, заявления от имени религиозной общины и тому подобное. Если все соответствует требованиям, регистрируем устав религиозной общины в новой редакции в связи с изменением подчиненности. Об этом информируем религиозную общину – и после этого уже ее уполномоченное лицо через территориальное отделение ЦПАУ обращается к работникам управления как к государственным регистраторам.

В соответствии с теми документами, которые были подготовлены, мы и вносили соответствующие изменения в уставы религиозных общин.

Через какое-то время все это вызвало большое беспокойство среди духовенства УПЦ МП, они начали проводить различные молитвенные стояния, крестные ходы и тому подобное. И начались заявления, что наше управление неправомерным способом осуществляет эту перерегистрацию. Они считают, что членом религиозной общины является только тот человек, на которого указал священник. А именно это определяет – имеет ли она право голосовать за изменение подчиненности, или нет.

К сожалению, высшее руководство церкви УПЦ МП десятилетиями вдалбливало в головы священников, что они должны возле себя держать десятку-двадцатку членов приходских собраний – и что де-юре это и есть высший руководящий орган. И что бы там ни было, – в судах все вопросы рассосутся.

А здесь законодатель изменил правила игры! Ранее в законе «О свободе совести...» термин «общее собрание» встречался только один раз. Предполагалось, что на таких собраниях принимается решение о создании религиозных общин, принимается устав, который предусматривает выборы руководящих органов – и все. В православной традиции было три уровня управления религиозной общиной. Председатель общины (в основном – настоятель), он без поручения представляет религиозную общину, приходские собрания, обычно 10-20 человек, а третий – приходской совет (его члены – это председатель, заместитель и казначей), который решения этих собраний выполняет. Рядовой же член религиозной общины не мог претендовать на принятие решений. И так приходы жили до января 2019 года.

Внесением изменений в Закон Украины «О свободе совести...» законодатель наделил общее собрание еще и полномочиями принимать решения об изменении подчиненности. То есть, его принимают все члены религиозной общины, а не священник или приходской совет или приходское собрание. Что, собственно, сейчас и происходит.

По-сути, в конфликтах относительно подчиненности религиозных общин в любом случае в конечном итоге все сводится к праву пользования культовым имуществом, прежде всего храмами.

Ведь УПЦ МП в конечном счете что говорит? Создали ПЦУ – организовывайте свои приходы, стройте свои церкви и служите там. А не в имеющихся церквях. Поэтому представители УПЦ МП и пытаются доказать, что решение об изменении подчиненности принималось не членами религиозной общины.

- Сколько на сегодня дел об изменении подчиненности религиозных общин в судах?

- Сначала настоятели или отдельные члены религиозных общин обращались с иском в Винницкий окружной административной суд. Они обжаловали действия управления по регистрации уставов религиозных общин в новой редакции. Претензия заключалась в том, что управление приняло во внимание протокол общего собрания религиозной общины, а не приходского. Хотя мы действовали согласно закону. Собственно, они отрицали сам факт принадлежности к религиозной общине людей, вне предоставленного ими списка. Мол, все прихожане, участники общего собрания об изменении подчиненности, являются членами территориальной громады, но не религиозной.

Поэтому первая волна этих исков пошла в админсуд о признании противоправными действий субъекта властных полномочий. Они считали, что в наличии есть публично-правовой спор с органом государственной власти. Через суд прошли 24 таких иска. Но суд пришел к выводу, что в данном случае речь идет о частно-правовом споре внутри самой религиозной общины. А именно, за неимущественное право на свободу вероисповедания. И рекомендовал религиозным организациям рассматривать этот вопрос в судах общей юрисдикции. То есть, в гражданских судах.

Отдельные религиозные общины прислушались к мнению суда и обращались в суды общей юрисдикции. И уже выясняли между собой, чье собрание было правомочным – приходское с 20 участниками, или общее собрание религиозной организации – при участии сотен прихожан, которые приняли решения об изменении подчиненности. Истцом в этих делах выступают члены религиозной общины со стороны УПЦ в единстве с Московским патриархатом, ответчики – те, кто изменил подчиненность.

Затем четыре религиозные общины подавали апелляционные жалобы в Седьмой апелляционный административный суд в Виннице, один иск поступил в Винницкий хозяйственный суд, потому что там начинали “подтягивать” корпоративные права на религиозную общину. Это была вторая волна.

Тогда мне приходилось принимать участие в более чем 25 делах. А сейчас пошла третья волна – все упомянутые дела и еще с полтора десятка новых, которые сразу зашли в районные и городские суды, всего их около 40. В отдельных случаях мы являемся третьим лицом и даем объяснения, а в части – являемся соответчиками. Потому что, чтобы предоставить правовую оценку действиям управления, необходимо установить – были ли собрания легитимными, или нет.

- Сколько судов в день вы посещаете? С какой частотой ходите на заседания?

- Ну, на прошлой неделе у меня было восемь судов.

- А решение суда ни в одном из этих сорока дел еще нет? И чьи собрания были «легитимнее» – пока неизвестно?

- Пока ни в одном из этих дел решения суда нет. Они только начинают рассматриваться по существу.

- Насколько мне известно, есть и четвертая «волна» судов, которые касаются непосредственно вас, – по поводу отстранения от исполнения должностных обязанностей?

- Видите, практически относительно всех населенных пунктов, там где прошла процедура изменения подчиненности, открыты уголовные производства по поводу якобы незаконности действий управления по перерегистрации уставов религиозных общин в связи с изменением подчиненности. И те религиозные общины на самом деле еще даже не знают, что в полиции что-то «возбуждено». Мол, пусть на всякий случай там «полежит».

Сейчас «выстрелили» четыре производства, касающиеся населенных пунктов, где состоялось изменение подчиненности, – Лука-Мелешковская и Большая Косница Ямпольского района, Вапнярка Томашпольского района и Новоживотив Оратовского района. Уголовные производства открыты по ряду статей. В одном случае открыли производство за самоуправство, в другом – за подделку и распространение поддельных документов. Полиция считает, что протоколы общих собраний религиозных общин, которые приняли решения об изменении подчиненности, список лиц – сотни людей, которые под этим решением подписались, что это поддельные документы от имени религиозной общины. И я путем регистрации их устава, для чего были сделаны копии протоколов и списков (а мы их сканируем и вводим в реестр), что этим самым я распространяю поддельные документы.

Третья статья, по которой возбуждено производство, – это злоупотребление служебным положением государственного регистратора с целью получения неправомерной выгоды.

- И в чем эта неправомерная выгода заключается?

- Дело в том, что мне следователь главного управления Нацполиции прочитать заявление не дает – только извлечение из ЕРДР (Единый реестр досудебных расследований - ред.). Это все, что я видел, а там таких подробностей нет. Эти три статьи – это все, что они ко мне могут применить. Открыли производство по всем, а там, мол, где «прорвет», а в случае чего – переквалифицируем.

- Игорь Александрович, «переходы» религиозных общин в ПЦУ проходили по одной схеме по всей стране. Почему же такое мощное судебное противостояние со стороны УПЦ МП именно в Винницкой области? И всюду ли в межконфессиональном вопросе такая активная полиция?

- Ну, такая ситуация сложилась, по моему мнению, по нескольким причинам. Во-первых, епархиальный архиерей УПЦ МП, тогда митрополит Винницкий и Барский, Симеон перешел в ПЦУ и за ним пошла пусть и небольшое, но определенное количество духовенства Винницкой области. С другой стороны, наше управление стало первым, которое открыло единственное окно в «Прозрачном офисе» и получило право работать с Государственным реестром. И все мои коллеги из других областей берут разработанные нами документы по регистрации и тому подобное.

Что же касается действий полиции в области, то, по моему мнению, руководитель ведомства и следователь на свое усмотрение трактуют понятие общих собраний религиозной общины, членства в религиозной общине... И я думаю – это собственная инициатива руководителя главного управления НПУ в области, возможно, здесь есть какие-то личностные моменты.

- И все же, почему вас по представлению следователя через суд пытались отстранить от выполнения служебных обязанностей?

- По ходатайству следователя судья Винницкого городского суда вынес решение об отстранении меня от должности. Я убежден, что такое ходатайство было для того, чтобы я не мог принимать участия в судебных заседаниях, где могу отстаивать точку зрения государственного органа. Потому что и полиция, и все остальные увидели огромное количество решений винницких судов различных инстанций, которыми дела закрываются. Потому что нет ничего противоправного в действиях управления.

- А кроме вас этим никто не сможет заняться?

- На данное время – нет. Работники управления тоже задействованы в этом процессе, у каждого своя функция. Но я, как руководитель управления, принимаю решения, владею всей ситуацией – и только я могу доказать точку зрения государственного органа в судах.

- Но ведь вы продолжаете работать на занимаемой должности.

- Я воспользовался своим правом и обжаловал решение суда первой инстанции в Винницком апелляционном суде. Коллегия судей учла, что самоуправство согласно классификатору относится к преступлениям небольшой тяжести и не предусматривает устранения меня с должности. И отменила решение Винницкого городского суда. Впрочем, статью могут и переквалифицировать, поэтому все еще может быть.

И хотя я выиграл эту апелляцию, по другому ходатайству следователя нахожусь под личным обязательством и не могу самовольно покидать территорию города Винница. Каждое свое судебное заседание за пределами областного центра я согласовываю с ней, а она уже согласовывает, или не согласовывает мой выезд.

Например, 30 октября у меня было судебное заседание в Тростянецком районном суде. Я своевременно написал заявление следователю, она согласовала в этот день мою поездку в служебную командировку, в том числе – в судебном деле. И несмотря на это, она же устраивает обыск в моем кабинете и изъятие документов в отношении других религиозных общин. Хотя постановление на это было еще за две недели до этого. По моему мнению, это стремление любым способом не допустить меня к участию в судебных заседаниях.

- Происходит ли нечто похожее с вашими коллегами в других регионах?

- Нет.

- Когда религиозные общины начали массово менять подчиненность, при власти были другие люди, которые плотно занимались развитием Поместной церкви. Вы не считаете себя жертвой смены трендов?

- Кое-кто считает, что государство внесением изменений в закон «О свободе совести...», которым определило порядок подчиненности религиозных организаций, вмешалось в дела церкви. Хотя они были приняты для того, чтобы примирить разные религиозные группы.
Но привело ли это к примирению?.. Впрочем, мы остались в этом правовом поле и действуем в его рамках.

P.S. По просьбе Укринформа в отделе коммуникации Главного управления НПУ в Винницкой области прокомментировали слова Игоря Салецкого относительно позиции правоохранителей в религиозном вопросе: «Следственным управлением расследуется уголовное производство по многочисленным заявлениям представителей религиозной общины Украинской православной церкви (Московского патриархата – ред.) – граждан Украины, жителей населенных пунктов Винницкой области, относительно нарушения их законных прав и свобод, предусмотренных законами Украины и ст. 35 Конституции Украины. В ходе проведения досудебного расследования в действиях начальника управления по делам религий Винницкой ОГА во время проведения перерегистрации религиозных общин установлены признаки нарушения закона. По данному поводу, по согласованию с процессуальным руководителем прокуратуры области, указанному лицу объявлено о подозрении по ст. 356 УК – самоуправство, проводится расследование».

Укринформ с просьбой прокомментировать эту ситуацию также обратился к Юлии Фисун – директору юридического департамента Украинского центра международных гуманитарных программ, кандидату юридических наук, автору первой в Украине диссертации, что касается религиозной безопасности: «То, что происходит с Игорем Салецким, совершенно неслучайно. Мне кажется, что оппоненты чиновника выбрали Винницкую область как показательный регион, чтобы продемонстрировать всем – что будет с управленцами, если они будут выполнять закон и способствовать таким образом становлению церкви.

Посмотрите, как началось движение в этом регионе: авторитет епископа, позиция чиновника, который максимально упростил перерегистрацию – и священники потянулись выполнять закон и регистрировать уставы. Это же образцовая совместная работа! В скольких регионах священники даже не думают регистрировать документы, потому что им и так хорошо.

Однако, я должна сказать, что закон, который позволил изменение подчиненности, немного хромает – при всем моем уважении к его автору. Потому что нет четкости формулировок относительно членства общины. Норма, что изменение подчиненности происходит при голосовании 50 плюс один, – очень светлая и демократичная, но не все работает, как показывает практика.

Конечно, тогда этот закон надо было принимать. А сегодня – следует подумать, как снимать неприятности, в которых оказались люди, которые просто выполняют закон и действуют на благо религиозных свобод.

И напоследок я хотела бы сказать, что не надо видеть трагедии в этих ситуациях (хоть и сочувствую руководителю Винницкого управления). Так происходит становление демократии, в том числе в религиозной сфере».

Антонина Мних, Винница
Фото Сергея Лапина

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-