Действительно ли в Украине слишком много университетов, и что с ними делать?

Действительно ли в Украине слишком много университетов, и что с ними делать?

Аналитика
Укринформ
В Министерстве образования и науки задумались об сокращении числа университетов. Если это повлияет на зарплаты - преподаватели будут "за"

На днях в интервью “Цензоруминистр образования и науки Украины Анна Новосад подняла, по ее же словам, непопулярный вопрос. О том, что слишком много в Украине университетов, и "мы не можем делать вид, что мы как страна можем себе это позволить". Поэтому министр предполагает: "...почему бы нам не сделать систему, при которой у нас меньше университетов - но они мощнее, и в них преподаватели, которые действительно лучшие и с лучшей зарплатой?». Она также добавила, что в министерстве пока размышляют над тем, как объединять отдельные университеты. Поэтому Укринформ решил исследовать эту тему более подробно.

Ганна Новосад
Анна Новосад

В Европе вузов поменьше, и далеко не все из них – университеты

По информации Госстата, в 2018-2019 учебном году в Украине насчитывалось 282 университета, академий и институтов, где учились 1,3 млн студентов. А по данным министерства образования Польши, там более 400 государственных и частных университетов при численности населения в 38 миллионов. То есть, это даже плотнее по «охвату», чем в 42-миллионной Украины. Но тут надо учитывать, что Польша делает ставку на привлечение иностранных студентов преимущественно из постсоветских стран. А государственных университетов в Польше всего 59.

В Германии при вдвое большем населении (82,7 миллиона) работают те же 300 университетов, из которых классических - всего 92. Наряду с университетами существует много вузов, которые сосредоточены больше на практике, чем на изучении классических дисциплин. Там учат, например, программистов, экономистов, менеджеров, музыкантов, журналистов. А вот будущие юристы, врачи, историки идут учиться в университеты. Особенность немецкого образования в том, что оно преимущественно бесплатное, хотя в двух федеральных землях: Баварии и Нижней Саксонии, по крайней мере несколько лет назад (2013-й), плата за обучение все же существовала.

Во Франции с населением в 67 миллионов насчитывается 80 университетов и около 300 высших школ. Хотя принципиальной разницы между университетами и высшими школами не существует, здесь, скорее, имеют место исторически сложившиеся типы с определенной специализацией. При этом диплом выпускника престижной высшей школы может иногда цениться выше, чем диплом университета.

В целом же, едва ли не ключевое отличие в построении системы высшего образования в Украине и на Западе, в том, что у нас может называться университетом любое заведение, выполняющее лицензионные требования к IV уровню аккредитации. В результате университетами становятся узкопрофильные вузы, такие как аграрный университет или университет железнодорожного транспорта. А вот в США и, как видим, странах Европы университеты дают именно широкопрофильное образование. Виктория Родинкова, профессор кафедры фармация Винницкого национального медицинского университета, рассказывает, что например, в большинстве европейских стран, кроме Австрии и Германии, нет отдельных медицинских университетов - будущие врачи там учатся на медицинских факультетах в составе университетов. Она добавляет, что Украине нужно двигаться в том направлении, чтобы наши университеты по универсальности образования, которое они дают, приближались к европейским и, соответственно, меняли постепенно образовательные программы. "Мы недавно не смогли отправить студентов на учебу по обмену в Турцию только потому, что наши образовательные программы не совпадают с образовательными программами медиков в Европе", - рассказывает Виктория Родинкова.

Вікторія Родінкова
Виктория Родинкова

Но больше всего преподавателей университетов сейчас беспокоит зарплатный вопрос, и это понятно. Ведь сложилась ситуация, что преподаватели университета зарабатывают столько же, а то и меньше, чем люди, работа которых не требует высшего образования и ученых степеней и званий - водители, сантехники, грузчики. При том, что их европейские коллеги, по данным доклада сети информационного образования в Европе Eurydice, за год получают от 40 до 90 тысяч евро. По словам министра образования, введение новой формы финансирования учреждений высшего образования (вместо системы госзаказа будет система финансирования по результатам деятельности) будет мотивировать университеты объединяться, что позволит эффективнее управлять средствами, а значит, получать лучшее финансирование.

Вузов действительно много, но вопрос в том, как их реформировать

На первый взгляд предложение министра сократить число вузов кажется вполне уместным. Ведь годами мы наблюдаем «отряды» менеджеров, юристов, экономистов, филологов и т.д., которые, получив диплом о высшем образовании, им не пользуются. А к тому же, в каждом областном центре найдется такой вуз (а то и не один), где не надо прилагать особых усилий ни для вступления, ни для подготовки к занятиям или экзаменам во время учебы, чтобы получить диплом о высшем образовании. Кроме обесценивания самой сути высшего образования как таковой, это еще и создает проблему постоянного недофинансирования вузов. По словам Анны Новосад, когда университетов много, то денег платить всем преподавателям достойные зарплаты в наших условиях не хватит. Что же думают об этом сами преподаватели?

Татьяна Жибер
Татьяна Жибер

Татьяна Жибер, доцент кафедры финансов КНЭУ имени Вадима Гетьмана отмечает, что хотя данных свежей переписи населения Украины еще нет, но можно предположить на основании того, что выпускников школ стало меньше (это подтверждают данные исследования CEDOS: в 2000-2001 учебном году в школах учились 6 миллионов 764 тысяч учеников, а за следующие 13 лет число учащихся сократилось на 37.8% - до 4 миллионов 204 тысяч. - Ред.), тогда как вузы нарастили кадровый потенциал на пике 2010 года. "Дополнительно, например, лицензии на подготовку экономических специальностей выдавали всем, и трудно найти вуз, который до сих пор не готовит экономистов. Бездумная политика лицензирования, непонятные требования к программам и к деятельности преподавателя вообще, коррупция и конвейер получения научных званий создали искусственный спрос на высшее образование. Эти и подобные причины оторвали результат образования от рынка труда, а практика устройства на работу по лояльности и знакомствам способствовала падению авторитета вузов, но высшее образование при этом стало «необходимо-модным». Что-то вроде теста на умение устроиться в жизни", - говорит Татьяна Жибер.

Как специалист в области финансов она продолжает размышлять: "Высшее образование по мировой уже устоявшейся практике - это инвестиция в человеческий капитал. Популярно говоря, из сотни средних студентов один талантливый обеспечит прирост ВВП, который покроет расходы на эту сотню. Но чтобы увидеть такой результат, нужно время".

И еще Татьяна Жибер выражает опасение, по каким критериям будет происходить "очищение" системы высшего образования.

Марія Чікарькова
Мария Чикарькова

Насторожена относительно того, какие критерии будут приниматься за основу для сокращения или объединения вузов и Мария Чикарькова, профессор кафедры религиоведения и теологии Черновицкого национального университета имени Юрия Федьковича (хотя в целом разделяет мнение об обесценивании высшего образования за большого количества вузов):

"Например, будет учитываться число студентов. Но как могут соперничать вузы по этому критерию, если у одних есть существенный госзаказ, а у других нет? Какие критерии будут использованы для определения профессионализма преподавателей? За рубежом (хотя бы в Польше) подобные рейтинги насчитывают более 200 позиций, что позволяет оценить преподавателя всесторонне, а у нас это часто превращается в примитивную шкалу в 5-10 критериев и, если ты в них не "вписываешься", то вся твоя другая работа вообще не оценивается. С учетом автономии вузов, преподаватели (особенно гуманитарного профиля) справедливо опасаются, что они "уйдут на улицу" первыми - причем независимо от уровня их профессионализма. Останутся, скорее всего, не лучшие, а прежде всего вузы в мегаполисах, где лучше ситуация с набором студентов или те, где в силу разных причин лучше финансирование (другими словами - лучше выделяют «бюджетные» места)".

Людмила Филипович, доктор философских наук, профессор, заведующий отделом философии и истории религии Института философии им. Сковороды НАНУ тоже считает необходимым уменьшение числа вузов в Украине:

Людмила Филипович
Людмила Филипович

“Как профессор и многолетний преподаватель различных университетов - от НаУКМА и КНУ до Черновицкого и Прикарпатского и зарубежных, то есть как человек, который знает уровень преподавания в разных вузах, я "ЗА" сокращение университетов, особенно филиалов, факультетов, подразделений, бранчей и тому подобного. На местах мало высококвалифицированных специалистов, которые зачастую не имеют степеней и званий. Оптимизация вузов нужна, но при этом нужно, чтобы между преподавателями была конкуренция. Она держит преподавателя в тонусе, заставляет не засиживаться, а искать современные методологии, современные средства обучения. Это возможно благодаря периодической аккредитации всех специальностей и конкурсу для преподавателей - не контракту, потому что здесь ректор определяет, кого оставлю, а кого нет. И не за "спасибо", потому что в вузах страшная коррупция. Поэтому конкурс только с внешней комиссией, желательно из-за рубежа, так профессиональные среды все равно очень малы, все всех знают, а потому действуют по принципу круговой поруки".

Госпожа Филипович также добавляет, что хотя государство не может вмешиваться в работу частных вузов, но все же должно контролировать, какой уровень знаний там дают.

Максим Балаклицький
Максим Балаклицкий

Максим Балаклицкий, профессор кафедры журналистики Харьковского национального университета имени В.Н. Каразина, считает, что нужно не уменьшать количество вузов, а вернуться к адекватной оценке статуса конкретного учебного заведения. "Само слово "университет" следует оставить только вузам, дающим образование по действительно "универсальным" специальностям, а не только отраслевое. Например, аграрный, машиностроительный, военный, медицинский вуз университетом быть не может никак. Это может быть колледж или институт", - убежден господин Балаклицкий. «На Западе серьезные университеты - это мегабренды, которые могут иметь не только национальный, но и международный статус - достаточно вспомнить Кембридж и Оксфорд. А меньшие вузы часто вливаются в их орбиту как аффилированные с ними структуры: научно-исследовательские институты, колледжи, институты в их составе, лаборатории, исследовательские проекты и так далее.

"Простая "зачистка" вузов неизбежно принесет много проблем. Поэтому следует идти путем реформирования и повышения требований к модернизации вуза. Речь идет о международных публикациях преподавателей и студентов, преподавании на иностранных языках, интеграции с производственной или практической отраслью и тому подобном. А государству следует обеспечить соблюдение четких и прозрачных правил соревнования и оценки работы учебных заведений", - добавляет Максим Балаклицкий.

Юлия Горбань, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-