Сергей Гайдайчук, президент Ceo Club Ukraine
Начнем с миллиона деревьев в Украине, потом посадим миллиард на планете...
25.02.2020 20:52

Бизнесмены не ходят толпами. Люди амбициозные и самодостаточные, бизнесмены не сбиваются в стаи. Но Сергей Гайдайчук, сам успешный предприниматель, сумел объединить этих амбициозных и непростых людей в успешную команду – бизнес-клуб Ceo Club Ukraine. Почти две сотни предпринимателей вместе создают масштабные экономические, культурные, социальные проекты, инициируют общественно важные дискуссии в Украине и за рубежом. К примеру, на последнем Давосе, главном экономическом форуме планеты, Клуб организовал панель для дискуссий о возможностях Украины. Наконец, в последнее время о клубе много говорят в связи с его новым проектом, который называется более чем амбициозно – «Сто стран по миллиону деревьев». Одним словом, мы не могли не взять интервью у президента Ceo Club Ukraine Сергея Гайдайчука.

«ЧТОБЫ РЕШИТЬ ПРОБЛЕМУ, КОТОРАЯ ВНЕ НАШЕЙ МОДЕЛИ, СЛЕДУЕТ ВЫЙТИ ЗА ПРЕДЕЛЫ САМОЙ МОДЕЛИ»

- Кто вы, господин Сергей? Объединяете бизнесменов, читаете лекции для юных лидеров по миру, запускаете масштабные акции. Учитывая все это, кто вы: активист, визионер, политик, который заходит очень издалека? Как себя позиционируете?

- Сам много думал об этом. С одной стороны, и не бизнесмен в чистом виде: деньги, прибыль мне не интересны сами по себе. Не общественный деятель, который посвящает себя исключительно общественной деятельности, не волонтер, хотя инициирую социальные проекты. И уж точно не политик. Скорее всего, как говорил Сократ, пытаюсь стать человеком. Ищу свое место в этом мире, поэтому не хочу ограничиваться определенными клише. Интегрирую общественное, политическое, деловое, социальное, добавьте немного философии. Скорее всего, визионер, которому интересно делать проекты, объединяющие людей. Эти проекты должны, с одной стороны, расширять возможности тех, кого объединяют, с другой – создавать что-то значимое для общества, страны.

- О'кей, что тогда вы видите как визионер: куда должны двигаться? В ваших интервью встречал мнение, что мы не должны подражать западным странам, потому что будем повторять их ошибки. Вместо этого - искать новые модели, чтобы мы как страна могли задавать тренды. Верите в то, что действительно можем на это замахнуться?

- Верю. Более того, у нас нет выхода – мы должны это сделать.

Сегодня мир зашел в переходный период. Об этом писал Элвин Тоффлер в своей книге «Шок будущего»: масштаб, сила и скорость изменений настолько мощные, что мы как человечество просто не успеваем к этому адаптироваться, понять, что происходит. Отсюда и шок. Сегодняшние государственные, социальные, деловые институты просто не способны адекватно ответить на изменения, происходящие вокруг. Как реагируют правительства? Закрывают границы, подпитывают протекционистские настроения. Как реагируют люди? Поскольку я не знаю, что делать с тем, что творится вокруг меня, стараюсь законсервироваться, отступить назад к тому, что мне уже известно, на чем я стоял. Однако опыт истории человечества показывает, что мы не можем решить проблему, которая за пределами нашей модели. Нужно выйти за пределы этой модели.

- Как это сделать? Что здесь решающее – ресурсы, идеи, лидеры?

- Точно не ресурсы. Следует понимать, что планета – это целостный организм, такой себе космический корабль, а это и есть космический корабль, потому что она движется в космосе. Мы же стараемся, находясь на этом корабле, реагировать на вызовы через модели суверенных государств, как будто бы на одном корабле у нас могут быть разные финалы путешествия. И если эти модели, даже в исполнении развитых стран мира, неадекватны современности – следуя им, мы, во-первых, никогда не догоним лидеров, во-вторых, просто... зачем их копировать?

Мир стал цельным, тесным, взаимосвязанным, в инфраструктуру планеты за последние 40 лет было инвестировано столько, сколько за предыдущие несколько тысяч лет. Это не только коммуникации, интернет-связь, это и железные дороги, порты, аэропорты, нефтепроводы. Это все нас связало в одно единое целое. И когда в воздухе каждый день находится 100 тысяч лайнеров, о том, что мы можем локализовать где-то какой-то вирус – просто не говорится. То, что происходит в Китае, оно уже по всему миру. Просто мы это еще не успели постичь. Вдумайтесь: 100 тысяч самолетов одновременно в воздухе! Это означает, что мир маленький, тесный, взаимосвязанный, мы все друг от друга зависим – и все друг на друга влияем. Это абсолютно новая реальность. Украина – ограниченная территория на планете. Но для того, чтобы этой ограниченной территории на планете выжить, нам нужно думать планетарно – за всю землю. Только думая так, мы сможем увидеть, как мы сможем встроиться в формирующиеся тренды, вызовы и новые модели.

- Найдется немало скептиков, которые заметят: у себя порядок навести не можем, а тут какие-то оригиналы о спасении планеты твердят...

- Найдутся, не сомневаюсь. Но найдутся и те, кто вместе с нами говорит: почему не мы? У нас многое для этого есть. Первое: украинцы - свободолюбивые люди. Второе: украинцы -талантливые. Третье: украинцы умеют выживать, сотрудничать в условиях хаоса, неопределенности и непредсказуемости. А еще – нас в мире, только за пределами Украины, около 20 миллионов. Ключевым активом в 21 веке становятся знания, креатив, если хотите, эмоциональный интеллект – и все это связано с человеком. Почему же нам не использовать это? Не плакаться о том, что наши люди уезжают, а подумать, как их и чем объединить по всей планете, чтобы Украина перестала быть только территорией, а стала глобальным понятием – идеей, которая несет определенный смысл.

- Этакий планетарный нетворк на базе талантливых украинцев?

- А почему нет? Почему мы не можем генерировать идеи и проекты для всего человечества? А в этом огромный дефицит сегодня. Заметьте, в мире нет дефицита денег, как нам часто кажется. Денег как раз на планете в избытке – вчетверо или впятеро больше, чем реальных активов. Чего не хватает, так это хороших идей. В частности, идей, как человечеству жить и развиваться дальше, какие новые модели создавать.

- Но разве не для этого развитые страны вкладываются в различные исследовательские институты в виде «фабрик мыслей» и периодически созывают самую глобальную такую «фабрику» в Давосе?

- Именно для этого. Как звучала ключевая повестка дня на последнем экономическом форуме в Давосе? Человечество должно искать путь, как выжить. Это если простыми словами подытожить все, что там говорилось. Есть масштабный проект – Global Risks Rіport, ему 16 лет. Каждый год в Давосе презентуется новый анализ того, какие риски и с какой силой действуют в разных точках планеты и с какой силой они повлияют на всю планету. И вот в этом году впервые за эти 16 лет и за всю историю человечества все топ-5 ключевых рисков человечества признаны климатическими – как по вероятности их наступления в ближайшее десятилетие, так и по масштабам их влияния. То есть мировые политические, деловые, интеллектуальные элиты пришли к консенсусу: климат имеет решающее значение, и если мы сегодня срочно, просто безотлагательно, ничего не сделаем, мы пересечем красную линию, за которой – точка невозврата. Разрушение экосистем ускорится уже в непредсказуемом направлении.

- И где здесь Украина? От нас придет спасение планеты, если мы не можем преодолеть собственную коррупцию или резко ускорить рост ВВП?

- Должны иметь смелость. Мировые лидеры действуют в своей старой парадигме, они говорят: да, есть вызовы, нужно действовать. И что они делают снова? Выдвигают идею: давайте посадим триллион деревьев. И сделаем это за 10-20 лет. Трамп говорит – присоединяемся – все присоединяются, все берут по 100, по 200, по 300 миллионов, и расписывают эти планы на 10-20 лет. На что им Грета Тунберг, как бы мы по-разному к ней не относились, отвечает: мы не можем что-то делать через 10-20 лет, потому что завтра может уже не наступить. Вы это делали предыдущие 20-30 лет, и к чему мы пришли?

Это правда, это так и есть. То есть, старые элиты пытаются действовать по старинке, у них есть инерция, поскольку они сделали основные мировые капиталы в нефтегазовой сфере, они на этом сидят, соответственно – от такой основы им очень трудно отойти, потому что это власть, мировая власть.

Возможно, кому-то будет трудно поверить, что Украина в этом может задать тренд. Но это реально. Обычно действительно, наши политики, правительство – ездят по миру, просят деньги, помогите, поддержите, утверждая мысль, что мы страна пятого мира, которая путается под ногами, постоянно всем мешает и ничего не генерирует. В этот же раз мы ехали в Давос – еще до того, как прозвучало заявление о триллионе деревьев за одно-два десятилетия – уже со сложившейся инициативой, которая дает «фору» даосскому концепту.

«НАМ НУЖНЫ КОЛЛЕКТИВНЫЕ ИСТОРИИ УСПЕХА. И МЫ ИХ СОЗДАЕМ»

- Что это за инициатива?

- В общих чертах звучит так: высадим одновременно от миллиона до десяти миллионов деревьев в ста странах мира. Предлагаем сделать это осенью. А начнем эту акцию с Украины, весной этого года, уже в марте. Мы собираемся показать, что потенциал человечества – огромен, и нам не нужно ждать 10 лет. Для того, чтобы этот потенциал привлечь, нам нужно включить принцип инклюзивности: не только правительства отвечают за окружающую среду (следовательно, нужно ждать, пока они что-то сделают) и не только волонтеры, а все вместе. Другими словами, если всех объединить: власть, бизнес, волонтеров, медиа – всех, кто влияет на жизнь страны, можем многое решать уже сегодня, сейчас, в эту минуту. Сначала это сделает Украина, а потом, уже за нами, это сделают другие страны.

- И это спасет окружающую среду в масштабах планеты?

- Если и не спасет в одно мгновение, то многое даст. Миру и Украине. Во-первых, это определенная новая модель, как высвободить потенциал человечества: он значительно мощнее, чем мы представляем, он не привлечен к решению глобальных проблем. Во-вторых, Украина первой покажет пример в мире, на глобальной арене – как бороться с вызовом номер один. Это уже формирование совершенно другого имиджа, нежели имеем сегодня. Можно вкладывать десятки миллиардов долларов, чтобы как-то выстраивать этот имидж, и можно такого результата достичь одной акцией лишь потому, что она в тренде. Я убежден, что благодаря таким идеям, благодаря консолидации людей Украина сможет по-другому зазвучать на глобальной арене. Мощные идеи всегда имеют рентабельность десятки тысяч процентов. Конечно, имею в виду рентабельность не с точки зрения бизнеса: есть, к примеру, социальный проект с привлечением 100 волонтеров, а есть решение, которое привлекает миллионы волонтеров – и это уже десятки тысяч рентабельности. Это история о том, как использовав идеи, людей и их таланты, можно создавать что-то глобальное и по-другому смотреть на мир.

- Какова логистика проекта? Вы говорите о марте, это уже совсем скоро. Кто, как, где, когда и в каком качестве может присоединиться к идее?

- Планируем, что все произойдет 20 марта. Страна высадит минимум миллион деревьев за один день. А осенью за нами это сделают другие страны. Единственное, что может скорректировать наши планы, имею в виду саму дату – 20 марта, погода. Других проблем я не вижу, все получится.

- На чем держится такая уверенность?

- На том, как стремительно все развиваться. Как люди бизнеса, мы любые проекты основательно просчитываем, анализируем, формируем стратегию, подтягиваем ресурсы. Так же с социальными проектами – сначала все изучаем, анализируем, встречаемся с экспертами. Здесь все иначе. Как только родилась идея, и мы начали о ней говорить, она начала сама себя, если хотите, развивать. Обращаются бизнесмены, волонтеры, организации: хотим участвовать, привлекайте нас, что от нас нужно? Говорим, подождите, пока есть только идея. Мы уже готовы, давайте действовать, говорят они. То есть, сама по себе идея оказалась настолько мощной, что уже в процессе ее развертывания формируется определенная модель реализации.

- Что является определяющим в этой модели?

- Мы сразу определили для себя и, соответственно, для всех, кто к нам присоединяется: во-первых, проект социальный, на нем никто не заработает, это не о прибыли, а о том, что ты можешь дать обществу. Во-вторых, проект – инклюзивный, открыт абсолютно для всех. Мы не будем это делать только с властью, только с волонтерами, только с бизнесом – мы открыты для всех. И, в-третьих, у этого проекта – не только экологические цели.

- Тогда какие?

- В Украине тотально отсутствуют коллективные истории успеха. Мы умеем в какой-то момент объединяться против чего-то- и это показывают майданы. Но у нас очень мало коллективных историй успеха, когда мы объединились ради позитива, ради создания чего-то. Мы иронизируем сами над собой, над тем, что украинцы не умеют объединяться, самокритично признаем нашу «хату с краю», но дальше этой самоиронии дело не идет. У меня стойкое ощущение, что у нас комплекс неполноценности, недооцениваем себя, на уровне психологии. Убежден, что такая инициатива – когда одновременно, в один день, десятки тысяч людей выйдут и высадят миллион деревьев – станет началом яркой коллективной истории успеха.

Это формирование новой экологической культуры через действие

Еще один аспект – молодежь. Привлекаем очень много молодых людей. Страна страдает от вырубки лесов, от того, что варварское отношение к природе становится нормой. Но мне кажется, нужно концентрироваться не столько на борьбе с этим, а на создании новой культуры. Когда молодые люди из школ, из университетов высадят деревья, это уже будут «их» дерева, потом за это дерево будут стоять и не будут советовать всем остальным, чтобы они его уничтожили. Это формирование новой экологической культуры через действие.

Привлечение молодежи, считайте это парадоксом или нет, повлияет на политикум

В свою очередь привлечение молодежи, считайте это парадоксом или нет, повлияет на политикум. Мы привлекаем к нашему движению региональных политиков, мэров, глав обладминистраций, и когда они будут видеть сотни и тысячи молодых людей, которые искренне болеют за озеленение страны, они будут выстраивать с ними другую модель поведения, много раз подумают – «крышевать» им те же вырубки и бизнес на уничтожении леса, или наоборот – делать ставку на создание нового. Политики же у нас люди прагматичные, они четко улавливают тренды, а еще в последние годы мы видим, насколько они стали чувствительными к публичности, к собственному имиджу.

- У каждого проекта, особенно такого масштабного, должны быть свои двигатели, свои, как сейчас модно говорить, драйверы. Кто они в вашем проекте?

- Костяк нашей команды, который уже сформировался – чуть больше десятка людей. Есть два соорганизаторы – CEO Club Ukraine и Книга рекордов Украины. Финансирует проект, по крайней мере, пока что – CEO Club. Уже зарегистрировано 8 тысяч волонтеров, зарегистрироваться можно у нас на сайте, в соцсетях. Бизнесмены или компании берут на себя обеспечение определенного количества саженцев: можно закупить деревья, можно выделить на это средства. Например, в CEO Club есть один предприниматель, который взялся высадить, а затем ухаживать за 100 тыс деревьев. Другой берет на себя обязательства в Запорожье высадить 10 тысяч деревьев. Есть люди в регионах – волонтеры, губернаторы, мэры, которые хотят быть организаторами в регионе и берут на себя, к примеру, 100 или 200 тысяч деревьев.

- Что будет дальше? Мало ведь иметь деревья, нужно знать, где их сажать, как правильно это сделать и т.д...

- Есть два вида деревьев. Первое – это сеянцы, «ростом» буквально 15-20 сантиметров, они на балансах лесхозов. Сеянцев у нас будет процентов 70. Сотрудничаем с региональными лесхозами, они нам готовят сеянцы и участки под них. Бизнес и общественные активисты организуют волонтеров, их доставку на локации, питание. Например, высаживаем 50 тысяч на определенной локации. Приезжает несколько тысяч волонтеров, проводится инструктаж, как это делать. Сеянцев можно посадить много, они маленькие и уже все подготовлено.

Второй вид – это саженцы или взрослые деревья, которые будут высаживаться в пределах города: в парках, на аллеях. В первом случае у нас экспертами являются сами лесничества, поскольку это их угодья, территория – они знают, что и где сажать. Во втором случае сотрудничаем с местными экспертами – биологами, дендрологами, экологическими инспекциями и с местными властями, которые ориентируют нас, где и сколько деревьев желательно высадить. Здесь, как правило, подключаются бизнесмены, поскольку нужны деньги – дерево может стоить от 100 до нескольких тысяч гривен. Волонтеры, как правило – это студенты, школьники. Чтобы все это работало, в каждой области есть координатор, который берет на себя высадку тех же 200 или 300 тысяч деревьев в области, соответственно, держит связь с волонтерами, бизнесменами, взаимодействует с лесхозами, мэриями, с главами администраций. Чтобы этот механизм заработал без сбоев в пределах страны, ездим по всем регионам, встречаемся с властями, с молодежью в университетах или институтах, проводим пресс-конференции. Следовательно, у нас уже есть четкие планы на высадку нескольких миллионов деревьев – и это при том, что объехали меньше половины областей.

Наша цель – не просто высадить, поставив «галочку», а в течение года ухаживать, и через год сделать чек, инспекцию

- Итак, время «Ч» – 20 марта, и переноситься оно не будет?

- Да. Единственное, о чем я уже упоминал: поскольку у нас сегодня с климатом непонятно что творится, может случиться так, что весна будет или очень ранней, или очень поздней. Следовательно, дата может быть скорректирована только по этой причине. Наша же цель – не просто высадить, поставив «галочку». Цель – высадить, в течение года ухаживать, через год сделать чек, инспекцию, потому что важна культура не только высадки, но и ухода и защиты.

- Как это перейдет с украинского на глобальный уровень?

Сделав ставку на украинцев со всех континентов, таким проектом сможем снова объединить их – и это будет сплочение вокруг позитива

- Уже переходит. Представители диаспоры примерно из 20-ти стран мира заявили о желании присоединиться. В начале марта в Европарламенте запланированы встречи с евродепутатами – там тоже заинтересовались украинской инициативой. Итак, начиная инициативу с Украины, мы привлечем диаспору, международные институты. В каждой стране выберем своего координатора. Однако моя идея – все-таки сделать ставку на украинцев. Международные институты, правительства, Европарламент – это мощно, но, убежден, – важнее объединить украинцев по всему миру. Помним, как Майдан объединил украинцев по планете, свои майданы возникали по всему миру? И сделав ставку на украинцев со всех континентов, таким проектом мы сможем снова объединить их, и это уже не будет протест, это будет сплочение вокруг позитива. И еще за нами пойдут другие страны, это уже будет принципиально новый момент во всей истории.

КАК ПРЕВРАТИТЬ СТРАНУ В ТЕРРИТОРИЮ ДОВЕРИЯ

- Тем самым переходим, насколько я понимаю, от проектов корпоративной социальной ответственности на высший уровень – к проектам влияния? Вы как-то говорили, что считанные люди занимаются такими проектами в Украине. Надеетесь, это качественно изменит ситуацию?

Конкурируя друг с другом, черпая без ограничений ресурсы земли и игнорируя глобальные вызовы – мы банально уничтожаем планету

- Искренне надеюсь. Именно проекты влияния помогут изменить те парадигмы, о которых мы уже упоминали и согласно которым человечество жило значительное время.

Первая из них – конкуренция, которая началась еще с момента, как мы в племенах жили, сражаясь за территорию, за ресурсы, за добычу и т.д. Потом мы объединились в более сложные объединения – государства – и конкурировали уже государствами за территорию, за ресурсы и т.д. А это та же парадигма – конкуренция. Но на сегодня парадигма конкуренции уже не работает, точнее, она работает уже на наше самоуничтожение, потому что сначала нас было несколько миллионов, потом несколько сотен миллионов, а сегодня на планете нас уже 7,5 миллиардов. Поэтому, конкурируя друг с другом, черпая без ограничений ресурсы земли и игнорируя глобальные вызовы – мы банально уничтожаем планету.

Здесь мы подходим ко второй парадигме, согласно которой мы жили: планету нужно покорить, и тогда человек – герой, человек будет жить и успешно развиваться. Но планета нам показывает, что это не так, что мы гости и только маленькая часть экосистемы планеты.

- Какова альтернатива этому?

- Перейти от конкуренции к кооперации между государствами, между человечеством в целом. От ресурсного потребления планеты к пониманию того, что мы – частичка экосистемы.

Наконец, еще одна парадигма, которую мы должны усвоить – инклюзивность, то есть участие в важных делах всех – чиновников, политиков, активистов, домохозяек. Если подытожить: кооперация, а не конкуренция, гармония, баланс с экосистемами планеты и инклюзивность – вот залог перехода на другой уровень.

И это не новое. Еще в античном мире, за 300 лет до нашей эры, стоики, Платон и Сократ, уже об этом говорили. Когда Сократа спрашивали – а ты гражданин какого полиса, он говорил – я гражданин космоса. Что это означает? Мы все – единое целое – как человечество, как планета, как космос. И когда ты так мыслишь, совсем по-другому живешь. И вот благодаря таким проектам эти парадигмы становятся ближе, реальнее.

- Вы часто говорите о доверии, о том, что в сегодняшнем мире это очень важно. И говорите, что ваш CEO Club – это территория доверия. Как расширить эту территорию дальше – до масштабов страны?

- Фрэнсис Фукуяма в одной из своих книг, не в той, что последняя, «Конец истории и последний человек»...

- А в книге «Доверие».

- Да, в книге «Доверие» как раз об этом он и писал. Он показал, в каких странах и на каких территориях доверие выше и от чего оно зависит, а в каких – ниже. И как раз очень четко видно, что наиболее развитые страны мира, с точки зрения экономики, гражданского общества – это страны, в которых доверие в обществе высокое.

- Он даже обосновал, почему Южная Италия так отличается по развитию от Северной: уровни доверия у них принципиально отличаются.

Доверие – это такой нефинансовый актив, без которого очень трудно объединить страну и сделать ее развитой

- Да, он там подробно и Италию разбирал на части, но в целом, если смотреть на карту мира: в западных странах, в скандинавских, уровень доверия самый высокий. Почему? Что у них есть такого, чего нет у нас? Возьмите у них любого - бизнесмена, политика и просто гражданина – каждый из них член больше десятка каких-то организаций. Я в таком благотворительном фонде, говорит он, в таком и в таком, и еще – в таком клубе, в таком и в таком. В основном они все или почти все – социально активные, у них очень сильно развиты эти горизонтальные связи – общественные, клубы, ассоциации. Тысячи горизонтальных структур. В рамках этих структур формируется доверие, люди, объединяясь, могут делать нечто большее, не только противостоять государству. Это словно такие инкубаторы, в рамках которых формируется доверие.

Мы в Украине все делали интуитивно, приходили к пониманию того, что доверие – это нематериальный актив, который напрямую влияет на материальный мир. Есть же исследования о том, что чем выше доверие в обществе, тем быстрее коммуникации и меньше транзакции. А это прямо влияет в конечном итоге на балансы – балансы в компаниях, в государстве. Другими словами, доверие – это такой нефинансовый актив, без которого очень трудно объединить страну и сделать ее развитой. А коллективные истории успеха – один из инструментов, которые такое доверие создают. Чтобы что-то сделать значимое, люди должны взаимодействовать, договариваться, налаживать отношения между собой. А еще, когда они вместе создают нечто положительное – выделяются эндорфины счастья – и все, кто был вокруг, кажутся им прекрасными людьми. Итак, должны создавать как можно больше таких горизонтальных объединений. У нас в Украине все тоже начинается, но отсутствует опыт – как объединяться, как создавать коллективные истории успеха. На Западе, например, есть целые курсы, школы, опыт – как правильно объединяться, людей этому учат. Мы должны подумать об этом.

- Если говорить о вашем CEO Club, можете привести примеры – когда родились такие истории успеха?

- Клуб – живой организм, ему 9 лет. И это само по себе – история успеха, потому что не было ничего, а сегодня есть 200 серьезных предпринимателей с мощными амбициями, которые показали, что можно объединяться. Есть коллективная история успеха, потому что внутри этого организма эти двести человек очень тесно сотрудничают между собой. По-разному: не только бизнес – социальные, благотворительные, другие проекты. Тем самым они расширили вселенную не только для себя, двухсот человек, но и для десятков тысяч своих работников.

Начинаний много, десятки. Помню одну из таких инициатив, когда мы встречались с паралимпийской сборной. Они тогда заняли 3-е место в мире, это было что-то невероятное: без материальной базы, без ресурсов – и так «выстрелить»! Я решил организовать встречу в CEO Club с ними. И вот на сцене сидели четверо чемпионов, и было... двенадцать членов клуба! Мне так стыдно стало – не знал, куда себя деть. Думал – как такое стало возможным, мы же за страну, мы же Майдан поддерживали... После встречи написал письмо на всех по электронной почте, спросил – почему мы такие равнодушные, привел пример: у парней и девушек, которые самостоятельно передвигаться в основном не могут, нет даже автобуса ездить на тренировки. Они чемпионы мира, они невероятные люди, давайте подарим автобус, нужно 25 тысяч евро – кто и сколько готов? И где-то через полчаса у нас уже деньги были на два автобуса, то есть, 50 тысяч евро. Мы подарили эти автобусы. Все за счет доверия, не было бы его внутри, ничего бы не было.

Много таких дел и инициатив удалось довести до конца. Но в какой-то момент мы поняли, что всегда догоняем, работаем с проблемами, которые уже произошли – и это неэффективно. Для эффективности необходим фокус, должны бить в одну точку, работать с будущим, а не прошлым. Нужны долгосрочные проекты, а не точечные. Мы год формировали своего рода оргкомитет в CEO Club, встречались с экспертами, искали идею. И мы нашли ее. Это действительно долгосрочный проект – назвали его Generation+, очень непростой – и именно поэтому мы взялись за него.

ПОЧЕМУ МЫ «ПЕРЕДЕЛАЛИ» GENERATION+

- В чем суть проекта?

- Есть такая статистика: в течение 10 лет 80 процентов детей из детдомов попадают в тюрьмы или в какие-то криминальные истории. Фактически для общества - это минус несколько тысяч детей ежегодно. Проанализировали причины этой страшной статистики – и многое поняли. Прежде всего то, что дети совершенно не подготовлены к реальной жизни. Все ездят в интернаты, везут подарки, проводят время с ними, но к реальной жизни детей это мало приближает. Они выходят за порог интерната, и что видят? В основном – своих коллег, которые уже попали в криминальный мир, потому что ничего больше не умели. И каждый понимает, что он сам умеет и знает не больше, следовательно, остается идти тем же путем.

Как это изменить? Реально сложно, поскольку все программируется годами. И мы за один визит в детдом, привезя подарки и рассказав красивую историю, ничего не изменим. Мы поняли, что нужно минимум год работать с этими детьми. Также это должна быть очень четкая и комплексная методология, которая повлияет на психологию и мотивацию, поможет детям найти себя, понять свои сильные-слабые стороны, наконец, даст возможность попробовать себя в бизнесе или в других сферах. Мы приглашали лучших экспертов, каждый из которых потихоньку руководил нашим проектом, и все... безуспешно. Увидели, что модели, которые пришли к нам из западного мира, часто совсем не соответствуют нашим реалиям, или люди, которые пропагандировали эти модели, просто сидят на грантовых деньгах и им нужно отработать грант.

- И что вы сделали?

– Заново собрали оргкомитет из экспертов, с «нуля» переписали методологию. То есть, все... переделали. Это было недешево, но по-другому не получилось бы. И вот у нас скоро заканчивается первый год эксперимента, выпускаем первых 50 детей – и уже видим, что это дает результаты.

Наша идея была проста – помочь хотя бы части этих детей хотя бы частично изменить траекторию: кто-то не пойдет в криминал, кто-то найдет работу, кто-то создаст семью. Этот эксперимент длится уже почти год, мы многому научились, и дальше будем расширять количество детей.

- Как это происходит? Отобранные дети отделяются, с ними работают изолированно от остальных?

- Сначала у нас работала экспертная комиссия – определили критерии, по которым отберем 50 детей. При этом есть особый подход: дети должны быть сильнее, вокруг них будут объединяться другие. Комиссия выбирает этих детей, формирует команду проекта – и дальше с этими детьми работают в течение года. Есть четыре лагеря по две недели, когда их собирают под Киевом или в другом месте. Одни лагеря посвящены эмоциональному интеллекту, другие, например, профориентации. Далее, в течение года, эти дети посещают компании наших предпринимателей, где их персонально встречают, рассказывают о профессии, дают возможность попробовать что-то свое.

Также дети вместе в течение года реализуют целый ряд проектов, в том числе социальных, благотворительных. В том числе, мы их обязательно привлечем к высадке деревьев по проекту, о котором мы говорим. Плюс – с каждым ребенком психолог работает отдельно, отслеживая его состояние. То есть, такая большая комплексная программа. Когда проводят какие-то конференции – собрали всех детей, вдохновили и отправили – это несерьезно. То, что мы делаем – это сложно, это дорого, но по-другому не бывает.

- И как это сказывается на детях?

- Они уже будут сознательно, взвешенно принимать решения. Знать и понимать, что в жизни возможно множество различных сценариев. Осознавать – что им под силу, а что нет. У них уже формируется свое комьюнити – комьюнити коллег с новой философией, они уже друг друга усиливают во многих испытаниях.

«ЗАКАЗЧИКОМ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ ДОЛЖЕН БЫТЬ БИЗНЕС»

- Если вернуться от конкретных проектов к глобальному, так сказать, к «проекту Украина», – на что бы вы делали сегодня ставку?

- Однозначно делал бы ставку на новое мышление и новые идеи. Америка ставит на технологии, и один стартап может стоить, как Амазон – 100 миллиардов или триллион долларов. В то же время, наша земля вся вместе взятая – никогда в жизни не будет стоить, как у них одна компания. Следовательно, я бы как страна беспрекословно делал ставку на экономику знаний, экономику ноу-хау. У нас есть для этого все ресурсы, потому что ресурс – это не деньги, ресурс – это люди, это идеи, это способность убеждать, объединять других. И когда мы думаем, что наш ресурс – это только люди, которые живут в пределах территории страны, мы уже проиграли. Наш ресурс – семь с половиной миллиардов людей, живущих на планете.

- Давос в этом году, как вы уже заметили, приоритетными признал климатические вызовы. Но у Украины была и своя панель, посвященная экономике. Какие идеи прозвучали, что запало в душу?

- Компания Horizon Capital сообщила, что они вместе с партнерами в ближайшие три-пять лет проинвестируют около миллиарда долларов в Украину. Это, безусловно, хороший месседж. Глава Европейского банка объявил, что банк половину бюджета, выделенного на Восточную Европу, также направит на Украину, уже «расписано» 6 миллиардов, из которых мы два взяли, а остальные никак получить не можем. Почему не можем? Нет достойных проектов, но есть административно-бюрократические преграды. То есть, есть интерес, наша экономика недооценена, она будет расти в целом, есть рынок земли, есть приватизация. Крупным инвестиционным инвесторам, как ЕБРР, это интересно, они готовы инвестировать, но...

Все больше склоняюсь к выводу, что создавать стратегию должны не политики или чиновники. Заказчиком и субъектом, по крайней мере экономической стратегии, должен выступить бизнес

- И каковы эти главные «но»?

- Я снова о доверии. Инвесторы должны поверить нам и поверить в нас. А для этого – по крайней мере, увидеть, куда мы движемся. Элементарно: какова наша стратегия, куда мы идем, где Украина видит себя через 10 лет? Никто не ответит. Так как потенциальный инвестор может инвестировать в то, чего он не видит? Не так давно мы спросили на встрече в CEO Club одного из правительственных руководителей – какова наша стратегия, и получили ответ: а зачем она, у нас уже написано 350 стратегий, и что это дало?

Но то, что 350 стратегий были пустыми, не означает, что стратегия не нужна. Кто ее создаст? Правительство? Сам институт не предполагает то, что там должна родиться стратегия. То же и с парламентом: пока там есть лоббистские группы, они не могут создать стратегию. Поэтому я все больше склоняюсь к выводу, что создавать стратегию должны не политики или чиновники. Заказчиком и субъектом, по крайней мере экономической стратегии, должен выступить бизнес. Должны объединиться и пролоббировать заказ такой стратегии, а затем – утвердить ее и контролировать. Политики будут меняться, а кто-то должен следить за соблюдением определенного курса.

«Принципы большего» – так назывался один из последних экономических форумов, и в этом названии принципиально правильный посыл – должны мыслить категориями этого «большего».

- Знаю, что вы приглашаете к себе в CEO Club на дискуссии интеллектуалов – и «заморских», например, из Римского клуба, и из Украины. Что они говорят – куда идти, какая она – украинская модель развития?

- Может, удивлю вас, но не так давно интересный доклад у нас сделал эксперт из Украины, но он же, по вашему определению, и «заморский» – Виктор Галасюк, президент Украинской ассоциации Римского клуба.

Он кандидат экономических наук, был председателем «промышленного» комитета в парламенте, подготовил ряд основательных законопроектов (50 из них стали законами), сейчас учится в Гарварде, одним словом, человек фундаментальный. Он «разложил» экономику стран мира за последние 500 лет, показав, какими были их экономические стратегии.

И что объединило тех, кто вышел в ТОП-экономики мира? Простая вещь – ставка на создание промышленных товаров. Они фактически запретили экспорт своих ресурсов, установив квоты и высокие пошлины и, наоборот, начали стимулировать переработку и создание продуктов. Они защищают, стимулируют и поддерживают свои отрасли, не боятся протекционизма – покупай в своей стране в первую очередь. То есть, закупай ресурсы по всему миру, у себя перерабатывай, одним словом – выращивай и защищай собственные индустрии.

Иметь свою стратегию, понять, какие индустрии мы выращиваем, чтобы они были конкурентными, глобальными, защищать себя так, как это делают лидеры мира – по большому счету, в этом выход. Если же мы полностью открыты и сидим на кредитах и они нам диктуют условия, мы проигрываем: это тактика, чтобы сегодня выжить и пропетлять.

- Не пропетляем?

- Нет. Должны сформировать национальную элиту, которая действительно думает о государстве, а не о себе, которая хочет самореализоваться за счет того, что она отдает. Вспомните, в западных бизнес-клубах тебя никогда не примут в члены, сколько бы ты денег не зарабатывал. Им нет дела до твоего богатства – репутация, сколько и каких социальных проектов ты сделал – вот критерии. Теодор Драйзер, «Финансист», помните? Сколько раз герой романа пытался попасть в элиту, но его не брали – репутация не та. Перечитайте.

- Перечитаю. Было интересно, спасибо за разговор.

Александр Харченко
Фото, видео – Анны Войтенко, Евгения Любимова

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-