Гюндуз Мамедов, заместитель генерального прокурора Украины
Цель у государств-участниц JIT одна – виновные в катастрофе МН17 должны быть наказаны
06.03.2020 17:50

9 марта в Нидерландах стартуют слушания по делу МН17. Наказания виновных в трагедии и начала уникального судебного процесса родные погибших в катастрофе ждут уже почти шесть лет.

Международное расследование пришло к выводу, что 17 июля 2014 года Боинг-777 был сбит российским зенитно-ракетным комплексом "Бук", который принадлежал 53-й зенитной ракетной бригады из Курска.

В июне 2019 года Международная совместная следственная группа (JIT), в состав которой входят пять стран – Нидерланды, Украина, Бельгия, Австралия и Малайзия, назвала имена четырех подозреваемых, среди них – трое россиян. Это бывший офицер ФСБ, так называемый бывший министр обороны так называемой ДНР Игорь Гиркин (Стрелков), генерал, а во время сбития самолета полковник ГРУ генерального штаба вооруженных сил РФ, глава "ГРУ ДНР" Сергей Дубинский и подполковник спецназа ГРУ Олег Пулатов. Четвертый – украинец Леонид Харченко, который воевал на стороне "ДНР".

Трагедия в небе над Донбассом унесла жизни 298 человек, среди них – 196 граждан Нидерландов. Рассмотрение дела состоится в соответствии с нидерландским законодательством в судебном комплексе "Схипхол", который был зарезервирован на год. Согласно предварительному графику слушаний, первые заседания пройдут с 9 по 13 марта.

О подготовке к судебному процессу, подозреваемых и свидетелях по делу МН17 Укринформ спросил у заместителя генерального прокурора Украины Гюндуза Мамедова. А еще говорили о реформе Офиса генерального прокурора и начале слушаний в Международном уголовном суде (МУС) дел в отношении Крыма и Донбасса.

НИДЕРЛАНДСКИЙ СУД

- Нидерландские СМИ писали, что якобы есть свидетели запуска ракеты, которой был сбит МН17. И что имена свидетелей не будут разглашаться из-за угрозы для их жизни. Что вы можете сказать о подготовке к судебному процессу. Каковы ваши ожидания?

- Государства-участники международной совместной следственной группы объединили свои усилия и согласовали, что судебный процесс над обвиняемыми в этом деле должен проходить в Нидерландах – государстве, чьих граждан было больше всего на борту самолета рейса МН17.

Поэтому в сентябре 2018 года Верховная Рада Украины ратифицировала соглашение между Украиной и Королевством Нидерланды о международном правовом сотрудничестве относительно преступлений, связанных со сбитием самолета рейса МН17 Малайзийских авиалиний.

Год спустя по условиям данного соглашения, после совместного решения об осуществлении уголовного преследования 4 человек в Королевстве Нидерланды, Украина передала в правоохранительные органы Нидерландов уголовное производство в отношении лиц, подозреваемых в совершении преступления.

Сегодня мы ограничены в комментариях. Вопросами подготовки процесса полностью занимается нидерландская сторона. Комментарии по делу, в том числе относительно процесса, его подготовки имеет право предоставлять нидерландская сторона, ведь это нидерландский суд, который действует согласно их национальному законодательству.

Суд будет проходить в городе Батхуведорп неподалеку Амстердама и аэропорта Схипхол, что символично. А вопрос привлечения к ответственности виновных в авиакатастрофе очень чувствительный и острый – как для наших иностранных коллег, так и для нас. Но цель у всех нас одна: виновные в этой страшной катастрофе, в которой погибло 298 гражданских лиц, должны быть наказаны. Расследование продолжается и прокуратура и органы правопорядка Украины продолжают работать в рамках Международной совместной следственной группы (JIT).

- Кто войдет в состав украинской делегации для участия в судебном заседании 9 марта 2020 года?

- Непосредственное участие в процессе будут принимать стороны защиты и обвинения в национальном процессе Нидерландов.

8 марта запланирована встреча совместной следственной группы перед началом слушаний, на которой состоится подписание ежегодного продления соглашения. От Офиса генпрокурора будет прокурор, который будет входить в JIT (Joint Investigation Team – Совместная следственная группа).

Для участников международной следственной группы важно демонстрировать единство, которое существует между ее членами.

- В конце января стало известно, что один из четырех подозреваемых в деле МН17 решил присоединиться к судебному процессу. Впоследствии стало известно, что речь идет о подполковнике спецназа ГРУ Олеге Пулатове. Почему, по вашему мнению, подозреваемый Пулатов решил присоединиться к процессу?

- Я надеюсь, что все обвиняемые в уголовном производстве добросовестно отнесутся к процессу и предоставят правдивые показания о собственном участии в совершении преступления и роли других лиц в этом деле. Наша задача и цель Международной совместной следственной группы (JIT), как я уже сказал, – установить истину и поставить точку в этом процессе.

- Пулатова будут защищать двое голландских адвокатов, которые сотрудничают с российской коллегой Еленой Кутьиной. Она также является телеведущей и на российских телеэкранах играет роль судьи. Какую роль, по вашему мнению, будут играть россияне в процессе? К чему стоит готовиться?

- За шесть лет международного вооруженного конфликта с РФ мы стали свидетелями большого количества примеров не только полуправды, но и откровенных фейков, лжи и манипуляций, которые продуцируются государством-агрессором и подконтрольными РФ оккупационными администрациями.

Это и вероломные убийства украинских военнослужащих во время выхода из-под Иловайска и в Донецком аэропорту. И, конечно же, классика жанра: танки, найденные в шахтах Донбасса. То есть, как видим, фантазия богатая.

Из последних примеров. 18 февраля во время обстрелов позиций Вооруженных сил Украины из запрещенного Минскими соглашениями вооружения НВФ РФ, попросив о перемирии для эвакуации раненых и убитых с поля боя, сразу же обвинили украинских военнослужащих в попытке нападения на них и нарушении процесса мирных переговоров.

Поэтому, какую тактику выберет Российская Федерация в конкретном кейсе – неизвестно. Однако следует четко разграничивать поддельные нарративы агрессора, приправленные альтернативными фактами, и возможность выбора линии защиты подозреваемого или обвиняемого, что является неотъемлемым правом любого человека в демократическом государстве.

- Как вы считаете, мог ли Пулатов изъявить желание присоединиться к судебному процессу только ради того, чтобы у его защитников появился доступ к материалам дела?

- Одна из основ принципа верховенства права – равенство всех перед законом. Это позиция, которой придерживаются все государства цивилизованного мира. Право на защиту человека в уголовном процессе – неотъемлемое.

РОТАЦИЯ УКРАИНСКИХ ПРОКУРОРОВ

- Правда, что дело МН17 состоит из 30 000 страниц?

- Материалы расследования в Украине насчитывают более 50 томов. Собран достаточный объем доказательств, который позволил нам обоснованно сообщить подозрения четырем лицам.

- Почему были уволены украинские прокуроры, которые принимали участие в расследовании дела МН17?

- Верховная Рада приняла изменения в законодательство, и в органах прокуратуры в прошлом году начался процесс переаттестации и реформирования. Все прокуроры были в равных условиях выбора: принять условия переаттестации, принять в ней участие и в случае успешного ее прохождения продолжить работу в Офисе генерального прокурора, или отказаться, что имело следствием увольнение. 45% прокуроров продолжили работу в центральном аппарате.

Что касается Международной следственной группы, то сейчас делегированы для включения в JIT четыре представителя Офиса генерального прокурора. Все они имеют опыт в расследовании военных преступлений, преступлений против человечности, терактов и других тяжких уголовных правонарушений. Поэтому будет обеспечен не только высокий профессионализм, но и сохранена институциональная память.

- Как на это отреагировали Нидерланды?

- Коллеги из Нидерландов понимают, что украинские прокуроры и следователи остаются надежными партнерами всех членов Международной следственной группы, общей целью которой является установление истины, а также привлечение к ответственности виновных. Изменения в группе не влияют на процесс расследования. Ротации – это нормальный рабочий момент, и изменения касались не только украинского состава группы.

- Останется ли кто-то из старой команды? Кто войдет в новую?

- Официальное обновление перечня членов международной совместной следственной группы, причем всех государств, а не только Украины, будет 8 марта, за день до старта судебного процесса.

Наша цель - как сохранение институциональной памяти в этом расследовании, так и усиление команды профессиональными прокурорами с украинской стороны. И это будет выполнено.

В состав группы прокуроров в национальном производстве входят 9 прокуроров Департамента надзора в уголовных производствах относительно преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта. Сомнений в профессионализме у меня нет.

- Что вы думаете о ходе реформы Офиса генпрокурора Украины?

- Уверен, что прокуратура нуждалась в реформе. На это был прежде всего запрос общества. Несмотря на ежедневную критику и информационные атаки, я верю и надеюсь, что она станет успешной и обеспечит достижение поставленных перед ней целей.

Перед запуском реформы провели опрос: какой видят украинцы обновленную прокуратуру. Для них она – профессиональная, эффективная и справедливая. Это структура, свободная от коррупции. А новые прокуроры – профессионалы, которые уважают права граждан, пользуются уважением людей и имеют достойную официальную зарплату. А сама система направлена на установление справедливости. Этот запрос и есть драйвером реформы.

И что очень важно: прокуратура всегда воспринималась как инструмент политической и конкурентной борьбы. Сейчас со всей ответственностью скажу, что телефонного права нет, только закон.

МЕЖДУНАРОДНЫЙ УГОЛОВНЫЙ СУД: ДЕЛА МАЙДАНА, КРЫМА И ДОНБАССА

- В декабре 2019 года Международный уголовный суд опубликовал ежегодный отчет о результатах предварительного расследования, в частности ситуации в Украине относительно правонарушений в оккупированном Крыму и на востоке Украины. Когда, по вашему мнению, Международный уголовный суд начнет слушать дела Майдана, Крыма и Донбасса?

- С 2014 года Офис прокурора МУС опубликовал уже шесть отчетов относительно ситуации в Украине. События на оккупированных территориях Крыма и Донбасса, вероятно, могут стать предметом полноценного расследования. И в 2020 году ОП МУС продолжит анализировать способность национальной системы правосудия Украины самостоятельно расследовать соответствующие преступления, чтобы окончательно решить, какие именно дела нужно расследовать силами МУС, а в каких будет достаточно расследования украинскими органами правопорядка.

Что важно? И об этом говорится в последнем отчете. В документе содержится определенная оценка событий в Украине. И Офис прокурора МУС четко говорит, что с 18 марта 2014 года территория Крымского полуострова находится под контролем РФ. И именно с этой даты на события в Крыму распространяется международное гуманитарное право, а, следовательно, в Крыму имеет место международный вооруженный конфликт.

Что касается событий на Донбассе, то есть определенное разделение: международный и немеждународный конфликты. Мы же пока продолжаем собирать доказательства о наличии вооруженного конфликта именно международного характера на оккупированных территориях Луганской и Донецкой областей, доказательства эффективного контроля РФ за местными оккупационными администрациями и незаконными вооруженными формированиями. Все это передадим на рассмотрение в ОП МУС.

Что касается прогнозов, то все мы очень рассчитываем, что расследование начнется уже в этом году. Но это чисто мое субъективное мнение.

- Кого Украина хочет привлечь к ответственности? Можете ли вы назвать фамилии военных и чиновников России, причастных к трагическим событиям в Украине?

- Конституция Украины четко устанавливает, что лицо считается невиновным в совершении преступления, пока его виновность не будет доказана и установлена обвинительным приговором суда.

С момента агрессии РФ против Украины к уголовной ответственности заочно привлечен 21 чиновник Российской Федерации. В ходе расследования уголовных производств установлена информация относительно участия отдельных лиц, которые принимали участие в захвате Крыма, в ведении военных действий против Украины на Донбассе. Конечно, у высшего руководства политический и дипломатический иммунитет, поэтому реально их привлечь к ответственности на национальном уровне невозможно, поэтому мы и применяем международные инструменты.

- Какие доказательства были переданы в МУС?

- На данной стадии мы передаем информацию, необходимую для предварительного изучения ситуации в Украине. Перед тем, как начать расследование по конкретной ситуации, МУС должен решить для себя два вопроса: во-первых, имели ли место преступления, которые подпадают под его юрисдикцию, и, во-вторых, вопрос комплиментарности. То есть, как я отмечал выше, способность национальной системы обеспечить привлечение к ответственности виновных за международные преступления. Так вот, по состоянию на сегодня для МУС открытым остается только второй вопрос. То есть, возможность осуществлять уголовное преследование, в том числе в отношении преступлений, совершенных на своей территории и в отношении собственных граждан – право суверенного государства. Участники Римского Статута, а также государства, которые признали юрисдикцию МУС, как в случае с Украиной, добровольно передали часть такого права международной судебной инстанции. Однако МУС начинает расследование только в случае нежелания государства расследовать тяжелые преступления, или в случае отсутствия такой возможности. Именно эти обстоятельства Офис прокурора МУС сейчас и изучает, а мы передаем обстоятельную информацию относительно национальных расследований преступлений, которые в дальнейшем могут попасть в фокус расследования Офиса прокурора МУС.

Я хотел бы акцентировать внимание, что была сделана и проводится колоссальная работа. За все время вооруженной агрессии в ОП МУС было передано 13 информационных сообщений относительно самых тяжких преступлений. По Крыму мы передавали факты использования РФ гражданского населения полуострова в качестве «живых щитов» во время военных действий активной фазы оккупации Крыма в феврале-марте 2014 года, принудительный призыв к службе в вооруженных силах РФ, выдворения и депортации жителей из Крыма на основе решений судов оккупационных властей, насильственное перемещение осужденных в пенитенциарные учреждения, расположенные на территории страны-агрессора. Например, в последнем приводим факты принудительного перемещения населения с территории Крыма на материковую часть Украины. Особенностью данного сообщения является то, что речь идет об ответственности отдельных лиц высшего руководства Российской Федерации именно из-за ответственности государства-оккупанта. Мы проанализировали протоколы допросов потерпевших и свидетелей принудительного перемещения, систематизировали доказательную базу. По данным на конец 2019 года, количество официально зарегистрированных внутренне перемещенных лиц из Крыма составило почти 43 тысячи человек. Последний факт по Донбассу, переданный в МУС в декабре прошлого года, касался внесудебных казней 9 военнослужащих ВСУ во время боев за Иловайск и Дебальцево. Все идентифицированы. Кроме того, в сообщении освещен еще один ключевой аспект, такой как практика ведения боевых действий «чужими руками», то есть вовлечение РФ в конфликт подконтрольных им незаконных вооруженных формирований. Мы хотим донести до ОП МУС факты, которые могут свидетельствовать о том, что упомянутые незаконные вооруженные формирования используются Россией не только для достижения военного превосходства, но и для совершения серьезных нарушений международного гуманитарного права.

В вопросах нашей работы мы тесно сотрудничаем с правозащитными и общественными организациями для проведения объективных и всесторонних расследований. Это очень непростой процесс, ведь у правоохранительных органов отсутствует физический доступ к оккупированным территориям, нет возможности провести необходимые следственные действия. Показания получаются от лиц, которые находятся на линии соприкосновения, от пленных, которые были освобождены, а также от лиц, которые проживают на временно оккупированных территориях Украины и выезжают на подконтрольную Правительству территорию.

Самые ценные, конечно, показания освобожденных военнопленных и гражданских, которые незаконно удерживались в неволе участниками незаконных вооруженных формирований РФ, поскольку они дают подробные показания о месте, где их удерживали, и об участниках террористических организаций и военнослужащих РФ, с которыми им приходилось сталкиваться. С такими лицами, кроме допросов, проводятся опознания лиц, подозреваемых в совершении военных преступлений. Приведу пример: по допросам пленных, освобожденных в конце декабря, нашим Департаментом в отношении преступлений, совершенных в условиях вооруженного конфликта, зарегистрировано в ЕРДР 14 уголовных производств относительно пыток, бесчеловечного обращения с гражданскими и военнопленными независимо от пола. Это, конечно, ужас, это тяжело воспринимается, но надо все довести до логического конца – эти преступники должны понести уголовное наказание. И понесут.

- Недавно вы провели встречу с представителями Международного уголовного суда относительно доказательств российской агрессии на Донбассе и в Крыму. Есть ли реакция МУС на предоставленные материалы?

- Самой ожидаемой для нас реакцией МУС станет начало расследования ситуации в Украине. Однако, еще раз подчеркиваю, привлечение к ответственности виновных в совершении военных преступлений и преступлений против человечности - это прежде всего задача национальных правоохранительных и судебных органов. А МУС, скорее всего, будет обращать свое внимание на высшее и среднее звено командования, руководство РФ.

Также мы говорили об институциональных изменениях в Офисе генерального прокурора. Для систематизации уголовных производств, координации всех органов правопорядка в расследовании военных преступлений и преступлений против человечности, для разработки единой методики, так сказать, поиска истины во всех самых тяжких нарушениях международного права был создан Департамент военных конфликтов. Уже работают его подразделения на Донбассе. И мы сейчас в процессе инвентаризации всех производств, а их больше 12 тысяч.

Кроме того, говорили с представителями ОП МУС об активизации в Украине вопроса имплементации норм МГП в национальное законодательство, о необходимости ратификации Римского статут.

- О чем говорили во время встречи в Гааге с прокурором МУС Фату Бенсудой?

- Это была очень интересная и содержательная встреча, которая даже вышла за рамки протокола. Говорили о том, что было сделано: об опыте прокуратуры Крыма в расследовании преступлений, о систематизации всех процессов уже в Офисе генерального прокурора.

Прокурору МУС есть с чем сравнивать. Если раньше все эти дела были разбросаны по 5 департаментам прокуратуры, то теперь всеми этими преступлениями занимается одно подразделение, и это говорит об эффективности работы.

Не мог не затронуть проблематику отсутствия доступа к оккупированным территориям, нежелания свидетелей давать показания, прежде всего, из-за риска преследования со стороны оккупационных властей. Кроме того, рассказал об определенных сложностях в сотрудничестве с Интерполом. Их устав запрещает вмешиваться в вопросы военного характера, что делает невозможным заочное производство в соответствующих преступлениях на национальном уровне, ведь судебная практика Украины единственным условием осуществления производства in absentia, то есть по спецпроцедуре, признает факт публикации Интерполом «красной карточки».

- Когда Украина ратифицирует Римский статут? Почему это важно?

- В этом вопросе как у государства, так и у общества единодушная позиция – Римский Статут ратифицировать необходимо. В 2016 году парламент внес в Конституцию Украины изменения, которые дают возможность Украине ратифицировать Римский Статут через три года. Этот срок наступил летом прошлого года.

Признание Украиной юрисдикции суда путем подачи заявлений Верховной Радой возлагает на наше государство обязанности сотрудничать с Международным уголовным судом и выполнять все его решения. Таким образом, обязанности у нас есть, а ратификация Римского статута позволит Украине иметь еще и права: право быть членом Ассамблеи государств-участников МУС, право выносить вопросы на повестку дня Ассамблеи и принимать активное участие в ее работе, право вносить кандидатуру судьи Международного уголовного суда от Украины, право участвовать в выборах прокурора МУС и другие права, которых у нас пока нет. Кстати, во время встречи с Фатой Бенсудой в Гааге, которая проходила в рамках очередной Ассамблеи стран-участниц Римского статута, она выразила надежду, что в следующей глобальной встрече Украина будет принимать участие как член Римского статута.

Ирина Драбок, Гаага

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-