Смех сквозь слезы, или Как юмор помагал украинцам жить

Смех сквозь слезы, или Как юмор помагал украинцам жить

Аналитика
Укринформ
Оказывается, 1 апреля – день юмора и смеха – очень древний праздник, который отмечают во многих странах мира. А Украине – сам Бог велел...

Юмор может быть гениальный и бездарный. Смех может убивать и может спасать. Комическое и трагическое рядом, ведь это сама человеческая жизнь. А еще юмор очень быстро «портится» – анекдот, так же как рыба, должно быть свежим... И хотя сейчас, учитывая обстоятельства, порожденные пандемией коронавируса, вроде и не до смеха, но смех, юмор всех спектров – от грубого анекдота до тонкой улыбки - был и остается одним из тех действенных психологических предохранителей, что позволяет нам оставаться людьми. На протяжении веков, песня и смех были для украинцев той силой и стихией, которая вдохновляла, поддерживала и объединяла. Как там у Шевченко: «Грає кобзар, виспівує – аж лихо сміється». Чуть ли в каждом архивном следственном деле репрессированных украинцев, начиная еще с начала 30-х годов и почти до последнего, можно прочитать доносы сексотов: «Собирались вместе, пели украинские песни...» Упоминаются и «опасные» шутки.

Поэтому эта дата – 1 апреля 2020 года – хорошая возможность совершить небольшой исторический экскурс, вспомнить, над чем прежде смеялись украинцы.

Давние времена: а вы думаете, отчего именно у нас появился Гоголь?

По легенде, подвешенный за ребро на крюке Байда тоже шутил. Кто не помнит – это ХVI век, время, когда впервые встал вопрос о национальном украинском языке (появление Пересопницкого Евангелия). Шутили украинцы и о русских, и поляках, и татарах. В эпоху украинского барокко носителями украинского юмора были странствующие дьяки, студенты-спудеи, канцеляристы, бурсацкая богема, выходцы из казацкой среды. Они могли рассказать историю в духе самого черного хоррора, а могли развеселить так, что живот надорвешь. Об этом прекрасно знал Николай Васильевич Гоголь и виртуозно использовал в своем творчестве. Да и не только он один – «Энеида» Котляревского – тоже оттуда, к тому же, написана именно тогда, когда жива была память украинцев о кровавом уничтожении Екатериной ІІ Запорожской Сечи. Переходя из города в село, из села в город, странствующие дьяки собирали множество разнообразных забавных историй, слухов, небылиц и анекдотов.

Козак Мамай
Казак Мамай

Интересный нюанс: юмор у украинцев был более демократичным и «легче» чем, к примеру, у русских. У нас не было культурного дуализма, ситуации классического российского «двоеверия» – противопоставление «железному» официозу, власти в лице царя-батюшки и церкви – народу. «Бог создал попа, а бес скомороха», – говорили россияне. Первый пользовался сакральным церковнославянским языком, а второй – «матерным». Примерно со второй половины XVIII века, когда начинается «закручивание украинских гаек» со стороны имперской России, когда подавляющее большинство украинской казацкой старшины отправилась на службу к русскому царю, соблазнившись дворянским званиями, титулами и правами, украинский язык начал вытесняться на обочину. Собственно там и «осел» украинский юмор – в среде мелкой шляхты, мелких чиновников, мещан, а также крестьян – потомков запорожцев.

Анекдоты XIX века: по нынешним временам смешно не всегда, а бывает – самое оно!

Слово анекдот имеет греческое происхождение – anekdotos означает «неизданное, то, что не принадлежит широкой огласке». Первые анекдоты появились еще в середине VI века в Византии, благодаря трудам Прокопия Кесарийского «Тайная история», посвященным развенчанию панегирических образов императора Юстиниана и его жены Феодоры. Со временем анекдотами стали называть короткие рассказы о выдающихся (или не очень) исторических личностях, всевозможных курьезных ситуациях. Но, что было смешным тысячу, а то и сто лет назад, сегодня уже таким не кажется, а порой требует достаточно пространного научного комментария.

Історичні збірки анекдотів
Исторические сборники анекдотов

Чтобы иметь представление о том, над чем смеялись украинцы в конце XIX века, стоит почитать «Галицко-русские анекдоты», собранные Владимиром Гнатюком, украинским этнографом, фольклористом и языковедом. Сборник увидел свет в 1899 году. Вот несколько примеров: «Украл вор во дворе бугая. И занес его в дом, выкопал под столом яму, положил там мясо, и все потроха ел с женой и детьми. Вот раз вышел он в поле, только сынок малый грелся перед домом, выпятив живот. А в доме собака, Круць, села под столом над ямой и нюхает. Вот приходят на двор люди, искать вора. Вот оден приходит к ребенку, и тычет пальцем в живот: – Пук! Пук! Наеля круп! – Врёс – говорит ребенок – неплавда, балского быка. – А где он сынок? – В доме под столом, у Клуця под хвостом. – Ишь какой малой, кроть его мать, что наговорил! Говорит второй. Они устыдились и пошли дальше» (1886, записано во Львове)

А вот еще – и наоборот – словно для наших времен! «Шли раз глухой, слепой, кривой и голый через лес. Вдруг говорит глухой: «Слушайте, что-то треснуло!» А слепой говорит: «А смотрите, там разбойники!». В ответ кривой: «Бежим!». А голый: «Потому что нас обдерут!»

А этот анекдот в 1880 году записал Иван Франко (текст оригинала): ««Ішла баба пєна, впала і заблювала сї; а пси прийшли, лижут, а вона кріз сон лепотит: Ей, Іване, не цілуй так, не цілуй бігме, що чоловікові скажу!»

Ну, украинцы ХІХ века смеялись над господами, попами, представителями других народов, но и над собой – тоже.

Самый короткий анекдот: коммунизм или От двух лет – до расстрела

Как большевики относились к анекдотам? В начале своей власти – довольно толерантно. В СССР даже вышло несколько сборников анекдотов, последний – в 1928 году. В первом издании Большой Советской Энциклопедии (1926-1947) даже был раздел «Политические анекдоты», который в последующих изданиях исчез. Большевики рассматривали политический анекдот как своеобразное оружие с большим агитационным потенциалом, которое стоит использовать в моменты политических кризисов и политической борьбы. Были анекдоты про Ленина, Троцкого, Калинина, Сталина; анекдоты про голод, коллективизацию, разруху и политические чистки.

Герої політичних анекдотів у СРСР
Герои политических анекдотов в СССР

Немало анекдотов 20-х годов можно прочитать в дневниках выдающихся политических и культурных деятелей той эпохи, в том числе и в «Дневнике» Сергея Ефремова – выдающегося украинского общественно-политического деятеля, академика, вице-президента ВУАН, репрессированного советской властью в 1930 году. Естественно, что подобные заметки велись тайно, прятались от чужих глаз, ведь могли служить прямым доказательством «контрреволюционной деятельности». Вот лишь несколько примеров:

  • «Слышал сегодня остроумное сравнение: чем коммунисты похожи на редиску? – А тем, мол, что сверху красные, а внутри белые...» (7 мая 1924);
  • «Из Москвы слухи утверждают, что треснула канализационная труба в мавзолее Ленина и залила мавзолей. Ходят по этому поводу стихи: «Угас российский наш Мессия / И благодарная Россия / Под звуки пушек и мортир / Спустила труп его в сортир». (28 марта 1924);
  • «Из новейшего фольклора. Производят «звездины» над девкой – какое же ей имя дать? Предлагают: «Лениниана» – очень затаскано; «Звездина» – как-то не нравится; «Октябрина» – тоже много уже их развелось... «Ну, пусть будет «Трибуна». «Так тогда же на нее всякая сволочь будет залезать!» – возмутилась мать» (12 ноября 1924).

Дошли до нас анекдоты и времен коллективизации:

  • «Зашел крестьянин в партком спросить, что это такое, когда в городе хлеб есть, а на селе нет? Секретарь подумал и говорит: «Это левый уклон». Крестьянин снова спрашивает: «А когда наоборот, – на селе хлеб есть, а в городе нет?» – «Это опасный правый уклон» – «А если в селе и в городе нет хлеба, вот так, как сейчас. Что это значит?» – «Это генеральная линия ЦК ВКП (б)».
  • А это достаточно жесткий, в духе времени, анекдот эпохи Большого террора: «Какая разница между чисткой аппарата ЦК и абортом? – При чистке аппарата – вычищают бывших, а при аборте – будущих».
  • «1937. Ночь. Звонок в дверь. Мужчина идет открывать. Возвращается и говорит жене: – Не бойся, дорогая, это только бандиты».
  • Анекдот про Сталина: «Захотел Сталин пир на весь мир устроить, а денег на него пожалел. Позвал наших специалистов и приказал все организовать. Но те, как ни старались, но на маленькие деньги ничего не получилось. Пригласил Сталин иностранных спецов. Те думали-думали, но ничего не придумали. Тогда Сталин вызвал одного еврея и спросил его, может ли он устроить такой пир? Еврей отвечает: «Купите, Иосиф Виссарионович на 5 копеек пулю и застрелитеся! Вот тогда и будет пир на целый мир, и вам ничего не будет стоить».

За подобный анекдот в начале тридцатых годов могли уже арестовать по пресловутой 58 статье – «контрреволюционная деятельность». В 1932 году за анекдот могли дать два года, в 1935 – три (за анекдоты, «дискредитирующие СССР и ВКП(б)»). За дискредитацию «вождя и партии» – четыре. В 1937 – восемь лет исправительно-трудовых лагерей. В 1937 некоторых приговаривали к расстрелу. Но опаснее всего было шутить в 40-х годах, особенно во время советско-немецкой войны – тогда расстреливали с формулировкой: «антисоветская агитация, контрреволюционный анекдот». Хотя, именно на время войны власть и «реабилитировала» политический анекдот, который снова стал оружием – теперь уже в борьбе с нацистами. В каждом третьем информационном сообщении ОГПУ-НКВД о настроениях населения говорится и об «анекдотчиках». А вот анекдоты из конкретного дела 1947 года:

  • «Одна бабка увидела впервые в жизни верблюда и горько заплакала. Когда ее спросили, чего она плачет, она ответила – только посмотрите, до чего советская власть лошадь довела»;
  • «Сталин и Молотов, пролетая в самолете над Москвой, увидели у магазинов очередь за мукой и сахаром. Товарищ Молотов сказал товарищу Сталину, что если бы он сбросил с самолета мешок муки и сахара людям, то они бы его расцеловали от радости. Тогда пилот сказал, что если бы я вас выбросил вниз с самолета, то народ меня бы целовал во все места».
Протокол суду над
Протокол суда над "анекдотчиками"

Военный трибунал Кишиневской железной дороги судил Поповича Сергея Ивановича, который рассказал железнодорожникам семь анекдотов – они все есть в деле – по статье 54-10 ч.I Уголовного кодекса УССР. Приговор – 10 лет исправительно-трудовых лагерей. После смерти Сталина подтвержденных случаев судебного преследования за анекдот нет.

  • «Тебя за что посадили? – За болтовню. А тебя? – За лень. Услышал анекдот и подумал: завтра сообщу куда следует. А товарищ времени не терял».

Думаете, дешевая нефть «завалила» СССР? Да нет – смех!

Золотой эпохой анекдота в СССР можно считать 70-80 годы ХХ века. Этому тоже способствовало развитие СМИ – появление в каждом доме телевидениz, политизация жизни и унификация массового сознания. При встрече, вместо приветствия говорили: «Ты новый анекдот слышал? Вот послушай...» Анекдот становился надежным, а главное понятным каналом коммуникации для большинства населения СССР. Медленно смех перевешивал страх. После смерти Сталина общество вздохнуло с облегчением, но, тем не менее, еще долго жил анекдот сталинских времен:

  • «Как поживаете? – Как картошка: если зимой не съедят – весной посадят».

При Брежневе-Андропове «буйным цветом» расцвели анекдоты про Чапаева и Анку, про Брежнева, про чукчу, Вовочку, коммунизм, выезд в Израиль, и вообще – еврейские и про армянское радио. А еще – про антиалкогольную кампанию, Штирлица, Чернобыль – буквально все становилось темой для анекдота, который понимали и рабочие, и крестьяне, и политические бонзы, и представители любого из народов, входивших в состав СССР.

Штірліц був на межі провалу
Штирлиц был на грани провала

Последней порцией «общесоветских» анекдотов были анекдоты про Чернобыль, к тому же, они были преимущественно украинского «производства».

  • «Лежат на кладбище в соседних могилах два покойника. Заскучали, и один спрашивает второго: – Ты откуда? – Я из Чернобыля. А ты? – А я из Киева. Ты от чего умер? – От радиации. – А я от информации»
  • «Основные симптомы лучевой болезни: а. Тяжело вставать по утрам. б. Не хочется работать. в. Все время тянет выпить»
  • «Зажурились українці: ні в кишені, ні в ширінці. Каберне п’ють, криють матом. Ось що значить «мирний атом». А як ще раз наверне – не поможе й каберне».
  • «Заходит в больничную палату незнакомый человек и спрашивает: – Кто вчера сдавал анализ крови? – Я. – А какой у вас рост? – К чему тут рост, доктор? – Я не врач. Я столяр»
  • «Вопрос: Как определить уровень радиации? Ответ: Надо уровень радиации, указанный в газете, умножить на тираж этой газеты»
  • «Армянское радио спрашивают: – грозит ли киевлянам голод? – Нет, не грозит, потому что им каждый день на уши вешают лапшу».
  • «Новый флаг Украины: красная, белая и черные полосы. Красная – цвет вина, белая – цвет крови, черный – цвет юмора».

Эти анекдоты рассказывали люди, которые пережили одну из самых страшных техногенных катастроф мирового масштаба – люди, которые болели, и умирали от «мирного атома». Но они еще и находили в себе силы смеяться. И те, кто выжили – не в последнюю очередь выжили именно потому.

Нынешнее время: анекдот с скоростью Интернета

Сегодня для юмора – идеальные времена. Правда, в России, за распространение анекдота могут и посадить – и таки сажают. Но Украина – не Россия? Литовский философ и публицист Леонидас Донскис в книге максим «Малая карта опыта», увидевшей свет в 2010 году, весьма предусмотрительно написал: «...Политический юмор нашего времени, который осторожно кокетничает с властью и силой, сразу же становится политикой. Это уже не противодействие и не карнавал языка... И вместе с тем предупреждение: господа, вы здесь не одни. Мы тоже жаждем власти. Делитесь ею, или вам конец».

После развала СССР анекдоты стали активно использоваться в PR-технологиях, особенно во время избирательных кампаний. Произошла коммерциализация и последующая политизация юмора. Но существует и «низовой», народный юмор, которому не нужны огни рампы и аплодисменты зрителей. Его лавры – это репосты и лайки. Сейчас новые анекдоты и мемы появляются в соцсетях через считанные минуты после любого важного события. Есть уже множество анекдотов и про коронавирус, и про карантин. Ну, мы их здесь приводить не будем – вы же сами видели. Как бы там ни было, верим, что в конце концов одолеем и эту напасть.

Запорожці пишуть листа
Запорожцы пишут письмо

Вспомним репинских «Запорожцев», как они смеются – кто гомерически хохочет, трясясь со смеху, а кто – тонко по-интеллигентски улыбается в ус, как писарь (Яворницкий), но сабля у них под рукой. Поэтому желаем всем смеха не того, который расчеловечивает, а смеха живительного, целебного, того смеха, «що рани гоїть, що стурбованим душам розвагу приносить, що в наболілі серця нову охоту і нове завзяття вливає», как писал Богдан Лепкий в предисловии к «Энеиде» Ивана Котляревского.

Светлана Шевцова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-