Ярослав Грицак, историк
Пандемия – это репетиция апокалипсиса и вызов человечеству
27.04.2020 18:30

Вынужденное уединение – на самом деле может быть настоящей трапезой уроков, диалогов и вебинаров. Правда, онлайн. Соцсети предоставят тебе выбор вот таких встреч.

Лекция с историком Ярославом Грицаком, которую организовало издательство Yakaboo и которого любит интервьюировать Укринформ, стала настоящим подарком для его ценителей. Такой разговор может быть не только интеллектуальным наслаждением, но и настоящим бесплатным мотивационным проектом для каждого. Историкооптимист, который, сидя на карантине, шутит, что никогда так много не работал. Кроме обновленной истории Украины, которую он планирует завершить к июню, в планах такие книги: “История Львова”, “История Донецка”, “Жизнь Бандеры”. И да, чтобы не забыть: в соавторстве с ним зимой выйдет сорок историй о Рождестве.

Мы приводим наиболее интересные мнения преподавателя Украинского католического университета, начиная с ответа на вопрос автора материала. О мире после пандемии.

КАК ПАНДЕМИЯ И КАРАНТИН ИЗМЕНЯТ МИР?

Я историк, а не пророк. Пандемия – это не апокалипсис. Но это репетиция апокалипсиса, который еще состоится... По подсчетам ученых, 2030 год будет критическим, потому что ресурсы – в частности, вода – исчерпываются. Тогда, вероятно, станет реальной борьба за ресурсы... При современном состоянии экономики выглядит, что мы проходим пик богатства, мир уже никогда не будет таким богатым, как год-два назад. Если тенденция потребления сохранится, наша цивилизация будет идти вниз... Это угроза. Перед нами возникнет необходимость сохранить развитие и стабильность.

Пандемия – это звоночек. Она предупреждает. Биологи, собственно, давно рассказывали, что чем грязнее земля и мир, тем он более уязвим к вирусам, тем быстрее вирусы мутируют. И хорошо, что сегодня мутации не смертельны. Если мы придем к этому способу мышления, осознанию угроз, то мы сдержим это. А может, нам не нужен каждые два года новый айфон? А может, нам нужно пересесть на велосипеды с машин? Может, нужно сбавить темпы потребления? Потому что человечество съедает то, что не останется следующим поколениям.

Но у меня при этом есть надежда.

Злые чувства страха – положительные. Страх заставляет двигаться, думать, искать решения. Я очень надеюсь, что пандемия заставит двигаться и наши элиты. Я не исключаю, что пандемия приведет к концу Трампа. Потому что его политика отрицания потепления, мол, это выдумки, как и отрицания пандемии – может не пройти. Это не произойдет быстро, но с другой стороны, у нас немного времени. Даже поздно об этом думать.

Украина получает все недостатки пандемии, не имея преимуществ, как другие страны, у которых есть и недостатки, и преимущества.

Пандемия – как окопная война. С другой стороны. В окопной войне выживает тот, кто дольше высидит, высидит тот, у кого есть ресурсы. А ресурсы берутся, если ты проводишь реформы. Возможно, это станет толчком для реформ.

МЫ ДЕЛАЕМ ВСЕ СТРАТЕГИЧЕСКИ ПРАВИЛЬНЫЕ ШАГИ, ЧТОБЫ БЫТЬ НОРМАЛЬНЫМ ГОСУДАРСТВОМ...

Вы спрашиваете, я оптимист в отношении Украины через интуицию, или опираюсь на какие-то аргументы? Каждый историк пишет книгу о самом себе и экстраполирует свои взгляды. Но мой оптимизм – это не “лайкозависимость”, я достаточно много читаю, вижу определенную логику и поэтому думаю, что мы делаем все стратегически правильные шаги, чтобы быть нормальным государством. Я почти убежден: Украина более-менее на хорошем пути...

Если мир не изменится в худшую сторону, не произойдет катастрофы, мы реализуемся. Думаю, нам осталось 5%. Рутинных, но самых трудных. Для меня это обязательно – самое трудное – независимые суды...

УКРАИНА — ХИЩНАЯ БАБОЧКА

Мне порой напоминают мое сравнение про Русь как гусеницу, из которой вышло несколько бабочек... Русь – не колыбель, это структура, гусеница и бабочка – очень образно и упрощенно. Украинская бабочка хищная, летает выше... Мне она симпатичнее, у нее больший потенциал, она летает свободно, не имеет над собой пана.

Российская, к сожалению, нет. К сожалению – потому что она наш сосед. Культурно-религиозные традиции у нас близкие, но у нас другая политическая традиция. У нас невозможен Путин, у них невозможен Майдан. У нас были Майданы, но они не завершаются, потому что есть определенные нормы поведения... В России были революции, Февральская революция или августовская 1991 года, но затем у них были откаты. У нас нет отката, потому что мы часть западного пространства.

Когда меня спрашивают, что нам нужно для процветания... Нужны платформы и институты и должен быть лидер. Киево-Могилянки не было бы без Брюховецкого. УКУ не было бы без Гудзяка. Демократические элиты трудно представить без Черновола.

Но у хорошего лидера должна быть команда, он должен строить структуру, которая сможет работать без него. Главный критерий жизнеспособности института: удержится ли организация, команда, если его не будет рядом.

Хороший лидер немножко ленивый, строит институт с долгоиграющей стабильностью. Если есть воля и харизма – все остальное приложится.

Вы спрашиваете, есть и у нас сильный лидер? Пока что я не вижу. Но Лидеры появляются. Помню, какая была фрустрация и разочарование, когда погиб Черновол. Потом появился Ющенко, потом разочарование, потом Порошенко... Украинская земля богата даже на лидеров, главное, чтобы настроения в обществе были соответствующие и был запрос.

ВЫТЕСНИТ ЛИ РУССКИЙ ЯЗЫК УКРАИНСКИЙ?

В это я категорически не верю. Пусть мне покажут социологические исследования. Потому что социология показывает, что в последние годы общий консенсус сложился: государственный язык украинский. Русский язык выходит из круга мировых языков, круг его применения сужается. То, что человек говорит на русском языке, не всегда означает, что он чувствует его родным. Потому что есть разные состояния, аспекты, измерения... Сейчас я говорю на украинском языке, а выйду на улицу – и буду говорить с милиционером по-русски. Или власти в Донецке: дома говорят на русском, но приехав в Киев – будут говорить на украинском языке.

Как, где и кем употребляется язык? Раньше говорили, что украинский язык был языком академиков и уборщиц. Сегодня украинский заходит в те сферы, где раньше его не было, и начинает доминировать. В моей сфере – все историки украиноязычные.

Вы спрашиваете, заговорят ли Восток и Юг на украинском языке? Это вопрос трех поколений. Ассимиляционные процессы, которые уже происходили или будут происходить – это три поколения. Почему там русский господствующий? Через русский язык бывшие жители советского пространства входили в большой мир. Сейчас принципиально, чтобы входили через английский язык. В этом случае русский язык автоматически начинает терять свой статус. Задача: чтобы три поколения владели английским – и он стал нормой.

ЯВЛЯЮТСЯ ЛИ ЛЮДИ ИЗ “ДНР-ЛНР”, КОТОРЫЕ ХОТЯТ ОТДЕЛИТЬСЯ, ЧАСТЬЮ УКРАИНСКОЙ НАЦИИ?

Те, которые хотели отделиться, не являются украинской нацией. Но в этом регионе были две группы: группа украинских активистов, российскоориентированных активистов, ни одна из которых не имела большинства. А у большей части людей не было каких-либо устойчивых взглядов. Но украиноязычное ядро уехало после 2014 года.

Словацкий журналист Томаш Форро, который прожил в Донецке, изображая последователя сепаратиста, бежал, издал книгу, которая стала книгой года. Он был удивлен тем, как часто он слышал там украинский язык. Его подруга, с которой он там познакомился, через год призналась, что она украинка.

Не записывайте там всех в сепаратисты. Их там точно не сто процентов.

Я верю, что мы вернем Донбасс, потому что не верю, что Путин вечен. И в таких структурах, как РФ, смена лидера – это кризис. Николай ІІ. Смерть Ленина, Сталина. Когда Россия будет слаба, Донбасс вернется. Мы не должны в этом сомневаться, необходимо думать, в какую Украину они вернутся. Это неизбежно, это последствия нарушения международного права.

Томаш Форро писал, что жители Донбасса измучили себя войной, они хотят нормальной жизни. Они бы не повернулись лицом к Порошенко, но к Зеленскому, возможно, повернулись бы.

О ШОКОЛАДНОМ МОРОЖЕНОМ И ЗАПАСЕ КНИГ

И напоследок я хотел бы кое-что пожелать.

Украинцы – рекордсмены по выживанию. Нас нельзя уничтожить. Наше общество лучше государства, но в этом слабость – порой ему все равно, в каком государстве жить. Впрочем, на сегодня я всем желаю силы духа и здоровья все перенести. Без потерь. Все пройдет, а мы останемся. Желаю иметь свой запас книг и шоколадное мороженое, которое подпитывает. И желаю использовать шанс остановиться и подумать – что мы делаем.

FB

Фото: DR, http://ucu.edu.ua

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-