Сергей Зибцев, директор Центра мониторинга пожаров
Огонь – огнем. Это главное средство борьбы с крупными лесными пожарами
28.04.2020 19:16

Апрель 2020-го выдался очень жарким. Почти месяц продолжались масштабные пожары в нескольких областях. Киев несколько раз бил мировые и собственные рекорды по ухудшению качества воздуха – дым от северных пожаров добрался до киевлян, а плохие новости о Чернобыле облетели весь мир. Туроператоры, которые занимаются организацией туров в зону отчуждения, с ужасом подсчитывают объем уничтоженного огнем. Правоохранители ищут поджигателей. А ученые повторяют: это только первая возможная волна в этом году, усилия нужно направить на противодействие второй. Какой она будет и кто может предупредить беду, рассказал Укринформу профессор кафедры лесоводства Национального университета биоресурсов и природопользования Украины, директор Регионального Восточноевропейского центра мониторинга пожаров Сергей Зибцев.

ЛЕСА СПАСЕТ МОЛОДАЯ ТРАВА И МЕЖВЕДОМСТВЕННАЯ ИНСТАНЦИЯ

- Сергей Викторович, какие последние, уточненные данные относительно общей площади возгораний?

- На 13 апреля в зоне отчуждения фиксировали 20 000 га, под конец прошлой недели там было уже минимум 30 000, за ее пределами добавилось еще минимум 5-7 тысяч. Так что стремительно приближаемся к 50 000 га – думаю, в целом получится не менее 40-50 тысяч в Житомирской и Киевской областях на период с 29 марта по 23 апреля. На днях в Польше, на территории национального парка, крупный пожар начался, около 3000 га горело в Беларуси. Погодные условия...

- Можно какие-то прогнозы сейчас делать? Что будет, учитывая такие условия, до конца весны?

- Ключевой фактор – молодая трава. На выходных дождик прошел, пойдет трава – пожар остановится. По крайней мере, этот цикл. Обычно он у нас начинался 25-26 апреля (в этом году стартовал на три недели раньше), в мае появлялась трава и к лету крупных пожаров уже не было. Вторая волна может пойти в июне, если будет засуха, а масштабные пожары обычно начинались с 25 июля. Сейчас мы написали обращение к правительству (опубликовано на сайте Регионального Восточноевропейского центра мониторинга пожаров) – это 10 страниц с рекомендациями Президенту, Кабмину, ГСЧС, Гослесагентству, местным органам власти и международным организациям. У нас есть полтора-два месяца на действия. Если не изменятся принципиальные обстоятельства, описанные в обращении, у нас начнется вторая волна пожаров, возможно, масштабнее первой.

- В чем же заключаются эти принципиальные моменты?

- Объясню на живом примере. Такие пожары в мире уже случались, и даже хуже: два года назад в Греции 102 человека погибли, произошла национальная катастрофа. Но тогда премьер-министр Ципрас создал специальную межведомственную группу под председательством авторитетного международного специалиста. Нам тоже следует так сделать, и важно, чтобы группа была международная, а не национальная, чтобы мы не открывали Америку, колесо и велосипед. Комиссия наработала за 3 недели предложения относительно полноценного реформирования системы управления природными пожарами (такие вещи не касаются 1-3 ведомств, это глобальнее), в Греции приняли соответствующие законы и реформа находится в процессе реализации. В свое время в Греции передали охрану всех лесов от пожаров аналогу нашего ГСЧС, и это была огромная ошибка, потому что городские службы не могут обеспечить борьбу с ландшафтными пожарами за городом. Ошибка привела к жертвам, ее исправили. Сейчас в Греции используют американский подход: работает межведомственная комиссия, которая в случае чрезвычайных ситуаций выделяет ресурсы и все ведомства участвуют в ликвидации таких пожаров по одной схеме, которую мы наблюдали в Зоне. У нас сейчас с ним борется только ГСЧС. Служба, которая специализируется на городских пожарах и не имеет за городом компоненты выявления, предупреждения, реагирования. Пожарные привлекаются, когда уже катастрофа. Кто-то ее создал, а 2000 бойцов ГСЧС сейчас должны тушить...

- Кто же должен взять на себя эту компоненту предупреждения?

А делается так: 3-го числа загорелось – не позднее 4-го утром эта мобильная группа уже должна делать отжиг перед фронтом

- Согласно законодательству, у нас определенные организации отвечают за определенные участки. Лесники - за леса, Госводхоз - за мелиоративные системы и поймы, фермеры, аграрии - за сельскохозяйственные земли, граждане - за свои огороды. А система в той же Греции базируется на том, что вся громада в первую очередь отвечает за земли, она должна работать с лесниками, добровольческими пожарными дружинами, чтобы не допустить на своих землях пожаров. У нас же получается так: кто-то поджег пойму, она горела, никто не приезжал, не реагировал, потому что пойма – это за пределами ответственности ГСЧС или лесников. Пожар перешел на заповедник, а заповедники у нас не финансируются, как известно, и вообще не существует системы тушения природно-заповедного фонда (ПЗФ), сгорело 6000 га в Древлянском природном заповеднике, дальше пошло по Зоне. Там огонь должна была бы встретить «Северная пуща» (государственное спецпредприятие), но, видимо, не смогли или не успели. А дальше, когда пожар набирает 2000-3000 га и стоит такая погода, он становится неконтролируемым. Хоть супертанкер Boeing 747 вызывай – это ничего не даст, слишком большая площадь и температура. И в таком случае уже нужно или ждать осадков, или уметь остановить огонь отжигом. Но в Украине никто этого не умеет и это не разрешено законодательством. Мы иногда проводим тренинги, учим лесохозяйственные предприятия отжигать небольшие территории с контролем поведения пожара, но в боевых условиях с чрезвычайной пожарной опасностью отжиг перед фронтом пожаров могут делать только опытные и обученные специалисты, ведь это смертельно опасно. Это должны делать люди, получившие практику в боевых условиях, а не в теории. В этом году 50 китайских лесных пожарных попали в огневую ловушку и погибли при тушении такого пожара.

Украинские леса будут гореть, пока за них отвечает только ГСЧС. Нужна межведомственная инстанция

Знаю, есть поручение правительства Гослесагентству разработать соответствующую стратегию. Это уже провальная идея, потому что межведомственная структура для реагирования на лесные пожары должна быть при правительстве выше любого министерства или ведомства, под кураторством лично премьера или Президента. Поручить дело агентству означает, что стратегия спасения будет касаться только доверенных ему 7 млн га из существующих 60. Как считаете, будут ли в Украине лесные пожары, если на 7 млн га решить проблему, а на 53-х – нет?

Я об этом все написал в обращении, отправим официальное письмо. В феврале 2016 года мы уже обращались с письмом к премьер-министру с просьбой не допустить катастрофических пожаров в Зоне отчуждения. До апреля 2020 года то письмо так и не сработало.

Все говорят – стихийное бедствие, но это просто отсутствие системы, и бедствие повторится, если ему не помочь

- То есть катастрофа была предсказуема?

- Да, предсказуема, и первое обращение к правительству мы сделали еще 27 июля 2007 года при Президента Викторе Ющенко. Тогда прошла мощная международная конференция, и представителей американской лесной службы возили в зону. Они сказали: ребята, у вас тут беда назревает... Эта беда случилась в 2015-м, но как-то не дошли руки до кардинальных решений, наверное, подумали – «что же, стихийное бедствие, бывает». И сейчас все говорят – стихийное бедствие, но это просто отсутствие системы и бедствие повторится, если ему не помочь. Не создадут эту систему преодоления природных пожаров – будем в июле вновь подсчитывать площади возгорания. Есть высокая вероятность гибели гражданских, как это было в Австралии, Калифорнии, Греции, Португалии – повезло в этот раз. Примером может быть решение СНБО 2010 года. Тогда ввели чрезвычайную пожарную ситуацию, личную ответственность губернаторов, все ведомства были привлечены. 2010 году в России 500 000 га сгорело, а у нас обошлось, потому что на правительственном уровне приняли правильные решения. А сейчас не уверен, что мое обращение даже прочитают.

НУЖНО МОБИЛИЗОВАТЬ СИНОПТИКОВ И КОСМОЦЕНТРЫ

- Если пожарные тренированы под тушение городских пожаров, может, нужно организовать международные учения, задействовать принципиально новую школу подготовки?

- По решению правительства, сейчас ГСЧС выделяют 145 млн гривен. Но ГСЧС – это ликвидация, а в первую очередь сейчас нужны средства, чтобы не допустить чрезвычайных ситуаций. Нужно наконец понять: климат изменился, мы живем уже как на севере Одесской области, в сухом степном или лесостепном климате с сильными ветрами. Если наши лесные пожарные станции не умеют бороться с природными пожарами, которые до этого мы наблюдали в Австралии, Португалии, США, значит нужно перестраиваться и готовиться к новым вызовам вроде того, как сейчас медицина экстренно перестроилась под борьбу с COVID-19. С 2010 года мы говорим – иначе будут жертвы. Несколько сел уже сгорели, нужно теперь позаботиться, чтобы не погибли люди в заброшенных селах, где по два заселенных дома остались.

- А кого следует в первую очередь привлечь на помощь ГСЧС, чтобы предотвратить беду? Синоптиков?

- Синоптики - это правильно, но они у нас вообще отказались от метрологического прогнозирования пожарной опасности. Сняли со своего сайта страницу «Пожарная опасность в лесах», которую раньше наполняли. Но главное, все же, - до июля создать мобильный отряд пожарных с вертолетом, который будет вылетать на вызов независимо от того, чья земля: леса, пойма, торф. И реагировать мгновенно, как только огонь занял 1000 га и указано 5-й класс пожарной опасности (надеюсь, указано будет все же Укргидрометцентром). Это сэкономит большие средства. Сейчас пожарная авиация тоже вылетает довольно быстро, но авиационное тушение без четкого протокола взаимодействия с квалифицированной группой пожарных и без наземной поддержки не так эффективно.

- А почему нет какой-то универсальной инстанции, которая бы только и занималась мониторингом, зондированием разного рода опасностей?

- Правильный вопрос. Возможно, о них докладывает правительству Национальное космическое агентство, но я не видел таких докладов. А ежедневные отчеты, открытые для населения, думаю, были бы полезны. Знали бы, где и что у нас горит ежедневно по состоянию на 9 утра, а не так, как докладывает сейчас ГСЧС, – дает 35 га на момент, когда в реальности горит уже 7500. В демократическом обществе нельзя скрывать, перевирать информацию даже «чтобы паники не было».

- Во Львовской области у нас есть Центр космической связи, который получает данные о взрывах, пожарах, наименьших оползнях едва ли не на всей поверхности Земли. Почему не использовать подобные ресурсы?

- Да, они у них есть, и даже сервис мониторинга ландшафтных пожаров, но не уверен, знают ли об этом в Кабмине. В 2015 году было два крупных пожара в зоне, на 15 000 га - а какие выводы? Наш центр пробовал проводить тренинги в Чернобыле. Но если вертикаль не заставляет работников внедрять то, что мы им даем, - это зря потерянное время: провели тренинг, а люди забыли, с них никто ничего не требует. У нас есть и специалисты, и компетентные структуры, однако нужно сейчас перестроить их работу в соответствии с рисками.

- Может, как минимум мобилизовать лесников, пусть срочно сухостой ликвидируют?

Если бы лесники выполняли действующие нормативные правила, ситуация развивалась бы иначе. Достаточно придерживаться нормативов и не будет пожаров площадью более 1000 га

- Об этом тоже в нашем обращении написано. Если бы лесники выполняли действующие нормативные правила, ситуация развивалась бы иначе. Достаточно придерживаться нормативов и не будет пожаров площадью более 1000 га. Правда, с 2016 года лесное хозяйство не финансируется, соответственно, что с них требовать? Если это такая государственная политика, государство считает, что финансировать лесное хозяйство не нужно, то что тогда взять с лесников? Люди увольняются, не получая зарплат, некого винить. Понимаю, что мы бедная страна, но сейчас 200 млн грн на ликвидацию одного пожара в Чернобыле и Житомирщине нашлось. Значит деньги есть, и рано или поздно приходится платить.

Достаточно сравнить ситуацию с Беларусью - там в лесах не было крупных пожаров ни в 2015, ни в 2020-м, а в свое время министр лесного хозяйства Беларуси заявил, что 57% пожаров в Брестской области перешли с Украины и нужно строить пожарный щит на границе.

НАШИМ МЕДВЕЖОНКОМ СМОКИ БУДЕТ АИСТ

- А существуют ли какие-нибудь спецсредства, методики, которыми в мире эффективно и быстро тушат подобные пожары? Вроде залпового тушения, взрывного.

- Нет, залповый не нужен. Только мобильная бригада и обученные лесные пожарные по всей Украине. Их около 12 000 человек. Огонь – огнем, это главное средство борьбы с лесными пожарами в США. В населенных пунктах они применяют порошок ретардант, а если это лес, нет людей – огнем выжигается полоса 500-600 м, где пожар останавливается сам собой. То есть единая методика – создать условия, при которых пожар не развивается.

- У Штатов действительно огромный, более чем столетний опыт тушения природных пожаров. Еще до Второй мировой была развернута целая социальная кампания для борьбы с лесными пожарами, потом появился талисман службы леса – мишка Смоки...

- Да, и The Walt Disney к ней присоединилась - кампания была настолько популярна. И они успешно тушили до 97% пожаров. И в результате накопилось много горючих материалов: пожары время от времени подчищали эти леса. А в 70-80-х резко увеличились площади чрезвычайных пожаров, как вот у нас теперь. Чернобыль - яркий пример захламленности лесов, что приводит к очень интенсивным пожарам, с которыми невозможно бороться. Когда температура горения достигает 800-1000 градусов, людей и технику нет смысла отправлять, приблизиться невозможно даже самолетом, потому что вода испаряется на высоте 20 м. Поэтому каждый лесопользователь, землепользователь, каждая громада должны думать, как не допустить этого. Иначе найдется слабое звено, с которого начнется и уже не остановишь. С населением нужно работать.

- Я потому и вспомнила о медвежонке Смоки. С использованием этого персонажа и его девиза «Только ты можешь предотвратить лесные пожары» с людьми и работали – через плакаты, комиксы, мультики...

- У нас есть собственная идея такой кампании! Даже придумали украинского аналога Smokey Bear – аист, который несет ведерко с водой в клюве. Мы к работе с гражданами подготовились, уже и разработали руководство для председателей сельсоветов, как защитить село от пожара. Но мы маленькая неправительственная организация, обеспечить каждый сельсовет материалами не в состоянии, все висит на сайте – берите, скачивайте. Приглашайте - приедем, научим. Но для более масштабных действий должна быть государственная программа, как в Канаде Smart fire. Людям объясняют: чтобы не случилось беды, у тебя не должно быть в радиусе 300 м от дома никакого горючего материала, деревьев-кустов. Должен быть гидрант, бочка и тому подобное. Если подходит пожар – действуешь вот так. В 2018 году в Греции люди погибли, потому что не знали, как действовать. Городок Мати – каменные дома, через такие пожар проходит за 3-4 минуты. Если бы люди знали, что могут безопасно в них укрыться и спастись, они бы не бросились бежать через узкие улочки, на которых и погибли.

Поколения украинцев работали над созданием лесов, которые должны были защитить черноземы от расширения Олешковских песков... Сейчас из-за отсутствия финансирования это все просто сгорает

- С Чернобылем понятно – он как факел. Какие еще регионы в группе риска?

- Прежде всего Херсонщина. Много поколений украинцев работали над созданием там лесов, которые должны были защитить черноземы от расширения Олешковских песков. Сажали – пропадало, сажали – снова пропадало, где-то только на 12 год зацепилось. Сейчас из-за отсутствия финансирования это все просто сгорает. Что за политика - я не понимаю, и кто будет заново таким же тяжким путем создавать новые насаждения, хотел бы спросить. Ведь это результат работы нескольких поколений, от которых мы получили леса в наследство и не можем сохранить. В первую очередь, леса вдоль рек – Днепра, Северского Донца, очень важно, чтобы эти реки оставались живыми. Дальше – болота. В Чернобыле из-за засухи, которая продолжается шестой месяц, они стали сухими торфяниками. Болота – залог того, что Украина останется с водой, они питают реки. Необходимо, чтобы болота были заводнены. 29 марта пойма еще должна была в снегу, в воде стоять, а она уже была как порох, вот и загорелась. Если не приступить к решению проблем сейчас, скоро будем и без воды, и без лесов.

Татьяна Негода

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-