Дмитрий Черныш, директор Департамента развития электронной системы здравоохранения НСЗУ
«Почему виснет электронная система здравоохранения? Ей не хватает 60% ресурса!»
30.07.2020 00:10

Одна из неожиданных проблем «карантинного» лета. Люди жалуются, что прием у врача превратился в проблему. Очереди, которые уж было исчезли, снова выросли под дверью кабинетов. Нет, врачи работают, как положено - но компьютеры, через которые выписываются рецепты и направления к специалистам - виснут. Минуты утекают одна за другой, пока «крутится» значок ожидания на мониторе... Все нервничают, очередь растет...

Мы решили обратиться с более чем актуальной проблемой к человеку, который этот вопрос непосредственно курирует - директору Департамента развития электронного здравоохранения НСЗУ Дмитрию Чернышу.

ИЗ 104,2 МИЛЛИОНОВ В БЮДЖЕТНОЙ ЗАЯВКЕ ДАЛИ 9…

– Давайте начнем с того, с чем мы пришли. Пациенты, врачи массово жалуются на зависание системы eHealth, ожидание ответа, которое может длиться часами. Как вы собираетесь решать проблему? Сколько это займет времени?

Национальная служба здоровья отвечает за функционирование всей электронной системы здравоохранения

– Начнем с того, что нам известно об этой проблеме. Национальная служба здоровья отвечает за функционирование всей электронной системы здравоохранения. Эта обязанность возложена на нас законом. Почему происходит все так, как есть сегодня? Чтобы система работала как следует - есть такой треугольник взаимодействия. Это НСЗУ, наша функция обеспечить функционирование - провести закупки всего, что нужно, осуществить администрирование, верификацию данных в системе, потому что они должны быть актуальны для оплаты, для прогнозирования и т.д. Есть еще Министерство здравоохранения - орган, который должен разрабатывать и утверждать правила. И еще министерство - главный распорядитель бюджетных средств. И есть ГП «Электронное здоровье» - это администратор, который должен обеспечить бесперебойную работу системы.

Система состоялась. С 1 апреля 2020 года вместе с реформой она заработала во вторичном звене, таким образом мы как бы цикл закрыли. Первичка, аптеки и специализированное звено. Система была готова на старт реформы полностью. НСЗУ вместе с ГП работали над тем, чтобы были достаточные мощности, чтобы не было никаких задержек. И именно НСЗУ, как орган, обеспечивающий функционирование, начала бить тревогу: система развивается, ей нужно больше мощностей. Мы это подсчитали еще в 2019 году.

НСЗУ вместе с ГП работали над тем, чтобы были достаточные мощности, чтобы не было никаких задержек. И именно НСЗУ начала бить тревогу

– То есть все это, что сейчас происходит, было прогнозируемо?

– В 2019 году мы формировали бюджетный запрос, понимая, что нужно для системы. Первое. Это обеспечить функционирование системы в дата-центре - мы закупаем соответствующие услуги, необходимый ресурс, мощности для того, чтобы система работала. Вторая статья - это обеспечение операционной поддержки системы. Если вдруг случаются какие-то сбои и т.д., технические специалисты, администраторы должны это исправить. Третье - это поддержка программного кода. Что это? Например, изменилось законодательство и значит - в программе нужно что-то подправить, скорректировать. Это обязательные расходы для всех информационных систем. И у нас еще четвертая статья - это развитие новых модулей системы. В 2019 году мы подали в Минздрав предложение выделить на все эти направления 104 миллиона гривень, 28,8 из них мы планировали потратить на закупку хостинга.

- И их выделили, эти деньги?

- Из 104 миллионов гривен нам было выделено 9... Эти 9 миллионов не были целевыми - на дата-центр или код-поддержку, или на операционную поддержку, - но мы понимали, что без размещения системы в дата-центре, остальное просто не требуется. И мы 9 миллионов направили на закупку услуг по хостингу. Напомню, в бюджетном запросе на это выделялось 28,8 миллиона. То есть, мы получили на хостинг треть от потребности. А прогнозный объем нагрузки на систему, который был посчитан в 2019 году, он оправдывается. Нам необходимо расширить систему до уровня, который был заложен. Нам нужно дополнительно еще 16 миллионов гривень, это если будет экономия и пиковый сезон заболеваемости пройдет без значительной нагрузки.

- Это для хранения данных, для дата-центров...

- Это и жесткие диски, где хранится информация и оперативная память. Если не хватает места - компьютер начинает зависать, не успевает обрабатывать такое количество информации. Он ее обработает, когда спадет нагрузка. Нынешняя задержка до 5 минут. Плановое время обработки запроса 20 секунд, ну, то есть, это максимум что должен ждать пациент, прежде чем ему придет смс - 20 секунд. Сейчас 5 минут и может быть больше в пиковые часы.

- Говорят о других цифрах, о часах ожидания, а не о минутах.

- Я вам не подтвержу о часах. Возможно, в каких-то отдельных случаях... Но поверьте, 5 минут это тоже много, и 15 минут много, о часах я вообще не говорю. Что мы делаем? Мы с Минздравом разговаривали еще с начала года. Потому что это математика. Мы не втиснемся в треть средств, запланированных лишь на одну статью! Нам придется принимать какие-то решения, очень не популярные вплоть до того, что система, в принципе может остановиться.

Мы не втиснемся в треть средств, запланированных лишь на одну статью! Нам придется принимать какие-то решения, очень не популярные вплоть до того, что система, в принципе, может остановиться

Мы направили пять писем с обоснованием и с предложениями, где можно взять эти деньги. На сегодня, 29 июля. Минздрав все-таки начал процедуру перераспределения средств. И это, конечно, хорошо. Плохо, что эта процедура началась 28.07, а не в мае или хотя бы июне, как об этом официально просила НСЗУ.

Сейчас складывается следующая ситуация - сама процедура перераспределения средств завершается после принятия решения бюджетным комитетом и выделением средств на счет НСЗУ. К тому времени должно быть согласование ЦОИВ и принято решение Правительства. Это может быть довольно долго - месяц или и больше. До завершения процедуры НСЗУ не может расширять хостинговые мощности. Это нарушение как бюджетного законодательства, так и законодательства о публичных закупках. Об этом, конечно, известно в Минздраве. Мы же будем действовать в рамках правового поля.

Что же делать? Мы пересмотрели статьи расходов, которые сейчас доступны для НСЗУ. Есть защищенная статья по коммунальным расходам для НСЗУ. Мы готовы отдать эти средства на покрытие дефицита за период, пока министерство будет проводить свои процедуры. Но и это решение требует согласования Минздрава как главного распорядителя бюджетных средств. Все документы уже в Минздраве. Это согласование можно сделать за один максимум два дня и запустить расширение мощностей в хостинге уже с понедельника. Нам очень важно, чтобы система работала без задержек.

- Врачи и пациенты хотят услышать: сколько им еще ждать решения проблемы? Что можно сделать уже сейчас?

- Как сделать так, чтобы обработка запросов проходила быстрее? Оптимизация процессов. Если есть процесс сложный с несколькими этапами, а его можно упростить, мы будем упрощать. Все, что можно было отложить, мы уже закрыли, это позволило снизить уровень нагрузки. Мы забираем все, что используется для тестовой площадки, и отдаем основному ресурсу.

- Что имеется в виду?

- Это серверы, оперативная память, место на жестких дисках. Фактически мы забираем все ресурсы, на время остаемся без тестовой площадки, это тоже плохое решение с точки зрения развития системы, потому что без тестовой площадки, но для пользователей это хорошее решение, потому что с понедельника 27 июля система начнет работать лучше. В понедельник мы полностью остановили работу тестовой среды и все ресурсы передали на основную среду. Мы - это НСЗУ и ГП «Электронное здоровье» в данном случае. Единственное, что скажу, мы не остаемся полностью без тестовой площадки, у нас есть резервная площадка, закупленная в дата-центре GigaCloud. Резервная площадка должна быть для каждой системы.

О РАЗРАБОТЧИКАХ. МОЖЕТ, ЭТО ОНИ ЧТО-ТО «НАКОСЯЧИЛИ»?

– А кто разработчик системы? Может, при разработке были заложены ошибки, которые вот, возможно, вылились в сегодняшние проблемы?

– Нет, абсолютно не считаю так. Быстродействие системы из-за недостаточного объема мощностей и архитектура самой системы, это разные вещи. Система подвисает, медленно обрабатывает запросы, потому, о чем мы уже проговорили.

– Только из-за недостатка места и все?

– Да. Системой самом деле можно гордиться - показывать как передовой мировой опыт. За функционирование и разработку системы отвечает НСЗУ. Мы - владелец имущественных прав на программное обеспечение, соответственно владелец всегда отвечает за то, как система развивается. А непосредственно разработка ведется привлеченными компаниями, которые выиграют тендер.

– Кто был разработчиками на начальном этапе?

– Основным разработчиком до недавних пор была компания IT-компания Edenlab - они обеспечивали разработку модулей для первички и реинбурсации, а также для специализированного звена. А со временем добавились другие разработчики. Система построена на так называемой микросервисной архитектуре, то есть, разные компоненты могут разрабатывать разные разработчики. Программным обеспечением для электронных медицинских заключений занимается компания «МК Консалтинг». «Скайвел» осуществлял разработку сервиса смс-шлюза.

– И претензий к их работе никаких не было?

– Смотрите, это технологический процесс. Формируется техзадание, ведется разработка, обязательно проходит тестирование. Причем их несколько - тестирование разработчиком, тестирование заказчиком... Потом система переходит в опытную эксплуатацию, после этого она переходит в промышленную. Опытная эксплуатация системы началась еще в 2017 году и продолжалась до момента, когда у нас началась масштабная кампания в первичке «Выбери своего семейного врача», это было в марте 2018 года. Конечно, в течение такого периода отслеживаются и исправляются несовершенства системы. Это постоянный процесс.

На данный момент у нас 300 тысяч пользователей - это врачи и средний медицинский персонал, с каждым из них общаться сложно

У нашей системы двухкомпонентная схема – центральная база данных, за нее отвечает государство; данные должны быть защищены, сохранены, никому не переданы, и еще - множество медицинских информационных систем (МИСов), которые предоставляют доступ конечным пользователям к центральной базе данных. На данный момент у нас 300 тысяч пользователей - это врачи и средний медицинский персонал, с каждым из них общаться сложно, хотя они с нами напрямую общаются и также дают свои советы.

– А претензий к излишней информации, которую нужно постоянно вводить - не было?

– Нет, в вашем вопросе разные причина и следствие. В мае 2019 года мы проводили нагрузочные тесты на возможность выдерживать наши прогнозные объемы медицинских записей. Система тогда выдержала прекрасно. То есть тестирование показало, что все работает, архитектурно все разработано правильно.

– А со стороны это кто-то оценивал?

– Мы привлекаем компании «большой четверки», они просят не называть кого конкретно, но постоянно проводят тесты на уязвимость системы. Они проводили аудит системы: как она вообще построена, правильные ли технологические решения были выбраны. На разработку новых компонентов расходуются исключительно средства международной помощи, бюджетных средств ни одной гривны не было потрачено, а международные партнеры не вкладывают средства в то, что строится неправильно. А у нас с 2017 года планомерное сотрудничество с международными партнерами, с аудиторскими компаниями «большой четверки», и все выводы от них, все доклады, которые были, они все положительные, даже говорят о том, что результат превзошел ожидания.

– Но речь идет о том, что это должны использовать сотни тысяч разных людей, с разным, извините, уровнем компьютерной грамотности...

– Да, каждого врача надо научить, каждому врачу надо объяснить, ответить на вопросы. Мы запустили систему обучения через Академию НСЗУ, разработали четкие материалы – небольшие по объему, содержащие такую ​​концентрацию информации, которая снимает большинство вопросов. Сейчас запускаем серию вебинаров. Начиная со следующей недели два месяца мы будем еженедельно давать вебинар - как система работает, советы о том как оптимизировать процессы. Мы также выезжаем в клиники, смотрим, а как на самом деле оно работает и врачам тогда есть о чем нас спросить, и нам есть что сказать врачам.

Врач просто сидит и с периодичностью обновляет страницу, чтобы обновилась эта кнопка ... Не нужно этого делать!

– Например?

– Вот врач создал электронную медзапись, и ему нужно, чтобы загорелась отметка - синхронизировано с центральной базой данных. И что делать? Он просто сидит и с периодичностью обновляет страницу, чтобы обновилась эта кнопка... Не нужно этого делать! Система синхронизировала же, удели внимание следующим пациентам.

– А в функционировании МИСов нет никакой проблемы?

– То, что зависает, это не проблема МИСов, это проблема центральной базы данных.

– А другие проблемы?

– Здесь надо смотреть индивидуально. Если неудобно переходить между вкладками, использование интерфейсов, это нужно обратиться к разработчику МИСа, сказать, что именно пользователю неудобно. Мы им не указываем - должны сами разбираться. Кстати, об избыточности информации, которую надо вводить... Мы из МИСов собираем базовую информацию, чтобы оценить, какие базовые медицинские услуги предоставляются на территории Украины. Мы лишнего не собираем. А МИС, на своем уровне, - да, может собирать больше информации, но, как правило, это согласованная позиция МИСа и медицинского учреждения.

ВОПРОС К МИНЗДРАВУ: ПОЧЕМУ ДО СИХ ПОР НЕ ВЫПОЛНЕНА ИХ ПРЯМАЯ ФУНКЦИЯ?

– Я общалась с разными экспертами, в том числе и из Минздрава, которые утверждают, что нынешние проблемы ЭСЗО связаны с тем, что не было концепции системы электронного здоровья как таковой. Это правда?

– Если говорить о концепции как официальном документе, то ее нет. И здесь возвращаемся снова к треугольнику Минздрав, НСЗУ, ГП «Электронное здоровье». Концепция - это правила, драфт-проект концепции всем нашим треугольником был разработан летом 2019 года, в сентябре 2019-го он прошел общественную экспертизу, согласование с центральными органами исполнительной власти... Но так и не был представлен на утверждение Кабинетом Министров Украины. То есть сформирована концепция, все согласования есть, бери и подавай на правительство и утверждай, но Минздрав этого не сделал. Могут быть разные причины, почему это не сделано, та же постоянная смена министра... То есть то, что от Минздрава не было этого финального выхода на Кабмин, да, это правда. Повлияло ли это на работу системы? Поверьте, нет, потому что мы используем те принципы, которые в проект концепции были положены.

– А что там было прописано?

– Что электронная система здравоохранения развивается в течение ближайших двух лет параллельно с реформой финансирования сферы здравоохранения. Развивается электронная медицинская карта, электронная медицинская карта используется для проведения оплат, так как будто какие-то медицинские услуги были предоставлены. Опять же там указано, что есть Минздрав, который отвечает вот за то-то, и НСЗУ, которая отвечает за то, есть ГП «Электронное здоровье», со своей сферой ответственности. Здесь вопрос к Минздраву: почему до сих пор не выполнена их прямая функция - утвердить концепцию

...есть Минздрав, который отвечает вот за то-то, и НСЗУ, которая отвечает за то, есть ГП «Электронное здоровье», со своей сферой ответственности

– То есть, дорожная карта расписана, но просто нет утверждения?

– Давайте определимся с дефинициями. Концепция - это общее стратегическое направление: как система развивается и кто за что отвечает. В положении о Минздраве записано, что министерство отвечает за стратегическое развитие электронной системы здравоохранения. Что касается дорожной карты конкретных проектов. Опять же, прямо утвержденного документа не существует, но его в принципе не может существовать, потому что на утверждение любого документа требуется основание, это уже такие юридические тонкости. А дорожная карта, конечно, есть, она была на 2020 год и выполняется сейчас, и на 2021-й есть, и уже есть проекты на 2022-й и на 2023 годы. Повторяю: Минздрав - это стратегический уровень, а НСЗУ и обеспечивает функционирование как владелец программного обеспечения.

– Кстати, когда начиналась разработка электронной системы здоровья, то исполнителем значилась организация «Сто процентов жизни» вместе с TI-Украина. Объясните, почему общественные организации? Кажется, от электронной системы здоровья они далеки...

- А потому что фактически финансирование происходило так: доноры выделят средства, а процедурами закупок, процедурами заключение договоров и сопровождения договоров занимались именно эти общественные организации. Затем они этот продукт передавали на баланс государства - в данном случае это НСЗУ.

Мы ищем поддержку финансирования разработки у наших международных партнеров, потому что не хочется нагружать госбюджет

– Это система такая?

– Да, на самом деле вся международная практика так построена, и это не только сначала, мы до сих пор так работаем, государство на разработку не выделяет средства. Мы ищем поддержку финансирования разработки у наших международных партнеров, потому что не хочется нагружать государственный бюджет расходами еще на разработку, мы работаем с международными организациями, предоставляющими помощь.

– ЭСЗО разрабатывалась преимущественно на донорские средства? Почему так трудно найти информацию об этом?

– Да, разработка вся велась за счет международных средств, поддержки до момента, пока была создана НСЗУ - тоже. Сейчас поддержку обеспечивает НСЗУ на средства Государственного бюджета. Но возвращаемся к нашему первому вопросу, бюджетный запрос на 104 млн, выделено 9, то есть, поддержка поставлена ​​в ужасные условия. Государство должно понять, что такая большая и сложная система не может финансироваться за копейки, ничего бесплатного не бывает. Из того, что нам выделили, мы выжали 110 процентов, 120, 150, но мы не можем сделать магию из ничего.

– А можете назвать цифру сколько нужно средств, чтобы система работала идеально?

– Предварительный расчет на следующий год - 124 миллиона гривень. Сюда входят нормальные мощности дата-центров, те, которые потребуются для системы уже в 2021 году. 124 миллиона это минимум, при таком финансовом обеспечении врачи не будут испытывать никаких неудобств.

– Считаете ли вы правильным, что Минздрав хочет разделить полномочия НСЗУ и Электронного здоровья?

Если сейчас влезть в распределение полномочий, боюсь, это будет угрожать системе. Поймите, это не просто изменить строку в нормативно-правовом акте!

- Официальных каких-то проектов документов по этому поводу я не видел. Не вижу как это может быть реализовано, самой конструкции не вижу. На самом деле текущее распределение ролей, по моему мнению, достаточно сбалансировано и позволяет не ставить одного участника выше другого, то есть каждый отвечает за свою часть. Кроме того, текущие обязанности зафиксированы, как минимум, в четырех нормативно-правовых актах, два из которых являются законами - Закон «О государственных финансовые гарантии» и Закон «О защите персональных данных». Если сейчас влезть в распределение полномочий, боюсь, это будет угрожать системе. Поймите, это не просто изменить строку в нормативно-правовом акте! Все договоры по поддержке и обеспечению ЭСЗО, они сейчас на НСЗУ. Опять же, если это все куда-то отдавать, то нужно создать соответствующие мощности, нанять специальных людей, обеспечить выполнение процессов... Мне видится, что это идея не продумана и точно не ко времени.

– А Минздрав?

– Это также и не его функция. Минздрав должен видеть широкую картину и разрабатывать стратегию, а операционную деятельность будет осуществлять Национальная служба здоровья.

ОБ ОШИБКАХ, «МАЛЕНЬКИХ ХИТРОСТЯХ» И ПЕРСПЕКТИВАХ

– Мы хорошо знаем теперь: где компьютер - там и хакер. А еще приходилось слышать, что действующая система eHealth оставляет какие-то лазейки для злоупотреблений...

– Мы стараемся решать сложности, а в идеале - действовать на опережение. Например, запустили специальный функционал, который называется «Дедубликация». Это чтобы исключить «удвоение» деклараций, которые заключаются между врачом и пациентом. Дедубликация есть двух типов. Онлайн-дедубликация, использует простой алгоритм поиска: есть ли такая запись. И есть оффлайн-дедубликация, это сложный алгоритм, который реализуется каждую ночь.

Оффлайн-дедубликация - это алгоритм поиска по всем данным, которые есть о пациенте

Что это? Оффлайн-дедубликация - это алгоритм поиска по всем данным, которые есть о пациенте. То есть, может быть вариант создания дублей - вот человек не указал ИНН, а указал серию, номер паспорта и каким-то образом: или ошибочно, иил нет, он на одну цифру не совпал. Онлайн-дедубликация скажет, что это разные люди.

А оффлайн допускает, что может не быть 100% совпадение, а по отдельным параметрам может быть 95%. То есть на 95% это тот самый пациент, потому что у них все одинаковое, кроме одного параметра. Если это несовпадение от 95 до 100, система сама отключает неправильную запись. Все, что касается интервала 90-95, это т.н. «серая» зона, это высокая вероятность, что это одинаковые записи, и они утром, «падают» нашим специалистам на обработку. То есть уже человек принимает решение - это просто очень похожие записи о пациенте, например, сестры, у которых два года разницы, а все остальное идентично, или это все-таки дубль, и тоже деактивирует дубль.

– Так эта проблема уже полностью решена? Никто себе пациентов не «приписывает»?

– Иногда дубли могут создаваться и специально, потому что дубль - это еще одна декларация, дополнительные средства. Речь идет о недобросовестных пользователях, кто хочет накрутить себе декларации. Поэтому нашу систему дедубликации мы постоянно обновляес - с периодичностью в несколько месяцев пересматриваем алгоритмы.

Допустим, кому-то удалось обмануть, то есть внесли дубль, а система еще не была к этому готова

Допустим, кому-то удалось обмануть, то есть внесли дубль, а система еще не была к этому готова. Но через некоторое время мы систему дедубликации обновим, обнаружим этот дубль, заберем средства, это первое. А второе - пользователь, который это создал... Мы узнаем, действительно ли это была случайность, или это злой умысел. Конечно, такие материалы затем передаются в полицию, мы не наделены полномочиями на наказание таких хитрецов.

– А когда еще это бывает не злой умысел?

– Например, декларация была заключена на ребенка, в соответствии с документом, который был указан, это свидетельство о рождении. Затем ребенок вырос и уже самостоятельно пошел в поликлинику с паспортом, но по паспорту декларации как таковой не найдется, и здесь может быть дубль. Здесь надо просто обновить старую декларацию, есть такая возможность.

– А как насчет невозможности врачам заменить коллегу, если тот в отпуске, скажем, а пациенту срочно нужен электронный рецепт?

– Здесь скажу как чиновник: мы выполняем законодательство, потому что приказ №360 Минздрава четко говорит, что электронный рецепт может быть выписан врачом, которому подана декларация. 360-й приказ не предусматривает возможность выписки рецепта другим врачом. И техническая реализация системы сейчас именно такая. Если будет изменение позиции Минздрава, то мы, конечно, решим этот вопрос. У нас даже уже функционал на такой случай подготовлен. А до того - не получается...

– Но, если это просто прием пациента, то другой врач же может заменить семейного врача?

– Да. Но что касается конкретно электронного рецепта, есть прямая норма, и она двояко не трактуется: там написано четко и понятно.

– Тогда немного странно выглядит эта защита персональных данных, если другой врач все равно имеет доступ к карте пациента...

Немного странно выглядит эта защита персональных данных, если другой врач все равно имеет доступ к карте пациента...

– Есть несколько уровней доступа: семейный врач, которому подана декларация, видит все медицинские данные. Врач, к которому пациент обратился, чтобы погасить направления, видит информацию, которая касается только этого направления. А еще он видит сводную информацию о пациенте. Это общая информация, необходимая всем врачам в случае, если человеку нужно оказать помощь: группа крови, аллергии, проведенные вакцинации, проведенные операции. Но без декларации всей карты «посторонние» врачи не видят.

– Я так понимаю, вот в таких местах, где сталкиваются интересы пациента и врача, систему электронного здоровья можно по факту как-то регулировать?

– Мы видим, что есть на это запрос. Рано или поздно надо будет сделать функционал «врач на замену». Но я еще раз повторяюсь: надо внести изменения в 360-й приказ. На самом деле, функционал выписки, например, электронного направления, уже не привязан к конкретному врачу, мы это учли, вернее, Минздрав учел, издав приказ об электронных направлениях. Там четко сказано, что его выписывает семейный врач или любой другой врач.

– А что касается вашего вклада в борьбу с коронавирусом?

– Еще в начале апреля у нас был готово подразделение по коронавирусу. За две недели мы это сделали. Полноценная медицинская карточка, специализированная именно на ведении таких больных. На сегодня подобного в странах Восточной Европы ни у кого еще нет. А мы у себя видим не просто количественную статистику, сколько у нас коронавирусных больных, мы видим клиническую составляющую. То есть, выявлено, подтверждено госпитализированы, сколько на аппаратах ИВЛ находилось и, к сожалению, сколько умерли и по каким причинам.

– Приходилось слышать, что и электронная система, которая работает сейчас, это еще не окончательный вариант, это бета-версия…

Говорить об альфа-, бета-версии, конечно, можно, каждый имеет на это право, но я бы так не говорил

- Наша система универсальна, очень гибкая. Она как конструктор, и будет развиваться. Поэтому говорить об альфа-, бета-версии, конечно, можно, каждый имеет на это право, но я бы так не говорил. Мы масштабированы на всю страну, у нас уже есть уже значительные достижения и главное, что у нас есть планы. Мы сделали базис. Но главное, что в архитектуре важно не забыть о пользователях. Это то, что болит, на самом деле. И если у врачей, пациентов действительно есть проблемы в работе с системой, то вот они должны решаться на уровне национальной безопасности.

У нас из важных проектов, близких, это электронный кабинет пациента. Почему не запускали раньше? Давайте так: не было достаточно информации, что показывать пациенту в таком кабинете.

– То есть, это тот кабинет, куда может зайти обычный человек, и посмотреть, какая информация о нем - записи врачей, обследования все?

– И еще можно будет подать декларацию онлайн из любой точки, где ты находишься. Также в планах интеграция с «Дією». Надо, чтобы в «Дії» также был доступ к «кабинету пациента». Но, опять же - это нагрузка на систему. Пока не будут обеспечены мощности это невозможно. К сожалению, по новым проектам, мы сейчас «заморожены».

Юлия Горбань, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-