Федор Андрощук, гендиректор Национального музея истории Украины
Как византийцы превратили язычников в христиан? - Дарили им ценные вещи с христианской символикой
06.08.2020 17:02

К сожалению, сегодня мы мало говорим о неразрывной исторической связи между скандинавскими странами и украинцами. Несмотря на то, что в свое время норманны зашли на наши земли: когда правили, когда руководили, когда направляли – но однозначно помогли Украине-Руси строить собственное государство.

В предыдущем нашем разговоре с археологом, доктором исторических наук, генеральным директором Национального музея истории Украины Федором Андрощуком мы выяснили, князьями ли киевскими были Аскольд, Дир, Вещий Олег, Игорь, Ольга и Святослав. Продолжим в нынешнем разговоре огранять понятие Скандинавская Русь, отвечая на многочисленные вопросы: ассимилировались ли норманны к славянам, стали ли варяги славянами, кто именно из киевских князей перевел спонтанные связи Киевской Руси в межгосударственные отношения со скандинавскими странами?

У МЕНЯ ОТНОШЕНИЕ К ЯЗЫКУ СУГУБО ПРАГМАТИЧНОЕ, ПОСКОЛЬКУ ДУМАЮ О КОЛИЧЕСТВЕ АУДИТОРИИ. НО СЕЙЧАС ИЗДАВАТЬ КНИГИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ НЕУМЕСТНО

- В 2014 г. в Институте археологии НАН Украины вы, Федор, защитили докторскую диссертацию, в основе которой лежала авторская монография “Мечи викингов”. Шведское издательство в серии "Stockholm Studies ИП Archaeology" в то время уже переиздало вашу книгу?

- Да, издало, хотя очень долго та книга редактировалась, проверялась ее источниковая база. Вообще, с ней была целая история... Изначально “Мечи викингов” писались на английском языке, потому что я думал издавать их в Швеции. Ну, понимаете, английский язык, а это значит - большая читательская аудитория. Русскоязычный вариант - это заслуга покойного заместителя директора Института археологии НАН Украины, члена-корреспондента НАН Украины Глеба Юрьевича Ивакина (1947-2018), который настоял, чтобы я сделал и такую версию.

Началась российско-украинская война, связи между странами рвались, а мне оппонентом назначили классика советской археологии

Русскоязычное издание готовилось, когда англоязычная версия была уже написана?

- Да, то есть над англоязычной версией я фактически семь лет работал, перелопатил кучу фактажа, рукопись претерпела немало редакций. Одним словом, это был очень долгий проект. Англоязычная книга увидела свет в серии Национального исторического музея Швеции (Statens historiska museum). Представьте ситуацию... Когда осенью 2014-го года я защищал докторскую диссертацию, были уже изданы обе книги.

- Думаю, с таким бэкграундом защищать докторскую вам было легко?

- Ваша правда, Александр. Ситуация сложилась непростая. Началась российско-украинская война, связи между странами рвались, а мне оппонентом назначили классика советской археологии Анатолия Николаевича Кирпичникова, 1929 года рождения. Несмотря на почтенный возраст, это международно признанный эксперт и крупнейший знаток древнерусского оружия. Так вот, этот 85-летний ленинградец едва не стал жертвой чудовищной пропагандистской войны и только личные заверения тогдашнего директора Института археологии НАН Украины, академика П.П.Толочко смогли его убедить в безосновательности всех слухов.

- И?

- Набравшись мужества, Анатолий Николаевич приехал, все увидел собственными глазами и в разгаре российско-украинской войны проходила сама защита, шла научная дискуссия. Из трех моих уважаемых оппонентов Анатолий Николаевич считался самым авторитетным и, честно говоря, непредсказуемым оппонентом.

- Какой была рецензия господина Кирпичникова на вашу диссертацию?

- Положительная. Мы встречались с ним раньше, когда Анатолий Николаевич приезжал в Швецию, где я показывал коллеге свои рисунки самих мечей, отдельные чертежи.

- Признайтесь, Федор, наверное, сами рисовали?

- Да. Ведь рисунок, я считаю, - это способ изучения вещи. Как у художников эскизы - это, собственно, самое драгоценное. Потому что именно из тех набросков и приходит понимание вещей. По крайней мере, так это у меня было. Анатолий Николаевич сразу увидел, что над темой я много лет работал... Поэтому защита диссертации была приятной, хотя и критика звучала…

- Когда в украинском издательстве “Laurus” выйдет следующая ваша монография, книга, посвященная жизни норвежского короля Харальда III Сурового, мужа Елизаветы - дочери Ярослава Мудрого?

- Это опять же очень долгий проект... Начался он еще в 2012-м году в Стамбуле. Ведь я являюсь членом коллегии исследователей Шведского института в Стамбуле. Некоторое время я находился в турецкой столице, где начал работу над темой просто со... статьи. За столом рукопись начала у меня “раздуваться”, а я даже не мог определиться, на каком языке публиковаться. По просьбе одного издательства я подал рукопись в русскоязычный сборник, хотя имел намерение опубликовать книгу на шведском языке.

- Потом, как всегда, концепция немножко изменилась?

- Нет, как-то вся эта история зависла. Для меня отношение к языку публикаций сугубо прагматичное. Когда я пишу статьи или задумываю книгу, то думаю о количестве аудитории. Это объясняет, почему большинство моих публикаций издано на английском и русском языках. В связи с войной издавать книгу на русском языке стало неуместно. Ситуация очень схожа со Скандинавией, которая после Второй мировой войны потеряла интерес к немецкому языку и постепенно перешла на английский. Сегодня среди скандинавской молодежи уже мало кто знает немецкий язык и еще меньше шанс, что кто-то прочитает текст на русском или украинском. В информационном плане Украина очень уступает России. Многие источники по скандинавистике изданы в соседней стране, и когда вы пишете о Северной Европе, вам не обойтись без ссылок на русскоязычные издания. Ведь у нас нет переводов на украинский язык. Итак, рассказ о норвежском короле Харальде III Суровом завис, потому что долгое время я просто не мог определиться относительно языка. Надеюсь, что осенью этого года книга будет издана. На украинском языке.

- А какой это жанр?

- Предполагалось non-fiction (читай: документальная проза. - А. Р.) , такая себе попытка написать интересно о сложном. Подобная книга у меня уже была - о норвежском Кургане. Однако книга о Харальде оказалась намного сложнее. Из-за отсутствия украиноязычных источников и экзотичности темы здесь было очень трудно обойтись без ссылок, которые обычно отпугивают рядового читателя.

ШВЕДСКИЙ ЯЗЫК Я НАЧАЛ УЧИТЬ, КОГДА БЫЛ В АРМИИ

- Сделаем флешбек. Федор, объясните, по какой причине советский школьник заинтересовался темой викингов на Руси, а в 15 лет посетил Старую Ладогу, где зафиксированы следы их древнейшего присутствия?

- Если быть точным, в свою первую археологическую экспедицию я отправился в 14 лет. Там я познакомился с некоторыми людьми, и мы до сих пор с ними находимся в дружеских отношениях. Тогда же мне на глаза попалась интересная научная статья о варягах.

Эту книгу я использовал, чтобы понимать, где и каким был древний Киев

Автора помните?

- Ее для “Украинского исторического журнала” написал Алексей Толочко (1963). Называлась - “К вопросу об этническом составе скандинавов на Руси”. Мы познакомились. Алексей Петрович тогда еще был студентом, а я – еще совсем школьником. Меня заинтересовала тема, и я решил узнать больше. Потом я читал разную литературу, поскольку в конце приводилась библиография. Именно тогда я узнал, что Карл Маркс написал книгу, запрещенную в Советском Союзе, - “Разоблачение дипломатической истории XVIII века” (1856). Это было своего рода введение к работе Маркса, которую он планировал, но так никогда и не опубликовал. Так вот, в ней он говорит о так называемом “Готском периоде” в истории России, который он рассматривал никак иначе как одно из завоеваний норманнов. По его словам, война и организация завоеваний первых Рюриковичей ничем не отличалась от подобных действий норманнов в других частях Европы. Эта крамольная мысль шла в разрез с официальной марксистско-ленинской идеологией, которая вообще не признавала значительной роли скандинавов на Руси. Это мне показалось интересным и с тех пор я начал читать больше.

- Русью, Киевом вы до этого еще интересовались?

- Да. Был я влюблен в историю в целом и археологию Киева в частности. Ходил на разные лекции. Но для меня тогда уже было довольно очевидно, что надо смотреть шире. А когда мне исполнилось 15 лет, я впервые поехал на север России в Старую Ладогу. Там как раз продолжались раскопки советского археолога Евгения Рябинина (1948-2010), которому удалось найти остатки деревянных сооружений VIII века, которые были связаны с наиболее древними следами присутствия скандинавов в Восточной Европе. Впоследствии я понял: если ты занимаешься Киевской Русью, нужно брать во внимание также памятники Северной Руси, иначе не понять контекста.

- В чем-то материальная культура подобна, в чем-то была разной?

- Потом я много сезонов провел в северной зоне, - в частности, в финской контактной зоне, где исследовались связи финнов и скандинавов. Принимал участие в раскопках длинных курганов, сопок, древнерусского Новгорода, культурный слой которого содержит уникальные исторические документы - берестяные грамоты. Так что это был интересный опыт, который невозможно было получить, например, в Украине, где в эпоху викингов была совсем другая этнокультурная ситуация.

- Скажите, Федор, а с вашим крестным отцом в археологии Алексеем Толочко вы когда последний раз виделись?

- Да на прошлой неделе. Хотя, я бы не сказал, что крестным отцом в археологии был Алексей. Фактом является то, что именно его статья впервые пробудила мое любопытство к теме. Но чисто случайно вышло так, что, будучи членом археологического кружка, я попал в свою первую археологическую экспедицию, которой руководил его отец - профессор Петр Петрович Толочко (1938). Он тогда еще не был академиком, но уже был известным исследователем. Скажу больше, весь археологический бум в Киеве в 1970-х годах связан с его именем.

- В свое время Петр Петрович очень часто выступал с лекциями и считался самым главным популяризатором истории Киевской Руси.

- Первая книга по археологии, которую я прочитал, была “Историческая топография Киева”. И я увлекся Киевом: регулярно ездил в места, отмеченные в монографии. Например, если было написано о руинах на Андреевском спуске, 38, то я ехал по указанному адресу, чтобы воочию увидеть то, о чем говорилось в книге. Собственно, эту книгу я использовал, чтобы понимать, где и каким был древний Киев...

- А куда, кстати, была ваша первая экспедиция?

- Это был Ходоров в Мироновском районе Киевской области - замечательное древнерусское городище. С кружком Дворца пионеров мы там были в 1984-м. Но из большой группы почти никто не остался в истории и археологии. Для меня это было настоящее чудо, ведь во время экспедиции в Ходоров я и познакомился с автором своей первой археологической книги.

- Готовясь к интервью, я не нашел ответа: почему именно вас, 28-летнего украинского ученого, в 1998-м году пригласили на раскопки в шведский город эпохи викингов - Бирку. Вы шведский язык тогда уже знали?

- Да, я его изучал, когда писал диссертацию. Но осваивать его начал еще раньше, когда служил в армии. В полковой библиотеке нашелся учебник шведского языка, написанный... на польском языке. Это позволило более-менее ориентироваться. В начале 1990-х гг. я работал в Институте археологии НАН Украины, где познакомился с Владимиром Николаевичем Зоценко (1953-2009), который тогда активно изучал историко-культурные связи Среднего Поднепровья с Балтийским регионом и Скандинавией. Мы вместе работали над собранием каталога скандинавских древностей, который был опубликован в Париже в 2012 г., к сожалению, после смерти моего соавтора. Специфика тематики требовала знания языков и это было неплохой мотивацией для их освоения.

- Но не способствовало постановке разговорной речи…

- В мои аспирантские годы на базе Киевского государственного университета жена атташе по культуре посольства Королевства Швеции в Украине Эва Сёр начала факультативно - для филологов - преподавать шведский язык. Я воспользовался этой возможностью и тоже стал посещать эти занятия. Потом, когда я защитил диссертацию, меня пригласили в Бирку (Birka, крупнейший торговый центр шведских викингов в 800-975 гг., древнейший город на территории современной Швеции, конечный пункт торгового пути, который связывал Скандинавию с Арабским халифатом. - А. Р.). Там, на небольшом острове Бьёркё (Björkö) на озере Меларен, которое в эпоху викингов было заливом Балтийского моря, был у меня выбор - разговаривать на английском или шведском. Для практики я выбрал, конечно, шведский.

МИР УЗНАЛ ОБ УКРАИНСКОЙ ШЕСТОВИЦЕ БЛАГОДАРЯ ШВЕДСКОМУ АРХЕОЛОГУ ТУРЕ АРНЕ

- Одним из важных памятников скандинавского присутствия в Украине является курганный могильник возле села Шестовица Черниговского района Черниговской области. Как археолог вы участвовали в его раскопках. Это правда, что это был настоящий хаб викингов, своего рода многофункциональное поселение?

- Как исторический памятник, Шестовица известна довольно давно. Наиболее ранней находкой, известной на сегодня, является навершие меча, которое я нашел в нашем музее. Оно было найдено в 1870-х годах студентом Гетманчуком вместе с осколком глечика и кальцинированными костями в одном из курганов в Шестовице и передано в археологическое собрание Университета Св. Владимира в Киеве. Оттуда позднее эти вещи попали в наш исторический музей.

Сами поселения тогда почти не раскапывали. Поэтому никто не мог сказать, как они выглядят

Тогда впервые название Шестовица появилось в научной литературе?

- В 1925-1927 годах черниговский археолог и краевед Петр Иванович Смоличев (1891-1947) выехал туда и начал исследовать курганы. Оказалось, что это - очень богатые захоронения. Было найдено много оружия, даже арабские монеты... К сожалению, советские научные издания были ужасными. Издавалось их много, но все были уродливо иллюстрированы. Поэтому то, что Петр Смоличев успел издать, это какие-то описания находок, но без (!!!) иллюстраций.

- Как раз тогда Чернигов посетил шведский археолог, сотрудник Исторического музея Швеции Туре Арне (Ture Johnsson Arne; 1879-1965), который изучал культурные контакты викингов со странами Востока?

- Да. Он увидел эти находки в Черниговском областном историческом музее имени В. В. Тарновского. И для гостя было совершенно очевидным, что все эти вещи идентичны найденным в шведском могильнике на острове Бьёркё. Как куратор Шведской академии словесности, Туре Арне в 1931-м году издал научную статью на немецком языке в датском археологическом журнале, в которой описал камерные захоронения в Шестовице.

- Так мир узнал о том, что такое Шестовица?

- Да, а теория Туре Арне состояла в том, что на территории Руси существовали многочисленные колонии варягов. Теорию шведский археолог иллюстрировал в основном такими захоронениями варягов, павших в походах... Сами поселения тогда почти не раскапывали. Поэтому никто не мог сказать, как они выглядят…

- Кажется, Петр Иванович Смоличев собственное исследование не успел опубликовать…

- ...потому что началось строительство века - Днепрогэс, и его отправили в Экспедицию по научному исследованию территории Днепростроя и на протяжении 1928-1932 гг. он участвовал в археологических раскопках того региона. Потом начался Голодомор. Затем за ним пришли агенты НКВД и репрессированный археолог оказался в ссылке в Средней Азии. Даже его точный год смерти не известен. Только после завершения Второй мировой войны, в 1946-м году, сотрудница сектора Древней Руси Института истории материальной культуры РАН Ядвига Вацлавовна Станкевич (1909-1959) приехала в Шестовицу и раскопала несколько курганов. В некоторых из них она также нашла оружие и другие находки скандинавского происхождения.

- Что ни говорите, а многотрудно исследовалась национальная история!

- Только в 1960-м году посмертно была издана научная статья Ядвиги Станкевич. Но до этого, в 1956-1958-х годах, памятник исследовал один из известных украинских археологов Давид Исакович Блифельд (1908-1966), который раскопал большинство курганов. И, собственно, благодаря ему мы получили максимум информации о поминальном обряде викингов. Он раскопал не только курганы, но и начал изучать городище, взялся готовить основательную монографию, в которую предстояло упаковать огромный материал, много важных находок. Очень многие вещи он не понимал, поэтому обращался к российским коллегам.

Неужели в конце 1950-х ни в Киеве, ни во Львове ничего не было?

- Ни иностранной литературы по вопросам скандинавистики, ни даже фундаментальных трудов о Бирке шведского археолога Хольгера Арбмана (Erik Holger Arbman; 1904-1968), который был одним из ведущих специалистов по Железному веку. О чем говорить, если о последней монографии Давид Блифельд узнал только благодаря фототаблицам находок, которые ему прислали российские коллеги из тогдашнего Ленинграда. Итак, на указанные таблицы украинский ученый ссылался, но самого текста шведской книги в глаза не видел. Все это повлияло на его интерпретацию такого исторического памятника, как Шестовица. Книга “Древнерусские памятники Шестовицы” увидела свет только в 1977-м году…

- Через десять лет после смерти Блифельда.

- К сожалению... Нет, в книге, изданной на украинском языке, Давид Исакович могильник красиво описал, но иллюстрации были просто ужасные. Там предлагалась авторская интерпретация, в которой нашлось небольшое место и скандинавам. Ведь известно, что советская историография отрицала любое влияние из Скандинавии на Русь. И эта версия бытовала, собственно, до начала 1990-х годов. Хотя, откровенно говоря, до начала 1990-х годов никто в Украине Шестовицей не интересовался.

ЭТО СОВЕРШЕННО РАЗНЫЕ ВЕЩИ - ИЗУЧАТЬ ПИСЬМЕННЫЕ ИСТОЧНИКИ И ЗАНИМАТЬСЯ ПРАКТИЧЕСКОЙ АРХЕОЛОГИЕЙ

Это был мой синтезный взгляд на нашу столицу

- Что Вас, Федор, побудило взяться за эту тему?

- Когда я стал студентом КГУ, меня глубоко интересовали саги. Но это совсем разные вещи - изучать письменные источники и заниматься практической археологией. Я выбрал второе и начал с Шестовицы, которой тогда никто серьезно не занимался. По этой теме в Киевском университете я написал дипломную работу. Потом - диссертация.

- В чем заключалась новизна?

- На этот исторический памятник я посмотрел под углом зрения современных памятников эпохи викингов и поставил цель сделать синтез разных идей... Предстояло ответить на множество вопросов. Например, какой характер был у этих поселений - были ли они центром власти, или транзитной точкой, или, как вы сказали, техническим хабом, где процветали различные ремесла, в конце концов, какой была роль и удельный вес скандинавских культурных влияний на Киевскую Русь.

В конце концов, такой подход помог составить общую картину. В 1999-м я издал книгу, которая называлась “Норманны и славяне в Подесенье. Модели культурного взаимодействия эпохи раннего средневековья”. Это был мой синтезный взгляд на памятник. И довольно быстро стало понятно, что тема очень перспективная. Потом произошел эффект снежного кома. Тему подхватили черниговские археологи, в частности до 2011-го года раскопки активно вел Владимир Коваленко (1954-2016) - на городище, на поселении, на нескольких захоронениях, два или три из которых удалось раскопать.

- Что теперь можно сказать о Шестовице?

- Это пока единственный на территории Украины памятник, где существует большая концентрация древностей скандинавского происхождения, но все они фактически такие более-менее однотипные. Это - середина и вторая половина Х века. Скажу больше, встречаются находки из Средней Швеции, есть и датского происхождения. По моему мнению, в Шестовице скандинавы жили не постоянно; это совершенно точно. Там отсутствует мощный археологический слой этого времени. Но это было место, где варяги постоянно останавливались: когда залечить раны, отдохнуть и закупиться провизией, когда - починить корабли, прежде чем двинуться дальше. В пойме черниговскими археологами были найдены заклепки для ладей; похоже, здесь была верфь. Заклепки - это точная индикация того, что здесь что-то чинили.

Это был такой перевалочный пункт или форпост, крепость?

- Все понемногу. И учитывая то, что курганы насыпаны вблизи поселения, похоже, скандинавы здесь часто останавливались, а умерших здесь и хоронили. Исходя из захоронений, вероятно, родственники или боевые побратимы рассчитывали сюда возвращаться. Это важные культовые вещи, курганы просто так не насыпали. Они служат важными маркерами культурного ландшафта, который конструировался в соответствии с картиной мира и существующими традициями.

- Что нового вам, Федор, как археологу, открыла Шестовица?

- То, что люди, которые сюда заходили, раньше посещали Византию! Они видели Константинополь, были знакомы с ориентальным Востоком. Это отразилось в определенной моде, одежде, даже в их вооружении. В частности, в Шестовице найдены довольно эксклюзивные византийские вещи…

- Например.

- Например, украшения византийские, перстни, посуда, бусы. Случались и византийские печати из свинца. Такие, знаете, в подтверждение достоверности привешивали к документам. Вообще, найдены печати не только в Шестовице, они известны по Гнездовским курганам, встречались они и в Дании, хотя там датируются более ранним временем, до того, как возникла Шестовица. На тех печатях записаны имена тех, кто отправлял какой-то документ. Довольно часто это люди, которые имели византийские воинские звания. Это свидетельствует о том, что, вероятно, речь шла о военной службе скандинавов как квалифицированных наемников.

- Впервые слышу, что Византия вербовала скандинавов в свое войско.

- Тогда их еще не называли варягами, а росами. Скорее всего, они использовали норманнов как ударную пехоту и умелых мореплавателей. Это два основных направления, в которых скандинавы опережали другие европейские армии. Кавалерия появилась значительно позже... Вообще, русы были плохими всадниками. Подытоживая тему, скажу: Шестовица показала очень интересный синкретизм культуры населения.

- Неужели там проживало и русское население!?!

- Да. Бесспорно, да. Это подтверждают такие находки, как серебряные украшения в виде гроздьев, типичные для Подолья Х века. “Серьги волынского типа” - так они точно называются. И керамика также свидетельствует о том, что здесь проживало коренное население. Потому что у скандинавов плохой была керамика. Не умели они ее делать. Их посуда достаточно плохо сделана. Скандинавов это не очень волновало. А вот славяне любили керамику, знали стили, изучали и перенимали.

В ГОРОДЕ НА ДНЕПРЕ ЯРОСЛАВ МУДРЫЙ МОДЕЛИРУЕТ ГОСУДАРСТВО ПО ВИЗАНТИЙСКОМУ АНАЛОГУ

- Теперь коснемся круга вопросов, связанных с другим кейсом: переход Киевской Руси от спонтанных связей с норманнами к межгосударственным отношениям со скандинавскими странами.

- Очень хорошая тема!

- Итак, за 37 лет правления Ярослава Мудрого ранее неуправляемые и неконтролируемые наплывы ватаг варягов заменили контакты с каждым из скандинавских государств. Это было требование времени?

Теперь, по сравнению с Россией, археологических материалов о скандинавах той эпохи у нас больше

- Когда мы говорим о скандинаво-русских отношениях Х-ХІ века, сразу появляется вульгарная теория: мол, вот жили где-то эти варяги-скандинавы, пришли сюда, в “Гарды” (Gardar, “страна усадеб”), как тогдашние викинги называли Киевскую Русь, где они укоренились, ассимилировались, а в ХІ-ХІІ вв. постепенно превратились в... славян. Это полный бред!

- Почему?

- Потому что разные скандинавы постоянно приходили – одни оставались, другие шли дальше. Потом приходили новые варяги, и, как свидетельствуют рунические камни, большинство из них посещали Гарды в XI веке. Это именно тот период, когда рунические камни упоминают имена людей, которые в Киевскую Русь отправлялись: не имело значения, как торговцы или наемники. Интересно, что теперь, по сравнению с Россией, археологических материалов о скандинавах именно этого периода у нас больше. На территории Украины найдено много скандинавских вещей, датированных именно XI веком.

- Что это за находки?

- Это такие орнаментированные вещи в стилях Рингерики и Урнес (по названиям роскошно украшенных церквей в Норвегии. - А. Р.). Один из классических примеров - так называемый "меч Людоты", с красивой бронзовой рукояткой, он хранится в нашем музее. О чем такая находка свидетельствует? Как минимум о том, что в XI веке здесь бывали скандинавы, которых интересовала Русь как страна, где можно было заработать или сделать успешную карьеру. Сначала князь Ярослав Мудрый (983-1054), как известно, правил в Новгороде.

-  А там, в торговом городе, постоянно находилось множество иностранцев…

- ...и скандинавов в том числе. Когда Ярослав стал князем в Киеве, то к обычной для него скандинавской среде еще добавился существовавший здесь огромный кочевнический культурный массив. Судя по данным археологии, во второй половине Х века жители Киева были знакомы с арабской, мадьярской культурами и культурами обеих Болгарий, не говоря уже о Византии. Все это, конечно, нашло свое отражение в специфической одежде, вооружении и тому подобное. К этой евразийской интегрированности Руси, присущей Х-ХІ вв., добавилась западноевропейская направленность, которая во времена правления Ярослава Мудрого приобрела выразительные династические проявления.

- Не было ли это изменением внешнеполитического вектора с Византии на север?

- Не думаю. В Х-ХІІ веках государство ромеев, как самоопределялась Восточная Римская империя, рассматривалось как источник божественной власти и высокий пример для подражания. Так считали не только в Руси, но и по всей Западной Европе, в частности Оттон I (912-973) соревновался с византийским императором за право называться императором. Кроме того, он женил своего сына Оттона II (973-983) на византийской принцессе Феофано. Византию копировал и чешский князь Яромир, который чеканил между 1004 и 1034 гг. серебряные деньги, изображение аверса которых было инспирировано византийскими милиарисиями (тысячный; большая римская серебряная монета. - А. Р.), которые чеканили императоры Василий II и Константин VIII.

Евроазиатская интегрированность в Киев-Руси медленно накапливалась на протяжении Х и ХІ веков

Вместе с тем, большинство правителей, говорят, ненавидели Византию.

- Тем не менее, пытались воспроизводить и имитировать Византию в своей культурной среде. У меня отсутствуют прямые доказательства о персональной заинтересованности Ярослава Мудрого в подражании порядкам Государства Ромеев. При его жизни, в 1043-м году даже имел место поход его сына, новгородского князя Владимира Ярославича, на Византию.

- Читал, что тот поход закончился неудачно.

Для Киева во внешней политике Византия была и всегда оставалась одним из приоритетных направлений

- Так вот, несмотря на этот конфликт, в Киеве воплощается в жизнь огромная строительная программа: сооружались Софиевский собор, Золотые ворота, церкви Св. Георгия и Ирины. Это свидетельствовало: в городе на Днепре Ярослав Мудрый моделирует государство по византийскому аналогу. Такое государство, каким он или его среда видит или себе представляет.

- Почему я так формулирую вопрос, потому что скандинависты нового поколения, в частности Вита Половинская, считают, что во внешней политике Киевской Руси эпохи Ярослава Мудрого балтийский регион занял едва ли не центральное место? Это версия/гипотеза, или молодой ученый имеет какие-то основания?

- (Задумывается, улыбается, выдерживает паузу) Не совсем понимаю, что имеется в виду. Во-первых, во времена правления Ярослава Мудрого само государство Русское значительно расширило свои границы. Известно, что походом киевский князь ходил на Балтику, где, собственно, в 1030 году основал город Юрьев (ныне - Тарту). Это свидетельствует не об изменении политического вектора, а о том, что Киевская Русь мощно укрепилась как государство.

Итак, Балтика была и всегда оставалась в зоне интересов Руси?

- А могло ли быть иначе? В Киев приходили люди отовсюду, в том числе из Балтики, тогда как Византия присутствовала во всем. Взять, например, количество византийских вещей, найденных в Киеве и на древнерусских памятниках Украины. Скажем, такого количества амфор нигде нет по всей Северной Руси. Поэтому я утверждаю, для Киева во внешней политике Византия была и всегда оставалась одним из приоритетных направлений. И это, кстати, подтверждают византийские печати, которых довольно много найдено на территории Руси. Написанные на греческом языке, они показывают, что в Киеве и других местах проживала греческая диаспора; по крайней мере, люди, которые могли прочитать подобные письма.

- Имеются ли в виду толмачи, то есть переводчики?

- Не думаю. Не забывайте, помимо славянского населения, имею в виду тех, кто общался на древнеславянском языке, в Киеве были, очевидно, греки. Об этом свидетельствуют граффити на стенах Софийского собора: кроме древнерусских надписей, там есть надписи на греческом языке.

- Разные верующие были.

- Да. Но где они жили? Конечно, здесь, в Киеве, а не в Афинах или Константинополе.

В XI ВЕКЕ СКАНДИНАВАМИ РУСЬ РАССМАТРИВАЛАСЬ КАК СТРАНА ОГРОМНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

- С вашей точки зрения, стоит ли древнерусско-скандинавские связи превращать в устои "балтийской цивилизации"? Были ли они примером взаимополезного союза близких, но, вне всякого сомнения, самодостаточных культур и обществ?

- Этого я не знаю... Дело в том, что большинство рунических камней, которые называют имена реальных людей, отправлявшихся на восток, расположены в сельских местах. Это указывает на то, что это были обычные скандинавские бонды (свободные хозяева. - А.Р.), которые отправлялись в дальние страны или за деньгами, или за славой... Мыслим логически: кто тогда мог организовать поход? Только местный вождь, который владел необходимыми ресурсами. Не уверен, что был то конунг, который, собственно, правил Швецией. К таким действиям прибегали хевдинги (hǫfðingi, племенные вожди), или люди, которые могли снарядить 25 кораблей, как, например, загадочный Ингвар. О нем ничего неизвестно, но 25 рунических надписей называют его воинов, которые в 1040-х годах отправились с ним в поход на восток.

- Это примерно пятьсот воинов?

- Похоже на то. Если взять 25 ладей по 20 воинов. Представьте, какие ресурсы нужны были, чтобы такой флот отправить из Швеции по морю, по системе рек, через Волгу на Русь.

Немало викингов возвращались домой с успешных походов и покупали себе в Швеции усадьбы, на которых строили длинные такие дома (hallar), где вместе жили большие семьи с челядью. Факт: в Средней Швеции есть небольшая скала, расположенная непосредственно возле могильника. И там по приказу отца выбита надпись в память о сыне, который был в походе на Восток, где заработал денег и купил имение, существовавшее здесь. О чем это свидетельствует? Очевидно, что в XI веке Русь скандинавами рассматривалась как страна огромных возможностей.

- Повторю вопрос: на межгосударственном уровне между Русью и, скажем, Швецией были ли во времена Ярослава Мудрого установлены дипломатические отношения? Ну, там послы, верительные грамоты и прочее.

- В современном понимании - нет. Нет, какие-то отношения поддерживались и контакты существовали. Более того, например, в Сигтуне (Sigtuna) - христианском городе, основанном в 970-м году в Центральной Швеции королем Эриком “Победителем” (Erik, 945-995), бывало много торговцев, в том числе и гостей из Руси. Об этом свидетельствует найденные здесь многочисленные шиферные пряслица из Овруча, выточенные из розового и красного камня для ручного веретена, поясные бляшки, кресты, ожерелья и много других вещей, включая древнерусские и византийские вислые печати.

- Прямо-таки много?

- Именно так (с восторгом). Немало керамики славянского типа, бесспорно, сделанной на месте, в Сигтуне. Но до сих пор вопрос остается открытым - кто ее делал? Существует предположение, что это могли быть купленные женщины-рабыни, которые создавали такую керамику, к которой привыкли дома. Также в Сигтуне были найдены славянские украшения, некоторые из них балтийского происхождения. Это убеждает в существовании различных механизмов контактов не только на государственном уровне. Огромную роль играли посредники, те же торговцы и их личные истории.

Х ВЕК БЫЛ ЭПОХОЙ ЯЗЫЧНИКОВ ИЛИ НЕПОСТОЯННЫХ ХРИСТИАНИЗИРОВАННЫХ ЯЗЫЧНИКОВ, КОТОРЫЕ РАССМАТРИВАЛИ НОВУЮ РЕЛИГИЮ КАК НЕДОЛГОВЕЧНУЮ ПРИХОТЬ

- В своде скандинавских саг, а именно: “Гнилая кожа”, “Красивая кожа”, “Круг земной”, “Книга с Плоского острова” - пусть кратко, но говорится о пребывании “на Востоке, в Гардах” королей с севера. Называются норвежские конунги Олав Трюггвассон, Олав Харальдссон, или святой Олаф І, считавшийся другом Ярослава Мудрого, Харальд III Суровый, также служивший при дворе Ярослава Мудрого, и пятилетний Магнус Олавссон. С ними связаны поворотные моменты в судьбе Киевской Руси?

- Да, этих исторических персонажей мы знаем из саг, а это уменьшает историческую ценность, поскольку очень трудно различить: что там правда, а что - художественный вымысел. Ведь в сагах всегда роль героев сознательно преувеличивалась, для красного словца. Это как преувеличена роль князя Владимира в крещении Руси. Нет никаких исторических свидетельств о глобальном влиянии норвежских конунгов на историю и культуру Руси. Наоборот, находясь здесь, именно варяги обогащались и заимствовали определенные вещи.

- Цивилизовались?

- Ну, не то чтобы цивилизовались... Это разные вещи... Например, возьмите моду. Какие-то русские вещи, считавшиеся модными в Киеве, впоследствии появились в Сигтуне.

- Что имеете в виду?

- Например, мечи. Они изготовлены были в Руси, ведь имели растительный орнамент, который в определенных вещах встречался на наших просторах. Затем - ременная гарнитура на мужских поясах, или - на конской упряжи. А еще - красиво украшенные ремни с металлическими бляшками, декор которых явно происходил из Руси. Это то, что варяги видели и перенимали…

С укоренением христианства беспорядок в моде исчезает

Речь идет в основном о мужской одежде, или о женской тоже?

- В первую очередь мужской. Видите, трудно говорить о женской моде того времени.

- Почему?

- Х век был эпохой язычников. Или таких непостоянных христианизированных язычников, которые рассматривали новую религию как недолговечную прихоть. Или, скажем так: комбинировали элементы язычества и христианства. Все это сказывалось на одежде и тяжелых украшениях. Тогда у женщин в моде были черепахоподобные фибулы, которые выполняли не только декоративную функцию, а прежде всего поддерживали бретели одежды. И на фибулах тех могли одновременно бытовать зооморфный орнамент и непонятные нам языческие образы. С укоренением христианства эти украшения исчезают, и в женской моде остаются максимум бусы и подвески.

-   А если, Федор, не в целом о Европе, а о скандинавах и Руси?

- Приплывая на берега Днепра, в качестве подарков и сувениров скандинавы отдавали предпочтение псевдозолотым ожерельям с серебряной или золотой фольгой внутри. В качестве украшения впервые появились они в Византии, а впоследствии начали изготавливаться и на Руси. Увидев такое ожерелье, его захотели иметь шведские женщины, проживавшие в Сигтуне. И примерно в середине XI века оно там и появилось в качестве довольно статусных вещей.

- А что Киевская Русь позаимствовала у викингов?

- В прикладном искусстве появились определенные скандинавские мотивы – несомненно, заимствованные, но адаптированные. Долгое время ученые спорили, могут ли такие вещи рассматриваться как гибридные скандинаво-славянские? Теперь понятно, у нас определенные формы, изобразительные мотивы возникли под влиянием скандинавских.

- Что подразумевается?

- Выразительные мотивы в плетении…

А КАК ВИЗАНТИЙЦЫ ПРЕВРАТИЛИ ЯЗЫЧНИКОВ В ХРИСТИАН? - ДАРИЛИ ИМ ОДЕЖДУ, ЦЕННЫЕ ВЕЩИ С ХРИСТИАНСКОЙ СИМВОЛИКОЙ

- Каким было участие в крещении Киевской Руси норвежского конунга Олава Трюггвасона, о чем говорится в одной из исландских саг?

- Насчет этого никаких дискуссий нет: его роль явно преувеличена в скандинавских сагах. Важно другое. В Скандинавии в XI веке становится популярным тип нагрудных крестов-энколпионов, которые имели византийское, восточное происхождение. Это свидетельствует о том, что какие-то модели варяги приносили из Руси. Поскольку модели были изготовлены не из бронзы, а из серебра, и имели также статусный характер.

- Понимаю, Византия же хитрая была.

- (Смеется, услышав единомышленника) Сто процентов. Когда византийцы преподносили гостям подарки, были это изысканные вещи. А как они превратили язычников в христиан? Дарили им одежду, ценные вещи, которые имели христианскую символику. Задрав нос, уважаемые варвары наряжались в дары и подсознательно принимали веру. Что ни говорите, ход был очень умный.

- Кто еще, кроме дочери Ярослава Мудрого - Елизаветы, попал в статусе славянской невесты в скандинавские страны?

- Трудно сказать ... о тамошних конунгах или скандинавских власть имущих мы знаем из саг, но к этому относимся осторожно. Ответить на такой вопрос могли бы, возможно, заказанные исследования ДНК. Но такие в скандинавских странах только начинают проводиться, а методики еще не совершенны. Вот что действительно интересно. Правда, речь идет не о Скандинавии, а об известном Балтском могильнике, обнаруженном на Киевщине как захоронение балтийских племен эпохи Киевской Руси. Его на Поросье раскопали сотрудники Института археологии НАН Украины. В последнее время это одно из крупнейших открытий, я бы сказал, в национальной археологии. Это могильник балтского населения, переселенного сюда во времена правления Ярослава Мудрого. Для охраны южных границ Киевской Руси в Х - начале ХІ века сюда, на берега Роси, переселяли балтов, о чем в летописях никто ни словом не обмолвился…

- Какими духовными ценностями: взгляды, верования, этические системы, тогда обменялись древнерусский мир и Скандинавия?

- В первую очередь, идеи! У Руси скандинавы многое заимствовали, а дома - имитировали. Скажем, идеи представления о символах власти. Как выглядит, например, богатство? Почему именно это мы должны считать богатством? Взять, например, первую скандинавскую монетную чеканку.

Для охраны южных границ Киевской Руси сюда, на берега Роси, переселяли балтов

Взяли... И что следует?

- Первые скандинавские деньги чеканились в Дании, затем в Швеции, и в Норвегии. Первые шведские деньги были копиями англо-саксонских монет короля Этельреда II (966-1016). Однако в конце Х - начале ХІ века в Швеции и на территории современной Дании начали чеканить монеты, которые стали локальным соответствиями византийских денег. Имею в виду серебряные монеты, которые чеканились во времена правления византийского императора Василия II Болгаробойца и его брата Константина VIII (976-1025), которые в 989-м году выдали замуж Анну Порфирогенету ( 963-1011) за Владимира Святославовича.

И как это свидетельствует о скандинавских заимствованиях у Руси?

- В Скандинавии найдено наибольшее количество византийских монет именно этих императоров! И это не случайно. Когда варяги служили при дворе Василия II Болгаробойца, они получали жалованье. Среди подарков попадались те серебряные деньги. Со временем в Скандинавии именно эти деньги стали имитироваться. Есть разные варианты таких монет, на которых повторялись даже греческие буквы. Так заимствовались определенные представления о символах власти. Поэтому, именно идеями норманны интересовались. Это видно в предметах материальной культуры, которая является определенным отражением глубинных процессов постепенного создания государства.

- Спасибо, Федор, за содержательный разговор.

- И вам, Александр, спасибо – за интересные вопросы.

Александр Рудяченко. Киев.

Фото Геннадия Минченко.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-