Олег Самчук, гендиректор Львовской клинической больницы скорой медпомощи
У всех пациентов, которым пересаживали почку, одна мечта – путешествовать
27.08.2020 21:30

Львовская клиническая больница скорой медицинской помощи попала в пилотный проект Министерства здравоохранения по трансплантации. На ее базе создали Центр трансплантологии, где с начала лета уже сделали уникальные для отечественной хирургии операции по пересадке почек, сердца, поджелудочной железы. Кроме того, в ЛКБСМП развивают много важных направлений, таких как гемодиализ, интенсивная терапия после инсультов, лучевая диагностика, детская кардиохирургия... Больница рассчитана на 910 коек и является крупнейшим медицинским учреждением в Западной Украине как по площади, так и по количеству персонала. На ее базе работает 7 центров и 25 отделений.

Интенсивные изменения и нововведения здесь начались после назначения в феврале 2020 года на должность генерального директора волынянина Олега Самчука. Молодой и амбициозный, одаренный хирург и прозорливый маркетолог, в неполные тридцать он стал руководителем Ковельской больницы. За четыре с половиной года вывел учреждение на европейский уровень медицинских услуг, так что в Ковеле впервые в Украине сумели провести операцию по пересадке сердца.

О развитии трансплантации в Украине и новациях во Львовской клинической больнице скорой медицинской помощи во время нелегкой коронавирусной ситуации Олег Самчук рассказал корреспонденту Укринформа.

УРОВЕНЬ ТРАНСПЛАНТАЦИИ СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ О РАЗВИТИИ МЕДИЦИНЫ

- Трансплантация – это новая страница в истории медицины нашего государства. Не каждый хирург осмелится быть одним из первых. Насколько эти операции важны для украинцев?

- Трансплантология – это очень важная вещь в мировой медицине. Мы постоянно лечим тяжелых пациентов. Это люди, которых невозможно спасти ни консервативно, ни оперативно, только пересадкой органа. То есть, их органы максимально «изношены» и другого пути лечения не существует. Эти пациенты всегда ездили лечиться за рубеж. Уровень трансплантации по всему миру показывает уровень медицины: чем больше делается пересадок, тем лучше медицина. Это рейтинговый показатель во всех государствах.

- Министерство здравоохранения пообещало всестороннюю поддержку Центру трансплантологии во Львове. Насколько важно государственное финансирование при таких операциях?

Операции по трансплантации должны делаться полностью бесплатно

- Мы работаем системно с Минздравом, государство нам очень помогает. Вы же понимаете, что тем, кто идет первыми, всегда труднее всего, ведь за ними контроль в десятки раз больше, чем за преемниками. Сейчас мы вместе с министерством обсчитывает стоимость таких услуг, поскольку эти операции должны делаться полностью бесплатно. Человек не должен вносить ни копейки, потому что эти люди и так истощены за период своей болезни и не могут нести такие финансовые затраты. Они на ту операцию не пойдут, потому что им будет дешевле умереть, чем насобирать такую сумму. Поэтому интенсивно работаем с Министерством, нам обещали участие в различных проектах, надеемся на помощь.

- Как вы относитесь к тому, что государство выделяет средства, чтобы делать пересадки за рубежом?

Считаю, что это неправильно – отправлять людей за рубеж, имея свою систему медицины

- Я считаю, что это неправильно – отправлять людей за рубеж, имея свою систему медицины. Грех не вложить в нее средства и не лечить своих пациентов. Зачем вывозить деньги из государства, финансируя другие клиники мира? В Украине выделяется около 1 млрд 400 млн грн на лечение наших пациентов в других странах. Это должно измениться. Украинская медицина должна финансироваться Украиной. Мы тоже можем принимать иностранцев и делать не хуже ту работу, которую делают за рубежом. Однако необходимо ее развивать за счет вливания средств. И прежде всего – полюбить это дело. Тогда все наладится. Вы же видите положительный опыт Беларуси, Испании, Польши, Германии.

- А как насчет вашей больницы, что уже сделано?

- На сегодня мы провели ряд операций по пересадке почек, сердца, 7 августа сделали первую в Украине пересадку поджелудочной железы…

- Но после нее пациент прожил недолго и через десять дней умер...

Люди, которые идут на трансплантацию, должны понимать, что их организм очень декомпенсирован

- К большому сожалению для целого коллектива и команды врачей... Для нас это очень болезненно было, у многих и руки опускаются после таких моментов, когда пациенты умирают. Мы же не роботы, мы живые люди. Я думаю, что не меньше переживаем, чем родственники пациентов, делая такие важные операции, и несем за это ответственность. К большому сожалению, часть людей умирает, и какой-то процент будет умирать. Люди, которые идут на трансплантацию, должны понимать, что их организм очень декомпенсирован. Если они находятся на гемодиализе, если это вопрос поджелудочной или печени, резервы их организмов очень ограничены. Поэтому очень трудно выходить этих пациентов, вернуть к нормальной жизни. Это очень сложный механизм, но мы должны это делать. Ведь это не запчасть в машине заменить: пересадил орган - человек встал и побежал...

- Но когда пересадка проходит успешно, это как будто человек рождается заново?

- Да. Есть много приятных моментов. Например, когда пациенту пересаживают почку, она приживается, начинает функционировать, появляется моча... Человека отключают от аппарата гемодиализа, и он получает возможность передвигаться. Это для них просто наибольшее счастье. У всех пациентов, которым пересаживали почку, одна мечта – путешествовать.

- Почему?

- Потому что они привязаны к аппарату, через день проходят процедуру гемодиализа и не могут никуда отлучиться от своего дома, квартиры и гемодиализного отделения. Только у некоторых миллионеров в мире есть свои гемодиализы и они могут их применять, скажем, в машине, а обычные люди просто привязаны. Поэтому для них это счастье – отключиться от аппарата, принять таблетку иммунокомпресии – и съездить в Карпаты или на море, или за рубеж.

- Каковы дальнейшие планы?

- Я могу гарантировать, что мы делаем все, чтобы в этой больнице была качественная трансплантология. Понятно, что вливаний средств нужно сделать много, если мы хотим иметь результаты, чтобы пациенты выживали, чтобы у нас была наибольшая успешность, должны быть хорошие условия. Здесь будут созданы полноценные отделения с качественными ремонтами, с вентиляционными системами, которые будут очищать воздух, чтобы не было ни одной бактерии, которая может попасть извне или изнутри больницы, должны быть операционные высокого класса, лучшее оборудование, наркозно-дыхательная аппаратура, инструментарий для этих операций. Одним из важных пунктов является доставка пациентов. Это реанимобили и плюс доставка санавиацией, которая должна соединять разные точки Украины.

Мэр Львова Андрей Садовый обещал строительство вертолетной площадки на крыше больницы скорой помощи. Как продвигается дело?

- Мы уже подготавливаем место для нее, нам должны разработать проект, который сейчас проходит экспертизу. И мы это сделаем! До конца этого года мы построим вертолетную площадку. Городские власти пообещали, что выделят средства.

Нам нужны не только реанимобили, кареты скорой или экстренной помощи, но и медицинское авиасообщение

- Почему это так важно?

- Такая больница просто обязана иметь вертолетную площадку. Мы практикуем посмертные пересадки. То есть, когда человек поступает и у него констатируется смерть мозга, нужно срочно что-то делать. К таким пересадкам нужно быть подготовленным максимально, это ургентные операции. Время идет на часы, на минуты. У нас в Украине еще нет четкой разработанной методики консервирования органов, для того нужно время и обучение. Поэтому все делается максимально быстро. Это не единственная больница в Украине, которая должна иметь вертолетную площадку. Ее должны иметь все крупнейшие больницы.

Санавиация должна в Украине развиваться. Нам нужны не только реанимобили, кареты скорой или экстренной помощи, но и медицинское авиасообщение.

- Министр здравоохранения Степанов, посетив Львовскую клиническую больницу скорой помощи, заявил, что до конца ноября этого года должны разработать необходимую нормативную базу для развития трансплантологии, чтобы к 2021 году трансплантация была по всей Украине. Больница скорой помощи дала мощный старт для развития этой отрасли. Но скажите, реальны ли в нашем государстве такие дедлайны?

Монополии по трансплантологии в Украине не должно существовать!

- От себя мы делаем все. Нас министерство попросило, чтобы мы помогали и консультировали в этом. Мы дали своего представителя в комиссию Минздрава по констатации смерти мозга, принимаем делегации из разных городов Украины. И главное, что этот механизм уже безвозвратен! Если не мы, то кто-то другой сделает точно. Начиналась работа с 8 центров трансплантации в Украине, а сегодня уже 19 хотят делать такие операции. То есть, если кто-то не заработает, то заработают другие, а их, я уверен, будут еще десятки. Монополии по трансплантологии в Украине не будет!

НИ ОДИН ЧЕЛОВЕК В ЭТОЙ БОЛЬНИЦЕ НЕ ДОЛЖЕН ДУМАТЬ О ДРУГОЙ РАБОТЕ

- Не трансплантологией единой. Всего полгода вы на должности директора больницы, а здесь произошли многочисленные изменения и нововведения. Что уже сделано?

- В первую очередь горжусь тем, что мы смогли открыть много отделений, которых здесь раньше не было. В частности, сосудистой хирургии, трансплантологии, ЛОР, гемодиализа, детской кардиохирургии, интенсивной терапии для пациентов после инсультов. Активно развиваем отделение интенсивной реабилитации и другие.

- Но для развития этих отделений нужны соответствующие специалисты?

Ни один человек из нашей больницы не должен думать о другой работе

- Да, конечно. Это стало для меня задачей номер один, когда я возглавил больницу. Первое, что я сделал, – повысил заработную плату работникам. Чтобы заинтересовать их, чтобы не было оттока кадров за рубеж и в другие отрасли. Сейчас поднимаем оплату медицинским сестричкам и санитарочкам. 30% медсестер не хватало, сейчас добрали. Также у нас начало работать большое количество новых врачей по разным специальностям. Ни один человек из этой больницы не должен думать о другой работе.

- У вас уже есть опыт руководителя, ведь вы больше четырех лет были директором Ковельской больницы скорой помощи. Работа во Львове открывает большие возможности?

- Я учился на врача, а не на главного врача, но у меня уже был опыт в городе Ковеле. Я большой фанат урологии и очень люблю свою специальность, много времени в нее вложил: учился, читал, практиковал – вот это я действительно люблю. Поэтому никогда не гонялся за карьерным ростом. А директором я стал просто потому, что очень люблю медицину и людей, которые в ней работают. Хочу, чтобы она в Украине стала качественной, чтобы мы не смотрели на то, как хорошо в других странах, какая классная медицина, а были на уровне с ними, а может даже лучше. Мы страна не хуже, а во многом лучше, и у нас есть трудолюбивые люди, которые это могут делать и с которыми это можно сделать. Энтузиастов хватает, их надо объединять и с ними вместе работать. Часто посещаем Беларусь, Польшу, Германию, Норвегию, Голландию, смотрим, что у них можно взять. Невозможно какую-то европейскую модель или шаблон переделать на украинскую медицину, надо посмотреть и сделать свою, только позаимствовать лучшее.

- Вас во Львов пригласил Андрей Садовый?

- Да, переход из Ковеля мне предложил городской председатель Андрей Садовый. Эта больница значительно больше, можно реализовать больше медицинских мечтаний и помочь большему количеству людей. В Ковеле, где я работал 10 лет, мы реализовали все, что могли. По оборудованию там было сделано все, кроме линейных ускорителей, отличные ремонты, штат. Большая команда была собрана, много врачей новых приехало, интернов. И люди получали нормальную заработную плату. Это уже раскрученная больница: из 27 пакетов медицинских услуг с Национальной службой здоровья были заключены договора на 26. А это 80 млн грн на счету, плюс из благотворительных фондов по 5-6 млн ежемесячно. Там, можно сказать, сделано было все.

Но я понимаю, что нельзя засиживаться на одном месте. Перед этим мой отец был главным врачом там 28 лет. Нужно, чтобы кто-то приходил другой, проявлял энтузиазм. Не может быть пожизненная власть, должны быть какие-то изменения. Кто-то постоянно приходит новый, подрастает поколение, которое может сделать что-то интереснее, новее.

COVID-19: МЫ ДУМАЛИ, ЧТО СМОЖЕМ РАЗГРАНИЧИТЬ ПОТОКИ, НО ЭТО БЫЛА ОШИБКА

- Почти сразу после вашего назначения на должность в Украине объявили карантин. Как коронавирус повлиял на ваши планы и работу?

- Не мог я подумать, что будет такая ситуация с эпидемией в Украине. Мы с командой пришли заниматься развитием больницы, руководить учреждением, а тут добавился еще такой сверхсложный момент – коронавирус, карантин. Хотелось что-то улучшить, только появилось новое измерение работы с коронавирусными пациентами, поэтому должны были быстро перегруппировываться, перестраиваться.

- Львовская клиническая больница скорой помощи не была в списке «первой волны» и начала принимать пациентов с коронавирусом только с 26 июня. Почему так?

- Мы во Львове планировали сделать отдельные больницы для больных коронавирусом. Думали, что сможем так разграничить потоки, что инфицированные будут находиться в больницах для пациентов с COVID-19, а остальных будем лечить в так называемых «чистых». Но это была ошибка. Оказалось, что у пациентов с ургентным патологиями, с потребностью в хирургических вмешательствах, травмами, инсультами, пострадавших в ДТП также может быть коронавирус. Поэтому пришлось заниматься и ургентной помощью, и коронавирусными пациентами.

- Именно поэтому у вас тогда были многочисленные случаи инфицирования COVID-19 среди медперсонала? Как сообщали, переболело более 170 медиков.

- Именно так, ведь часто пациенту нужно было срочно провести операцию, а постфактум мы узнавали, что у него коронавирус. В первые 3 месяца мы работали вахтовым методом и не болели, удержались именно тогда, когда была самая большая вспышка. Потом начали в коллективе многие медработники болеть. Сначала 5% от общего состава, затем 7%. За весь период у нас переболело до 10% коллектива. На сегодня спокойнее, стабильно. У врачей уже иммунитет, и это, вероятно, хорошо, что они переболели в легкой и средней форме. Было только несколько человек в тяжелой форме, слава Богу, без потерь.

- А какова ситуация с пациентами, сколько на сегодня в больнице больных коронавирусом?

- На сегодня в больнице 146 пациентов с коронавирусом.

- Но ведь в этой больнице, как отмечали в горсовете, выделено 100 коек для инфицированных коронавирусом. Вы что, кладете по двое на одну кровать?

Мы не можем сказать “ковидным” пациентам: "Мы вас не примем, потому что вас много»

- Нет. Это изначально так было запланировано (смеется). Мы выделили целый этаж, сделали боксы, изоляционные зоны для врачей. У меня планировалось 100 мест, потом сказали, что по приказу министра я должен подготовить 25% от числа всех коек, это 226. Но по больнице утверждено, что при необходимости можем принять 350 больных.

На сегодня 146 пациентов у нас лечатся – с пневмониями, средней и высокой степенью тяжести, потому что легких отправляем домой, а у нас находятся только кислородозависимые. И каждый день идет прирост. В реанимации - от 6 до 10 пациентов на ИВЛ ежедневно. Мы открываем новые блоки, чтобы размещать ”ковидных" пациентов, потому что мы не можем сказать людям: «Мы вас не примем, потому что вас много, потому что у нас штат или еще что-то там не позволяет”. Всех принимаем, никому не отказываем. Всех, кого нужно, госпитализируем.

- Обеспечена ли больница всем необходимым, чтобы принимать такое большое количество инфицированных коронавирусом?

- Мы сначала очень хорошо обеспечились, но расходные материалы уменьшаются быстрыми темпами. Все время докупаем индивидуальную защиту, чтобы обезопасить наших работников. Понятно, что им надоедает ходить в масках, костюмах, респираторах, особенно тем, кто переболел. Но мы всеми силами стараемся их уберечь, чтобы они полностью были укомплектованы.

На протяжении всего времени мы лечили коронавирусных пациентов за средства больницы, города, благотворителей, и только на днях поступили первые деньги от государства. Поэтому сейчас медикаменты и расходные материалы будем покупать за эти средства. Это первые деньги, которые поступили в больницу за весь период от государства на больных коронавирусом. Первые!

- А на что вам сегодня больше всего не хватает средств?

- Конечно, больница нуждается в больших капиталовложениях на материальное обеспечение, на оборудование, ремонт. Очень хотели бы увеличить реанимацию, докупить ИВЛ-оборудование, увеличить запасы средств индивидуальной защиты.

* * *

Во время нашего разговора, который длился около получаса, телефон Олега Самчука звонил раз 10. Порой он извинялся и отвечал, кому-то говорил, что занят и перезвонит. А в конце интервью в дверь кабинета постучали. В кабинет зашел заведующий первым хирургическим отделением и анестезиолог.

- У нас сегодня очень важная операция 10-летнему ребенку – на сердце. Сейчас готовимся, - объяснил Олег Самчук. - Восстанавливаем детскую кардиохирургию. Будем спасать деток. Первая операция уже сделана. Пациентом стал парень, у которого во время обследования наши специалисты обнаружили неправильное соединение легочных вен, дефект перепонки и изменения в одном из клапанов сердца. Хирургическое вмешательство в таких случаях – единственный выход. Все три проблемы устранены. Пациент чувствует себя хорошо и уже начинает реабилитацию. А вот сегодня новый вызов перед нашими хирургами.

- Что вы хотели бы сказать напоследок?

- Медицина – очень затратная вещь, но когда будет нормальная медицина, будет здоровая нация. Мы должны сохранять жизнь, быстрее возвращать людей к работе и восстанавливать работоспособность, спасать детей и заботиться о каждом. Сейчас из-за отсутствия оборудования, специалистов, надлежащего финансирования мы должны обращаться к кому-то другому за помощью, ехать за рубеж. Это необходимо менять, украинская медицина должна выходить на новый уровень.

Людмила Гринюк, Львов

Фото: Маркияна Лысейко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-