Штефан Фосс, фактчекер немецкого информагентства DPA
Дипфейков будет все больше, их разоблачение станет задачей журналистов
01.09.2020 14:14

В сентябре Укринформ совместно с немецким информагентством dpa проведет ряд вебинаров по верификации новостей для представителей украинских СМИ. Мы поговорили с одним из спикеров проекта, экспертом dpa Штефаном Фоссом об инструментах, которые могут использовать новостные медиа для противодействия дезинформации, какие новости чаще всего подвергаются проверке, авторство фото и видео которых почти невозможно исследовать.

РАСПРОСТРАНЕНИЕ НЕПРАВДИВОЙ ИНФОРМАЦИИ ЧЕРЕЗ СОЦСЕТИ ПРЕИМУЩЕСТВЕННО ИМЕЕТ ЦЕЛЬЮ ВЫЗВАТЬ БЕСПОКОЙСТВО ИЛИ ГНЕВ

- Как долго в dpa существует подразделение по верификации новостей. По каким критериям вы определяете, что определенное сообщение является фейком?

- Первые фактчеки (проверки фактов – ред.) в dpa были написаны в 2013 году. Подразделение по верификации новостей было создано у нас в 2017 году. В dpa фактчек - это всегда о проверке утверждения или заявления. Мы верифицируем лишь фактологические утверждения и никогда не верифицируем мнения.

Например, мы проверяем, соответствует ли фото или видео текущему событию в определенном месте – или оно старое и с другого места. В своей ежедневной работе мы наблюдаем, что часто неправильно интерпретируется статистика, например, относительно правонарушений. Кроме того, мы часто сталкиваемся с выдуманными цитатами, которые приписываются конкретному человеку.

- Что в первую очередь должно насторожить в новости, чтобы она была взята на верификацию?

- Чаще всего мы проверяем заявления известных деятелей, таких как политики, или утверждения, которые распространяются пользователями в социальных сетях. Наша проверка фактов обычно фокусируется на ключевом заявлении.

- Какие виды фейковых новостей вы чаще всего встречаете в немецком информпространстве? Видите ли определенные региональные особенности при работе с международной информацией?

- Мы воздерживаемся от употребления крайне политизированного и одновременно неточного термина "фейковые новости". Это скорее дезинформация, манипуляция и ошибки. В социальных сетях мы сталкиваемся в основном с теми ложными утверждениями, которые распространяются с целью вызвать у людей тревогу или разжечь их гнев. Мы наблюдаем это явление во многих европейских странах. С начала пандемии коронавируса через соцсети, такие как Facebook, YouTube или Telegram, порой распространяются советы, опасные для жизни.

- Можете вспомнить один-два конкретных примера, которые приобрели широкий резонанс в Германии?

- Неудивительно, что в последнее время самые распространенные фейки связаны с пандемией COVID-19. Один из примеров - утверждение, что американский автор Дин Кунц (Dean Koontz) в своем триллере «Глаза тьмы» («The Eyes of Darkness») около 40 лет назад предсказал вспышку Sars-CoV-2 в Ухане в Китае примерно в 2020 году. Это утверждение широко разошлось в немецких социальных медиа. Правда заключается в том, что роман из эпохи «холодной войны» изначально был о биологическом оружии из лаборатории в Советском Союзе.

Еще один пример: Facebook поделился фотографиями бутылки с дезинфицирующим средством, якобы сделанным в 2016 году. На этикетке написано, что спрей среди прочего эффективен против коронавируса. Тогда утверждалось, что предупреждение властей является ложью и что нового возбудителя нет. Правда: коронавирусы известны десятилетиями, но тот вид коронавируса, который распространился сейчас, новый.

ПРИ РАЗОБЛАЧЕНИИ ДИПФЕЙКОВ ЖУРНАЛИСТСКАЯ ЭКСПЕРТИЗА НЕ МЕНЕЕ ВАЖНА, ЧЕМ ТЕХНИЧЕСКАЯ

- Какой набор инструментов применяется сегодня при верификации? Как менялись ваши подходы к верификации со временем?

- В dpa мы используем большое количество инструментов и методов верификации. Они варьируются от обратного поиска изображений до специфических инструментов геолокации, таких как определение тени, и до инструментов для расследований в отношении веб-сайтов.

За эти годы наши возможности по верификации значительно усовершенствовались. Наша команда увеличилась. На данный момент более 20 коллег занимаются проверкой фактов. Это особенно важно, поскольку фактчекинг и верификация – это всегда командная работа. На данный момент мы находимся в процессе совершенствования наших навыков в области цифровой криминалистики, а именно в выявлении дипфейков.

- Что, по вашему мнению, важно знать о дипфейках для журналистов и для общей аудитории?

- То, как сейчас можно технически манипулировать с видео и даже аудио, пугает. Но еще более драматичным является тот факт, что этими инструментами подделки будут пользоваться все больше людей. Вопрос не в том, будут ли дипфейки использоваться в наших странах для распространения ложных утверждений и нанесения вреда обществу. Это определенно произойдет. Вопрос лишь в том - когда.

Чтобы разоблачить дипфейки технически, нужна экспертиза видеотехников и разработчиков. Но это только одна сторона монеты. Журналистская экспертиза так же важна. Она включает такие вопросы, как этот: логична ли информация в видео, в отношении которого существуют подозрения на дипфейк? Разоблачать дипфейки будет задачей СМИ. Мы должны, не откладывая, интенсивно готовить себя к этому – с технической и журналистской точек зрения.

- Фейки все искуснее маскируются под факты. С какими вызовами вы в этом плане сталкиваетесь?

- Это классические вызовы каждого журналиста. Мы проверяем, действительно ли фактологическое утверждение верно. Для этого мы внимательно рассматриваем аргументацию в тексте, который требует проверки. Такая работа иногда может длиться днями. В сложных вопросах мы консультируемся с независимыми экспертами.

- Вы выявили, что новость - фейк. Как принимается решение о дальнейших действиях – стоит опровергнуть, стоит дать отдельную достоверную новость без упоминания о фейке, или вообще не давать ничего?

- Это зависит от медиа, в котором работает журналист. dpa - это сугубо частная медиакомпания, которая не получает финансовой поддержки от государства. Проверка публикаций других известных СМИ - это не наша основная задача. Наши журналисты из первых уст сообщают обо всех важных событиях во всем мире. У нас нет ни просветительского мандата, ни политической зависимости. Наша задача - дать возможность людям формировать собственное (политическое) мнение на основе фактов. Поэтому мы публикуем фактчеки, чтобы выявить манипуляции и ошибки.

- Отличается ли реагирование на дезинформацию (неправдивая информация, которая распространяется для намеренного введения в заблуждение – ред.) и мизинформацию (неправдивая информация, которая распространяется независимо от намерения – ред.)?

Гадать о мотивах манипуляторов - не задача фактчекеров dpa

- Это зависит от того, что понимается под "дезинформацией" и "мизинформацией". Для наших фактчеков не имеет значения, сознательно или ошибочно распространяется ложное утверждение. Гадать о мотивах манипуляторов - не задача фактчекеров dpa.

ПОНИМАНИЕ МЕХАНИЗМОВ ВЕРИФИКАЦИИ ВАЖНЕЕ ВЛАДЕНИЯ ОПРЕДЕЛЕННЫМ ИНСТРУМЕНТОМ

- Ваша работа строится только на собственной практике или вы используете для совершенствования своей работы наработки других медиа или институтов, например таких, как проект «ЕС против дезинформации»?

- Наши фактчеки базируются почти исключительно на наших собственных исследованиях. Мы читаем много других текстов на наши темы. Это часть нашего исследования. Но, как я уже говорил, ключевые моменты наших фактчеков должны быть исследованы нами самими. EUvsDisinfo не играет важной роли в нашей ежедневной работе.

- Кто, по вашему мнению, сегодня эффективен в борьбе с фейками?

- Трудно оценить, кто в журналистике сегодня эффективно противодействует мизинформации. В любом случае, это независимые средства массовой информации, которые используют прозрачные проверки фактов, чтобы показать, какие утверждения ложные. Важнейшими для эффективности борьбы с дезинформацией являются навыки конкретной фактчекинговой команды редакции.

Верификация означает постоянное обучение: методы и инструменты, которые команда применяла долгое время, могут вдруг перестать работать. Появляются новые социальные сети. Или крупные компании в один момент закрывают возможности для исследований. Это то, что Facebook сделал год назад, когда он отключил поиск Graph Search. Того, что фактчекеры и исследователи умеют работать с конкретным инструментом, – недостаточно, поскольку этот инструмент может быть отключен завтра. Гораздо важнее – понимать механизмы исследования.

НОВОСТИ СЛОЖНЕЕ ВСЕГО ПРОВЕРИТЬ, КОГДА ФАКТЫ ОЧЕНЬ ПЕРЕМЕШАНЫ С МНЕНИЯМИ

- Согласно недавнему докладу Центра глобального взаимодействия Государственного департамента США, российская система распространения дезинформации состоит из пяти главных столпов: официальных правительственных коммуникаций, финансируемых государством международных каналов распространения информации, культивирования прокси-структур, использования социальных медиа в качестве оружия и применения киберсредств для дезинформации. По вашему опыту, что происходит с фейковыми новостями и их главными источниками в последние годы?

В dpa менее актуально то, «кто» именно что-то утверждает. Фокусируемся на том, «что» утверждается

- В Германии также иностранные государственные СМИ намеренно распространяют неправдивую информацию. Однако для нашей фактчекинговой работы в dpa менее актуально то, «кто» именно что-то утверждает. Мы сосредотачиваемся на том, «что» утверждается, и опровергаем ложные утверждения. Мы должны делать свою работу беспристрастно, насколько это возможно.

- Какую разновидность фейков на сегодня труднее всего верифицировать?

- Особенно трудно проверить новости, в которых фактологические утверждения и мнения очень перемешаны. Кроме того, определение происхождения фотографии или видео часто является технической проблемой. Много записей сначала распространяются в закрытых сервисах обмена сообщениями (WhatsApp, Telegram) и лишь позже распространяются через открытые сети, такие как Twitter или Facebook. Это делает почти невозможным определить, кто является автором фотографии или видео.

- На основе ваших наблюдений за развитием распространения дезинформации и технологий, которые помогают с этим бороться, какие выводы можно сделать? Эти процессы происходят с одинаковой скоростью? Каков ваш прогноз на среднесрочную перспективу?

Возможно, в какой-то момент дипфейки станут настолько «идеальными», что не будет технологий их разоблачить

- Разоблачать ложные утверждения в социальных сетях – задача журналистов. За это отвечают не только фактчекинговые подразделения. Поэтому каждый журналист должен быть способен применить базовые навыки по цифровому исследованию и верификации. В будущем большое количество фейков все еще может быть выявлено с помощью этих основных методов. Возможно, в какой-то момент дипфейки станут настолько «идеальными», что не будет технологий их разоблачить. Это дает журналистам еще больше оснований для действий. Им понадобятся навыки по цифровому исследованию, логическое мышление, годы фактчекинговой практики и большая настойчивость. Чем больше журналистов пойдут по этому пути, тем успешнее будут наши свободные общества в борьбе с дезинформацией.

Наталья Костина, Укринформ

Дойче Прессе-Агентур (DPA, чаще – dpa), основанное в 1949 году, является одним из ведущих независимых информационных агентств в мире. dpa обеспечивает СМИ, компании и другие организации редакционным контентом, который включает текст, фото, видео, графику, аудио и другие форматы. Как международное агентство, dpa выпускает материалы на четырех языках: немецком, английском, испанском и арабском. В компании работает около 1000 журналистов в более чем 150 местах Германии и за рубежом. Его акционерами являются 177 немецких медиакомпаний. В информагентстве работают в соответствии с принципами, определенными в уставе dpa: независимо от идеологий, бизнеса и правительств. Центральный офис редакции находится в Берлине, управленческая команда базируется в Гамбурге.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-