Российский проект Бабьего Яра: ситуация обостряется?

Российский проект Бабьего Яра: ситуация обостряется?

Укринформ
Что беспокоит подписантов Обращения украинского культурного и научного сообщества к руководителям государства

Такой тяжелой, конфликтной ситуации со строительством мемориала Бабий Яр еще никогда не было. Не было массовых протестов всей украинской интеллигенции против конкретного проекта мемориализации, в котором присутствуют российские деньги.

Никогда не было так, чтобы против проекта мемориализации выступали известные украинские или с украинскими корнями евреи.

Никогда не бывало так, чтобы киевские евреи со слезами на глазах, с фотографиями друзей и родных говорили мне: "Мои баба и дед должны были лежать там, то, что они выжили – это чудо. Мы всегда приходили сюда 29-го сентября, даже когда нас гоняла оттуда милиция, но россияне не должны быть здесь главной скрипкой".

И все же он уже продвигается. Вчера стало известно, что фонд Бабий Яр, который финансируется российским бизнесом и которым занимается российский режиссер Хржановский, начал на месте земляные работы, монтируют "Временную малую архитектурную форму Арт-объект "Инсталляция Бабий Яр"".

"Инсталляция Бабий Яр " / Фото: Иосиф Зисельс

При том, что один из главных еврейских авторитетов украинского общества Иосиф Зисельс назвал проект “троянским конем”, при том, что нидерландский историк проекта Карел Беркгоф предостерегает от превращения его в “диснейленд”, а руководитель Института национальной памяти Антон Дробович говорит об отсутствии доверия к российскому проекту.

Итак, ситуация относительно Бабьего Яра сложилась непростая. С одной стороны – есть частный российский проект, с другой – есть государственный, который готов к партнерству.

Мы решили обсудить проблему с подписантами протестного списка, украинскими евреями. Почему они против?

ПОПЫТКА ПРЕВРАТИТЬ ТРАГЕДИЮ В РОЛЕВУЮ ИГРУ ОБЕСЦЕНИВАЕТ СТРАДАНИЯ

Борис Херсонский, писатель, клинический психолог, психиатр:

- Мне кажется, что трагедия Бабьего Яра, как и любая масштабная трагедия, имеет отношение к вечности, что-то вроде отпечатков человеческих фигур в пепле Геркуланума и Помпеи. Это не подвластно моде. Любая попытка превратить трагедию в ролевую игру (а это-то как раз в большой моде), в реконструкцию – с одной стороны обесценивает страдания, а с другой - обнажает худшее, что есть в человеке. И, разумеется, приняв роль злодея, ты выпускаешь на волю зверя в себе. "Как будто бы" работает не всегда. Сдержанность музея Яд Вашем, на мой взгляд, – прекрасный образец увековечения памяти жертв. Я не думаю, что нужно делать клоны этого музея. Но содержание, особенно эмоциональное, должно быть таким же.

Борис Херсонський / Фото: Zhvalevskyi Bogdan
Борис Херсонский / Фото: Zhvalevskyi Bogdan

Есть еще один аспект. В Бабьем Яру были расстреляны преимущественно евреи. Но не только. Там погибли люди других национальностей — пусть не столь много, но каждая жизнь заслуживает памяти. Кстати, несколько деятелей украинского националистического движения также были расстреляны там, и цыгане тоже. Строить для всех один мемориал? Кто-то скажет, что это преуменьшение жертв еврейского народа. Сделать один на всех? Религиозный аспект проблемы останется за бортом.

Меня порой спрашивают о психометрических алгоритмах, персонализированных анкетах, где зрителям якобы предложат побыть нацистом, жертвой или «коллаборационистом». Если это так, это совсем никуда не годится! Подобные эксперименты проводились и описание их в каждом учебнике по социальной психологии. К примеру т.н. «тюремный эксперимент» — на эту тему даже был снят художественный фильм. Результат — подобные эксперименты были запрещены. Зачем возрождать то, что где-то уже принесло цветы зла и плоды насилия? 

Если говорить о новых нарративах, то да, элемент антиукраинской пропаганды здесь ощущается. По крайней мере, я ощущаю. Правда, что население оккупированных нацистами городов было в основном безучастно к трагедии еврейского народа. А где-то с энтузиазмом растаскивали «еврейское наследство» — в Киеве нацисты с этим боролись: порядок — главное, за нарушение — расстрел. Но в Одессе при румынах дела обстояли иначе.

Главная угроза – что мемориал вообще не состоится. Там есть деньги, но плохая концепция, здесь концепция хорошая, но с финансированием есть проблемы. Кроме того, нам в Украине всегда трудно договориться друг с другом, кто-то всегда будет недоволен. Идеология, к сожалению и стыду, влияла и влияет на увековечение памяти жертв. Понятно, что продолжаются война и аннексия Крыма Россией, а также разнузданная антиукраинская пропаганда затрудняет принятие любой инициативы, исходящей из запятнанных украинской кровью рук РФ. Впрочем, понятно, что частный проект исходит от людей еврейской национальности, которые не жалеют денег. У кого-то родственники погибли там. И само по себе гражданство РФ не определяет ситуацию, хоть и влияет на нее.

Но российский проект должен быть приостановлен прежде всего потому, что он во многом основан на идеологии реконструкции. Потом нужно сесть за стол переговоров. И что очень важно: приостановить проект – не значит отказаться от мемориала в принципе.

ЕСЛИ МЕМОРИАЛ УКРАИНСКИМ ЕВРЕЯМ БУДУТ СТРОИТЬ РОССИЙСКИЕ КОНЦЕПТОЛОГИ, ТО НАША ИДЕНТИЧНОСТЬ ПРИЗРАЧНА И ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ ПРИЗРАЧНА

Анатолий Подольский, ученый, директор Украинского центра изучения истории Холокоста:

- По моему мнению, есть две стороны проблемы: политическая и собственно профессиональная, содержательная. Политический аспект, как это неприятно признавать, здесь очень важен. Дело не в конкретной личности Хржановского, а во всем фонде, который зашел в 2016 году.

Седьмой год идет необъявленная война против моей страны, а этот фонд за российские деньги (а убивают моих соотечественников именно российские деньги) хочет реализовать мемориал. Это постколониальный подход, который глубоко затрагивает вопросы идентичности, государственности. Это как метрополия обращается к колонии, мол, вы не в состоянии построить мемориал, так мы поможем вам почтить память. Политика и культура памяти о жертвах Второй мировой войны в Украине – тоже поле битвы. И это элемент и гибридной войны, и интерпретация тяжелого прошлого. Надо мной довлеет этот политический аспект, я не могу воспринимать их концепции и нарративы, потому что сегодня это же не сотрудничество с нами – это просто навязывание враждебной концепции, которая выглядит, как клинический случай.

Для нас важен украинский контекст оккупационного режима и истории Холокоста, а здесь присутствует другой подход. Они хотят показать Украину только как часть советских территорий и показывать это в совковом контексте. Они хотят педалировать образ украинца, как носителя преступлений. Я это почувствовал еще в 2017 году. Бабий Яр - это судьба украинских евреев во Второй мировой войне. Это история человеческих судеб и взаимоотношений в нечеловеческих условиях, это слишком сложная штука, это не черно-белая картина, в отличие от советской историографии, где есть Красная Армия — освободительница, а евреи — советские граждане.

За тридцать лет построены заповедники, памятные знаки, есть государственная концепция, и должен быть государственный национальный мемориал. Безусловно, может быть сотрудничество с любыми неправительственными организациями, институтами, частными фондами, кем угодно. Но инициатива и ответственность в данном случае должны исходить от государства. Так же, как 51 процент финансирования и акций в принятии решений. Но когда непонятный фонд говорит, что мы приглашаем к сотрудничеству Украинское государство, это звучит, как конец света. Мы что, Малороссийская губерния? Кто мы есть?

  Фото: видання
Фото: "День"

Все поставлено с ног на голову: Российский фонд приглашает Украину? Это Украина должна приглашать себе партнеров.

Что касается Хржановского, я когда-то потратил тридцать минут времени, чтобы посмотреть его интервью. Его пиарят, и это понятно, деньги - это влияние. Но от него я услышал такое. Он говорит: я советский человек, у меня есть дочь — она живет в Лондоне, по-русски говорит значительно хуже, чем по-английски, но она тоже советский человек, потому что я этого хочу. Он просто фигура денежных мешков России.

Карел Беркгоф говорит: я отхожу, потому что это будет “диснейленд”. Эта контора враждебна и опасна для украинской культуры памяти. Потом нам говорят: ну, давайте обсуждать тему и концепцию. Нечего обсуждать: если мы начинаем играть на их поле, а мемориал будут строить российские концептологи, то мы подписываемся под тем, что наша идентичность призрачна, призрачна государственность. Но есть и другая сторона – равнодушие власть имущих. Невежество чиновников открывает поле для этого фонда. Обращения украинской интеллигенции (культурного и научного сообщества), украинских евреев – фактически проигнорированы. И мы стоим перед опасной ситуацией.

РОССИЯ МОЖЕТ ПРИНОСИТЬ В ЭТОТ ПРОЕКТ ЛИШЬ ПОКАЯНИЕ

Ашер Иосиф Черкасский, известный волонтер, участник АТО, депутат Днепропетровского облсовета:

- Я родом из Крыма, в результате российской агрессии я лишился дома. Я воевал в составе батальона «Днепр-1», продолжаю быть волонтером, недавно вернулся с фронта и сейчас снова собираюсь на фронт.

Ашер Йосиф Черкаський / Фото: Facebook
Ашер Иосиф Черкасский / Фото: Facebook

Я похоронил тридцать три побратима из своего подразделения, и привез на место захоронения еще 350 наших бойцов. Они убиты из российского оружия. Поэтому я считаю, что россияне не имеют права касаться нашей земли. Они не могут диктовать свое видение мемориального комплекса. Они могут приносить покаяние, они могут участвовать в проекте в качестве жертвователей, но без каких-либо условий. Пока Российская Федерация распространяет терроризм, пока они искажают историю, мы не можем говорить о полноценном диалоге.

СПОСОБНОСТЬ ПЕРЕЖИТЬ ЭТИ СОБЫТИЯ ЗАВИСИТ НЕ ТОЛЬКО ОТ ЭКСПОЗИЦИИ, НО И ОТ СПОСОБНОСТИ ЧЕЛОВЕКА СОПЕРЕЖИВАТЬ, ИМЕТЬ ЧУВСТВА

Ирина Климова, директор музея Шолом-Алейхема, художник, искусствовед:

- Я подписала письмо евреев. Конечно, я категорически против проекта мемориализации, который дает компания московских олигархов. Впервые подобный проект нам предлагали в 2002 году, и уже тогда часть еврейского сообщества была против. Есть жизненные и профессиональные правила, которые нельзя нарушать никому. Для чего страшные психологические эксперименты, зачем устраивать шоу от одной из величайших трагедий мира? Это просто недопустимо. Способность пережить эти события зависит не только от экспозиции, но и от способности человека сопереживать, иметь чувства. Можно использовать новые технологии, выходить из себя, демонстрируя оригинальность. Но любые новейшие технологии рано или поздно устаревают. Промоушен музея даст значительно больше, чем спецэффекты. Есть определенная музейная классика, и нам нужно честно рассказывать, как все происходило. Вопрос - Будут ходить или не будут ходить – зависит от того, как построить экспозицию и как рассказывать об этом. Наш музей Шолом-Алейхема посещаемый, несмотря на отсутствие новейших технологий и классическую экспозицию.

Ірина Клімова / Фото: Wikipedia
Ирина Климова / Фото: Wikipedia

Необходимо представить несколько проектов, и тот, который пройдет большим количеством голосов, тот и будет лучшим, тот и будет производить наибольшее впечатление. Мне из всех проектов больше всего импонировал проект Мельниченко-Рыбачук. Он интересен пустотой. Там нет спецэффектов, там человек остается со своими мыслями о произошедшем. Там очень деликатное решение, которое не давит, но заставляет задуматься человека над тем, что происходило. Те очертания трагедии, которые они показали, действуют несопоставимо глубже, чем откровенное изображение трагедии.

Лана Самохвалова. Киев

Фото: Укринформ и из открытых источников

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-