О фейсбучных ристалищах, способности слышать другого и манипуляциях

О фейсбучных ристалищах, способности слышать другого и манипуляциях

Укринформ
В Киеве состоялся первый из национальных круглых столов, на которых интеллектуалы будут искать пути к единству украинцев

Здесь нет места тем, кто ненавидит Украинское государство и не понимает необходимости его существования. С этой фразы Олесь Доний вместе с крупнейшими интеллектуалами и авторитетами Украины начал поиск национальной идеи, идентичности и движение к национальному единству.

Напомним, что вчера состоялся первый из семи круглых столов, которые при содействии Министерства культуры пройдут в разных городах Украины, и на которых ученые, ведущие интеллектуалы, лидеры общественного мнения будут дискутировать о культуре, истории, религии, языке, философии, искусстве и экологии. Рамка мероприятия: необходимость единства нации, ментальное сопротивление российской агрессии, поиск и продвижение прогрессивных мировоззренческих ценностей.

Первый Национальный круглый стол состоялся в Киеве и был посвящен теме «Культура диалога». Мы решили подать цитаты из выступлений его участников в форме ответов на вопросы, которые были на дискуссии стержневыми. Эти месседжи выстраданы в борьбе за свои убеждения, являются продуктом серьезной интеллектуальной деятельности, переосмысления опыта и часто звучали как откровения. Особенно на фоне констатации, с которой согласились все участники дискуссии: мы поляризованы, разделены и лишены культуры диалога.

ПОЧЕМУ У НАС ТАК ДОЛГО НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ НАЙТИ ОБЩИЙ ЯЗЫК?

Мирослав Маринович, украинский правозащитник, религиовед, член-основатель Украинской Хельсинской группы, вице-ректор Украинского Католического университета во Львове:

- Успешность диалога зависит от того, как мы относимся к правде. Если для нас правда – это только то, в чем убеждены мы сами, то оппонент превращается в носителя лжи, соперника, а затем во врага. Тогда возникает необходимость всеми правдами и неправдами обратить оппонента в свою веру, а если не удается, то его уничтожить. Однако возникает понимание, что правда где-то посередине между различными опиниями, как результат диалога. Быть убежденным в своей правоте - не грех, но в то же время следует быть открытым на правду своего собеседника. То есть не только слушать, но и слышать. Поскольку моя абсолютная правда может быть частицей большей правды, которую можно найти только вместе. Так открывается путь не только к межчеловеческому, но и к общенациональному взаимопониманию.

Отсюда следует другой вывод: быть в диалоге - означает признавать достоинство, легитимность и субъектность друг друга.

Диалог возможен, когда есть культура диалога, а с этим у украинцев как раз и проблема. И здесь я не могу не вспомнить Андрея Шептицкого, который изучил нрав украинцев и пытался его откорректировать. Вот что он писал: "Не страдает ли организм народа какой-то нравственной гемофилией, которая вызывает то, что каждая малейшая рана кажется неизлечимой. Почему каждое недоразумение между украинцами, которое так легко устранить, переходит так часто в хроническое состояние, в антагонизмы и споры, которым нет конца? А с обеих сторон при этом может быть наилучшая воля и патриотизм, который выглядит настоящей любовью к Родине».

И это звучит, как диагноз, который сегодня остается актуальным. Эту руину, стихию не удастся преодолеть на политическом уровне. Наоборот - политика питается ею. За лечение гемофилии должны взяться душ пастыри и школьные воспитатели, которые с детства будут лечить у людей пагубный ген вражды.

Владимир Паниотто, директор Киевского международного института социологии:

- Главная причина наших проблем и отсутствия единства – в том, что все же мы больше продвинулись в сторону формирования национально-этнического государства, чем в сторону формирования государства политического. Если бы на востоке Украины и в Крыму все говорили на украинском языке, то Путину было бы трудно апеллировать к жителям этих регионов, как к своим. Это правда. Но оказывается, что это нереалистично.

Мы не смогли за почти 30 лет этого добиться. Для создания украинской политической нации необходимо, вероятно, искать в нынешних условиях не столько те характеристики, которые являются общими для этнических украинцев и россиян, живущих в Украине, сколько те, по которым российские и русскоязычные люди в Украине отличаются от россиян.

Что касается того, что общее и отличное у жителей Украины, то надо сказать, что, скажем, этнический состав фактически перестает быть дифференцированным. Если в феврале 2001 года 74% себя идентифицировали как украинцев и 20% как россиян, то в феврале 2019 года – 91% украинцев и только 5% россиян. То есть это вообще перестало быть тем, что дифференцирует жителей Украины.

Реально дифференцирует только язык. Ценностей, которые могли бы объединить украинцев, по мнению социолога, шесть. Это достоинство, справедливость, счастье, толерантность (в том числе доброта, отзывчивость, взаимопомощь), благосостояние и демократия.

Александр Положинский, певец, шоумен, радиоведущий:

- Диалог может вестись между людьми, которые стремятся к диалогу, которых что-то общее объединяет.

Если мы говорим о культуре диалога внутри Украины, то даже здесь у нас возникает уже первая проблема, что внутри Украины есть люди, которые не хотят, чтобы Украина существовала как государство, как независимое государство, как полноценное государство. Можно ли говорить о диалоге между людьми, которые хотят, чтобы существовала Украина как независимое государство, и которые хотят, чтобы не существовала? Мне кажется, в этом случае диалог возможен только один: максимально быстрый и комфортный выезд туда, где они хотят жить, если они не хотят жить в Украине.

Если мы говорим о диалоге между единомышленниками, то должна быть цель этого диалога. Если нет цели – диалог рано или поздно превращается в пустую болтовню.

ГДЕ МЫ ЧАЩЕ ВСЕГО УНИЖАЕМ ДРУГ ДРУГА

Мирослав Маринович:

- Меня очень угнетает стиль нашего Фейсбучного национального ристалища. Когда диспутанты выбирают как можно более грубые выражения, чтобы унизить друг друга. Как далеко мы отошли от логики средневековых рыцарей, которые, скрещивая мечи, уважали достоинство соперника и отдавали ему честь! Для Украины, идентичность которой мозаична, важно определить легитимную субъектность каждого стеклышка национальной мозаики. Однако все мы принялись петь песенку некогда известной Эдиты Пьехи: «Стань таким, как я хочу».

Галичане это пели Великой Украине, донецкие – всей Украине времен Януковича. И не прекращается у нас плач Ярославны, когда мы враждуем, так и не найдя украинской модели единства в многообразии. Точнее, мы выходим на нее, когда собираемся на Майдане, но со временем остываем сердцем – и все трещины проявляются снова. При привычных общественных температурах единство распадается.

Александр Положинский:

- Если ты не знаешь правил, если ты не получил необходимых навыков в школе, где ты в общественном пространстве можешь научиться этой культуре диалога, где она пропагандируется, где она демонстрируется? Где та элита, которая способна показать, как правильно вести диалог? Если мы включаем телевизор, там много программ, которые базируются якобы на диалогах. Но где там диалог на самом деле? Обычно его нет. Если там ведется диалог полноценный, то у этой программы такой низкий рейтинг, что она долго не просуществует. Если там есть ссора, если там драка, если там есть манипуляции, оскорбления, обвинения – это уже интересно, это уже будет иметь рейтинг. Но там не будет диалога.

У программ, которые базируются на полноценном диалоге, низкий рейтинг и они долго не просуществуют – в отличие от телешоу с ссорами и манипуляциями. Посмотрите на депутатов, как они разговаривают вне Верховной Рады: порой разговаривают, как гопники, стыдно слушать. У нас не у кого учиться в общественном пространстве.

Анатолий Ермоленко, профессор, директор Института философии им. Г. С. Сковороды НАН Украины:

- На политических ток-шоу люди переходят любые правила, любые нормы. Самые простые, традиционные. В политической практике у нас все определяется концептом: друг-враг.

В споре люди превращаются в соперников, всем важно победить. Впрочем, очень важно достичь взаимопонимания, консенсуса.

Влад Троицкий, театральный режиссер:

- У нашего общества катастрофический кризис к самому понятию уважения. На самом деле, институт уважения вообще не сформирован, этому никто не учится, все хейтится. В такой системе вообще невозможен вменяемый диалог. Потому что выглядит как обмен монологами, где люди не слышат друг друга.

Нет интерфейса, где могут формироваться такие диалоги. На всю страну нет ни одного медиа, которое связано с гуманитарно-культурной сферой и более или менее влиятельное. Все очень нишевое и его практически нет. Такое медиа должно быть разрекламированным, проработанным, профессиональным, мощным, которое было бы сосредоточено не в телевизионном пространстве, а в Интернете со всеми подкастами. И это действительно большая проблема... Не будет у нас этого медиа, значит, о чем мы можем договариваться? Благодаря чему... Благодаря телевизору? Нет. Интернету, Ютубу? Нет, потому что просмотры нашего этого вот разговора... - там в лучшем случае будет тысяча человек. И то, большинство тех, кто три минуты послушает – и выключит.

Нет ни понятия уважения, ни инструментария. Не знаю, где могут научить культуре и искусству диалога. Признанных мастеров известных в медиа нет. Кто люди, которые научат вести диалог и мыслить архитектурно? В семьях не учат, в школе, в институте не учат.

ЗАЧЕМ ГОВОРИТЬ? НЕ ЛУЧШЕ ЛИ НАВЯЗАТЬ СВОЕ МНЕНИЕ МЕНЕЕ СОЗНАТЕЛЬНОЙ ЧАСТИ НАСЕЛЕНИЯ?

Анатолий Ермоленко:

- Нам важно выделить те формы диалога, где мы можем найти общий язык. Цель диалога -  достижение взаимопонимания. Спор возможен, когда появляются определенные компромиссы. Но по большей части в споре как раз другие рассматриваются как соперники, когда важно победить. И поэтому для нас, когда мы обсуждаем различные проблемы, общественно весомые, очень важно достичь взаимопонимания, а еще лучше – консенсуса по поводу самых главных ценностей, норм, институтов.

Ян Валетов, писатель, Днипро:

- Для диалога всегда нужны две стороны. Согласие - продукт непротивления двух сторон. Когда вторая сторона не хочет диалога, он невозможен. У меня был большой клуб моих читателей - поклонников в России, который превратился в клуб единиц, к диалогу никто не был готов, мои попытки говорить наталкивались на нежелание говорить о чем-то, кроме имперской позиции.

Но если о нас... К сожалению, история Украины – это история невозможности найти согласие, отсутствие общего языка, философского языка, общих моральных авторитетов. Отсутствие общих авторитетов — это отсутствие людей, на которых хотелось бы равняться. Мы живем в мире коротких текстов, лайков, Твиттера, которые мы “неправильно” читаем. Человек, открывая текст, после трех первых строк думает, что может его критиковать и комментировать. Люди отучились понимать. Сто знаков – это много, а тысяча – это слишком много.

Днипро - город-фронтир за счет патриотического сообщества, которое любит Украину. В 1991 году мы голосовали за независимость легко: ставили галочку в бюллетене. В 2014-м году в Днипре люди по-настоящему проголосовали за независимость. Люди рисковали потерять все - и все равно делали то, что должны были делать. Мы очень легко находили общий язык: потомственная интеллигенция и потомственный криминалитет, военные, студенты. Мы сделали много. Если бы пал Днипро, пал бы весь Восток. Мы исправили ошибки 1654 и 1917 годов.

Искусство диалога очень важно. Для всех, кто понимает, о чем мы должны договориться. И если мы в очередной раз ошибемся, пойдем в разделение финансовых потоков и политические драки, то мы рискуем потерять все.

КАК РАЗГОВАРИВАТЬ? ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ И МАСТЕР-КЛАСС ИГОРЯ КОЗЛОВСКОГО

Игорь Козловский, политзаключенный, философ, религиовед:

- Культура диалога - многоуровневое явление, у которого много составляющих. Есть базовая нравственная составляющая. Это взаимоуважение, которое распространяется на все элементы нашего бытия, диалога или за его пределами. Есть эмоциональная составляющая. Мы должны понимать эмоции другого, уметь реагировать на них. Есть пространство нашего диалога. А диалог – живое существо, организм, который мы должны создавать и который необходимо понимать, куда он идет. Только туда, куда я хочу, или куда хочет другой?

Чтобы уважать других, нужно быть эмпатичным. Понимать, что болит у другого. Каждый из нас думает вдвое быстрее, чем говорит. Когда другой говорит, я могу отвлекаться, готовить ответ. И это нарушает границы диалога.

Мы выстраиваем общий, партнерский диалог, интеллектуальное измерение. Мысль должна быть сформулирована так, чтобы другой понял, на том языке, на котором он общается (ведь мы можем общаться на разных понятийных языках). Я должен учитывать его язык (если он “аудиал”), чтобы услышал; а если “визуал”, я должен нарисовать картину…

Следует учитывать и вербальную составляющую. Как мы все формулируем, чтобы не обидеть другого? И не является ли это попыткой оскорбить? Мы должны слышать не только слова, но и боль, страдание, радость…

Когда ты общаешься один на один, ты можешь сделать человека более пластичным и если не убедить, то поколебать в его собственных убеждениях. Но когда к вам приходят другие наблюдатели, то это меняет и диалоговую ситуацию. Когда на тебя смотрят другие глаза, часто один из собеседников отрабатывает, чтобы понравиться другим.

Так вот, ваш диалог должен быть свободным. Вы должны и говорить, и слушать, и слышать, слышать в том числе – чувства. Я должен слышать не только слова, но и природу собеседника, обработанную и необработанную. Говорить так, чтобы меня услышали.

В подвалах, камерах смертников, где я находился, были политзаключенные, уголовники... В этой ситуации был момент, когда приехал новый этап, новые заключенные, пошла нецензурщина... На что я услышал от другого: “Тише, здесь профессор стоит”.

ЭЛИТЫ НЕ МОЛЧАТ, НО ИХ ГОЛОС В ОБЩЕСТВЕ НЕ РЕЗОНИРУЕТ

Мирослав Маринович:

- Диалог становится возможным и эффективным, когда ценят мнение экспертов. Когда собеседники принимают во внимание все версии правды. Однако нынешнее время - отвержение авторитетов. Им порой делают ситуативные комплименты, а при выборе решений их мнение не является авторитетным, это наблюдается по всей общественной вертикали. В межчеловеческом общении срабатывает эффект Фейсбука, когда мнение эксперта тут же высмеивается критическим постом невежды, который собирает больше лайков, чем автор, поскольку его мнение эмоциональнее и круче. Поэтому мнение эксперта будет влиятельным только тогда, когда другие люди будут готовы к нему прислушаться.

В одном разговоре услышал выражение:”молчание элит". Элиты не молчат, но их голос в обществе не резонирует – информационный шум его забивает. Настоящий диалог возможен, когда его участники разделяют одни и те же базовые ценности. Когда сознательная ложь неприемлема. Если ее начинают толеровать, то такой диалог превращается в карикатуру.

В этом и заключается экзистенциальная роль декалога, признанного всеми монотеистическими религиями (имеется в виду 10 заповедей Моисея — ред.). Если его признают основополагающей мировоззренческой платформой, диалог в обществе возможен и достижим. Если же каждый живет по принципу: нравственно то, что выгодно мне, общество деградирует и распадается. И имеем войну всех против всех.

И еще хотел бы привести мысль Андрея Шептицкого: ”Большую услугу делает мужчине и народу тот, кто учит исправлять свои ошибки, чем тот, кто учит гордиться и радоваться величию прошлых поколений".

Анатолий Ермоленко:

- Аргументативный дискурс или диалог требует, во-первых, тщательного поиска фактов, данных, которые образуют эмпирические базисы мнения, утверждения – значит, поиск истины.

Поэтому первое наставление такое - ищи более весомый аргумент на пути к истине.

Второе требование – воздержись от своих эмоций; от умозаключений, сделанных на скорую руку; от принуждения, социальных и, в частности, цифровых технологий; некритичных своих или партийных утверждений в общественном пространстве.

И из этого следует третье социальное требование диалога - всегда уважай человеческое достоинство всех тех, о ком ты говоришь или пишешь – то ли это будут власть имущие, то ли это будут рядовые граждане. Особое требование – “уважай человеческое достоинство” – означает также: уважай и те аргументы, которые выдвигаются твоим собеседником.

Первоочередное здесь - уважать всех тех, кто участвует в этом дискурсе. Уважать их достоинство, уважать их высказывания, их аргументы. Прежде всего диалог опирается на простой принцип – это умение говорить и умение слушать, которое не менее весомо от умения говорить.

Сергей Иосипенко, заместитель директора Института философии им. Г. С. Сковороды НАН Украины:

- Диалогу нужно обучаться, но не в плане заслушивания лекции, а на практике. Наш обычай не слышать друг друга можно заменить только обычаем слышать друг друга, а обычай обращаться только к своим интересам и эмоциям - на обычай к общему интересу и разуму.

Следовательно, это нужно практиковать всем вместе и на всех уровнях. Такой дискурс может быть практикуем везде.

Более того, наша современная жизнь толкает нас к этому: ОСМД, кооперативы, местные органы власти - невозможно найти выход в таких обыденных ситуациях, если не практиковать диалог. Диалог - это не та форма, которой можно научиться и применять время от времени, когда это нужно, это конечно, такой, который надо практиковать постоянно. Я бы даже сказал, что у диалога нет цели вне себя

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Еще за несколько дней до круглого стола я расспрашивала участников тет-а-тет: а верят ли они в успех мероприятия?

Ведь это же нужно ломать природу политических элит, их привычку паразитировать на словесных битвах, мобилизуя свою часть электората. Смогут ли они подняться над временными интересами? Научиться руководствоваться разумом, а не эмоциями.

Философы откровенно говорили, что не знают. Но все были убеждены, что сама попытка такого разговора (где есть и научные основы, и рецепты популярных в обществе людей) без политиков – правильна. Для политиков (по желанию) затем будет отдельная закрытая сессия Аспен-института. Как сказал в коротком вступительном слове министр культуры и информполитики Александр Ткаченко: сам сегодняшний разговор должен показать, что мы можем не только кричать, но и слушать, находить новые нарративы, которые помогут обрести единство.

Я тоже не знаю, какими будут долгосрочные последствия этих диалогов, которые точно будут интересными.

Но одно организаторам точно удалось: вывести на арену людей, которые могут вести диалог и прививать его культуру.

Лана Самохвалова. Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-