Бабий Яр: годовщина трагедии и спор, в котором нет виновных

Бабий Яр: годовщина трагедии и спор, в котором нет виновных

Укринформ
29-го сентября состоится чествование жертв трагедии Бабьего Яра

Собственно, траурная церемония именно еврейских организаций началась еще 27-го сентября. Чествование же жертв трагедии светской властью, муниципалитетом, киевлянами традиционно проходит 29 сентября. Итак, завтра Мемориальный центр Холокоста «Бабий Яр» на территории одноименного урочища планирует представить ряд проектов к годовщине трагедии и открыть аудиосветовую инсталяцию.

Одним словом, события 79-летней давности все больше входят в бытие украинской столицы, а эта до недавнего времени локальная память точно вписывается в столичную, и даже украинскую память.

Но эта годовщина все же требует прояснения ситуации со спором двух проектов мемориализации. Хотя бы потому, что вопрос этот будут поднимать во время всех траурных церемоний. Напомним, что существует разработанный украинскими историками государственный проект комплексной мемориализации Бабьего Яра, который стремится достойно почтить память обо всех жертвах этого трагического места.

Его поддерживает национал-патриотическая общественность и письмо в его поддержку подписало несколько сотен известных украинских евреев. С другой стороны, рассматривается и частный проект с мощным финансированием, к которому существует определенное недоверие из-за того, что среди его доноров - российские миллиардеры и главным художественным куратором проекта является россиянин Илья Хржановский. Поэтому в публичном пространстве ситуация характеризуется как конфликт частного российского и украинского проектов. Интересно, что в российских и финансируемых Москвой медиа стало больше критики именно государственного украинского проекта, где подвергается сомнению компетентность украинских ученых, а ситуация подается как личные конфликты групп.

Мы предоставляем возможность высказаться участникам рабочей группы по разработке концепции мемориализации Бабьего Яра (именно они подвергались атакам со стороны российских медиа). Вместе с тем решили привести и последний медиа-комментарий главного раввина Украины Якова Дова Блайха, который известен своей патриотической позицией и защитой Украины, однако поддерживает частный проект мемориализации.

СПОР ДВУХ ВИДЕНИЙ, ОДНО ИЗ КОТОРЫХ РЕАЛИЗУЕТ ЛИЧНЫЕ АМБИЦИИ БОГАТЫХ ЛЮДЕЙ, А ДРУГОЕ - ГРУППЫ УКРАИНСКИХ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ

Татьяна Пастушенко, старший научный сотрудник отдела истории Украины периода Второй мировой войны Института истории Украины НАНУ, секретарь рабочей группы по разработке концепции мемориализации Бабьего Яра:

- То, что происходит сейчас, – это не спор проектов, это спор двух видений, одно из которых реализует личные амбиции богатых людей (и провокационное даже в названии), а другое – украинских интеллектуалов, которые инициировали создание государственного проекта и тех людей, которые поддерживали своими подписями украинских интеллектуалов.

То есть, наше видение мемориала Бабьего Яра - это территория, свободная от стихийной застройки, благоустроенная, на которой обозначены все места, связанные с событиями в Бабьем Яру. Это и музей истории жертв Бабьего Яра, и музей Холокоста в Киеве, потому что в Украине эта тема не исследована и не отмечена. То, что происходит, – это спор мировоззрений. А сейчас возможна и манипуляция памятью погибших людей, манипуляция обвинениями в коллаборационизме.

Это сложная тема, потому что память о Бабьем Яре должна объединять людей. А она сегодня разъединяет вследствие разного видения - как эту память должны чествовать. И то, что на сегодня более 30 памятных знаков на территории, означает, что единства памяти нет. Представители мемориала с российским капиталом говорят, что они, мол, за объединение вокруг памяти чествования жертв, но они достаточно пренебрежительно отзываются об украинском проекте и предлагают эксперименты с человеческим сознанием. Их опросники в том виде, в котором они появились в медиа, манипулируют чувствами и приводят к ложному пониманию, что такое Бабий Яр.

Представители частного проекта не сделали нам никакой уступки, начиная от оглашения проекта с 2016 года. Продолжается целенаправленная работа для достижения своего видения. Очень печально, и самым ярким показателем стала публикация в московской еврейской газете «Лехаим», в которой нескрываемы обвинения, что это националисты, коллаборационисты не дают строиться в Бабьем Яру, потому что, мол, будут разоблачать их преступления. А на совещании-презентации с участием экс-президента Кравчука прозвучала фраза, что это будет центр борьбы с украинским антисемитизмом. Но сегодня нужно говорить не только о Мемориальном центре Холокоста. Такие проекты не возникли бы, если бы место не было пустым. Здесь стоит говорить об отсутствии и непоследовательности государственной политики относительно мемориализации Бабьего Яра. О том, что нет финансирования даже, чтобы дозавершить музей памяти жертв Бабьего Яра в единственном историческом объекте, который сохранился на территории Бабьего Яра, – в доме конторы. Критика российского проекта отвлекает от главной проблемы - последовательного проведения политики мемориализации и чествования памяти. А так, попадаешь на станцию метро, которая в эпицентре расстрела – ни одного знака и напоминания о том, что это метро на территории Бабьего Яра. Ни одного упоминания на мониторах в поезде о том, что поезд прибывает на станцию, связанную с Бабьим Яром.  Вместо этого на мониторе в метро обозначено, что возле станции «Дорогожичи» находится «Лесопарк Кирилловская роща» и «Телевизионная башня». Стоит и на это обратить внимание. Памятники приходят и уходят, но если у украинского общества не будет необходимости что-то делать, то здесь найдутся с деньгами или без денег, или просто более активные, которые будут навязывать свое видение, свои идеи. Важно работать над своими идеями. А пока мэр Киева поддержал российский проект и решает их проблемы. Когда в дело вкладывают большие деньги, то оно выглядит успешнее.

У НАШЕЙ КОНЦЕПЦИИ ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ РЕЦЕНЗИИ ОТ ЛУЧШИХ СПЕЦИАЛИСТОВ

Геннадий Боряк, академик, заместитель директора Института истории, председатель рабочей группы по разработке концепции мемориализации Бабьего Яра при Институте истории Украины НАНУ:

- Но ситуация выглядит не очень здоровой. Особенно, учитывая искажение информации о нашей группе. То, как она создавалась, по чьему предложению, на чьи средства (государства) начинала функционировать – все есть на сайте.

Рабочая группа при Институте истории Украины НАН – это полтора десятка ведущих историков из главных учебных и академических профильных заведений – Университет Шевченко, Гринченко, Институт истории, Институт политических и этнонациональных исследований и много других касательных учреждений. Мы собрали ведущих ученых, которые взялись разрабатывать концепцию общей мемориализации Бабьего Яра. Когда проект концепции был разработан и обнародован, мы провели очень широкое рецензирование. На сегодня более двадцати отзывов на концепцию отечественных специалистов, полученных от двух десятков ведущих европейских, американских и даже азиатских специалистов. Эти данные обнародованы на нашем сайте, любой может с ними ознакомиться. Это к вопросу о компетенции. Мы нашли специалистов самой высокой категории - и они высоко оценили проект.

Недавно прозвучало обвинение, мол, концепция разработана историком Нахмановичем, который больше всего протестует. И это было желание оппонентов нас унизить. Последний входит в рабочую группу, потому что он один из лучших специалистов, но туда входит и Владислав Гриневич. Группа была создана в ноябре 2017-го года после того, как в октябре президент подписал дополнительный указ о перспективном развитии национального историко-мемориального заповедника Бабьего Яра. Затем к нам обратилось Министерство культуры – и проект мы сделали по их заказу. Концепция предусматривает создание мемориального комплекса Дорогожицкий некрополь, мемориального музея Бабьего Яра и украинского музея Холокоста. Все три музея должны представить одно мемориальное пространство. Концепция - это более ста страниц текста на двух языках, где подробно расписаны принципы строительства этих комплексов, основы государственной политики относительно мемориализации места памяти.

ПРОДОЛЖАЮТСЯ ПОПЫТКИ ПОКАЗАТЬ, ЧТО В ЭТИХ СПОРАХ – ЯКОБЫ ЛИЧНЫЙ ИНТЕРЕС НЕКОТОРЫХ КОНКРЕТНЫХ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ ОБМАНЫВАЮТ ОСТАЛЬНУЮ ОБЩЕСТВЕННОСТЬ

Виталий Нахманович, историк:

- Все конфликты возникают сейчас из-за того, что государство не хочет иметь своей позиции, высматривает, как правильно прислониться. Параллельно действует известная технология дискредитации – поставить под сомнение компетентность собственных ученых, мол, украинцы – это ничто, а международные специалисты – вот сила. Если из-за рубежа пригласили эксперта, то он специалист, а если местный – то он никто. Это спекуляция на нашем украинском комплексе неполноценности, когда мы любого иностранного гостя считаем гуру, который научит нас, как жить. А все, что мы сами можем сделать, мы презираем. Это мешает нам жить все тридцать лет.

А кроме того, продолжаются попытки показать, что в этих спорах – якобы личный интерес некоторых конкретных людей, которые обманывают остальную общественность. Это смешно, потому что в поддержку украинского проекта, в отличие от российского, собираются сотни подписей. Ну, вряд ли их можно всех обмануть и заставить подписать, не входя в курс дела. Если сотни людей выступают против, это их позиция, а не позиция деятеля, который решает свои личные вопросы. Порой конфликт трактуют еще как попытки Иосифа Зисельса, который, мол, хочет все контролировать. Не имеет значения, хочет или не хочет конкретный человек все контролировать, очевидно, что он не может контролировать мнение людей. Концепцию писали два десятка специалистов, а сегодня продолжаются попытки дискредитировать оппонентов. Тем более, что у нас есть общее содержательное решение, научная концепция. Художественного воплощения мы даже не касались.

НЕ ОЧЕНЬ ПРАВИЛЬНО И ДАЖЕ ОСКОРБИТЕЛЬНО, КОГДА НАЗЫВАЮТ ПРОЕКТ РОССИЙСКИМ

Яков Дов Блайх, главный раввин Украины:

- Не очень правильно и даже оскорбительно, когда называют проект российским. Он никакого отношения к России не имеет. Его участники – люди, которые родились в Украине, чьи родственники лежат в Бабьем Яру, которые жили в России и сейчас живут в Лондоне. И то, что только поэтому оппоненты называют его российским – неправильно. Кто входит в борд мемориала (управляющий орган): Квасьневский, Виктор Пинчук, я, Вакарчук и другие полноценные украинцы, которые знают и понимают ситуацию и способны ее контролировать. То, что пишет "Лехаим", и то, что говорят на российском телевидении, не должно нас волновать. Я могу показать передачи, где негативно говорят о ситуации с хасидами, ругая Украину. Но это не имеет никакого отношения к нынешнему проекту.

Нарратив существует, написанный человеком, не имеющим отношения к России. Я здесь живу уже почти 31 год. Я приехал сюда впервые в августе 1989 года, а до Нового года я перевез семью. За тридцать лет было много попыток сделать что-то в Бабьем Яру. В 1991 году сделали Менору, это был первый международный ивент, приехала огромная делегация из Израиля и США. Дальше - тридцать лет бесконечных разговоров, что необходимо что-то сделать. И наконец впервые мы приблизились к реальному воплощению полноценного проекта. Думаю, что нигде нет такого музея, с таким серьезным центром, который будет проводить столь глубокую работу. Это может быть уровень Яд-Вашема и Вашингтонского музея Холокоста. Есть финансирование, есть проект, есть профессиональные люди, которые этим занимаются. И это хороший шанс, что это все будет выполняться. Те, кого вы называете оппонентами, не имеют даже базового понятия, как строить проект международного уровня. Вы говорите, есть конкурирующий проект? Нет конкурирующего проекта. Есть государственный проект на 300-400 метров и есть огромный международный проект. Мы договариваемся, чтобы они друг друга дополняли.

Когда мы говорим о музее - это центр, который рассказывает о событиях в Восточной Европе. И будут ли вопросы о том, что были коллаборанты, в частности, среди украинцев? Будут. Но этот вопрос существует. И мы сможем трезво посмотреть на это. Не Украина - коллаборант, но были люди, которые жили здесь и помогали нацистам. Так же, как они были в любой стране. Никто не будет использовать музей в качестве места пропаганды. Мы встречались с президентом и говорили об этом. Квасьневский повторял, что он является гарантом того, что здесь не будет пропаганды. Но ведь не только он. В управлении проекта - уважаемые люди. Например, сенатор Джо Либерман, президент Всемирного Еврейского конгресса Рональд Либерман. Я буду, будет Светлана Алексиевич. Там будут люди, которые знают цену российской пропаганде и понимают, что такое уважение к Холокосту. Судить необходимо по конечному продукту.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Жизнь обычно сложнее, чем наше представление о ней, а большие проекты, их авторство и реализация вряд ли поддаются черно-белым оценкам. Автор материала подробно изучила содержимое сайта частного проекта Мемориальный центр Холокоста «Бабий Яр». И нельзя не отметить первые плоды большого труда. Онлайн-проекты команды «частного» Бабьего Яра производят положительное впечатление. Один из них рассказывает о тех, кому удалось выжить (собственно, это рассказы от первого лица). Другой интересный проект – «Праведники» – рассказывает о жителях Украины, которые помогали спасать евреев. Кстати, пока четыре с половиной тысячи украинцев получили эти звания, получают помощь еврейской общины и города, а некоторым из них даже ремонтируют жилье (ведь в нем спасали еврейских детей). И праведников продолжают разыскивать с такой же настойчивостью, что и выживших. Все ли кажется мне образцовым? Нет. Я, например, сомневаюсь в проекте "Интерактивный дневник", который показывает жизнь разных героев, связанных с Бабьим Яром.

Зрителя ставят на место персонажа – чтобы решить, что нужно делать в этой ситуации... После ответа на эти вопросы зритель увидит полный контекст – в какой ситуации оказались персонажи, затем количество персонажей увеличивается, а зритель постепенно погружается в дилеммы все большего количества людей. Одним словом, частный проект уже существует и действует. Это данность. Хотелось бы, чтобы спор видений завершился компромиссом – и частный проект пригласил к себе тех, кому так доверяет национал-патриотически сообщество.

И еще. Хотелось бы, чтобы существующая ситуация не помешала чествованию памяти погибших, и чтобы мы не дали воспользоваться нашим спором тем, кто так стремится к конфронтации.

Елена Мигачева, Киев

Фото Евгения Котенко и Владимира Тарасова

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-