Память Бабьего Яра, или Трудное возвращение из забвения

Память Бабьего Яра, или Трудное возвращение из забвения

Аналитика
Укринформ
Эти дни - дни памяти жертв Бабьего Яра - одной из величайших человеческих трагедий ХХ века на территории Украины

29-30 сентября 1941 года - в течение двух дней - на окраине Киева были убиты почти 34 тысячи киевских евреев. Примерно столько, сколько сейчас живет людей, например, в Боярке - городе Киевской области.

Василь Гроссман
Василий Гроссман

Вспоминая тех, кто погиб страшной мученической смертью 79 лет назад в Бабьем Яру, стоит привести слова Василия Гроссмана из его очерка «Украина без евреев», написанного осенью 1943-го: «Это не смерть на войне с оружием в руках ... Это убийство народа, убийство дома, семьи, веры... Это убийство души и тела народа, убийство большого трудового опыта... Это убийство народной морали, традиций, веселых народных преданий, переходивших от дедов к внукам. Это убийство воспоминаний и печальных песен, народной поэзии о веселой и горькой жизнь. Это разрушение домашних гнезд и кладбищ. Это уничтожение народа, который веками жил по соседству с украинским народом, вместе с ним трудился, деля радость и горе на одной и той же земле...»

Всего во время нацистской оккупации в Бабьем Яру были убиты более 100 000 человек. В следующем году - 80 лет со дня трагедии. Ббольшинство из них выпали на советское время, но и украинский период - это уже 30 лет. И позор остается позором: вопрос достойной мемориализации памяти погибших и по сей день не решен.

Так какой она была - украинская память о Бабьем Яре? Каким образом ее - память - удалось сохранить? И какой она должна быть? И что делать со "свежим" скандалом вокруг двух предложений - от собственно украинского государства, и от граждан государства-агрессора, которое уже седьмой год ведет войну против независимой Украины.

Ноябрь 1943 года. "Яр" Николая Бажана

Еврейская община в довоенном Киеве была второй по численности после украинской. Согласно переписи 1939 года, евреи составляли 26,48% городского населения (украинцы - 53,21%). За время нацистской оккупации практически все евреи, оставшиеся в Киеве, были убиты.

Радянські військовополонені закопують розстріляних у Бабиному Яру, вересень 1941 р. Знімки німецького військового фотографа Йоганнеса Хьоле, який служив у роті пропаганди 6-ї армії, ввіійшли до матеріалів Нюрнберзького трибуналу
Советские военнопленные закапывают расстрелянных в Бабьем Яру, сентябрь 1941 года. Снимки немецкого военного фотографа Иоганнеса Хёле, служившего в роте пропаганды 6-й армии, включены в материалы Нюрнбергского трибунала
Есесівці нишпорять у речах розстріляних
Эсэсовцы роются в вещах расстрелянных

Массовый расстрел нацисты с присущей им циничностью приурочили к одной из самых важных и священных еврейских дат - Йом Кипур (День Искупления). А на следующий день - 30 сентября - было христианский праздник Веры, Надежды, Любви и их матери Софьи... Поводом для тотальных репрессий стал взрыв Крещатика, который совершили советские спецслужбы, заложив под лучшие здания главной улицы столицы взрывчатку с радиодетонаторами и часовыми механизмами. Кроме, конечно, оккупантов, которые уже обустроили здесь свои штабы, погибли еще сотни киевлян. Но «ответственными» было «назначены» евреи. Понятно, что это был лишь предлог. А причина - антисемитская и ксенофобская машина гитлеровской Германии, которая сорвалась с последних тормозов.

Позже недалеко от Бабьего Яра оккупанты организовали концлагерь для военнопленных. А в Яру продолжали казнить людей по национальному признаку - рома, караимов, евреев, которые пытались скрыться, а еще - заложников, схваченных во время облав, душевнобольных, советских подпольщиков, украинских националистов и всех, кто чем-то не угодил оккупационному режиму . Всего, по оценкам ученых, в Бабьем Яру казнили и похоронили около 100 тысяч человек.

В августе 1943 года, незадолго до освобождения Киева советскими войсками, нацисты решили уничтожить следы своих преступлений - для этого пленных заставили выкапывать трупы убитых и сжигать их в печах, сложенных из надгробий расположенного здесь же старого еврейского кладбища. Несгоревшие остатки дробили и рассыпали по оврагу. Людей, которым пришлось это делали, убили в Бабьем Яру последними...

«Це тут ревіли вогнища багрові,

 це тут шкварчали нафти ручаї,

 І в трупах жадно рилися палії

 Шукаючи скарбів на мертвякові…»,

- так  в стихотворении «Яр» откликнулся на увиденное в Бабьем Яру в ноябре 1943, сразу после освобождения Киева, Николай Бажан.

К слову, это стихотворение было запрещено к печати в Украине до самого конца «советов». Какие еще нужны характеристики для «советского интернационализма»? ..

Бабий Яр: приказано забыть. Ну, призабыть...

Киев был освобожден 6 ноября 1943 года. Уже 11 ноября в «Правде» появилась статья о «гигантских могилах в Бабьем Яру, где зарыты десятки тысяч убитых гитлеровцами невинных людей». Следующей была статья в газете «Киевская правда» 17 ноября, в которой автор вспоминает о казненных «десятках тысяч мирных жителей». 27 ноября, на массовом митинге, посвященном освобождению Киева, генерал Николай Ватутин - командующий Первым Украинским фронтом, сказал так: «Каждый из вас знает, какие зверства творили немецкие изверги в Киеве. В одном только 1941 году подлые фашистские звери истребили более 85 тысяч мирных жителей Киева - женщин, стариков, детей. Кровь стынет в жилах, когда мы сейчас открываем ужасающую картину ужасного преступления фашистских людоедов в Бабьем Яру».

От имени киевской общественности было направлено письмо Сталину (тогда были очень популярны такие послания «отцу народов»), в котором отмечалось, что в Бабьем Яру убито «более ста тысяч» киевлян. Ни слова о том, что в Бабьем Яру погибли десятки тысяч людей - детей, женщин, стариков - именно за то, что они этнически принадлежали к евреям - не было. Даже в секретных отчетах Сталину (например во втором отчете Хрущева от 21 ноября 1943 года) говорится о казненных в Бабьем Яру «мирных жителях города». И снова - ни слова о геноциде евреев.

В 1945 году была издана брошюра «778 трагических дней Киева» (столько дней город находился под нацистской оккупацией) историка и партийного чиновника Кузьмы Дубины, где он пишет, что Гитлер «приказал своим диким ордам уничтожать русских, украинцев, белорусов, евреев» (так сказать, «по старшинству»). Впрочем, красноречивый факт: в январе 1946 года в Киеве состоялся открытый процесс над нацистскими военными преступниками. Среди ряда других обвинений, выдвинутых прокурором подсудимых немцам, было в том числе и то, что они в 1941 году убили в Бабьем Яру «семьдесят тысяч советских граждан еврейской национальности». Это было первое, единственное и, пожалуй, последнее со стороны советской власти признание того, что Бабий Яр - это прежде всего место зверского убийства мирного еврейского населения. 28 января военным трибуналом Киевского военного округа нацистским преступникам был вынесен приговор. Из 15 обвиняемых 12 были приговорены к смертной казни через повешение. 29 января 1946 года на площади Калинина (ныне Майдан Независимости) состоялась казнь, на которой присутствовали почти 200 тысяч человек. Многие из них оставили воспоминания об этом дне ...

1976 год. «Памятник матросам»...

По окончании войны намерений увековечить память жертв Бабьего Яра со стороны официальных властей было несколько, но ни одно из них так и не воплотили в жизнь. Впервые о памятнике на официальном уровне упоминалось еще в марте 1945 года, но нужно было восстанавливать разрушенный Крещатик, поэтому с увековечением памяти решили подождать. Второй раз о мемориализации заговорили в 1948 году - памятник планировали открыть в 1950-м, но на этот раз помешала начатая Сталиным борьба с «безродными космополитами», а фактически с евреями.

Под эту волну сталинского антисемитского террора попало немало еврейской интеллигенции, а также и украинских художников, которые решались поднимать в произведениях еврейскую тематику, в частности вспоминать о массовых убийствах еврейского населения в Бабьем Яру. Например, остракизму со стороны официальных властей подвергли композитора Дмитрия Клебанова. Его Первую симфонию («Памяти мучеников Бабьего Яра»), написанную на основе древнееврейских религиозных песнопений, в 1946 году жестко раскритиковали и запретили. Композитора обвинили в «буржуазном национализме», а на творчестве музыканта фактически поставили крест. Премьера симфонии состоялась только в 1990 году.

Шлях приречених
Дорога обреченных. Василий Овчинников

Художника Василия Овчинникова за цикл рисунков «Бабий Яр. Дорога обреченных» также обвинили в «буржуазном национализме», а сами рисунки назвали «антипатриотичными». На расширенном VI пленуме Союза советских художников Украины в мае 1949 года, в частности, говорилось: "В основу этого формалистического произведения положена фальшивая идея о том, что якобы жертвами германского фашизма стало только еврейское население, а не вообще советские люди...» Написанные в 1943 году и посвященные памяти жертв Бабьего Яра стихи Владимира Сосюры, Саввы Голованивского, как и упомянутый выше «Яр» Николая Бажана, были фактически запрещены. И подобных примеров - множество. То есть тот, кто утверждает, что «ни единого украинского слова и звука о Бабьем Яре до Евтушенко и Шостаковича не было», мягко говоря, ошибается. Были и стихи, и рисунки, была и музыка, но все было запрещено. А потом и забыто в принудительном порядке.

О памятнике погибшим в Бабьем Яру так же предпочитали не вспоминать до середины 60-х годов. Но тогда тоже, несмотря на то, что в два этапа был проведен конкурс, не пришли к единому мнению о мемориальной концепции. «Камнем преткновения» снова стал Холокост - массовое уничтожение евреев нацистами. Советские функционеры хотели любым образом обойти неудобную для них тему, но для художников это была порой непосильная задача. Например, одним из участников конкурса был известный киевский архитектор Авраам Милецкий, чьи мама и бабушка погибли в Бабьем Яру... И только в июле 1976 года рядом с телевизионной башней, в стороне от места расстрелов и сожжения останков замученных людей, властью был открыт монумент с длинной надписью «Памятник советским гражданам и военнопленным солдатам и офицерам Советской Армии, погибшим от рук немецко-фашистских оккупантов в районе Сырецкого массива м. Киева» (Виктор Некрасов называл его «памятником матросам»). У памятника установили плиту с надписью на украинском языке «Здесь в 1941-1943 годах немецко-фашистскими захватчиками были расстреляны более ста тысяч граждан города Киева и военнопленных». И снова ни единого упоминания о почти 34 тысячах евреев - детей, женщин, стариков...

Пам'ятник розстріляним у Бабиному Яру, встановлений 1976 року
Памятник расстрелянным в Бабьему Яру, установленный 1976 года

Преодолевшие страх, или «Сионистские сборища» у Бабьем яру

Совершенно неожиданно для советской власти защитниками Бабьего Яра стала еврейская молодежь. Амик Диамаант (Эммануил Диамант), молодой сотрудник Киевской обсерватории, инициатор двух первых публичных собраний, посвященных 25-й годовщине массовых расстрелов еврейского населения в Бабьем Яру, 24 и 29 сентября 1966 года, в одном из намного позже данных інтерв’ю рассказывал: «Практически ничего еврейского, кроме пятой графы в паспорте, у нас не было… Не было ни языка, ни истории, ни учителей, ни наставников, ни веры. Все, что у нас осталось на тот момент, - это могилы, которые пытались уничтожить ... Мы вступились за честь наших разоренных могил... Поэтому мотив был только один - защитить поруганное национальное достоинство и отстоять свои могилы…»

Амік Діамант (по центру) на акції пам’яті жертв Бабиного Яру. 24 вересня 1966 року. Стоп-кадр із зйомок кінооператора Укркінохроніки Едуарда Тімліна
Амик Диамант (в центре) на акции памяти жертв Бабьего Яра. 24 сентября 1966 года. Стоп-кадр из съемки кинооператора Укркинохроники Эдуарда Тимлина

Именно эти молодые люди, не побоявшиеся открыто придти на место захоронения жертв нацизма, открыто заявить о национальной принадлежности, принести цветы, венки, бело-синие ленты - цветов флага Израиля, учить язык предков и современников - они сдвинули тяжелый мертвый камень молчания, которым была придавлена память о Бабьем Яре в советской Украине.

Мітинг у Бабиному Яру, 1966 рік
Митинг в Бабьем Яру, 1966 год

После этих двух митингов - особенно после второго - многолюдного, с участием украинца Ивана Дзюбы, русского Виктора Некрасова и других известных людей - за ними начало следить КГБ. Посещение Бабьего Яра власти называли не иначе, как «массовым сионистским сборищем». Начались так называемые профилактические беседы (на деле - запугивания), провокации, аресты, суды...

Віктор Некрасов. Напис на івриті: «Бабин Яр. Пам’ятай про шість мільйонів»
Виктор Некрасов. Надпись на иврите: «Бабий Яр. Помни о шести миллионах»

Вот лишь один пример: в 1971 году в Бабьем Яру было запланировано несколько мероприятий. Александра Фельдмана - переводчика, товарища Виктора Некрасова, вызвали на профилактическую беседу в КГБ: «...Какую акцию вы запланировали на завтра? - Никакой акции мы не намечали. Если вас интересует, что я лично собираюсь делать завтра, то я могу сказать: я хочу пойти в Бабий Яр и возложить венок в память евреев, погибших там в 1941 году. - Почему вы отмечаете память только евреев? Ведь там похоронены советские люди других национальностей? - Но только евреи погибали за то, что принадлежали к определенному народу. Это был геноцид. Замалчивать это - значит обелять фашистских убийц. Кроме того, когда мы приходим на кладбище, то приходим к могилам своих близких. Разве это означает неуважение к другим могилам? Мы скорбим обо всех жертвах нацистов, но не скрываем, что больше наша душа болит за погибших евреев. Разве это не естественно? - Мы не советуем вам идти завтра в Бабий Яр. Возложение венков с надписями на чужом языке и вообще ваше вызывающее поведение может вызвать ответную реакцию со стороны нееврейского населения. Не боитесь ли вы этого? - Нет, не боимся. Я знаю, что без вашего прямого указания этого не произойдет. А вам невыгодны эксцессы... »Запланированные тогда мероприятия состоялись, сотрудники КГБ на расстоянии наблюдали за участниками, но не трогали, опасаясь международной огласки.

Именно это движение, эти общественные митинги, это «низовое» восстановление памяти о невинно убиенных, в конце концов и побудили советскую власть не только к репрессиям, но и к хоть каким-то официальным мемориальным мероприятиям.

Кому задумывать и строить Мемориал в Бабьем Яру?

Бабин Яр у 1950-х роках, заповнений відходами цегельного заводу - глиняною пульпою. У 1961 році ця маса прорве дамбу і рине згори на Куренівку
Бабий Яр у 1950-х годах, заполненный отходами кирпичного завода - глиняной пульпой. В 1961 году эта масса прорвет дамбу и хлынет сверху на Куреневку

Бабий Яр засыпали, заливали, заравнивали. Его застраивали (северную часть), на нем устраивали мусорную свалку, хотели открыть «парк культуры и отдыха» (с танцплощадкой, надо понимать. – Ред.), оборудовать футбольное поле, бассейн.

Бабин Яр, позаду щойно зведені будинки в його засипаній північній частині (нині вулиця О.Теліги)), у піску ще трапляються кістки і уламки черепів. Фото з архіву Е.Діаманта
Бабий Яр. Позади свежевыстроенные дома в его засыпанной северной части (ныне улица Телиги), в песке еще видны кости и обломки черепов. Фото из архива Э.Диаманта

Но Бабий Яр уцелел, можно сказать выжил. Сейчас на его территории парк и полтора десятка памятников. Единого мемориального комплекса до сих пор нет, хотя в 2010 году историко-мемориальному заповеднику «Бабий Яр» и был присвоен статус Национального. Это говорит не столько об извечной нехватке средств, сколько о том, что тема Холокоста в Украине еще не проговорена должным образом на уровне общества. Так, как это было, скажем, в Польше, Прибалтике или любой другой европейской стране. Сказывается долгое советское прошлое с его послевоенным антисемитизмом на государственном уровне, безразличием, страхом и нетерпимостью. Именно поэтому украинская память о жертвах Бабьего Яра, а затем и о Холокосте, и поныне остается деформированной. Она существует, но не целостная, не достойна ни убитых невинных десятков тысяч людей, ни Украины, которая декларирует себя как европейское государство.

И именно из-за этой деформированной памяти, или «недопамяти», стал возможен недавний скандал, тлеющий до сих пор, что там скрывать, позорящий Украину, и связанный с проектом Мемориального комплекса Бабьего Яра. Киевская городская и украинская власть в целом, пока, предпочитают концепцию, предложенную Ильей Хржановским – российским кінорежиссером и его командой. Почему-то именно этот, фактически частный проект, очаровал украинских высокопоставленных лиц. Потому что на него выделяются частные деньги?

Наблюдательный совет фонда
Наблюдательный совет фонда "Бабий яр": Виталий Кличко, главный раввин Украины Яков Дов Блайх, экс-президент Польши Александр Квасьневский, бизнесмен Виктор Пинчук, российские бизнесмены Павел Фукс и Михаил Фридман, председатель исполнительного совета Еврейского агентства для Израиля Натан Щаранский, российский бизнесмен Герман Хан, Владимир Кличко, экс-министр иностранных дел Германии Йошка Фишер / Фото: Фейсбук#merkieva

А сам проект, который вызвал массу вопросов у большой части украинского общества и из-за команды, и из-за «ультракреативных» идей, положенных в концепцию будущего мемориала, и из-за финансирования (в состав Наблюдательного совета фонда «Бабий Яр» входят российские миллиардеры Михаил Фридман и Герман Хан). Проект, за которым маячит тень извечного «старшего брата», без которого снова никак? И это - на седьмом году украино-российской войны ...

Модерн-концепция? А может, кощунство?

Мемориальная память, связанная с Холокостом, во всех европейских странах - прерогатива государства. Признав на официальном уровне причастность своей нации к Холокосту, государство берет на себя ответственность и занимается местами массовых убийств гражданского еврейского населения, в частности такими, как бывшие концлагеря, гетто или места массовых расстрелов. Память о Холокосте в любой из европейских стран - часть национальной памяти. Она не «чужая», сугубо «еврейская». Она общая. Именно такая, о которой говорил Иван Дзюба в речи на памятном митинге 29 сентября 1966 года: «Бабий Яр - это трагедия всего человечества, но произошла она на украинской земле. И поэтому украинец не имеет права забывать о ней так же, как и еврей. Бабий Яр - это наша общая трагедия, трагедия прежде всего еврейского и украинского народов».

Мемориальные комплексы в Европе не представляют собой нечто раз и навсегда застывшее - они перестраиваются, модернизируются с учетом новых научных подходов и общественного восприятия, которое со временем меняется. Но в откровенные «модерн»-подходы (как у господина Хржановского) с намерением шокировать или эпатировать рядового посетителя не впадают.

Проєкт Меморіалу в Бабиному яру
Проект Мемориала в Бабьем яру

То, что, возможно, допустимо в искусстве – видится неприемлемым мемориальной сфере. К тому же когда речь о такой травматической памяти, как Холокост. Мемориальный Центр Холокоста «Бабий Яр» уверяет, что хочет создать «Мемориальный Центр, который станет заметным в мире центром исследования Холокоста»? Нам сейчас ясно одно: кто бы ни проектировал и не совершал этот проект, он должен быть под ответственным контролем государства и общественности.

Ученые, в том числе и известная исследовательница исторической памяти, культуролог Аляйда Ассман, предостерегают, что места преступлений, неизмеримо превышающих человеческую способность понимания, требуют очень взвешенного подхода. Любая попытка идентификации себя с жертвами или палачами - вещь сомнительная. А еще замечает, что «Эмпатия... начинается с гражданского просвещения, информации, истинного знания». Вряд ли рядовому посетителю мемориала крайне необходимо знать, что расстрельные команды, которые «не покладая рук» трудились в Бабьем Яру 29-30 сентября 1941 года, были сытно накормлены, им давали на обед мясные консервы и кровяную колбасу, и многих тошнило от такой снеди... Не целесообразнее ли, если бы глядя на высечены на идише или иврите буквы, те, кто придут в Бабий Яр, понимали, к какому именно алфавита принадлежат эти древние буквы, почему они здесь высечены, и вообще: что здесь когда-то произошло и почему.

Кто-то сказал, что «Память - серая зона между политикой и психологией». Очень бы не хотелось, чтобы украинская память о Холокосте была такой «серой зоной». Их и так много и в украинском прошлом, и в настоящем.

Світлана Шевцова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-