Первичка и COVID-19: почему пациенты сталкиваются с отсутствием первичной помощи

Первичка и COVID-19: почему пациенты сталкиваются с отсутствием первичной помощи

Аналитика
Укринформ
Семейным врачам, оказавшимся на передовой борьбы с COVID-19, не позавидуешь. Как и их пациентам - нервным из-за хаоса в медпомощи

На днях министр здравоохранения Максим Степанов признал: в министерство поступает много жалоб о том, что пациенты с подозрением на COVID-19 не получают надлежащей консультации от семейного врача или не знают, куда обращаться. Об этом он написал на официальной странице в Facebook, отметив, что департаменты здравоохранения получили поручение усилить информационную кампанию.

Такая проблема на седьмом месяце борьбы с эпидемией в стране, казалось бы, должна давно остаться позади, но, наоборот, только нарастает. С одной стороны можно понять пациентов, получивших четкий алгоритм действий от Минздрава - при появлении первых симптомов коронавирусной инфекции обращаться к своему семейному врачу. С другой стороны, это повлекло колоссальный рост загруженности врачей первички. Ведь к ним с продолжением реформы пациенты обязаны еще и обращаться, чтобы получить консультацию узкого специалиста или направление на плановую госпитализацию.

Врач вне связи? Вот это уже проблема!

Комментарии к вышеупомянутому посту министра пестрят историями о том, как из-за организационного хаоса в системе пациенты сегодня не могут вовремя получить медицинскую консультацию семейного врача при подозрении на коронавирусную инфекцию. Да и зачем далеко ходить, коллеге из Укринформа пришлось столкнуться с этим на собственном опыте. «Когда у моего мужа результат тестирования на COVID-19 оказался положительным, дочь, проживающая вместе с нами, пыталась сразу связаться с семейным врачом поликлиники Днепровского района, чтобы сообщить ему о возможных симптомах заболевания (вся семья имела одинаковый набор признаков легкого ОРВИ) и получить советы на период самоизоляции. Однако по контактному номеру, указанному в декларации, на другом конце трубки два дня подряд было слышно только: «Линия перегружена». Сообщения на электронную почту тоже остались без ответа, - рассказывает обозреватель Оксана Полищук. - Перенервничали жестко. Но учитывая легкость симптомов, на семейном совете было принято решение: ехать в самоизоляцию на малую родину в Умань, под «крыло» нашего с мужем семейного врача. Тот взял под консультационный надзор всех троих и за две недели всех «поставил» на ноги».

Поэтому можно сказать, коллеге повезло - и с врачом, и с ходом заболевания. В комментариях же под сообщением Максима Степанова куда более драматичные истории. Кто-то пять дней с тяжелыми симптомами тщетно пытался связаться с врачом, у кого-то врач уволился с работы - и об этом не было сообщено, у кого-то врач находился на самоизоляции, а другие отказывались принимать «чужого» пациента и все такое... " У меня друзья 5 дней пытались дозвониться до семейного врача. В результате сами сделали КТ (к тому времени двусторонняя пневмония), сделали тесты…» – пишет Юлия Гинжул.

На днях похожую историю рассказал в соцсети журналист Владислав Красинский. Подробно ее можно прочитать, но приведем краткий вывод, к которому приходит коллега: «Здесь стоит отметить, что ни в госклинике, ни в частной амбулатории мои симптомы никого не беспокоили. Никаких особых мер защиты в связи с этим тоже никто не принимал. Результаты теста на Viber семейному врачу я сбросить не смог, потому что номер, который дала медсестра, оказался нерабочим. Сам он со мной не связывался».

Конечно, такая ситуация не присуща всей системе «первички», и в каждом таком случае НСЗУ рекомендует звонить на специальную горячую линию - 16-77. Но уже сейчас можно констатировать, что эпидемия COVID-19 очень четко выявила организационные провалы в системе оказания первичной помощи, а также качество кадрового обеспечения и профессиональный уровень на местах - кто-то пытается уйти от ответственности, а кто-то добросовестно выполняет свою работу даже в сложных условиях эпидемии . Так что, похоже, уже скоро можно будет наблюдать волну «миграции» пациентов к другим семейным врачам. Напомним, это можно сделать, просто заключив новую декларацию с новым врачом. При этом предыдущая автоматически аннулируется в системе.

Врачей тоже можно понять

Семейные врачи, комментируя Укринформу ситуацию, признаются: бывает тяжело физически и психологически выдержать нынешние нагрузки - случаются и нервные срывы, и переутомление...

«В день бывало получаю до 70 звонков от пациентов», - говорит Оксана Зенинец, главный врач Славской городской больницы. Хотя добавляет, что преимущества работы в сельской местности в том, что врачи знают всех своих пациентов в лицо и получают меньшую нагрузку по сравнению с коллегами в крупных городах.

Ігор Заставний
Игорь Заставный

Игорь Заставный, соучредитель и член правления ОО «Академия семейной медицины Украины», соучредитель и семейный врач сети семейной амбулатории «ВУЛИК» во Львове признает - коммуникационные нагрузки на врачей особенно возросли в условиях COVID-19, потому что люди очень нервные, настороженные и могут звонить не всегда по значительным причинам.

«Мы объясняем людям, какие проявления коронавирусной инфекции, на какие «красные флажки» надо обращать внимание при ухудшении состояния. Также ввели определенные правила: при каких обстоятельствах и когда нам можно звонить, когда лучше писать на вайбер, а когда лучше обратиться на рецепцию (в частности, для записи на прием, чтобы избежать перегрузки посетителями). Это позволяет развести потоки людей. У всех наших пациентов есть наши личные номера телефонов, и в случае неотложного состояния они могут сразу звонить. Конечно, это изматывает, но в такое время нет иного выбора», - рассказывает Игорь Заставный.

Дарья Дмитриевская, семейный врач медицинского центра «Мой доктор» в Киеве и автор телеграмм-канала «Верь мне, я врач» говорит, что приказы МОЗ фактически обязывают врача быть на связи с пациентами 24 часа в сутки. «Но принцип реформы о непрерывной помощи предусматривает ее непрерывное получение в течение жизни, а не в любое время суток, как порой понимают некоторые пациенты. Конечно, люди не виноваты, что буквально воспринимают рекомендации медицинского ведомства. К тому же они охвачены паникой из-за обилия дезинформации и мифов, связанных с COVID-19. Мы, врачи, вынуждены постоянно с этим бороться и разъяснять, потому что понимаем, людям страшно и нет выбора, куда обратиться с вопросами», - говорит Дарья Дмитриевская.

Дарья Дмитриевская
Дарья Дмитриевская

На вопрос о том, обязан ли врач предоставлять свой личный номер телефона, она объясняет, что такой обязанности у врача нет - это скорее его добрая воля. Но номер колл-центра заведения у пациента должен быть обязательно, и ситуация, когда пациент не может вообще связаться с врачом через колл-центр - недопустима.

Семейный врач - твоя медицинская «пуповина» без вариантов

На передовой борьбы с эпидемией COVID-19 сейчас стоят именно врачи первичного звена - ведь они первыми встречаются с пациентом, который может быть инфицирован. Но ситуация с заболеваемостью первичном звене пока не критична, утверждают медики в беседе с корреспондентом Укринформа. К сожалению, проверить это предположение нет возможности - отдельной статистики заболеваемости среди медиков первичного звена пока не ведется. Но понятно, что медикам первички добавляет работы еще и необходимость обслуживать плановые обращения пациентов, нуждающихся в лечении на вторичном медицинском звене. Правильно ли сохранять такой подход во время эпидемии? Возможно, чтобы не создавать дополнительных трудностей, эффективнее было бы на время позволить пациентам обращаться к узким специалистам самостоятельно? Как оказалось, сами врачи первички так не считают.

«Это лишь увеличивает риск заражения человека во времена эпидемии. Человек не всегда знает, к какому врачу ему лучше обратиться, и ходит ко многим - к кардиологу, к неврологу и другим. И с каждым таким обращением растет его риск заразиться или заразить других. Наоборот, это время показало, что семейные врачи как раз то звено, которое убережет всех остальных. Многие пациенты нам так и говорят: раньше мы ходили с этой проблемой к другим специалистам, но теперь прошу вас ее решить, потому что боюсь идти в поликлинику. Это так и должно работать - семейные врачи должны решать 80% обращений. В частности, и хронических больных», - объясняет Игорь Заставный.

Интересно, что доплат медикам первичного звена за нагрузку и постоянный риск из-за ведения пациентов с COVID-19 не предусмотрено законодательством - ни из государственного, ни из местных бюджетов. Доплаты получают только мобильные бригады, которые выезжают по направлению врачей к пациентам с подозрением на COVID-19, чтобы принять у них материал для проведения ПЦР-тестирования (такие бригады сформированы почти в 600 медучреждениях первички), и специализированное звено, заключившее специальные договоры с НСЗУ о ведении пациентов с COVID-19. Поэтому семейных врачей, которые постоянно встречаются с инфекцией, конечно, несколько удивляет такая ситуация. Не исключено, что именно этот фактор иногда срабатывает как демотиватор для отдельных, не очень добросовестных, семейных врачей, мол, нет денег - нет помощи. Ведь кроме количества подписантов, никаких других критериев качества работы семейного врача до сих пор нет. Вероятно, система использует законы «свободного рынка» - когда пациенты проголосуют «ногами» за качество обслуживания от того или иного семейного врача.

Беречь врачей, врачей беречь

Между тем стало известно, что с начала пандемии инфицировались и заболели более 16 тысяч медиков. Выздоровели более 11 тысяч, 131 - умерл. Если сравнивать смертность медицинских работников от COVID-19 с другими странами, то это очень высокий показатель, отмечает экс-глава Минздрава Ульяна Супрун. Например, в США из 214 тысяч всех смертей, медиков умерло около 1700 Это - 0,8% от общего числа. В Украине эта цифра составляет 2,95% (общее количество умерших 4430, из них 131 - врачи), что более чем в три раза больше.

В Україні з 4430 померлих від ковіду, 131 - лікарі
В Украине из 4430 умерших от ковида, 131 - врачи

«Это говорит о том, что у нас серьезная проблема. Ведь медицинские работники на передовой борьбы с болезнью. Чем больше медиков будут болеть, тем меньше пациентов, нуждающихся в помощи, смогут ее получить. Это очень опасно, учитывая тенденции распространения вируса в Украине и ежедневную статистику зафиксированных случаев», - говорит экс-министр.

Почему есть такая проблема? По ее словам, прежде всего, из-за отсутствия и несоблюдения четких алгоритмов и процедур маршрута пациента, неправильного пользования средствами индивидуальной защиты и недостаточного их количества, долгих смен работы без возможности отдохнуть и с большим количеством контактов. «Еще одна вероятная причина - плохая коммуникация принципа "заболел - сиди дома". От этого больше всего страдают семейные врачи, к которым на прием ежедневно приходят десятки пациентов с респираторными симптомами, или даже сразу же с подозрением на COVID-19», - говорит Ульяна Супрун.

По ее мнению, пути решения проблемы должны быть следующими.

Во-первых, обеспечить бесперебойный доступ к средствам индивидуальной защиты для всех медицинских работников и научить ими правильно пользоваться. Это кажется первоочередной решением, но через полгода пандемии медики все еще не имеют достаточно средств, чтобы защитить себя.

Во-вторых, в медучреждении должен действовать понятный и четкий протокол инфекционного контроля. В сочетании с правильным использованием средств индивидуальной защиты, это поможет кардинально снизить риски инфицирования.

И, в-третьих. Медикам нужен адекватный доступ к бесплатному и быстрому тестированию. «Это означает, что больные медики не должны ждать результатов тестов по несколько дней или недель, тем более платить свои собственные деньги, чтобы сделать тест в частной лаборатории, чтобы быстрее узнать результат. К сожалению, в Украине, это очень распространено», – резюмировала Ульяна Супрун.

Юлия Горбань, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-