Закон о противодействии российской пропаганде: плюсы-минусы

Закон о противодействии российской пропаганде: плюсы-минусы

Укринформ
У медиаэкспертов разные мнения относительно того, поможет ли новый закон выиграть информационную войну

Снова проект закона о противодействии российской агрессии - и снова вопрос: как сделать его эффективным?

В октябре в Верховной Раде был зарегистрирован проект закона (№4188) "О внесении изменений в Закон Украины "О телевидении и радиовещании" относительно противодействия информационной войне", который предусматривает запрет трансляции высказываний, содержащих отрицание факта военной агрессии Российской Федерации по отношению к Украине, оккупации Российской Федерацией части территории Украины и ведения Россией гибридной войны против Украины…”

Проект предлагает различные наказания для телеканалов вплоть до отмены лицензии для медиа за трансляцию высказываний, содержащих отрицание факта военной агрессии Российской Федерации по отношению к Украине, оккупации Российской Федерацией части территории Украины и ведения Россией гибридной войны против Украины. Сюда же добавили статью об ответственности за "пропаганду исключительности, превосходства или неполноценности лиц по признакам их религиозных убеждений, идеологии, принадлежности к той или иной нации или расе, физического или имущественного состояния, социального происхождения".

Однако Национальная ассоциация медиа довольно быстро выступила с просьбой вернуть проект на доработку.

Авторов упрекали и относительно отсутствия в украинском законодательстве терминологии, которую употребляют в проекте. Мол, понятий «военная агрессия» или «вооруженная агрессия» и их определения – нет ни в законодательстве Украины, ни в Военной доктрине. Члены ассоциации считают, что установление ответственности телерадиоорганизаций за распространение информации, четких признаков которой нет в законодательстве, создает правовую неопределенность и угрозу давления на вещателей.

В целом же это - лишь из ряда законопроектов, призванных помешать искажению украинской действительности пророссийскими медиа. Некоторые из таких законов члены медиасообществ "сбивали" на этапе обсуждения, поскольку их нормы тянули на взаимное ограничение прав. Но на этот раз Комитет гуманитарной политики ВР не настроен уступать. Проект закона авторства "Слуг народа" был поддержан большинством профильного комитета и при участии членов "Европейской солидарности".

Мы не знаем, будут ли уже при рассмотрении в сессионном зале сконсолидированы голоса за законопроект. Но решили спросить мнение медиаэкспертов. В частности, мы спросили: действительно ли он содержит угрозы всем вещателям, или это просто очередная попытка остановить власть в попытке использовать более жесткие рамки для каналов, которые называют пророссийскими.

"ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА" (ПЛЮС ОТРИЦАНИЕ РОССИЙСКОЙ АГРЕССИИ И РОЛИ РОССИИ КАК АГРЕССОРА И ВРАГА УКРАИНЫ) - ОДИН ИЗ НАРРАТИВОВ БАЗОВОГО СПИСКА, КОТОРЫЕ МЫ ОТСЛЕЖИВАЛИ

Отар Довженко, медиаэксперт:

- Этой осенью я координировал мониторинг пророссийских дезинформационных нарративов во всеукраинских и региональных медиа, который проводил «Детектор медиа». Вот здесь о нем подробнее. Результатом стало 14 материалов за семь недель кампании.

Фото: Facebook
Фото: Facebook

"Гражданская война" (плюс отрицание российской агрессии и роли России как агрессора и врага Украины) — один из нарративов базового списка, которые мы отслеживали. Он не был самым популярным. Думаю, ему не отводили центральную роль в пророссийской предвыборной риторике, потому что само по себе отбеливание России не помогает ОПЗЖ выиграть местные выборы (а именно на это была направлена данная риторика). Но из информационного пространства этот нарратив никогда не исчезает.

Мониторинг дает нам основания для ряда важных выводов.

Во-первых, пророссийская дезинформация и пропаганда (в том числе и отрицание российской агрессии и мифологема «гражданской войны») — не вездесуща, а наоборот — достаточно централизована, сосредоточена буквально в нескольких популярных СМИ. В аудиовизуальном пространстве это четыре телеканала — «Интер», «112», NewsOne и ZIK. Все они принадлежат нардепам от ОПЗЖ. Есть также несколько онлайн-телеканалов, онлайн-издания «Страна.ua» и «Вести», несколько других, более маргинальных. И есть довольно большая — но тоже не всеобъемлющая — сеть сайтов-мусорников и локальных ресурсов, которые распространяют контент, преимущественно произведенный вышеупомянутыми каналами, «Страной» и «Вестями».

Пророссийские политики вложили огромные средства в развитие и популяризацию этих медиа, но даже со своими огромными деньгами они не могут выйти за пределы этого информационного гетто — другие популярные медиа не берут их заказные сюжеты и статьи, а в основном даже не дают им слова. Например, популярные телеканалы холдинга Пинчука (ICTV и СТБ) делают вид, что ОПЗЖ не существует — не приглашают представителей этой партии на ток-шоу и не цитируют их в новостях. Более или менее так же, за определенными исключениями, ведут себя холдинги Коломойского и Ахметова. Есть целые регионы, которые мы традиционно считаем пророссийскими, но в тамошних медиа во время этой избирательной кампании не было пророссийской пропаганды, потому что ОПЗЖ не обладает там медиаресурсом. А подкупить кого-то не удалось.

Это означает, что пророссийскую пропаганду можно было бы умножить если не на ноль, то на 0,1, закрыв эти несколько ресурсов. Власть об этом прекрасно знает, и предыдущая знала также. Но ни у Порошенко, ни у Зеленского, как по мне, не было смелости для такого решения, которое грозит международным скандалом — ведь российские агенты прекрасно умеют прикрываться свободой слова и демократией.

Существует ли (в случае принятия закона 4188 – ред.) угроза для других медиа? За время нашего мониторинга мы не фиксировали случаев, когда пророссийские нарративы распространяли центральные медиа с каких-то других лагерей, кроме условного ОПЗЖ и условного «Януковича» (сюда мы включаем медиа Александра Клименко, «Страну», «Эхо Киева» и еще несколько маргинальных изданий). Например, медиа Ахметова, которого традиционно считали «пророссийским олигархом», этого не делали, хотя его протеже в регионах порой прибегали к отдельным манипуляциям, например, вокруг языка или церкви. Конечно, мы не можем исключить вероятности, что ветер в голове какого-то из олигархов подует в другую сторону. Но даже после того, как Игорь Коломойский в интервью The New York Times сказал, что Украине надо развернуться в сторону России и отказаться от Запада, «1+1» не стал пророссийским — очевидно, слов не достаточно, медиа начинают масштабную пропаганду только тогда, когда она может привести к какому-то результату. Важно здесь учесть, что пророссийская риторика уже маргинальна, и перевод медиа на явно пророссийские рельсы резко сужает ее потенциальную аудиторию. Даже "Интер", который продвигает ОПЗЖ, в основном придерживается нейтральной риторики, поскольку не хочет отпугнуть нейтральных зрителей.

Во-вторых, обычно пророссийские пропагандистские месседжи озвучивают не журналисты, а герои программ и материалов — политики, «эксперты» и другие персонажи. Это не означает, что журналисты не несут за это ответственности: они не отрицают, не озвучивают контраргументы, а главное — не обеспечивают баланса мнений, ведь на эфиры приглашают либо только носителей пророссийской идеологии, либо «уравновешивают» их маргиналами, слабаками и теми представителями власти, которые привержены ОПЗЖ.

Вот тут возникает большая опасность: можем ли мы наказывать канал за то, что в его эфире Нестор Шуфрич назвал войну гражданской? Но в таком случае Нестор Шуфрич может «закрыть» любой канал, в эфир которого попадет, просто сказав это и не понеся за это никакого наказания. Должны ли мы ждать, что тезис о гражданской войне озвучат журналисты? Они не делают этого почти никогда, хоть и подводят к этому героев. Я не юрист и не берусь комментировать конкретный механизм, предложенный этим законопроєктом, но уверен, что в командах Медведчука и Портнова найдутся мастера юридической казуистики, которые докажут, что пророссийские медиа ни в чем не виноваты.

Не будем забывать, что по версии пророссийских пропагандистов – они не войну продвигают, а как раз мир. Которого, по их словам, нужно достичь любой ценой, то есть ценой любых уступок другой стороне (которой они считают «народ Донбасса», а не Россию). А тех, кто на это не согласен, они называют — это новообразование последних недель перед выборами — «партией войны», включая сюда и власть, и проевропейскую оппозицию.

Короче говоря, для меня это выглядит так, будто у нас в голове торчит топор, а мы сидим и решаем, что нам лучше выпить — анальгин или ибупрофен.

Причем топор в этом случае — это не медиа, которые связывают с Медведчуком, а сам Медведчук. Поэтому на месте власти я бы думал, что делать с российскими агентами, которые легально принимают участие в украинском политическом процессе, а не как рубить медийные щупальцы чудовищу, которое умеет их быстро отращивать и имеет для этого неограниченные ресурсы.

Исключить использование каких-либо репрессивных законодательных норм против «нормальных», но невыгодных власти медиа, я не могу. Но мне кажется, что большая опасность сейчас в другом: будет принят закон, в котором будет механизм борьбы с кремлевской пропагандой в украинском медиапространстве, но российские агенты в суде (в том числе Конституционном, почему бы и нет?) докажут его ничтожество. Лучше уж никакого закона, чем такое.

В ВОПРОСАХ ИНФОРМАЦИОННОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ Я ВСЕ ЖЕ БОЛЬШЕ ОЖИДАЮ ОТ УКРАИНСКОГО ЧИНОВНИКА, ЧЕМ ОТ ЗАКОНА

Роман Головенко, медиа-юрист:

- В вопросах информационного сопротивления я все же больше ожидаю от украинского чиновника. Простите, в Украине есть регулятор, который должен за этим наблюдать. Но он, на мой взгляд, самоустранился. За исключением, когда они заблокировали российские каналы и подали в суд на NewsOne, системной борьбы с пропагандой нет.

 Фото: Medium.com
Фото: Medium.com

Законопроект №4188 вводит ограничения и наказания за отрицание российской агрессии, но по сравнению с тем, что льется на каналах, которые связывают с Медведчуком, – в частности то, что украинские воины убивают украинских женщин и детей, или кампания, где они смешивают с грязью общественный сектор — абсолютно несбалансированные сюжеты. Однако у Нацсовета нет опыта системной борьбы, или он просто боится. Мол, да ну, нам потом Дуня Миятович будет говорить, что мы цензурой занимаемся. Хотя цензура - это предварительный контроль, а не наложение санкций. И уже в ОБСЕ не Дуня, но все равно это рефлекс украинского чиновника – создать вид бурной деятельности, но при этом скинуть с себя работу. Если не будет работать Нацсовет, то я не вижу эффективных механизмов. Записали мы в законе что-то, не записали — большой разницы не будет.

Меня спрашивают - будут ли статьи законопроекта палкой о двух концах? В том смысле, нельзя ли будет их использовать и против проукраинских медиа. Например, в статье о наказании за пропаганду исключительности, превосходства или неполноценности лиц по признакам их религиозных убеждений, идеологии, принадлежности к той или иной нации или расе, физического или имущественного состояния, социального происхождения. Ну, скажем, очень распространены высказывания руководителей и меценатов МП против Православной церкви Украины. И гипотетически - к трансляциям таких высказываний можно будет выдвинуть претензии. Но не будут ли нести ответственность, например, и украинские верующие за то, что они называют МП церковью оккупанта? Я не исключаю, россияне будут играть на этом и будут ставить медиа на растяжку. Я, например, считаю, что Прямой – тоже часть пропаганды.

Может, законопроект №4188 и не помешает, но проблемы не решит. Пропаганда может нанести вред даже без прямолинейных высказываний, а когда действует более точечно, непрямо, не открытыми тезисами, что, мол, "нет агрессии".

И еще. Значительно более эффективной борьбой власти против российских нарративов было бы игнорирование власти этих эфиров. Потому что у меня впечатление, что они просто оттеняют тезисы пропагандистов. Порой ОПЗЖ говорит, а члены партии "Слуга народа" просто молчат.

ОО "ДЕТЕКТОР-МЕДИА" В ЦЕЛОМ ИДЕЮ ПОДДЕРЖИВАЕТ, А ЗАКОН - С ЗАМЕЧАНИЯМИ

Светлана Остапа, медиа-менеджер:

- Наша общественная организация "Детектор медиа" поддерживает эту идею. Но у нас есть замечания. Потому что замечания Национальной ассоциации медиа уместны: терминология действительно плохо выписана, и многих терминов в нашем законодательстве еще нет. И на шестом году войны – действительно пора иметь юридически выверенный глоссарий терминов.

На последнем заседании комитета были горячие дискуссии относительно проекта закона. В том числе – относительно предельной ответственности за отрицание российской агрессии. Она, ответственность, должна быть, но пять лет тюрьмы, как предлагали некоторые депутаты, это слишком.

Я думаю, что многих вещей можно было избежать авторам законопроекта, если бы они советовались с профильными юристами, которые знают, что этого термина нет, а тот термин следует синхронизировать с другим. Юридическая точность помогла бы избежать сопротивления.

Придется вносить правки, не знаю, можно ли будет внести между первым и вторым чтением. Практика показывает, что обычно между первым и вторым чтением не успевают, или говорят, что регламент не позволяет что-то сделать именно рекомендованным образом. И поэтому (поддерживая законопроект, кроме желания уголовной ответственности) считаю, что, если нельзя поправить, то можно отправить на повторное первое чтение, чтобы быстро доработать.

Лана Самохвалова, Киев

Фото из открытых источников

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2020 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-