Сергей Зибцев, профессор, директор Регионального Восточноевропейского центра мониторинга пожаров
"Залатать" старую систему борьбы с пожарами невозможно
24.11.2020 14:18

Два масштабных пожара в Луганской области уничтожили полтысячи селянских домов, унесли человеческие жизни и выжгли почти 30 тысяч га леса. После такой катастрофы просто не могли не начаться поиски виновных. Их нашли очень оперативно. Правда, версии существенно разнятся: от диверсантов с оккупированных территорий – до областного руководства ГСЧС.

Укринформ же в поисках истины обратился к специалисту в этом деле – директору Регионального Восточноевропейского центра мониторинга пожаров Сергею Зибцеву. Его версия нам показалась самой логичной.

ШТРАФЫ ДЛЯ ЗАЩИТЫ ЛЕСОВ

Прежде чем начинать разговор по теме, корреспондент поинтересовался у профессора кафедры лесоводства Национального университета биоресурсов и природопользования Украины Сергея Зибцева, чем занимается возглавляемый им Центр.

- Центр занимается вопросами, связанными с ландшафтными пожарами. В первую очередь, это законодательство. Мы сейчас работаем с Комитетом Верховной Рады Украины по экологии и природопользованию, с Министерством экологии и природных ресурсов, с Государственным агентством лесного хозяйства Украины и Государственной службой по чрезвычайным ситуациям в вопросах улучшения законодательства и нормативного регулирования в этой сфере. Мы также проводим научные исследования, преимущественно с европейскими партнерами – с Глобальным центром мониторинга пожаров и другими ведущими институтами, в том числе с Лесной службой США. Занимаемся также практическими вопросами - например, проводим тренинги для работников лесных пожарных станций относительно того, как не допускать бедствия в гослесхозах, определенных лесохозяйственных предприятиях. Изучаем все вопросы, касающиеся ландшафтных пожаров в природных и культурных экосистемах.

В частности, мы первые подсчитали, что в 2014 году площадь пожаров в полях Украины достигла одного миллиона гектаров. В 2015-м пожары охватили 300 тысяч гектаров. В 17-м, 18-м - 400 и 500 тысяч. То есть, ежегодно - от 300 тысяч до миллиона. Это сельскохозяйственные угодья, поля, степи…

- А что касается лесов?

- Сейчас в Украине сгорает примерно 10-15 тысяч гектаров леса в год. Но в этом году сгорела более чем десятилетняя норма. В Житомирской области - 60 тысяч, Чернобыль – 67 тысяч, Луганская область – 30 тысяч и т.д. 160-170 тысяч гектаров леса сгорело только в больших пожарах, не считая малых. Которых тоже было много.

- Я читал ваше интервью от 16 июля, то есть сразу после пожара вокруг Смоляниново Новоайдарского района. Была какая-то реакция?

- Была. В Верховной Раде создана рабочая группа по вопросам недопущения пожаров. Я там выступал дважды, в июне и июле.

- И каковы были последствия?

- Разработаны два законопроекта; на данный момент они подготовлены ко второму чтению. В частности относительно повышения штрафов, но и другие меры предусмотрены.

ВМЕСТЕ И ПОЖАР ЛЕГЧЕ ПРЕДУПРЕДИТЬ

Подозрение о том, что усовершенствовать устаревшую систему предупреждения и борьбы с пожарами невозможно, возникало у общественности уже давно. А Сергей Викторович подтвердил ее с научной неотвратимостью.

- Понятно, что Украина оказалась в совершенно новых условиях. То есть, климат у нас уже не украинский. В Луганской или Одесской областях он теперь ближе к климату Италии, Испании, Калифорнии, Австралии. Премьер-министр провел два совещания Государственной комиссии по техногенной безопасности и чрезвычайным ситуациям: одно – в апреле в Чернобыльской зоне, второе – в Луганской области. Дал много поручений. Очень большие средства выделяются на то, чтобы усилить составляющую тушения. Скажем, сейчас на Чернобыль из Госрезерва выделено 91 млн грн, на Житомирскую область - 10 млн. Но это попытки залить новое вино в старые мехи. Залатать старую систему невозможно! Эти пожары, в частности ваши, луганские, показывают, что это просто путь в никуда. Потому что когда пожар достигает такого размера, то все методы тушения, которые применяются у нас в Украине – применялись всегда, так скажем, – это уже вчерашний день. Однако правительство, да и все остальные, стараются делать то, что они умеют, то, что прописано в их нормативных инструкциях. Они же действуют в пределах определенных полномочий.

- Вы для этого и работаете с законодателями, чтобы изменить практику?

Пожары всегда начинает местное население в пойме, на своем огороде, фермер - на своем поле

- Да, необходимо изменить содержание полномочий. Потому что, когда мы проанализировали систему предупреждения и тушения пожаров в ландшафтах Украины, всех – лесных, степных и т.п. – оказалось, что все они связаны. Пожары всегда начинает местное население в пойме, на своем огороде, фермер - на своем поле. Вот этот миллион или полмиллиона гектаров – часть их гаснет, но в критических условиях, как это было 30 сентября в Луганской области, такие пожары развиваются и переходят с поля, поймы, пастбища – на лес. И там приобретают неслыханных масштабов. Таких, что уже никакими средствами потушить их не-воз-мож-но. И это показывают Калифорния, Австралия, Греция. Никакими суперсовременными средствами эти пожары потушить не могут. Потому что огонь при температуре 1000 градусов движется со скоростью легкового автомобиля. Соответственно, усиление составляющей тушения является просто неверным путем на государственном уровне.

ГСЧС не действует за пределами своих населенных пунктов. Лесники борются с лесными пожарами. Службы, которая отвечает за тушение на границе леса и населенного пункта, вообще нет

У нас получается, что каждое ведомство отвечает за конкретный участок проблемы. Однако проблема связывает все зоны ответственности. Связывает заводь, пастбище, огород, поле, село – и лес. Вот только ведомства не действуют за пределами своих полномочий. То есть, ГСЧС не действует за пределами своих населенных пунктов. Они – спасатели, они спасают людей и инфраструктуру. Они никогда не предупреждают ландшафтные пожары – этого нет в их полномочиях. Лесники борются только с лесными пожарами – и никогда не тушат возгорания за пределами лесов. Службы, которая отвечает за тушение на границе леса и населенного пункта, вообще нет. Скажем, весной 2021 года уже необходимо принимать предупредительные меры, чтобы не допустить повторных пожаров в том же Смоляниново или в других селах.

За предупреждение чрезвычайных ситуаций в населенных пунктах, в частности пожаров, не отвечает никто

Так вот, нет такого органа государственной власти, который отвечает за безопасность населенных пунктов. ГСЧС отвечает за безопасность отдельных граждан или отдельных домов. В случае чрезвычайной ситуации они отвечают за эвакуацию – но это уже поздно. А вот за предупреждение чрезвычайных ситуаций в населенных пунктах, в частности пожаров, не отвечает никто. Нет такого ведомства. И в этом вся проблема.

Не удается за одним столом в том же Смоляниново собрать: человека, который сжигает ботву на своем поле; человека, который защищает лес от пожаров – лесника; человека, который защищает дома или людей (ГСЧС); полицейского, который должен штрафовать первого человека. Если они сядут за один стол и каждый расскажет свою историю – уже будет легче понять, почему возникли такие ситуации. И там еще должен присутствовать метеоролог, который должен всем рассказать, что того, что было раньше, с точки зрения погоды – уже нет и никогда не будет. И время от времени у нас будут такие же явления.

В Украине каждую минуту при температуре выше 10 градусов Цельсия появляются какие-то участки ландшафта, на которых горит трава. Если посмотреть со спутника, то вся Украина, кроме Карпат, покрыта такими небольшими очагами. И когда начинается сильный ветер, то десятки и сотни очагов превращаются в гигантские пожары, как в Луганской области.

- Вы в нашем предыдущем разговоре обещали назвать виновного в наших пожарах. Это несогласованность различных структур - есть более конкретные лица или структуры?

- Я сотрудничал с Житомирской ОГА после того, как там в апреле сгорело 60 тысяч гектаров леса, разговаривал с губернатором. Даже в пределах имеющихся полномочий главе обладминистрации достаточно просто не допустить масштабных пожаров. Все дело в том, что не доходят руки. Понятно, что у главы области тысячи других дел, все неотложные, и все же... Необходимо создать такую небольшую комиссию при ОГА из пяти человек, которая может собраться в течение часа. Председательствовать должен кто-то из заместителей губернатора. Если Гидрометцентр Луганской области видит, что завтра будет ветер 40-50 километров в час, и дождя не было два месяца, он должен поставить в известность человека, который возглавляет эту комиссию, и попросить собрать совещание. То есть: 29 сентября в Северодонецке должно было состояться совещание с участием руководителя Главного управления ГСЧС в области, начальника Областного управления лесоохотничьего хозяйства, начальника гидрометслужбы в Луганской области, заместителя председателя ОГА. Обязательно должны присутствовать военные, а также тот, кто отвечает за связь с громадами, с председателями ОТГ.

Начальник Гидрометцентра должен сказать: «Завтра мы ожидаем шквальный ветер. Если где-то начнут сжигать растения, даже на небольшой площади, плавни загорятся или еще что-то - это превратится в катастрофу. Давайте думать, что делать».

В восемь утра все службы лесного хозяйства (а это много людей), все службы ГСЧС должны находиться в определенных стратегических точках между полем и лесом, между лесом и населенными пунктами. То есть, они уже должны там под-жи-дать. С заправленными автомобилями, связью и планом действий. Которые кто-то должен координировать. Потому что лесники не будут слушать ГСЧС, а ГСЧС – лесников.

– Это точно - друг к другу не будут сильно прислушиваться.

- Координировать должен заместитель председателя ОГА, который поставит задачу. Лесники должны отвечать, чтобы быстрый травяной пожар, который движется со скоростью 30 километров в час, не зашел в лес. Там надо просто стеной выстроиться и не пустить огонь дальше. Не трудно догадаться, что будет, если они его пропустят. Местные лесники и местные спасатели это знают, поскольку они ежедневно тушат такие пожары.

ПАРАДОКС 2020 ГОДА

- ГСЧС должна выстроиться на границе леса и населенного пункта, – объясняет Зибцев. - Громада должна быть мобилизована: молодежь, ветераны, техника, какие-то средства. Тогда катастрофы не произойдет. И все эти мероприятия – на полдня. В реальности такая погода и такой ветер длился в Луганской области полтора дня. Вот полтора дня в месяц надо находиться в такой готовности. И тогда даже в пределах полномочий можно уберечь свои леса и свои села. Но как только пожар зайдет в лес – ничего уже не поможет, даже самолеты.

- Возникает нечто вроде цепной реакции?

- Да. При такой скорости даже Боинг-747, который есть у американцев и полностью затаривается водой или порошком ретардантом, пожар уже не потушит.

- Скажите, в Житомирской области какие леса горели – хвойные или лиственные?

- Все. Если пожар оставляют без внимания больше, чем на семь-восемь часов, огонь достигает температуры 800-900 градусов. В апреле неважно, какие там породы – дуб, осина, липа или сосна. Все будет гореть. В Чернобыле то же самое. Потому что деревья стоят безлистные. Конечно, хвойные быстрее загораются и огонь распространяется быстрее. В апреле разница невелика, а летом будет другая картина: у лиственных пожар будет менее интенсивный, и с ним легче бороться. А хвойные просто невозможно тушить.

- Луганская область засеяна преимущественно сосной…

С 1 января 2016 года прекратилось финансирование охраны лесов от пожаров

- Да. Я в Счастье и в Станично-Луганском районе работал с 1987 года по 89-й. Поэтому те леса я очень хорошо знаю. Там результаты моих тогдашних экспериментов погорели.

Вы должны понимать: когда я говорю, что лесники должны стать стеной между полем и лесом... Они ведь без зарплаты. Можете просто с этого начать: эти пожары - прямая ответственность правительства Украины. Не этого правительства, а того, что было в 2015 году. С 1 января 2016 года прекратилось финансирование охраны лесов от пожаров. За четыре года лесные хозяйства потеряли водителей, персонал – и вот результат. Да, виноваты не лесники, не ГСЧС или еще кто-то - виновата политика государства.

- А что-то оптимистичное можете добавить?

- Парадокс, но 2020 год - очень хороший для лесов на Полесье. Потому что это семенной год, и многие семена выпали из шишки в мае. Засуха была в феврале, апреле и мае. А уже в конце весны пошли обильные дожди, и лились они два месяца. Был урожай, и не было пожаров, и на севере страны все те сгоревшие леса, – они там уже плотно покрыты новым поколением сосны. Даже сажать не надо.

Михаил Бублик, Северодонецк

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-