Атовцы становятся айтовцами

Атовцы становятся айтовцами

Укринформ
Бывшие военнослужащие переквалифицировались в программистов и советуют этот вариант социализации

Эту историю успешной социализации рассказали Укринформу программисты ІТ-компании из Мукачево Максим Козлов и Станислав Козар. Оба имеют отношение к вооруженной защите Родины: Максим - пограничник, Станислав - срочник Нацгвардии. Оба были в АТО и многое видели. Но говорим мы не только о тогдашних событиях, но и об одном из направлений, в котором военные - люди, имеющие выдержку и дисциплину, могут найти себя после службы. Ребята убеждают, что айтовцем может стать каждый АТОшник - здесь главное не высшая математика, а желание двигаться вперед.

"КОГДА ВЕРНУЛСЯ С ОБЪЕКТА В ДОНЕЦК - НАД В/Ч УЖЕ ВИСЕЛ РОССИЙСКИЙ ФЛАГ"

Разговор с мужчинами начинаем, конечно же, с воспоминаний о службе.

- Мое пребывание в армии - это не был выбор профессии. Шел 2014 год, и я не хотел оставаться в стороне, поэтому пошел служить. К тому времени за плечами уже был университет и полгода работы в банке, - говорит Станислав Козар. - Мы несли службу в Донецке. Наша часть 3023 располагалась в самом городе, в Куйбышевском районе. Это были внутренние войска, нашей задачей была охрана особо важного объекта - складов с тротиловым запасом.

В июне нашу часть захватили. Я тогда как раз нес службу на объекте, возле складов. Как потом рассказывали, пришли "зеленые человечки", переговорили с командиром и сказали, что они его семью могут привести в любой момент, поставить на колени перед ним и убить - ну, или он сдает часть.

Когда мы приехали с охраны объекта - на части уже висел российский флаг. Кто именно там находился на тот момент - так называемые "ополченцы" или российские военные, не знаю. Наверное, первые были исполнителями, вторые командовали процессом.

Мне повезло, что у одного из товарищей была тетя в Донецке. Она привезла нам гражданскую одежду, потому что в форме мы бы далеко не ушли: город тогда уже патрулировался боевиками. Так мы смогли уехать оттуда.

Остаток срока я дослуживал во Львове. Тогда не было такого понятия, как окончание срока, потому что нового призыва не было. И у меня получилось так, что вместо 9 месяцев я прослужил 19, - говорит Станислав Козар.

"МЫ ЕХАЛИ НА ВОСТОК С ЧЕТКИМ ПРЕДСТАВЛЕНИЕМ, ЧТО ВОТ-ВОТ ВЫПРЕМ ВРАГОВ ОТТУДА"

- У меня история попроще: мои родители были военными. В детстве объездили полмира, однажды жили даже в Таджикистане. Я во время службы тоже пожил в разных регионах Украины, но осели и родители, и я здесь, в Мукачево, - рассказывает Максим Козлов.

Он пограничник, подполковник ГПСУ, и в событиях 2014 года участвовал именно в составе пограничной службы.

Тогда мы еще не оправились от Крыма - и сразу запылало на восточной границе, начались какие-то непонятные движения и действия, - вспоминает Козлов. - На базе Западного регионального управления ГПСУ были сформированы две маневренные группы - третья и седьмая. И когда надо было в очередной раз менять их на ротации, оказалось, что некем. Получилось так, что я в звании подполковника пошел начальником пулеметного взвода. Я тех ребят из "тройки" перед их отъездом на Восток готовил на учениях. А тут получилось, что поехал их менять.

Мы попали туда в июле, как раз в разгар обстрелов "Градами". Если честно, шли с такими настроениями, что вот-вот выпрем их оттуда и все успокоится. Но уже через два месяца стало понятно, что нет. Мы вышли оттуда по ротации в 10 числах августа, а в 20-х уже был Иловайск. И уже было понятно, что "вот-вот" не наступит.

Видел, как с той стороны москали по нам гатят, был под обстрелами постоянно. Однажды наш лагерь сгорел, хорошо, что документы остались. Нас довольно быстро поменяли, потому что мы жили в молодом сосновом лесу, на так называемом "нуле" - позиции постоянно под обстрелами. После нас туда уже никто не заходил. Ну, потому что действительно невозможно было стоять: только что-то отстроится - и сразу разносится вдребезги.

Последние три дня в 40-градусную жару мы были без воды. У меня есть фотография тех дней - мы там все черные от сажи. Словом, пороха мы нюхнули. Но выехали нормально. Считаю, это потому, что у нас были кадровые военные, то есть: приказ, выполнение, никакой самодеятельности. Очень важно еще: не пили. Считали секунды от выстрела до подрыва снаряда, затем по команде бежали и тушили. Если бы не было такой самоорганизации и дисциплины - сгорели бы там заживо! А так вернулись без потерь.

Я прослужил в ГПСУ до 2019 года, а затем вышел на военную пенсию. Были мысли о том, что в 50 лет ты уже никому не нужен, - а сидеть на пенсии и рыбу ловить не хотелось. Поэтому взялся за переквалификацию.

"ЕЩЕ НА СЛУЖБЕ СЛУШАЛ ОНЛАЙН-КУРСЫ И ДЕЛАЛ ДОМАШКИ”

- Программирование было вашим вариантом социализации, я так понимаю? Выбор был только в том, чем дальше заниматься?

- Я еще за два года до пенсии решил, что пойду именно в IT-сферу, - говорит Максим Козлов. - И готовиться начал заранее. У меня были навыки работы с языками программирования, но решил, что надо знать что-то еще, кроме Pascal. Самостоятельно изучил на онлайн-платформе Python и JavaScript. Смотрел лекции, выполнял домашние задания. Однако после курсов понял, что это все прекрасно, но у нас в Мукачево с этим не работают, поэтому начал изучать PHP.

Интересуюсь, почему выбрали именно программирование. Ведь Стас - экономист, Максим - военный, можно ведь было первому в банке работать, второму - преподавать, например...

- Я до службы в армии работал экономистом в банке, - говорит Станислав. - Но понял, что денег, которые я там зарабатывал, не достаточно для жизни. Друг посоветовал попробовать программирование - пройди, мол, курсы на Prometheus (украинская платформа бесплатных онлайн-курсов университетского уровня. - ред.), если тебе "зайдет", то будет очень неплохо. Это был онлайн-курс Гарвардского университета. На тот момент у меня даже компьютера не было, чтобы учиться, - я попросил родителей мне его купить. Впоследствии прошел еще одни курсы в Ужгороде. Было довольно трудно мне, неподготовленному человеку, в это погружаться. Но тогда в списке на Prometheus нашел мукачевскую компанию, которая давала очные курсы по программированию. Был удивлен, что у нас в городе такое есть. Подал заявку, что мне нужна помощь офлайн-группы. Так потом в этой компании и остался работать. Уже четыре года как.

Максим Козлов
Максим Козлов

- У меня первое образование инженерное, но от программирования далекое. Но я интересовался языками программирования, знал Delphi, применял это в работе в ГПСУ - создавал базы данных, программы разные, оно мне подсобляло. Ну а за языком PHP тоже пришел на курсы в мукачевскую компанию. Меня это устраивало, потому что не надо никуда уезжать из города и была перспектива работы. Курсы закончились в марте, когда мне еще оставалось дослужить 4 месяца. Впрочем, приказ я получил 2 августа, а уже 7-го меня приняли на работу как программиста.

На пенсии так и не побывал, - смеется Максим Козлов.

"ПТСР ДОГОНЯЕТ, КОГДА ЗАНЯТЬСЯ НЕЧЕМ"

- А была мотивация внутренняя? Ведь говорят, что трудно социализироваться после службы в армии, мол, стрессы, травмы сказываются, посттравматический синдром...

- Ну, для синдрома - это еще рано. Он через 7 лет догоняет человека, американцы исследовали, - говорит Максим. - Как правило, оно "догоняет" тогда, когда человек не социализирован. Даже если и выплаты есть, и пенсия, но заняться нечем - человек начинает прибегать к воспоминаниям, и дальше уже накрывает. Я вам скажу по своему опыту, что стараешься как-то сильно не углубляться в те воспоминания. Вообще. Самое интересное, что мне не было там страшно. Но иной раз как вспомнишь, как начнешь анализировать - думаешь: ну, блин, как я оттуда живым вышел?..

- Что касается меня, то просто есть понимание: там - это было там, а здесь ты должен жить другими понятиями. Тебя никто не обеспечивает и тобой не руководит: сам себе ставишь задачи и сам их выполняешь. Ну, и ищешь на это деньги, - говорит Станислав. - У каждого собственное понятие о достижениях, каком-то уровне жизни, комфорте - и каждый понимает, что должен прилагать усилия. И дальше ты просто выбираешь свои варианты. Мой был вот таким.

Станіслав Козар
Станислав Козар

Выучить за полгода язык программирования и начать работать в этом направлении, зарабатывать - это таки требует усилий. Но я своим выбором доволен. И другим тоже советую. Даже если "не зайдет" или ты не будешь с этим работать - все равно это поможет тебе лучше разбираться в современном мире технологий.

- И я вам скажу, что бесплатные и платные курсы в принципе дают одинаковый уровень знаний для начинающих, поэтому тратиться на обучение на первых порах нет смысла, - советует со своей стороны Максим.

"ЛЕКЦИИ НЕ ЧИТАЮ - СЧИТАЮ, ЧТО МОТИВИРОВАТЬ СЕБЯ НУЖНО САМОМУ"

- Помогает ли в работе программистом то, что вы - военные, то есть люди определенного толка, которые имеют понятие о дисциплине, структуре, иерархии? Потому что айтовцы - это люди, скажем, немного противоположной формации, более свободные, не признают рамок и графиков, и тому подобное...

- У меня всегда был режим дня, еще до армии, - говорит Станислав Козар. - Ну и 19 месяцев службы еще по инерции какое-то время держали в тонусе. Все изменилось только сейчас, когда у нас дома 2-месячный ребенок, который не позволяет тебе выстраивать никакие графики. (смеется).

- Я говорил, что вырос в семье военных, поэтому не представляю себя вне дисциплины, - говорит Максим. - Кроме того, жена сейчас продолжает работать в ГПСУ, детей утром надо развести по школам — без режима здесь никак, даже на пенсии. У меня принцип такой: две руки, два глаза и одна голова, и ими делаю то, что могу, - выкладываюсь на 100%. Пока еще не было такого, чтобы меня на службе или сейчас в сфере ІТ отчитали, что я где-то схалтурил. Даже если это так будет выглядеть - ну, всякое может быть, мы все люди, порой ошибаемся, - я знаю, что выложился на все сто, просто не получилось, может.

- Кроме вас в штате нет больше военных-программистов?

- Почему же, есть, - отвечает Стас.

- То есть, вы не исключение в Мукачево?

- Нет, не исключение, - говорит он. - Есть люди, которые оканчивали военные кафедры в университете со званием младших лейтенантов. Есть срочник - тоже из ГПСУ, кстати.

- И еще есть один военный, который тоже был в ООС, под Мариуполем они стояли. Он у нас сисадмином работает, - добавляет Максим.

- Так вас целая компания!

- Да, только мы мало пересекаемся, потому что сейчас дистанционка, да и работаем в разных проектах.

- А советуете ли вы своим сослуживцам приобщаться к ІТ-миру после армии?

- Меня спрашивали о работе несколько человек, потому что неплохая зарплата, работа в коллективе, социализация, опять же, - говорит Максим. - Но я всем советую сначала сесть дома и пройти онлайн-курсы. Попробуй, пойдет ле, а потом через месяц еще раз ко мне обратишься - порекомендую. Пока после таких советов не обращался никто (смеется).

- Человек должен заинтересоваться сам, агитировать здесь нет смысла, разве что посоветовать или подсказать, как в свое время подсказали мне, - говорит Стас. - Но спрашивают часто. Я всем первым делом советую курс на Prometheus.

Интересуюсь прежде всего у Максима Козлова, приглашают ли ветеранские организации, чтобы рассказал свою историю для примера другим, намекнув таким образом, как и куда дальше двигаться после ВСУ.

- Понимаете, если у человека, который уволился из армии, есть цель, то он достигнет ее в любом случае. Один хочет быть тренером по теннису, другой создал свою охранную фирму - у меня есть такие знакомые, они хотели себя найти и нашли. А тот, кто не хочет, говорит, что его должно обеспечить государство, - ему что ни дай, все будет не так. Именно поэтому я к таким вот, условно, лекциям в ветеранских организациях отношусь с опаской.

Максим Козлов
Максим Козлов

Но если меня спрашивают, где работаю - рассказываю с гордостью. Почему с гордостью? Потому что, когда увольнялся со службы, столько "демотиваторов" вокруг меня ходило! "Да куда ты там пойдешь? Кому ты там нужен? Да ничего из этого не выйдет!” Может, это им на зло у меня все так хорошо и сложилось, - смеется Козлов.

В заключение отмечает: для того, чтобы сегодня стать программистом, особых навыков или знаний не нужно. Интегралы здесь не вычисляют, говорит он, высшей математики здесь нет. Школьная математика, формальная логика и синтаксис - все, что вам понадобится для начала. Ну, и желание. Вот это - самое главное.

Татьяна Когутич, Ужгород.

Фото из личных архивов Максима Козлова и Станислава Козаря

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-