Украинская Соборность. То, что не разделят никакие границы

Украинская Соборность. То, что не разделят никакие границы

Аналитика
Укринформ
102 года назад в Киеве был провозглашен Акт Воссоединения - восток и запад объединились в единую Украину. Так получилось, что тогда, в считанные дни, но, как оказалось потом, навеки

22 января 1919 года на площади возле стен древней Софии и памятника Богдану Хмельницкому с недавно залепленной известью шовинистической надписью «Богдану Хмельницкому Единая и Неделимая Россія» был провозголашен Акт Злуки (Воссоединения) – Западно-Украинская Народная Республика (Галичина, Буковина, Венгерская Русь) и Украинская Народная Республика объединились в единое соборное Украинское государство. У тогдашних политиков, как «восточников», так и «западников», несмотря на крайне неблагоприятные политические условия и существенные мировоззренческие разногласия, хватило мудрости договориться и принять решение огромного национально-политического значения. Поэтому вспомним то памятное событие, а также его создателей и участников - почувствуем дух той эпохи, которая чем-то напоминает нынешнюю, ведь сегодня Украина, как и больше 100 лет назад, тоже «располосована», и одни украинцы отрезаны от других украинцев границами, серыми зонами, минными полями и враждебной пропагандой.

Январь 1919. Кому-то вставать с колен, а кому-то - падать...

Январь 1919 года был беспокойным, но обнадеживающим. Только что завершилась Великая война, известная ныне как Первая мировая, и это было самой большой радостью и облегчением после четырех лет неимоверных страданий и ненависти. Миллионы убитых лежали в земле, сотни тысяч - в военных госпиталях, выжившие - возвращались домой. От голода страдали не только большевистские Москва и Петроград, но и Вена, Берлин. Побежденные венцы попросили продовольственной помощи у победного Лондона, а берлинцы ели украинский хлеб - практически весь урожай 1918 года из Украины был вывезен в Германию. На Парижской мирной конференции, которая началась 18 января, державы-победительницы с большим ажиотажем делили колонии побежденной Германии, в которой бушевала революция.

Прем'єр-міністр Британії Девід Ллойд-Джордж, прем'єр-міністр Франції Жорж Клемансо та президент США Вудро Вільсон на Паризькій мирній конференції
Премьер-министр Великобритании Дэвид Ллойд-Джордж, премьер-министр Франции Жорж Клемансо и президент США Вудро Вильсон на Парижской мирной конференции

Откровенно говоря, до Украины, как государства, никому не было дела. Ее воспринимали исключительно как территорию с огромным, прежде всего продовольственным, потенциалом. Между тем в самой Украине произошел очередной государственный переворот. Власть гетмана Павла Скоропадского была свергнута Директорией. От короткого периода стабильности при Гетманщине, когда Киев был неким анклавом сытости и безопасности среди бушующего европейского океана голода и горя, остался лишь слабый след - страна быстро катилась в пропасть анархии.

Гетьман Скоропадський під час огляду Синєжупанної дивізії
Гетман Скоропадский на смотре Синежупанной дивизии

Это видели и отмечали не только сторонники гетмана или, например, деникинцев, но и сознательные украинцы. «...Анархия начинает разрастаться не только в селах, но и на глазах Директории, среди войска в самом Киеве», - записал в дневнике известный украинский меценат Евгений Чикаленко. С востока наступали большевики, на юге были русские белогвардейцы и войска Антанты, во Львове - поляки. Вот при таких крайне неблагоприятных условиях украинцы решили объединиться.

«Объединяться... во имя потомков», или Государственный подход перевешивает разногласия

Западно-Украинская Народная Республика (ЗУНР) провозгласила независимость в ноябре 1918 года. Уже в первый день Ноябрьского чина в Галичине, председатель Генерального военного комитета во Львове, сотник Дмитрий Витовский направил Украинской Национальной Раде (УНР) в Киев телеграмму: «Занятый украинскими войсками Львов посылает поклон Киеву - столице Соборной Украины». Впрочем, вскоре Львов захватили поляки, и правительство ЗУНР вынуждено было перебраться сначала в Тернополь, а затем в Станислав (Ивано-Франковск). Поэтому за помощью - военной и финансовой, решили обратиться к своим, братьям-украинцам из Приднепровской Украины.

Галичане думали заключить соглашение с гетманом Павлом Скоропадским, но когда посланцы из-за Збруча Дмитрий Левицкий и глава секретариата иностранных дел ЗУНР Лонгин Цегельский прибыли на Приднепровье в конце ноября 1918 года, оказалось, что в Киев попасть они не могут - столица Украины плотно окружена повстанческими войсками Директории, - так решили договариваться с ней. Решились на подобный шаг даже несмотря на то, что видели, как пишет в своих воспоминаниях Лонгин Цегельский, что «Директория сидела на бочке пороха». Впрочем, «...Соборная идея говорила нам объединяться, хотя бы во имя потомков...» Эта мысль рефреном проходит через воспоминания Цегельского. Несмотря на существенные различия, в частности в вопросах частной собственности, земельном и т.д., даже понимая, что скоро все кончится, перед лицом страшных катаклизмов галичане решили все же объединиться. Государственный подход перевесил разногласия.

Директорія УНР. Сидять: Федір Швець, Симон Петлюра, Андрій Макаренко
Директория УНР. Сидят: Федор Швец, Симон Петлюра, Андрей Макаренко

1 декабря 1918 года, придя к компромиссам в большинстве важных вопросов, в Фастове между представителями ЗУНР и Директорией был подписан «предвступительный» договор о предстоящем воссоединении двух республик. От имени УНР Директории его подписали Владимир Винниченко, Симон Петлюра, Федор Швец, Афанасий Андриевский, а от имени Украинской Национальной Рады и Государственного Секретариата ЗУНР Лонгин Цегельский и Дмитрий Левицкий. Этот предварительный договор стал первым и основным документом Соборности. Уже 3 января 1919 года он был ратифицирован властью ЗУНР.

Здание в Станиславове (Ивано-Франковске), где договор о Соборности біл ратифицирован парламентом ЗУНР
Здание в Станиславове (Ивано-Франковске), где договор о Соборности был ратифицирован парламентом ЗУНР

Галичане - самые популярные люди в Киеве

В своих мемуарах Лонгин Цегельский вспоминает, как ехал в январе 1919 года с галицкой делегацией на торжества в Киев, весьма переживая какое впечатление произведет на его соотечественников столица независимой Украины. Конечно, Киев был прекрасным городом, но были и некоторые нюансы, которые беспокоили. Например, жалкий, запущенного вида железнодорожный вокзал, который царская власть, без устали декларируя свою любовь к «матери городов русских», так и не смогла восстановить после пожара; засилье у вокзала «извозчиков» - огромных, с рыжими лопатообразной бородами, в огромных кожухах - «сущих москалей». Или попрошайки на Крещатике - при гетмане их не было, а при Директории караулили каждом шагу, и тоже, в основном россияне и китайцы. Остальные - преимущественно женщины - грязные, несчастные, ходили с ватагами малолетних детей, которые дергали прохожих за полы и лепетали: «Листа лади! Листа лади».

Но опасения доктора Цегельского оказались напрасны. Галичан встретили на высшем государственном уровне: на вокзале их уже ждал почетный караул из Сечевых стрельцов, полковник Евгений Коновалец, сине-желтые знамена, золотой трезубец, торжественное исполнение гимна. Гостей рассадили по машинам, отвезли в город и разместили в лучших киевских гостиницах. Им организовали замечательную культурную программу, устраивали экскурсии по городу. «В те времена галичане были у нас самыми популярными людьми. Их везде ждали, на них возлагались большие надежды», - пишет современник. «Киев и Украина впервые осознали, что такое Галичина, чем она является для Украины - а именно, что она не только какая-то западная окраина, но кузница украинской политической мысли, культурный мост на Запад, лаборатория сознательного украинства и идеи украинской соборности», - отметил Лонгин Цегельский.

«Прийшла пора, прийшла година...», или От «неделимой» России к соборной Украине

«Прийшла пора, прийшла година – / Сміється Київ, сяє Львів! / Ярмо ляхів і москалів / Скидає вільна Україна…» Так Микола Вороный - не только поэт, но и один из основателей Украинской Центральной Рады, откликнулся на провозглашение Акта Воссоединения. Правда, потом строчка «Ярмо ляхів і москалів» была заменена на политкорректную «Ярмо одвічних ворогів».

Именно тогда, когда большевики захватили Харьков, Чернигов, Полтаву и стремительно приближались к Киеву, в столице Украины готовились к объединению, провозглашению единой Украинской Народной Республики.

Торжества планировали сначала на 20 число. Потом перенесли на 22 января, приурочив к первой годовщине IV Универсала, который провозгласил УНР «самостоятельным, ни от кого не зависимым, свободным суверенным государством украинского народа». Таким образом, 22 января стало двойным праздником: украинской независимости и соборности.

Іван Огієнко та Микола Садовський
Иван Огиенко и Николай Садовский

На торжественные мероприятия было выделено 100 тысяч карбованцев. Разработчиком концепции праздника был Иван Огиенко. Главным церемониймейстером «праздничной погоды» - известный театральный деятель, тогдашняя звезда - Николай Садовский.

Это была среда. День выдался по-зимнему морозный и ясный. Софийская площадь и все ближние улицы были празднично украшены национальной символикой и портретами Тараса Шевченко. Повсюду - море людей. На памятнике Богдану Хмельницкому недавно известью залепили надпись: «Богдану Хмельницкому Единая и Неделимая Россия».

Текст Універсалу УНР про Злуку
Текст Универсала УНР о Воссоединениии

В святой Софии звонили колокола, в киевских фортах время от времени салютовали из пушек. С речами выступили вице-президент ЗУНР Юлиан Бачинский и председатель Директории УНР Владимир Винниченко. Текст Универсала Директории зачитал профессор Федор Швец: «Отныне воедино сливаются веками оторванные одна от другой части единой Украины - Западно-Украинская Народная Республика (Галичина, Буковина, Венгерская Русь) и Надднепрянская Великая Украины. Сбылись вековечные мечты, которыми жили и за которые умирали лучшие сыны Украины. Отныне есть единая независимая Украинская Народная Республика ». После Винниченко и Бачинский пожали друг другу руки. Провозглашение Акта Воссоединения тысячи украинцев встретили одобрительным гулом и возгласами «Слава!».

В центрі – Симон Петлюра, ліворуч від нього – Володимир Винниченко, в шоломі – Євген Коновалець
В центре - Симон Петлюра, слева от него - Владимир Винниченко, в каске - Евгений Коновалец

Официальная часть завершилась молебном - его отслужил архиепископ Екатеринославский Агапит с участием пяти епископов. Часть службы впервые проводилась на украинском языке. Члены Директории, преимущественно атеисты-социалисты, крест не целовали, а представители делегации ЗУНР делали это с большой набожностью, чем чрезвычайно тронули Агапита.

Затем был парад. Особый восторг вызвали Сечевые стрельцы. Некоторые из галичан, глядя, как шагают «запорожцы», вытирал слезы. «Они - те наши ребята, наши сыновья - были похожи на стройные смереки», - вспоминал современник. Даже представители Директории, как зачарованные, провожали взглядом колонны галицких воинов с безупречной выучкой. То, что называлось войсками Директории, по сравнению со стрельцами выглядело расхристанным полуанархическим отрядом...

Січові стрільці
Сечевые стрельцы

О чем говорили на вечернем банкете

Дневные торжества закончились вечерним банкетом в украинском клубе. Пышное застолье с участием высшего политического, военного истеблишмента, известных культурных, общественных деятелей, членов делегации ЗУНР продолжалось почти до полуночи. Общались, выступали с короткими речами, провозглашали тосты.

Председатель Украинского национального клуба Людмила Старицкая-Черняховская: «Было время, когда само слово «украинец» нельзя было произнести. Мы с  вами, братьями-галичанами, не за таким пышным и богатым столом встречались. Мы встречались на нарах российских тюрем. Сюда к нам привозили ваших арестованных священников, ваших учителей. Сейчас от имени Украинского клуба приветствую вас, как свободных украинцев».

Председатель Директории Владимир Винниченко: «Мы дадим вам, братья-галичане, степной, широкий размах нашей души, и возьмем у вас дисциплину, европеизм, точный анализ и тогда из нас получится хорошая нация. Пусть в данный момент мы и не удержимся, но то, что мы сделали, не погибнет. Я провозглашаю свой тост за нашу свободную и добрую нацию».

Главный атаман Симон Петлюра: «У нас есть свои внутренние болезни, от которых нам нужно избавиться. Нам надо всеми силами бороться с карьеризмом и авантюризмом».

Петр Шекерик-Доныкив
Петр Шекерик-Доныкив

Галицкий крестьянин, 30-летний Петр Шекерик-Доныкив, поднимая бокал, призвал всех без исключения украинских политиков прекратить распри и направить все силы на борьбу за национальную государственность. Петр Шекерик был не просто «крестьянином», а активным общественным деятелем, волонтером, который очень много сделал для развития родного края... Да и вообще, галицкие крестьяне, члены делегации, «были не "дядьками", над которыми можно немного пошутить, а зрелыми политически людьми, которые не одного надднепрянского революционера-интеллигента в угол загнали бы в дискуссиях».

Также одним из членов почетной делегации от ЗУНР был и Василий Стефаник - гениальный украинский писатель-новеллист, бывший депутат австрийского парламента. Примечательно, что в 1933 году, отказываясь от немалой советской пенсии, которой коммунисты хотели его банально «купить», Стефаник в завершение письма Народному комиссару просвещения, написал: «А приверженцем Великой Украины я был и буду».

Ненапрасность усилий и надежд

23 января в Городской опере (ныне Национальная опера) начался конгресс Трудового Народа Украины на котором был утвержден Акт Воссоединения ЗУНР и УНР. 28 января 1919 года был принят Закон о форме власти в УНР, согласно которому ЗУНР переименовали в Западную область Украинской Народной Республики. Ей гарантировалась территориальная автономия. Единым гербом становился трезубец. Председатель Украинского национального совета ЗУНР Евгений Петрушевич должен был войти в состав Директории УНР. Государственного секретаря иностранных дел ЗОУНР Лонгина Цегельского назначили первым заместителем министра иностранных дел УНР. Другие вопросы единой независимого государства предстояло урегулировать на Учредительном собрании. Однако дальнейшее развитие событий перечеркнуло все планы.

Впереди Украину и ее народ - как на востоке так и на западе, на Приднепровье, Буковине, Галиции или еще где-либо, ждали тяжелые времена: оккупации, репрессии, выселения, голодоморы. Но та встреча в январский морозный день на Софийской площади Киева в шаге от катастрофы, которая разметет со страшной силой всех участников торжественного действа Воссоединения - то теплое крепкое рукопожатие - акт доверия и братание - стали памятны навсегда. Отсюда же выросло, по словам Ивана Франко, «большое дерево украинской Государственности».

Светлана Шевцова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-