Сергей Макеев, социолог, профессор
В условиях пандемии люди как бы заново оценивают значимость такого блага как здоровье
23.02.2021 09:00

Сергей Макеев, заведующий отделом социальных структур Института социологии НАН - один из исследователей неравенства в обществах. Его выступление на известной социологической конференции, посвященной миру после пандемии, вызвало большой интерес. Мы решили вернуться к разговору о восприятии социального неравенства украинцами и задали Сергею Алексеевичу несколько вопросов.

- Римский клуб в прошлом году в своем докладе сказал, что неравенство - один из трех главных вызовов для человечества. Вы же его исследуете уже много лет, еще когда это не было трендом. Как украинское общество воспринимает это расслоение. Чувствует ли себя его часть униженной?

- В ноябре 2019 года Институт социологии НАН Украины и кафедра социологии Национального университета «Киево-Могилянская академия» провели опрос по модулю «Социальное неравенство», который организовывает Международная программа социальных исследований (ISSP) раз в десять лет. А в феврале этого года была опубликована наша монография «Динамика восприятия социального неравенства в Украине: по данным Международной программы социальных исследований 2009 и 2019 годов». Поэтому воспользуюсь полученными и уже интерпретированными данными.

И, как это всегда происходит, восприятие социальных феноменов весьма неоднородное.

Если граждан просили в опросе выбрать одну из моделей, которая описывает распределение людей в обществе, то чаще всего (43%) они выбирали ту, где немногочисленная элита наверху, немного людей посередине, а значительное большинство – внизу. В то же время 10% украинцев считают, что якобы большинство людей занимают средние позиции в обществе, а модель распределения напоминает ромб.

При этом индивиды критичнее оценивают ситуацию с неравенством в обществе, чем собственное расположение в общественной иерархии.

На воображаемой социальной лестнице с 10-ю ступенями на 5-ю, среднюю, поместил себя каждый третий (31%), ниже – 50%, выше - 19%.

То есть люди сообщают о том, что они лучше переносят общественные тенденции неравенства, чем это удается социальным институтам. Должны усматривать в этом установку на то, чтобы различать конкретные обстоятельства повседневной жизни и те действия или бездействия, которые инициированы государством и его организациями, на установление дистанции. А последняя является знаком, скорее всего, скрытого конфликта между государством и личностью, индивидуального противостояния институциональным влияниям.

Отношение к неравенству у украинцев стало более толерантным

- Как меняются эти настроения с годами?

- За десять лет тенденция и положительная, и выразительная: отношение к неравенству стало более толерантным.

В 2009 году модель крайнего неравенства выбирали 63% граждан, то есть в полтора раза чаще, а на 5-й, средней ступени воображаемой социальной лестницы, видели себя 20%, в 1,6 раза реже, чем в 2019 году.

Если меня спросить, чем стоит объяснить такую тенденцию, то отвечу следующее. У меня нет оснований апеллировать к улучшению так называемой «объективной» ситуации с неравенством. Вероятно, сказал бы я, украинцы, во-первых, адаптировались к условиям «игры в благополучие» с социальными институтами и научились пользоваться ее правилами (или отсутствием правил) в свою пользу.

А также, во-вторых, стало больше тех, кто понял, что неравенство – неизбывное зло, и лучше всего – откорректировать свои оценки.

22% украинцев не испытывают раздражения от неравенства в доходах

В обоих опросах с разницей в десять лет три четверти респондентов (75%) соглашались с тем, что в Украине слишком большая разница в доходах.

В 2019 году был вопрос об эмоциях, которые вызывает расслоение в доходах между богатыми и бедными: на 11-балльной шкале необходимо было указать степень своего гнева/раздражения. Так вот, 22% не испытывают никакого раздражения, а 13% крайне сильно раздражены – так заполнены крайние пункты шкалы. Тех, кто спокойно воспринимает неравенство, заметно больше по сравнению с теми, кто находится в состоянии повышенного эмоционального возбуждения.

- Неравенство и уровень счастья или несчастья. Как это коррелируется?

- Такая корреляция существует: чем глубже неравенство, тем меньше счастливых.

Однако оперировать парными корреляциями необходимо крайне осторожно. Поверьте, между "бузиной в огороде" и "дядьком в Киеве" тоже существует корреляция, но все знают, что это разные вещи.

Позитивные психологи, социологи и экономисты действительно оперируют термином «счастье» и обнародуют соответствующие данные о степени «субъективного благополучия», уровне «удовлетворенности жизнью». Из проведенных исследований достоверно известно: а) счастливых везде больше, чем не счастливых; б) вклад социальных факторов в достижение состояния «счастья», среди которых и неравенство, вряд ли превышает 10% при всей условности подобных оценок.

И поэтому предпочитаю читать книгу Лоретты Бройнинг "Управляй гормонами счастья" о том, как собственными усилиями заставить мозг вырабатывать серотонин, дофамин, эндорфин и достигать желаемого состояния. А затем, чтобы избавиться от приобретенных в процессе чтения фантастических грез, брать в руки роман Мишеля Уэльбека «Серотонин» и отрезвить себя.

- Вы видите связь между неравенством и тем, что в мировой политике начали выигрывать несистемные политики (часто просто клоуны)?

- Ни я не вижу, ни кто-то умнее и опытнее меня. Конечно, неравенство ответственно за многие нехорошие вещи. Но не за эту.

- Виды неравенства могут спровоцировать наибольшее социальное разочарование или даже конфликты?

- Конфликты на основе тех или иных разновидностей неравенства с целью переформатирования социального порядка – это преимущественно предмет рассмотрения в рамках идеологии. В нашем исследовании выяснялось, что является важным для достижения жизненного успеха.

И здесь выстраивается такая иерархия важности: получить хорошее образование (важным считают 56% опрошенных); тяжело и добросовестно работать; иметь амбиции, честолюбие; иметь личные связи с «нужными людьми»; иметь родителей с хорошим образованием; происходить из богатой семьи, быть мужчиной или женщиной (важным считают 10% опрошенных).

- Вы в свое время говорили о неравенстве в поселении, подсчитывая, как увеличивают шансы человека крупные города. А если говорить о региональных различиях. Были ли регионы престижнее? С большими шансами?

Пандемия не обостряет неравенство, "новое" неравенство устанавливает государство, как социальный институт

- Давайте так. Украина на сегодня скорее не привлекательная территория для проживания, жизненной и профессиональной самореализации, чем привлекательная. Несколько миллионов наших граждан учатся и работают в разных уголках мира, а население сокращается по демографическим и миграционным причинам. В результате войны есть регионы с высокой опасностью для жизни и здоровья, а шансы и возможности на достойное существование сместились в западном направлении. За ними должны - это естественно - перемещаться люди. А проживание в регионах, которые граничат с центрально-европейскими странами, дают определенные привилегии в пересечении границы и перспективах трудоустройства. Только в таком, крайне тривиальном смысле, стоит сегодня вести разговор о дифференциации регионов.

- Неравенство и пандемия. С одной стороны говорят, что вирус уравнял всех, поскольку в период неопределенности с вакциной все одинаково уязвимы. С другой - в вашем докладе было сказано, что пандемия установит иерархию значимости материальных благ. Так пандемия уравнивает или обостряет неравенство?

Государства устанавливают иерархию неравенства: кто-то вакцинирует старших членов общества в первую очередь, а кто-то - в предпоследнюю

- Пандемии, как глобальному феномену, исполнился всего год. Как она не проявила, кажется, все свои потенции, так и реакции на нее еще можно уточнять, совершенствовать, корректировать, так и подвергать селекции, выбраковывать.

Мы видим, что государства и их правительства устанавливают различные иерархии неравенства в доступе к вакцинации. Вакцины и медицинский персонал – ограниченные ресурсы, отсюда и стратифицированный доступ, который нивелирует некоторые неравенства, акцентируя внимание на других разновидностях. Кто-то начинает с самых старших членов общества, а кто-то предлагает вакцинировать их в предпоследнюю очередь.

Поэтому пандемия ни обостряет, ни уменьшает неравенство. Доминантная тенденция заключается в том, что государство, как социальный институт, устанавливает «новое» неравенство. Граждане, конечно, на всевозможные стратификационные интервенции государства каким-то образом отреагируют. Интересно посмотреть как.

- Каковы главные последствия вируса для самочувствия общества? Они исключительно негативные?

- Социолог должен говорить о самочувствии разных категорий населения, о наиболее распространенных или маргинальных оценках. Локдаун негативно сказался на доходах, то есть на повседневных практиках удовлетворения витальных потребностей. И чаще всего люди сообщают об ограничениях в возможностях вести привычный образ жизни, покупать необходимое, платить за услуги, выполнять финансовые обязательства. Они встревожены эпидемиологической ситуацией, осознают уязвимость социальных порядков и несовершенство медицинской инфраструктуры, как бы заново оценивают значимость такого блага как здоровье.

Я не берусь определить баланс негативных и позитивных последствий пандемии. Скорее всего, это и не важно. Более существенно то, какие выводы сделают уполномоченные и компетентные лица, и какие приоритеты развития страны они предложат.

- Мировые экономические процессы живут своей логикой. В ближайшие годы ситуацию не изменишь. Но не кажется ли вам, что для общества было бы лучше вводить новую философию, согласно которой, несмотря на очевидную несправедливость мира, он остается миром с шансами?

- Никто на этой планете, убежден, не считает, что живет в лучшем из возможных миров. Все знают, что совместное существование может быть более справедливым и достойным человека. Многообразие стран с различным социальным устройством, что значит, с конкретным уровнем несправедливости, создает ту разницу потенциалов, которая привлекает людей, упорно ищущих достойной жизни и бегущих от недостойной. Впрочем, все знают и другое: массовое переселение, фактически массовое удовлетворение потребности в нормальных условиях труда и потребления – непременно порождает новые коллизии, несправедливости, неравенства.

Лана Самохвалова, Киев

Фото: Геннадий Минченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-