Андрей Малеваный, председатель Государственной экологической инспекции Украины
Мы выступаем за повышение экологических штрафов в разы
03.03.2021 19:36

Сколько бы руководитель Государственной экологической инспекции Украины ни выходил на люди с публичными отчетами и пресс-конференциями, к нему всегда остается много вопросов. Сколько бы ни рассказывал о достижениях в защите экологии и борьбе с коррупцией в экологических структурах, люди все равно сомневаются в честности и непредвзятости сотрудников ведомства. Андрей Малеваный согласился ответить на вопросы Укринформа в перерывах между такими выступлениями. Он рассказал о том, как планирует бороться с нечистыми на руку работниками и зачем госэкоинспекторов обяжут носить видеорегистраторы? Также узнаем об уголовных делах в сфере утилизации медицинских отходов и причинах стремительного роста вырубки лесов. А еще, удалось ли "обуздать" "Арселормиттал Кривой Рог" в его нежелании допускать экологических инспекторов к проверкам предприятия. Выясним, как Госкосмос сможет помочь в борьбе со стихийными свалками и многое другое. Экология в Украине - настолько значимая и необъятная тема, о ней можно говорить часами. И наш собеседник, несмотря на недолгий срок работы в должности, оставляет впечатление человека осведомленного и неравнодушного.

- Начнем с итогов года. Чем похвастаетесь, какие есть достижения?

- Очень большим достижением считаю то, что в бюджете на 2021 год удалось не только сохранить, но и добавить финансирование всего экологического направления и, в частности, на развитие Государственной экологической инспекции. В 2020 году общий фонд бюджета на финансирование Государственной экологической инспекции составлял 384 млн гривен, и из них почти 95% – это заработная плата. То есть на другие необходимые расходы (на судебный сбор, командировки, финансирование топливно-смазочных материалов, лабораторное оборудование, закупку компьютерной техники, газоанализаторов и т. п) средства вообще не выделялись. Представьте, у нас на сегодня рассчитаны экологические убытки государству почти на 1 млрд гривен, но эти претензии так и не были поданы в суд в связи с отсутствием финансирования небольшого процента за судебный сбор. А необходимо было всего 9 млн грн, чтобы побороться за 1 млрд грн. Сегодня же имеем около 60 млн грн дополнительного финансирования на необходимые расходы. Поэтому планируем разработку информационно-аналитической системы «Кабинет экологического инспектора», приобретение нового лабораторного оборудования, закупку видеорегистраторов и т.п. У нас теперь есть возможность реализовать проект мониторинга с помощью беспилотников, которые мы используем для контроля территории в труднодоступных местах. На данный момент ищем поставщиков, поскольку техника сложная и не каждый производитель может обеспечить необходимые нам функции.

- Как проходит реорганизация инспекции? С какими проблемами она связана?

- Реорганизация проходит в рамках решения Кабмина об объединении и укрупнении наших инспекций с целью повышения эффективности их деятельности. Например, образовали Приднепровскую инспекцию из Кировоградской и Днепропетровской областей для того, чтобы уменьшить финансирование на административный персонал и путем этого увеличить количество инспекторов или же иметь возможность повысить оплату их труда. Также состоялось объединение Одесского территориального подразделения с Николаевским и Херсонского с Запорожским.

- Но ведь это такие большие регионы, и вы их объединили. Справятся там?

- Реформа уже показала себя. Экономия в расходах составляет около 10-15%, в зависимости от специфики региона. А вот эффективность инспекторов на местах растет. Я считаю, можно переходить к 3-му этапу этой реформы. И продолжать объединение смежных областей, у которых определенные общие признаки. Например, есть промышленный регион с акцентом на лес – Полесский округ, и есть с акцентом на недра – это Житомирская, Ривненская области. Можно делать ставку на водные ресурсы или даже бытовые отходы. Обращение с отходами - у нас вообще отдельная проблема. Более 100 млн гривен штрафов насчитали наши инспекторы в прошлом году за стихийные свалки, проведя более 2-х тысяч проверок. Кстати, "лидерами" по количеству стихийных или незаконных свалок являются Херсонская и Харьковская области.

У нас еще остаются вызовы, особенно в кадровых вопросах. Квалифицированных людей очень не хватает, идет постоянный поиск и обучение.

- Поскольку вы затронули тему кадров. Госэкоинспекция считается одним из самых коррумпированных органов в стране. Как с этим планируете бороться?

- Это определенный стереотип, что Государственная экологическая инспекция – один из самых коррумпированных органов в стране. На самом деле, это не так. Например, в прошлом году в системе Государственной экологической инспекции были вручены подозрения около десяти людям. Был, к сожалению, один приговор.

- К сожалению, потому что мало?

- То был подтвержденный факт, доказанный судом. Мало или много? Идеальный вариант - ни одного коррупционного факта. К сожалению, имеем то, что имеем. Внутренняя борьба с коррупцией – один из самых главных моих приоритетов. Для того, чтобы решать проблему, необходимо понимать, какие предпосылки для этого есть. А они прежде всего в том, что заработная плата государственного экологического эксперта составляет 8,5 тысяч гривень. Он идет штрафовать предприятие, на котором выявляются миллионные убытки из-за нарушения экологических норм, а получает копейки! Конечно, соблазн получить взятку из-за этого огромный. Поэтому его необходимо ликвидировать, увеличивая мотивацию в разы. И также в разы усиливать контроль.

Этому, например, может помочь «Кабинет экологического инспектора», служебные видеорегистраторы, наподобие тех, которые применяют патрульные. Во время проведения проверок эти устройства будут вести онлайн-запись и с помощью встроенного GPS-датчика информировать о месте пребывания каждого инспектора. Поэтому видение, как с этим бороться, у нас есть.

В то же время возникает вопрос баланса полномочий и ответственности. Я считаю, что полномочий у Государственной экологической инспекции недостаточно. И именно поэтому мы активно лоббируем и поддерживаем принятие Верховной Радой законопроекта №3091 о государственном экологическом контроле. Сегодня штраф за недопуск наших инспекторов на предприятие составляет 750 гривень. Разве это деньги для тех, кто наносит многомиллионные убытки окружающей среде, ущерб здоровью граждан? Мы выступаем за повышение этих штрафов в разы. А также за предоставление Государственной экологической инспекции статуса правоохранительного органа с одной целью: иметь возможность законно, прозрачно заходить на предприятия, быть допущенными к инспектированию.

К сожалению, пока не урегулировано обращение с отходами (законопроект №2207-1д), не принят законопроект «Об обращении полиэтиленовых пакетов», законопроект «О промышленном загрязнении» и другие жизненно важные для украинцев экологические законы. Плюс есть требования западных партнеров, которые просят имплементировать ряд экологических директив в рамках Соглашения об ассоциации (с ЕС. — Ред.). Например, в вопросах мониторинга промышленных отходов, захоронения промышленных и медицинских отходов, которые на сегодня очень актуальны.

- Вы рассказывали о проведении комплексных проверок предприятий, которые перевозят и утилизируют медицинские отходы. Что именно проверяется? Какие нарушения чаще всего выявляются в этой сфере?

- В прошлом году Кабмин поручил нам проверку 61 субъекта, которые имеют лицензии на сбор, утилизацию, транспортировку медицинских отходов, в частности – опасных. На сегодня уже открыто по меньшей мере четыре уголовных дела по данным этих проверок. Сегодня, в зимний период, проверяем в основном оборудование для сжигания отходов, поскольку это – основной безопасный путь их утилизации. Наша задача - обеспечить, чтобы экологически и гигиенически опасные медицинские отходы (а это пластик, использованные маски, шприцы, перчатки, капельницы и многое другое) не вывозились на открытые полигоны, не оставались под открытым небом и не попадали в грунтовые воды.

- А как вообще ситуация со стихийными свалками?

- На сегодня особенно много нарушений в обращении с бытовыми отходами. В прошлом году мы зафиксировали более двух тысяч незаконных свалок. Предоставили предписания на устранение в органы местного самоуправления и землепользователям, и в результате более 60% свалок было ликвидировано.

Однако, необходимо понимать, что свалки разные по размерам - от нескольких тонн или условных кубометров мусора до огромных площадей в несколько гектаров. Помните, было резонансное дело, когда Президент Венгрии обратился к Президенту Украины по поводу попадания пластиковых отходов на территорию Венгрии после паводка на реке Тиса? Четыре украинских региона были виновниками этого загрязнения - Львовская, Закарпатская, Черновицкая и Ивано-Франковская области. Тогда большое количество свалок было устранено, проведено их обвалование, восстановление дамб. В этом году я уже направил на территориальные подразделения поручение на предупреждение возможных «мусорных» проблем во время весенних паводков. Мы обратились в органы государственной власти и местного самоуправления с требованием заблаговременно создать комиссии, провести инвентаризацию, усилить контроль для того, чтобы максимально предотвратить возможное засорение уже сейчас. Именно в сфере обращения с отходами у местных советов должна быть четкая программа действий и стратегия, чтобы потом не утопать в собственном мусоре.

Конечно, государство должно закрепить понятные "правила игры". Однако органы местного самоуправления, муниципалитеты должны создать предпосылки, чтобы гражданам было выгодно не накапливать твердые бытовые отходы. Есть пример Германии и других европейских стран, где на сегодня все сортируется, перерабатывается и снова используется.

- Какие области, регионы у нас самые сложные с точки зрения экологии?

- В каждом регионе есть определенная специфика. Например, с точки зрения промышленного загрязнения выделяются Центральная и Восточная Украина, Криворожский бассейн, Донецкая, Днепропетровская и Запорожская области. Именно поэтому, чтобы сконцентрироваться на проблеме промышленного загрязнения, недавно мы открыли офис центрального аппарата Государственной экологической инспекции в Кривом Роге. Теперь спецподразделение наших экологических инспекторов, "вооруженное" соответствующим лабораторным оборудованием, будет ближе к крупнейшим промышленным предприятиям, таким как "АрселорМиттал Кривой Рог", Южный ГОК, Запорожсталь. То есть к тем, чья работа создает повышенную угрозу окружающей среде.

- В связи с открытием Офиса, хочу спросить о непростых отношениях с "Арселормиттал Кривой Рог". Удается находить с ними общий язык, идут навстречу?

- Они много лет вообще не допускали инспекторов к проведению проверок, а в прошлом году мы наконец зашли на предприятие. Считаю, это уже определенная победа и положительное движение. Да, нашли нарушения, насчитали убытки, доказали, что мы правы, и они даже не пошли в суд, а сразу заплатили более 11 миллионов гривень. У предприятия на сегодня есть программа экологической модернизации и задача государства - не допустить ее отсрочку. Мы же должны максимально держать этот процесс на контроле.

- Хватает ли лабораторных мощностей для работы?

- Не хватает. На этот год запланировали доукомплектацию лабораторий оборудованием именно для определения промышленных загрязнений, в частности закупку 12 газоанализаторов.

- Расскажите о наиболее резонансных ваших делах.

- Сегодня продолжается судебный процесс с харьковским «Коксохимом» - заводом «НОВОМЕТ», который работает сейчас без разрешений на выбросы. После проведения проверки мы составили акты и подали в суд иск о приостановлении деятельности предприятия до оформления документов надлежащим образом. На данный момент выиграли суд в первой инстанции.

- А как такое возможно, что такое крупное предприятие и работает без разрешений?

- Изменилось право собственности, было образовано новое юридическое лицо. И получилось так, что на старый «Коксохим» есть документы, а на «НОВОМЕТ» - нет. Однако предприятие продолжает функционировать. Хотя собственники до сих пор не могут оформить документы, пройти инвентаризацию и общественные слушания, как того требует закон.

- Какова на сегодня ситуация с контролем за промышленным водопользованием? Что делать со снижением уровня и загрязнениями грунтовых вод? Ведь в некоторых регионах это уже экологическая катастрофа - колодцы высыхают.

- К сожалению, у нас худший показатель по незаконной добыче недр, в том числе и воды. Вода - это тоже природный ресурс, и в стране существует соответствующий регламент водопользования, процедура выдачи лицензий на добычу воды из недр, если речь идет о большом объеме использования. На сегодня убытки из-за незаконной вододобычи уже достигают более 100 миллионов гривен. Большие объемы забора воды находятся в тени, за них не платится рента в бюджет. Мы совместно с Госводагентство подписали меморандум об обмене информацией по всем спецводопользователям и, уверен, это даст результат. Необходимо вывести этот бизнес из тени, а это, в свою очередь, даст возможность инвестировать в мелиорацию, орошение, ревитализацию (восстановление) водных объектов.

- Каковы результаты сотрудничества с Государственным космическим агентством Украины в вопросах аэрокосмического мониторинга нарушений в экологическом законодательстве?

- Мы уже получили первые аэрокосмические съемки леса в Черниговской области и Чернобыльской зоне, и начали проверки на Черниговщине – это Нежинский лесхоз, и в Чернобыльской зоне – ДСП «Северная Пуща». Найдены нарушители, открыты первые уголовные дела. В Киевской области, например, обнаружили карьер, где добыча полезных ископаемых осуществляется на территории, которая значительно превышает границы законного земельного участка. На днях также состоялось совещание с Госкосмосом относительно выявления стихийных свалок. Аэрокосмическая съемка - это, безусловно, значительный шаг вперед в государственном экологическом контроле.

- Насколько методики лабораторных исследований, используемые у нас, соответствуют европейским стандартам? Ведь, например, в Европе питьевая вода исследуется по значительно более широкому перечню параметров, чем в Украине.

- Методику по контролю водных ресурсов мы сейчас обновляем и приводим в соответствие с европейскими стандартами. Также пересматриваем методику расчета убытков в водоиспользовании. Почти в 10 раз будут увеличены штрафы за загрязнение водных ресурсов и водных объектов. Методика по контролю атмосферного воздуха, которую ранее отменил суд, была восстановлена в прошлом году. Она прошла этап регистрации, мы по ней работаем. Методика по загрязнению акватории морей сейчас проходит согласование с центральными органами исполнительной власти.

- А есть ли перспективы "подтянуть" украинские стандарты определения экологического загрязнения до европейских?

- Если мы говорим о критериях качества, то по воздуху, например, у нас норматив менее жесткий, чем в Европе. По качеству воды, наоборот, более жесткий, чем в Евросоюзе. По содержанию пыли в воздухе примерно на 30% у нас ниже параметры. Условно говоря, у них допустимая норма 50 мг/м3, у нас – 80 мг/м3, то есть имеем устаревшие нормативы. Мы пытаемся их пересмотреть, но есть группы влияния, которые сдерживают этот процесс. Это те, кто работает в тени, получает сверхприбыли и не хочет легализоваться. Не могу называть конкретные фамилии или названия компаний, скажу только, что у них точно есть «представительство» даже в Верховной Раде. Но сегодня есть политическая воля, и мы будем поднимать эти вопросы публично, находить предприятия-нарушители, штрафовать их и убеждать общество, что процесс экологизации необратим.

- В этом году вы также много говорили о рыночном надзоре за качеством топлива, который осуществляет ГЭИ. Как это работает?

- Мы должны проверять дизельное топливо, бензин и сжиженный газ на соответствие техническому регламенту, на состав веществ, которые влияют на вредность выбросов. Но пока эта работа не ведется, потому что нет надлежащего лабораторного оборудования. Еще только ведем закупки всего необходимого. Вообще, проверка качества топлива - это очень важный экологический вопрос. Учитывая, что в городах выбросы из авто составляют около 70% вредного загрязнения. Поэтому контроль качества нефтепродуктов со стороны государства должен быть приоритетным. Стоит задача создать такие условия, чтобы топливо в Украине, как говорят в народе, не «бадяжили».

- Еще многих украинцев волнует проблема незаконной вырубки лесов. В прошлом году убытки от этих нарушений выросли почти вдвое. Это потому, что нарушителей стали больше выявлять, или потому, что больше стали рубить?

- Думаю, что, скорее, больше стали выявлять. Сейчас работает электронный учет древесины, введена маркировка чипами. Есть закон, который регламентирует санитарные рубки, регламентирует отнесение к заповедному фонду и тому подобное. Поэтому, надеюсь, что впоследствии незаконные масштабные рубки прекратятся. Это такое мое внутреннее убеждение. Но утверждать, что проблема незаконной вырубки леса и оборота древесины решена, пока не могу.

Ольга Киргизова

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-