Гюндуз Мамедов, заместитель генерального прокурора Украины
Офис прокурора МУС уже отмечал события под Иловайском как факт вероятного совершения вероломного убийства
09.04.2021 14:50

Офис генпрокурора Украины направил в Международный уголовный суд (МУС) очередную порцию доказательств – относительно убийства украинских военных во время Иловайской трагедии и обороны Донецкого аэропорта.

Как известно, 11 декабря 2020 года Международный уголовный суд в Гааге принял решение о завершении предварительного изучения ситуации в Украине, а это значит, что на временно оккупированных территориях Крыма и востока Украины имели место военные преступления и преступления против человечности. И они могут быть полноценно расследованы.

Итак, какие именно новые доказательства были переданы в Международный уголовный суд? Когда суд возьмется за рассмотрение дела по существу? Об этом Укринформу в эксклюзивном интервью рассказал заместитель генерального прокурора Украины Гюндуз Мамедов.

ДЕВЯТНАДЦАТОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ СООБЩЕНИЕ

- Вчера вы заявили о том, что передали в Международный уголовный суд (МУС) сообщение об убийстве украинских военных во время Иловайской трагедии 29 августа 2014 года и обороны Донецкого аэропорта 19-21 января 2015 года. Расскажите, что именно передано в Гаагу?

- Прежде всего, хочу акцентировать внимание на том, что это уже 19-е информационное сообщение, отправленное в Офис прокурора МУС, и все обращения систематические и масштабные. Уже в этом году в Гаагу, как привыкли у нас говорить, направлено 3 обращения: одно – относительно нарушения прав журналистов во временно оккупированном Крыму, два – относительно неизбирательных обстрелов РФ и подконтрольными ей незаконными вооруженными формированиями гражданской инфраструктуры, которая обеспечивает жизнедеятельность городов на Донетчине и Луганщине.

Это большая аналитическая работа, которую проводят прокуроры профильного департамента, управлений в Донецкой и Луганской областях, прокуратуры автономии вместе с неправительственными организациями. И, что важно, глобальная работа продолжается, несмотря на решение МУС относительно завершения предварительного изучения ситуации по Украине и признание, что на временно оккупированных территориях действительно совершаются военные преступления и преступления против человечности. Мы считаем, что у Офиса прокурора МУС будет возможность учесть и эти серьезные нарушения международного гуманитарного права накануне подачи украинского кейса в Досудебную палату. А там уже будет принято окончательное решение об открытии полноценного расследования.

Что касается непосредственно текущего обращения. Иловайская трагедия и оборона ДАП, которая длилась 242 дня, - очень чувствительные и болезненные вопросы для украинцев. Признаки вероломства, а здесь речь идет о введении в заблуждение противника для получения военного превосходства, имели место во время многих вооруженных конфликтов. Но, к сожалению, в нашем случае было такое существенное количество погибших и раненых. Под Иловайском погибли 366 украинских военных, 429 – получили ранения различной степени тяжести, 300 – попали в плен, 24 – пропали без вести. Во время обороны Донецкого аэропорта Украина потеряла 25 военнослужащих, 22 – были захвачены в плен, один пленный был убит. «Зеленый коридор» в случае Иловайского «котла» и «режим тишины» в ДАП для эвакуации убитых и раненых – были вероломно использованы вооруженными силами РФ и подконтрольными ей представителями НВФ. Шквальный обстрел из минометов, РПГ на фоне гуманитарных договоренностей... Один из первых выстрелов из танка попал в колонну, в которой двигался КАМАЗ с ранеными, отмеченный символом «Красного Креста». Все раненые военные в нем погибли. Это все - военное преступление. Международное право, а именно статья 37 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям 1949 года, запрещает «убивать, наносить ранения или брать в плен противника, прибегая к вероломству». В то же время разрешены военные хитрости. Но, как свидетельствуют материалы уголовных производств, признаков военных хитростей в этих случаях не было. Целью агрессора было  именно причинение смерти или нанесение вреда здоровью военнослужащих правительственных сил Украины, пользуясь их доверием.

- Получил ли уже суд новые доказательства убийства украинских военных во время Иловайской трагедии?

- ОП МУС уже получил и сообщения, и новые факты.

ФОТО- И ВИДЕОДОКАЗАТЕЛЬСТВА

- Что изображено на этих фото- и видеодоказательствах? Они не только из открытых источников. Как удалось их получить?

- Много об этом говорить не могу, но материалы содержат фото, видео, письменные показания и описание вещественных доказательств. Некоторые из них получены из открытых источников и свидетельствуют о присутствии вооруженных сил РФ в районе Иловайска в 2014 году. Общая картина событий составлена из свидетельств очевидцев. Они показывают не только то, что происходило, но и позволяют составить представление о роли РФ в этих событиях, в частности – ее ответственность за совершение вероломства по отношению к украинским военным.

- Что это информационное сообщение означает для нашего дела в МУС? Как очередная порция доказательств повлияет на РФ?

- Это сообщение стоит расценивать как дополнение, расширение, детализацию информации к тем общим данным, которые уже были переданы в МУС. Это в том числе и подтверждение того, что вооруженный конфликт имеет характер международного, а не внутреннего. Офис прокурора МУС уже отмечал события под Иловайском как факт предполагаемого совершения вероломного убийства и ранения военнослужащих. Со своей стороны Офис генерального прокурора хотел обратить внимание МУС на подробности обстоятельств и указать на то, что именно на РФ возлагается ответственность за совершенное вероломство. Кроме того, в конце декабря 2019 года в виде отдельного обращения была передана информация о внесудебных казнях украинских военных в ходе боев за Иловайск и Дебальцево.

РАТИФИКАЦИЯ РИМСКОГО СТАТУТА

- Когда суд может взяться за рассмотрение дела по существу?

- На данный момент это трудно спрогнозировать. Действующий прокурор МУС госпожа Фату Бенсуда в декабре 2020 года отметила, что ситуация в Украине соответствует критериям для открытия полноценного расследования, но для этого необходимо отправить материалы и дождаться решения Досудебной палаты МУС, и уже после этого мы будем иметь непосредственный процесс по делу. Этим уже будет заниматься новоизбранный прокурор МУС господин Карим Кхан. Но и генеральный прокурор, и я неоднократно говорили: чтобы ускорить принятие решения, Украине необходимо ратифицировать Римский статут. Это позволит пропустить стадию согласования Досудебной палаты МУС и перейти прокурору непосредственно к расследованию.

Ирина Драбок, Гаага

Фото: Офис генерального прокурора Украины, Ирина Драбок, София Шовикова

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-