Олег Бажан, историк
При советской системе тотальной безответственности и очковтирательства авария на ЧАЭС была неизбежной
26.04.2021 17:31

Авария на Чернобыльской атомной электростанции, которая произошла 35 лет назад, долгое время была государственной тайной за семью замками. Вместо того, чтобы эффективно бороться с последствиями аварии, власти и спецслужбы СССР всеми силами пытались сохранить реноме и убедить своих граждан и мир, что ничего страшного не произошло, а ситуация под контролем. Агенты КГБ выявляли «паникеров», которые пытались самостоятельно найти информацию и понять, что происходит, проводили целые спецоперации по «подсовыванию» иностранным журналистам «правильной» информации, похищению образцов радиационного грунта и подмены их «чистыми», распространению фейков о ситуации в Киеве и области.

Увидеть всю «кухню очковтирательства» органов КГБ дает возможность сборник документов «Чернобыльское досье КГБ. Общественные настроения. ЧАЭС в поставарийный период», опубликованный в 2019 году. В работе над сборником участвовали специалисты Института истории Украины НАНУ, отраслевой государственный архив СБУ и Украинский институт национальной памяти. А в прошлом году этот же коллектив презентовал сборник документов «Чернобыльское досье КГБ. От строительства до аварии», куда вошли архивные материалы, которые охватывают период от начала 1970-х и до ноября 1986 года - от начала строительства ЧАЭС до ввода в эксплуатацию объекта «Укрытие» («Саркофаг») после Чернобыльской катастрофы.

Что же пытались скрыть власти от своих граждан, какие главные задачи ставило КГБ перед своими агентами и главное – можно ли было избежать столь масштабной катастрофы? Об этом мы расспросили у одного из составителей обоих сборников, старшего научного сотрудника Института истории Украины НАНУ, кандидата исторических наук Олега Бажана.

БЫЛО ПРИНЯТО РЕШЕНИЕ - "УСПОКОИТЬ ПАНИЧЕСКИЕ НАСТРОЕНИЯ"

- Олег, а вы помните, каким для вас оказался конец апреля 1986 года? Когда вы впервые услышали об аварии на ЧАЭС?

- Конец апреля - начало мая 1986 года я встретил в состоянии тревоги. Я тогда как раз учился на первом курсе исторического факультета Полтавского пединститута. Нас собрали всех на встречу с ректором и сказали, что произошла техногенная катастрофа, а поэтому обучение заканчивается, мы практически за день-два должны закрыть сессию и ехать в пионерские лагеря вожатыми, потому что туда свозят детей из загрязненных регионов.

Вот тогда мы поняли, что это серьезно. Потому что сначала нас всех пытались успокоить, что все под контролем, что там ничего страшного. Однако слухи распространялись совсем другие. Мой отец, который был главным редактором Пирятинской районной газеты и входил в бюро райкома партии, дома скупо предостерегал, что не стоит гулять на открытом воздухе и тихонько рассказывал, что в Пирятинскую районную больницу прибывают люди из пораженных зон.

- Тогда действительно всячески пытались подчеркнуть, что никакой паники нет, поэтому максимально поощряли проведение массовых мероприятий. Например, праздничная демонстрация на 1 мая или велогонка мира, которая проходила в то время. И школьников и студентов так же выводили на улицы стоять с флажками и приветствовать участников велогонки.

- Да, этот вопрос обсуждался на заседаниях оперативной группы ЦК КПУ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. И было принято решение не отменять эти мероприятия, чтобы успокоить панические настроения и слухи, которые уже начали распространяться по Киеву.

Вообще, главный лейтмотив всех докладных записок – «профилактика распространения панических настроений». Власти делали все, чтобы скрыть от населения реальные масштабы катастрофы. Уже 26 апреля партийное руководство СССР и спецслужбы отнесли любую информацию об аварии на ЧАЭС к категории секретной. В одном из первых сообщений, присланных в Киев местным центром КГБ, речь шла о необходимости ограничения выхода на междугородние и международные линии для предотвращения утечки информации об аварии. В частности, это касалось города Припяти, где еще в ночь на 26 апреля была отключена междугородняя и международная связь. Также перечитывались все исходящие письма, чтобы там, не дай Бог, не было упоминания об аварии.

- А какие еще были "профилактические меры"?

- В конце апреля начальник управления КГБ УССР по Киеву и Киевской области генерал-майор Леонид Быхов издал распоряжение «Об усилении работы районных органов КГБ в Киевской области», направленное на выявление и профилактику «провокационных и панических слухов», которые тогда распространялись. Было дано указание райотделам, чтобы КГБ ежедневно, а то и дважды в день, до 11:00 и до 17:00 докладывали дежурному управления КГБ по Киевской области, сколько было выявлено и предупреждено этих так называемых «паникеров».

- Какая именно проводилась работа?

- Этих людей вызывали в управление КГБ и предупреждали о возможной административной, а то и уголовной ответственности за «распространение ложных слухов, которые являются клеветой на советскую действительность». Например, есть документ о том, что одного из жителей Троещины в Киеве посадили на 15 суток за то, что он, будучи нетрезвым, в ресторане «Братислава» обвинял партийное руководство в том, что это оно своей политикой довело до аварии на ЧАЭС и скрывает от людей информацию о том, что там произошло. Есть много докладных записок "агентов", которые пересказывают, кто что говорил на тему аварии.

Однако не стоит забывать, что это уже было время горбачевской «перестройки», и подобные меры не имели таких катастрофических последствий, как, например, замалчивание Куреневской трагедии 1961 года, когда было много очевидцев, и много жертв катастрофы выжили, но им было запрещено об этом рассказывать, и сложилась такая ситуация, что даже в Киеве через несколько лет многие не догадывались о реальных масштабах трагедии, не говоря уже о всей Украине – о ней просто забыли. И все же соответствующие службы в 1986 году прослушивали телефонные разговоры, выявляли таких людей и «вызывали на ковер». Также соответствующие "сигналы" шли в партбюро предприятий и там тоже "принимали меры".

ХАРАКТЕР И ОБЪЕМЫ РАЗРУШЕНИЙ БЫЛИ ЗАСЕКРЕЧЕНЫ

- Но ведь нельзя утаить шила в мешке, тем более при такой катастрофе? Если не ошибаюсь, Швеция еще 27 апреля зафиксировала резкий рост радиационного фона и обратилась к Москве с требованием предоставить объяснения. Как отреагировала на это Москва и какими были действия КГБ?

Под грифом "Совершенно секретно" оказалось все, что хоть как-то могло пролить свет на масштабы Чернобыльской катастрофы

- К сожалению, в украинских архивах практически не сохранилось документов, которые давали бы возможность четко проследить реакцию партийного руководства – очевидно, они все остались в архивах Москвы. Есть только резолюция Щербицкого «Что это означает?» на информации о состоянии радиационного загрязнения атмосферы в Киеве.

Но КГБ действительно изменило свою тактику. Когда стало понятно, что мир знает об аварии и скрыть информацию не удастся, было принято решение сделать все, чтобы минимизировать распространение этой информации. Что не подлежало разглашению? Прежде всего, характер и объемы разрушений. Засекречивалась информация о составе смеси, которая была изъята из разрушенного реактора. Был засекречен диапазон дезактивационных работ и объем капиталовложений на ликвидацию последствий и консервацию четвертого энергоблока. Засекретили и масштабы эвакуации населения и статистику заболеваемости лучевой болезнью - многим из тех ликвидаторов, которые получили значительные дозы облучения, в карточку писался «диагноз» вегето-сосудистая дистония. Кстати, позже эти записи значительно затруднили этим людям возможность получить льготы, предусмотренные законодательством. То есть, под грифом «Совершенно секретно» оказалось все, что хоть как-то могло натолкнуть на то, какими оказались масштабы катастрофы и что вообще произошло в Чернобыле.

Поэтому, когда иностранные журналисты начали бомбить советское правительство запросами с просьбой предоставить доступ к соответствующей информации, КГБ делало все, чтобы «подкинуть» свою, «правильную» информацию. Например, когда приехала съемочная группа американского канала СВЅ и захотела пообщаться с рядовыми гражданами, им под видом прохожих «подсунули» переодетых агентов КГБ, которые сказали то, что было нужно. Это называлось «метод обманчивого контакта». Другие агенты подменяли образцы грунта, которые иностранные эксперты пытались вывезти из зоны заражения для проведения собственных радиологических исследований – это была целая спецоперация. Агенты КГБ, которые работали в турфирмах или в турагентствах, писали и распространяли заказные статьи о том, что у нас все в порядке и никакой опасности нет.

Параллельно КГБ проводило активные оперативные мероприятия с иностранными студентами, которых их посольства и консульства призывали возвращаться домой – КГБ агитировало этих студентов оставаться, чтобы таким образом демонстрировать миру, что все в порядке.

СССР КАТЕГОРИЧЕСКИ ОТКАЗАЛСЯ ОТ МЕЖДУНАРОДНОЙ ПОМОЩИ

- А предлагали ли другие страны свою помощь?

- От помощи Запада СССР категорически отказался, опасаясь, что таким образом станут известны масштабы катастрофы. Хотя многие страны готовы были помочь, а украинская диаспора организовала сбор средств для помощи пострадавшим. В то же время КГБ было дано указание активизировать своих иностранных агентов и собрать информацию о том, какие меры принимались в аналогичных случаях во время аварий на атомных электростанциях в Соединенных Штатах и Британии, а также заняться экономическим шпионажем, чтобы позаимствовать передовые технологии и на их основе разработать что-то свое. Собственно, как это было с атомной бомбой.

- Но уже в начале мая киевляне поняли, что не все так хорошо, как им рассказывают, и начали самостоятельно массово выезжать из столицы. Как на это реагировало КГБ?

- Власти понимали, что этого не остановить, поэтому, как свидетельствуют документы, для КГБ главной задачей стали профилактические меры по предотвращению фиксации огромных очередей, чтобы эти кадры не попали в какой-то иностранный документальный фильм или в газету. На киевском железнодорожном вокзале были запрещены любые съемки, дежурила милиция. В то же время КГБ советовало открыть дополнительные кассы, увеличить количество поездов и вагонов. Эти же меры касались и автовокзалов и аэропорта «Борисполь».

- Кстати, тогда ходили слухи, что Киев тоже должен был попасть в 30-километровую зону обязательного отселения, но, учитывая политическое значение столицы и население – власти отказались от этого.

- Такие слухи ходили, но я не нашел в наших архивах никаких документов, которые это подтверждали бы. Этот тезис есть лишь в воспоминаниях руководителя Киевского горсовета того времени Валентина Згурского, который вспоминал, что в Киеве не хватало транспорта и если бы была команда на эвакуацию всего населения, то это повлекло бы транспортный коллапс. Поэтому было принято решение – по возможности детей и молодежь на лето вывезти в лагеря, а взрослых оставить.

- Другие слухи, которые так же массово тогда распространялись – о страшных мутациях, которые случались в радиационных зонах: о телятах с двумя головами, поросятах с шестью ногами. Насколько эти слухи соответствовали действительности?

- Опять же, в документах КГБ мы не нашли подтверждения этим фактам. Но там действительно фиксировалось массовое распространение таких слухов. И с ними боролись теми же профилактическими беседами.

РЕСПУБЛИКАНСКИЕ ОРГАНЫ НЕ БЫЛИ ПОСВЯЩЕНЫ В ПЛАН ЛИКВИДАЦИИ ПОСЛЕДСТВИЙ АВАРИИ

- Что, по вашему мнению, тогда было сделано неправильно и что нужно было бы сделать, чтобы уменьшить катастрофичность последствий аварии?

Главная проблема заключалась в том, что все решения принимались исключительно на уровне Москвы

- Многое было сделано неправильно, о чем мы здесь уже упоминали: и те же демонстративные массовые мероприятия, и запоздалая эвакуация населения, которые привели к значительному увеличению количества людей с симптомами радиационного поражения – только в Киеве после демонстрации было госпитализировано больше двух тысяч, и среди них – 330 детей. Это и проваленная йодовая профилактика, которую стоило проводить в первые 10 дней, но которая началась только в 20-х числах мая, практически через месяц, когда большее количество радиоактивного йода либо распалось, либо впиталось организмом и нанесло ему вред. Кстати, КГБ отмечало, что люди просто не знали, как и в каком количестве употреблять этот йод, и были случаи йодового отравления.

Мы оказались просто не готовыми к трагедии такого масштаба

Главная проблема заключалась в том, что все решения принимались на уровне Москвы. Республиканские органы власти даже не были посвящены в детали общего плана по ликвидации последствий. Им была уготована миссия исполнителей – не более. При том, что основное бремя ликвидации последствий аварии пало именно на Украину – а в 1986-1989 годах сумма убытков составляла 12,6 миллиарда долларов США. Со временем расходы уменьшались, но все равно они были значительными, и это также сказалось на обострении стагнации экономики.

Как показала практика, мы оказались просто не готовыми к трагедии такого масштаба. Потому что, с одной стороны, Советский Союз как бы призывал бороться за мир и рассказывал, что буржуазные страны готовятся развязать Третью мировую ядерную войну. Но, когда произошла авария на ЧАЭС, то у нас не оказалось ни дозиметров, ни другой аппаратуры, а если и были, то не такого качества и не в таких количествах, как нужно.

Сказалась закрытость советской системы, где все строилось на показушности, очковтирательстве и лжи. Партийное руководство больше доверяло отчетам КГБ, чем докладным запискам специалистов, которые давали свои предложения – как бороться с последствиями катастрофы. Запад был готов протянуть руку помощи и со спецоборудованием, и с технологиями, и с робототехникой. Но было желание справиться с ситуацией самостоятельно, никоим образом не допустив к информации посторонних, и это, конечно, привело к тому, что пораженных радиацией было на порядок больше, чем могло бы быть.

О ТЕХНИЧЕСКИХ НЕДОСТАТКАХ РЕАКТОРА СОТРУДНИКИ КГБ ДОКЛАДЫВАЛИ ЗАДОЛГО ДО АВАРИИ

- Еще один вопрос, который до сих пор интересует многих. Вот после открытия архивов, после изучения этого вопроса с разных сторон – можно ли сказать, что же стало тем решающим фактором, который привел к трагедии: технические недостатки в конструкции реактора, человеческий фактор или неоправданные риски во время проведения эксперимента?

Это была мина замедленного действия, которая рано или поздно должна была взорваться

- Анализируя весь этот корпус советских документов органов госбезопасности, я пришел к мысли, что здесь имела место совокупность всех этих факторов. Прежде всего, это недостаточный уровень безопасности реактора РБМК-1000, что подтверждают документы. О его технических недостатках сотрудники КГБ докладывали высшему руководству еще задолго до аварии. Еще в феврале 1979 года была критическая ситуация, когда был остановлен первый энергоблок, и это уже тогда был сигнал, что с этим нужно что-то делать. Об этом доложили председателю КГБ СССР Федорчуку, а он передал эту служебную записку начальнику II-го управления КГБ УССР, и на этом все оно, по сути, и остановилось.

И это не единственная такая критическая ситуация, которая зафиксирована в документах. Было несколько очень серьезных случаев до 1980 года, была авария 1982 года, когда произошла утечка радиоактивных отходов. Были докладные записки о нехватке и разгильдяйстве еще во время строительства атомной электростанции, об отклонении от проекта, неготовности предприятий к производству сопутствующей качественной продукции. Но реакции не было никакой, потому что как раз тогда, как мы помним, Советский Союз пропагандировал идею «мирного атома», а президент Академии наук Александров убеждал всех, что атомный реактор настолько безопасен, что он может поставить его у себя под кроватью. К тому же вся атомная энергетика была в подчинении Министерства энергетики СССР, поэтому все, что могло сделать украинское руководство (и КГБ в том числе) – это «информировать вышестоящие органы». А там эту информацию просто игнорировали.

Именно тотальная ложь в случае с аварией на ЧАЭС показала всю гнилость советской системы и стала тем катализатором, который ускорил распад СССР

В каком-то смысле все документы о строительстве Чернобыльской АЭС и ликвидации последствий аварии ярко демонстрируют стагнацию и все недостатки административно-командной экономики СССР, когда советские и партийные руководители придавали большее значение стабильности утвержденных планов и крайне неохотно прибегали к практике их корректировки, подгоняя их выполнение под показатели. И это касалось не только атомной энергетики, но и всей экономики СССР.

Поэтому все, что произошло в Чернобыле в апреле 1986 года – это закономерное следствие всех этих процессов. Это была мина замедленного действия, которая рано или поздно должна была взорваться.

- Какие уроки должны извлечь из тех событий?

- Главный урок - это открытость и доверие в отношениях между властью и людьми, где в приоритете – жизнь и здоровье людей, а не какие-то там мифические показатели или «имидж государства». Именно тотальная ложь в случае с аварией на ЧАЭС показала всю гнилость советской системы и стала тем катализатором, который ускорил распад Советского Союза.

Второй урок – это формирование культуры труда как ценностной ориентации на специалиста, где на первом месте должны быть качество и компетентность. Потому что, если полагаться «на авось», «как-то оно будет», «может, пропетляем», то это приводит к трагическим последствиям. И это действительно должно быть в центре внимания гражданского общества.

Ну и, конечно, это экологическая составляющая. Чернобыльская катастрофа едва ли не впервые подняла этот вопрос на повестку дня – первый массовый несанкционированный митинг в Киеве был посвящен именно экологическим проблемам и преодолению последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Это привело к тектоническим сдвигам в обществе и в сознании советских граждан, но и сейчас, через 35 лет после аварии, экологические проблемы не менее актуальны.

ГЛАВНЫЙ МАССИВ ДОКУМЕНТОВ ПО АВАРИИ НА ЧАЭС НАХОДИТСЯ В МОСКВЕ И ОН ДО СИХ ПОР ЗАСЕКРЕЧЕН

- Сейчас много документов, которые касаются аварии на ЧАЭС, можно найти в свободном доступе, тот же двухтомник «Чернобыльское досье КГБ» есть на сайте Украинского института национальной памяти в разделе «Электронные издания». Но можно ли говорить, что мы уже знаем все об этой странице нашей истории?

- Мы еще знаем далеко не все, что касается этой аварии. Документы, которые хранились в украинских архивах – а это и Отраслевой государственный архив СБУ, и Центральный государственный архив общественных объединений Украины (бывший Партийный архив), Центральный государственный архив высших органов власти и управления и которыми мы можем оперировать, это в основном докладные записки местного или республиканского уровня. А основной массив архивных документов, касающихся Чернобыльской катастрофы, остался в Москве, он до сих пор засекречен, и я даже не знаю, когда эти документы будут доступны историкам (и будут ли вообще).

Важно, что в октябре 2017 года документы Национального архивного фонда, касающиеся аварии на Чернобыльской АЭС, были включены в международный реестр программы ЮНЕСКО «Память мира». Сейчас в Украине идет процесс осмысления Чернобыльской катастрофы, происходит накопление информации об аварии, ее последствиях, изучение ее причин. В центре внимания исследователей – трансформация образа жизни, ценностей, повседневное поведение людей в постчернобыльский период, деятельность различных ликвидационных структур, созданных как на республиканском, так и на низовом уровне. Среди нас до сих пор живут ликвидаторы и люди, пережившие трагедию и на собственном опыте знающие, как оно все было. Поэтому для историков тема Чернобыля еще далеко не исчерпана и в ближайшее время исчерпана не будет.

Наталья Позняк-Хоменко, Украинский институт национальной памяти

Фото - из архива О. Бажана и Укринформа

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-