Василий Стефаник. Украинец, которого нужно помнить

Василий Стефаник. Украинец, которого нужно помнить

Укринформ
14 мая - 150 лет со дня рождения выдающегося украинского писателя, общественного деятеля и просветителя

Он не любил пустых слов, пустых сюжетов и пустых людей. Его лаконичная проза - как запекшаяся кровь. Каждое Стефаника слово весомо, живет, полное бытия, большую боль и большой нежности. Слово «боль» очень часто случается и в его произведениях, и в его письмах. Вся жизнь - не слишком длинное - 65 лет - болело сердце и за народ, и за родной край. Его новеллы принадлежит к вершинам художественной литературы и лучших образцов европейского экспрессионизма. Они переведены на 20 языков мира. Он считал писания «самогубною справою, як сільська робота або любов»: «Люди під гнітом своєї роботи скалічіють, а ще – кожна дрібниця, яку я пишу – граничить із божевіллям. Я нічого в світі не боюся, як самого себе». А еще говорил, что «Немає більшої драми в житті, якщо нікого не любити. Тоді ти мертвий».

Тайна рода Стефаников

Родился будущий писатель 14 мая 1871 года в селе Русов на Станиславщине (ныне Снятинский район Ивано-Франковской области).

Батько - Семен Стефаник
Отец - Семен Стефаник

Отец, Семен Стефаник, человек суровый и авторитарный имел более 180 моргов (примерно 100 га) земли. Торговал скотом. Покупал его в Молдавии, и перегонял в Вену. Заботился не только о себе, но и об односельчанах. Поддерживал просветительско-экономическое движение. Василий очень любил мать, женщину очень кроткого нрава. Мать Оксана рано умерла, поэтому когда отец женился во второй раз, сын не мог ему этого простить, взбунтовался.

Род Стефаника был казацкий. Предок-казак пришел с великоукраинских территорий и осел на карпатской земле. Была легенда о родовом проклятии: будто кто-то давно зарубил мать-турчанку с детьми. Из-за того страшного преступления горе и несчастья преследовали их род. Смерть всегда была поблизости. В роду Стефаника было пять самоубийц.

«Мій ліс пожовтів і подібний до лану проса. На найбільшому дереві зависло чорних ворон багато. Я сижу під тим деревом, гадаю про брата, що повісився, і тішуся, як дитина, що мене на тім дереві ще так борзо не найдуть…», – писав Василь Стефаник в одному з листів.

Мамина белая сорочка и новый черный мир

Отец хотел, чтобы Василий получил хорошее образование, выучился на «дохторя». Мать плакала и не хотела отдавать сына в науку. «Лучше было бы не знать науки», - скажет впоследствии Стефаник, словно подтверждая библейские слова о том, что «знание умножает скорбь». Маленьким его отдали в Снятинскую городскую школу, а затем в Коломыйскую гимназию.

Коломийська польська гімназія
Коломыйская польская гимназия

Там его нежное уязвимое детское сердце понесло первые большие обиды. Как со стороны взрослых, так и сверстников. Над ним - «мужицким сыном» - смеялись, всячески унижали, били, а он «рвався, і падав у болото із знесилля, і не уступав…» Там впервые от отчаяния хотел покончить с собой.

«Я пішов від мами у білесенькій сорочці, сам білий. З білої сорочки сміялися. Кривдили мене і ранили. …і кров моя діточа з серця капала…» По приезде в город, пока не нашли жилья, мальчика устроили ночевать на несколько дней в местном публичном доме... Конечно, не в самих «номерах», но поблизости. И Вася чувствовал себя так, о чем уже взрослым напишет: «А спав я у наймленій хаті посеред брудних туловищ, сплетених розпустою. Листочок білої берези на сміттю».

Ягеллонський університет
Ягеллонский университет

Затем было взросления, учебв в Ягеллонском (Краковском) университете. Несмотря на волю отца, врачом не стал, но нашел многих добрых друзей и открыл мир художественной литературы.

Стефаник и политика

Несколько лет, с 1908 по 1918-й, Василий Стефаник был депутатом австрийского сейма от Украинской-русской радикальной партии. На заседаниях ни разу не выступал. Выступления других депутатов казались ему такими безликими и ничтожными, что боялся, что и сам будет выглядеть так же смехотворно. Зато выступал с блестящими импровизированными речами на народных сходах. Позже, когда руководство Радикальной партии заявит о социалистическом и атеистическом уклоне - уйдет из партии.

Был в составе делегации ЗУНР на памятном подписании Акта Злуки 22 января 1919 года. Увиденное и услышанное не внушило ему никакого оптимизма. Из Киева Стефаник приехал бледный и расстроенный. Ничего не рассказывал. Оставил одну единственную фразу: «Это не та Украина, которую я долгие годы мечтал увидеть». В течение нескольких лет ничего не писал. Пил. Откликнулся в марте 1923 года, когда Совет послов Антанты отдала Восточную Галичину Польше. По этому поводу сказал: «Эта охота на погибель нашей нации». Опять начал писать новеллы «Сыновья», «Мария»...

Об интеллигенции и Франко

Не жаловал Стефаник интеллигенцию. Возможно потому, что сам был «из другого теста». Не любил подковерные разборки и лицемерие. Например, галицкую интеллигенцию называл «редким болотом». В одном из писем писал: «Ще лиш слово за інтелігенцію. Минуле єї чорне, ще від 48 р. чорне. В’язала поляків повстанців, доносила до поліції. Кільканадцять років несла просто в поліцію Франка, Павлика і єго сестру. Нині стала хитріша. Краде Франкови голоси при виборах і рівночасно святкує єго 25-літню працю…»

К Франко, который одним из первых приветствовал новый талант, относился с огромным пиететом и боялся сперва даже подойти к нему. Мог ли преположить, что Франко будет старостой у него на свадьбе? А еще говорил, что «Иван Франко поставил меня малым наследником своим». Дружил с Франко всю жизнь. Замечал, «что такой большой головы в целой Австрии нет, что он мог бы уже давно быть министром, если бы не социализм, которому он поступил на службу».

Стефаник и советская власть

Писатель болезненно пережил крах независимой Украины. В 1933 году отказался от немалой советской пенсии, которой коммунисты хотели его банально «купить». Стефаник знал о Большом голоде и о репрессиях в советской Украине. Впрочем, заканчивая письмо народному комиссару просвещения, написал: «А сторонником Великой Украины я был и буду».

Услышав, что писатель остался без копейки, пенсию от имени УГКЦ ему назначил митрополит Андрей Шептицкий. Стефаник пошел в банк и попросил, чтобы деньги ему выдали мелкими монетами. Ссыпал их в полотняную сумку, вышел на площадь и начал раздавать нищим, прося помолиться за убиенных голодом украинцев ...

Василь Стефаник з братом та синами. Сидять (зліва): Василь Стефаник, Семен Стефаник – син. Стоять: Юрій Стефаник – син, Лука Стефаник – рідний брат Василя
Василий Стефаник с братом и сыновьями. Сидят (слева): Василий Стефаник, Семен Стефаник - сын. Стоят: Юрий Стефаник - сын, Лука Стефаник - родной брат Василия

Один из сыновей Василия Стефаника, Семен, стал украинский советским государственным деятелем. Львовяне запомнили его как очень порядочного человека. Другой, Юрий - журналист и литературовед - за принадлежность к ОУН отсидел год при польской власти и год при советской. После Второй мировой войны жил в Канаде, возглавлял союз украинских писателей.

Три любви Василия Стефаника

Василия Стефаника любили женщины. И он их любил. Горячо, самозабвенно. Но некий фатализм все же лежал на этих отношениях. Тень от того зловещего родового проклятия. Первая юношеская любовь - его «белая любовь» - Евгения Бачинская. Она умерла молодой, как раз, когда Стефаник дебютировал в большой литературе.

Вторая его любовь - Евгения Калитовская, которую он называл своим «высшим идеалом женщины». Она была замужем. Чувства были взаимны, оба очень мучились от такой «безвыходной» любви. В конце концов Евгения решила разорвать отношения. Вскоре она ушла из жизни. Лишь раз позволил себе Василий Стефаник откровенно написать о тех чувствах: «На свіжій ріллі під веселою дугою стояла його любов. Земля радувалася її білими слідами. Як безсила дитина, простягнув до неї руки. – Ходи! – Не можу…»

«Если у меня родится когда дочь, назову ее Евгенией», - сказал как-то Стефаник. Но родились трое сыновей - Семен, Кирилл и Юрий от брака с Ольгой Гаморак. Ольга была сестрой Евгении Калитовской. Она знала абсолютно все о романтических отношениях Евгении и Василия. Именно ей поверял Стефаник все душевные муки и тревоги. И даже не догадывался, что она его любит. Брак оказался на удивление счастливым, но недолгим. Это были самые счастливые годы жизни Стефаника.

Ольга Стефаник
Ольга Стефаник

Ольга умерла в феврале 1914 года, оставив Василия с тремя маленькими детьми. Он описывает, как стоял, выпрямившись, бесслезный, над могилой жены, держал на руках младшего сына, а двое других крепко ухватились за его штаны. Об Ольге Стефаник скажет: «Моя жена Ольга - самый бльшой мой друг и мать моих трех сыновей».

После этого уже не женился. Растить ребят помогала родная сестра покойной жены - Елена Плешкан. У них были чисто дружеские отношения. Стефаник был бесконечно благодарен ей за помощь.

В Василия Стефаника была влюблена Соломия Крушельницкая, но Стефаник ответил, что не представляет себя «мужем певицы». А еще у него были дружеские и почти на грани влюбленности - взаимоотношения с Ольгой Кобылянской. Их переписка иногда похожа на роман, а некоторые письма полны высокой чувственности.

Язык прозы Стефаника

Язык новелл Стефаника - «запечена покутська говірка». Уже его первая «Синяя книжечка», которая вышла в свет в 1899 году в Черновцах, вызвали невероятный эффект. Всем, в том числе Ивану Франко и Лесе Украинке, стало ясно, что так на украинском языке еще никто не писал... Он немного переживал, что его язык не слишком понятен на Левобережной - Большой Украине. Стефаник даже обращался к известному языковеду Василию Симовича (между прочим, брат известного украинского композитора Романа Симовича и учитель Юрия Шевелева), чтобы тот «переписал» его новеллы, «сделал их понятнее», адаптировал к «великоукраинському» языку. Василий Симович категорически отказался. «Переписанные» Стефаника новеллы потеряли бы свой дух и свою красоту.

Василь Сімович, 1930 рік
Василий Симович, 1930 год

В прозу Стефаника или влюбляешься сразу - она пленяет тебя навсегда, или остаешься к ней равнодушным - она не раскрывается, оставаясь сложной и непонятной. Поэтому, возможно, и хорошо, что с 2019 года Стефаника нет в ВНО. Не стоит детей принуждать к чему-то непонятному - как сказал другой выдающийся українець, «людський ум насильство не терпить». Да и сам Стефаник был против подобного навязывания. Если же кто-нибудь откроет для себя его эстетически совершенную «мужицкую» прозу с шекспировским напряжением переживаний - никогда не пожалеет об этом. Недаром Стефаник - мастер «высеченного как камень» слова, был одним из любимых прозаиков другого великого Василия – Стуса.

Светлана Шевцова

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-