Николай Чернотицкий, председатель правления Национальной общественной телерадиокомпании Украины
Мы изменим модель управления: при Аласании она была лидерской, теперь будет командной, технократической
Видео 20.05.2021 17:35

27 апреля Национальная общественная телерадиокомпания Украины получила нового председателя правления – им стал Николай Чернотицкий.

Последние четыре года он работал в команде бывшего руководителя компании Зураба Аласании и занимал должность члена правления НОТУ, который отвечал за административно-хозяйственное направление и региональное развитие.

Мы расспросили новоизбранного руководителя о его первых шагах в должности и о том, какие новации можно ожидать от смены руководства канала.

- Николай, сильной стороной программы, с которой вы победили в конкурсе на должность председателя правления, эксперты назвали концепцию регионального вещания и развития форматов. Интересно узнать об этом подробнее ввиду того, что с 2018 года на Общественном произошло огромное сокращение персонала (это была едва ли не самая большая медиареформа в Украине), которое, в том числе, коснулось и регионального вещания.

- В 2018 году мы действительно провели существенную оптимизацию. Ведь, напомню, когда создавалась компания на базе всех ОГТРК, это были разные юридические лица, у которых в штате были свои бухгалтерии, отдельное обслуживание. Поэтому определенные функции, например, уборка, транспорт, мы выводили на аутсорс. Мы тогда определили, что оставляем людей, которые создают базовый контент (социально-политические программы, новости), а все остальное также выносим на аутсорс через питчинги. Примерно 3 тысячи позиций тогда было сокращено. Это было непросто, но жизненно необходимо для компании, поскольку ее хронически недофинансировали и, если бы мы этого не сделали, произошел бы коллапс.

На сегодня, завершив все эти объединительные процессы, выстроив процессы внутри компании, мы можем говорить (при достаточном количестве ресурсов – это важное условие) о начале определенного развития. И у нас достаточно амбициозные планы на этот счет.

По регионам завершается история с децентрализацией власти, и важно, чтобы Общественное выполняло свою миссию максимально приближенно к громадам. Поэтому, при поддержке доноров, мы запускаем «пилот» на три области – это создание гиперлокальной сети. То есть, в каждом регионе мы будем делать сеть, чтобы эти люди работали на территории громад, а не только в областных центрах, и получали еще больше информации, и чтобы ничего не терялось.

Речь идет и о продолжении увеличения инвестиций в локальный контент - наша система отборов (питчингов) доказала свою эффективность, потому что это создает конкуренцию, ведь, где больше хороших идей, туда идет больше средств. Мы не занимаемся тем, что удерживаем людей и придумываем, чем им заняться. Есть классная идея - о'кей! Если она соответствует нашим ценностям и нашим задачам, мы финансируем ее реализацию и транслируем в эфирах Общественного. И эти локальные продакшены получают наши заказы.

МЫ УНИЧТОЖИЛИ РЕЖИМ ГОСУДАРСТВЕННОГО ВЕЩАНИЯ, ПОСКОЛЬКУ, ПО-СУТИ, ОГТРК БЫЛИ ЧАСТЬЮ ПИАР-КОМАНД ГУБЕРНАТОРОВ

- То есть, упреки о том, что якобы Общественное уничтожило региональное вещание, а только сейчас снова что-то начинает делать, немного не соответствуют действительности?

- Это обычная манипуляция! Я могу сказать, что мы уничтожили когда-то установленный режим государственного вещания. Раньше ОГТРК, по сути, были частью пиар-команд губернаторов! Это не про журналистов была история. То есть, мы сейчас отстраиваем журналистику в регионах через Общественное.

- Вы сказали: "при условии достаточных ресурсов". Имеется в виду при условии достаточного финансирования или также человеческого ресурса?

- В том числе и финансирования, в том числе и человеческого ресурса. Это комплексная история. Например, телевидение - это дорого, нельзя спрашивать: "А почему вы ничего не делаете?", если на это нет средств. С кадрами та же история - большинство людей, которых выпускают украинские вузы с кафедры журналистики, надо доучивать! А в худшем случае – их надо переучивать, чтобы они могли делать качественно свою работу.

- Хотела об этом позже спросить, но вы сами начали говорить... То есть того образования, с которым к вам приходят журналисты, которые только выпустились из вузов, не достаточно, по вашему мнению?

- Я могу назвать только два вуза, которые выпускают действительно качественных журналистов - это Могилянка и это Украинский католический университет.

- Вы проводите их доучивание?

- Да, у нас работает Академия Общественного вещателя. Это не только обучение новых людей, там учатся и те, кто уже работает у нас. Есть разные направления - от мобильной журналистики до корпоративного английского языка.

- Скажите, пожалуйста, а есть ли предостережение у вас - не брать журналистов с каких-то одиозных каналов?

- Я не вижу таких журналистов на Общественном. Человек, кроме профессионализма, должен также разделять ценности канала, и, если он работал там (на одиозных каналах - ред) в кадре, есть определенные сомнения... Во-первых, там не было журналистов. То есть, они не могут называться журналистами, давайте начнем с этого. Думаю, тут мой ответ очевиден.

ЕСЛИ ЕСТЬ ХОРОШАЯ, ОЧЕНЬ СУПЕРОВСКАЯ ИСТОРИЯ В ЗАКАРПАТЬЕ, ТО ПОЧЕМУ ЕЕ НЕЛЬЗЯ ПОСМОТРЕТЬ В ХАРЬКОВЕ?

- Вернемся к региональному вещанию. Раньше ОГТРК сами определяли собственную информационную политику, сейчас они все собраны под единой крышей. Изменится ли наполнение их эфира?

- Сейчас они все объединены, и мы воспринимаем управление этим всем, как одним каналом, у которого есть определенные региональные различия.

Это, по сути, модель региональных вещателей в Польше (TVP3), Италии (RAI 3) и Франции (France 3). Они работают по одним стандартам как в диджитал, так и в телевидении, в радио, то есть все придерживаются своих границ, всем ставятся свои определенные задачи.

- А контент, который они производят, это собственно ими производится?

- Что касается телевидения, то есть часть контента, который они точно производят сами: это новости, это общественно-политические программы, это вечернее ток-шоу.

Есть контент, который регионы производят вместе, например, утреннее шоу - оно создается сетью спецкоров, все собирается в центре и делается шоу.

И, собственно, есть та часть контента, которая держится на конкурсах – через питчинги. И тут интересная вещь: лучший контент, который заказан локально, если он очень классный, то мы его ставим в национальный слот. Если есть хорошая, очень суперовская история в Закарпатье, то почему ее нельзя посмотреть в Харькове?

- Существуют ли какие-то внутренние соревнования между регионами, какая-то доска почета условная?

- У них есть внутри система оценки – такая, больше внутренняя история. Это всегда полезно, когда есть здоровая конкуренция. Региональные команды набирают определенные баллы, и я бы предпочел еще больше мотивировочного фактора в этих баллах.

- Рейтингами это, наверное, измерить сложно?

- Рейтингами довольно сложно, но ведь не только рейтингами едиными мы должны измерять эту эффективность! Есть еще много факторов, потому что есть просто прекрасные истории, которые делают на локальном уровне, они могут быть не рейтинговыми, но прекрасно зайти в другие смыслы, более важные даже.

ОДИН ИЗ НАШИХ ЗАМЫСЛОВ - СОЗДАТЬ В ДАЛЬНЕЙШЕМ ТАКОЙ "ИНКУБАТОР", В КОТОРОМ БЫ МЫ ДОРАЩИВАЛИ ИДЕИ

- Вы упомянули о питчингах для разработки контента... Как часто они проводятся и кто туда может подаваться?

- Пока мы проводим их раз в год. С сентября начинаем, октябрь-ноябрь – проводим, и в конце года имеем длинный список идей, которые бы мы хотели запустить. И уже тогда, когда мы получаем финансирование и понимаем, сколько у нас есть денег, мы говорим, что эти проекты мы профинансируем, эти проекты – мы бы хотели, но не можем (будем их предлагать донорам), а эти проекты – пока нет.

Еще один из наших замыслов – создать в дальнейшем такой «инкубатор», в котором бы мы доращивали идеи. Потому что, бывает, что идеи классные, но у людей, которые их подавали, нет достаточной возможности профессионально и качественно их выполнить, они не знают, например, как правильно администрировать финансы. Мы их просто обучаем внутри, и вместе с работниками центрального офиса, продюсерами, таким образом «доращиваем» идею.

Это известная в мире практика. Даже всемирно известный Нетфликс время от времени объявляет для молодых писателей конкурсы на сценарии, которые потом дорабатываются - для этого создаются акселераторы.

- Знаю, что у вас есть интересный проект «Создавай с Общественным. Расследования». Это один из тех, о которых вы говорите? Это документальные фильмы-расследования в разных регионах?

- Да, это фильмы-расследования. В прошлом году уже выпущено четыре таких фильма от нашей собственной команды журналистов-расследователей. В этом году, насколько я помню, шесть региональных команд будут производить журналистские расследования по заказу Общественного, на условиях аутсорса. Они тоже прошли питчинг, подали идеи, а наша команда расследований осуществляет супервайзинг, то есть проверяет соблюдение журналистских стандартов и требований законодательства. Это будут локальные расследования в городах: Ривне, Сумы, Львов, Николаев, Черкассы и на Волыни.

- Когда вы говорите о контенте на аутсорсе, то кто обычно его производит? Это журналисты других телеканалов, или, возможно, бывшие сотрудники Общественного, которых сократили?

- Есть и локальные продакшены. Есть люди, которые не работали на ТВ вообще (но работают с видеоматериалами). Есть и некоторые наши бывшие работники, которых сократили, но потом они пришли к нам на питчинг и получили финансирование на разработку контента. В данном случае нам не важно, кто, нам важна идея и возможность ее качественно выполнить.

- То есть, развитие регионального вещания не означает, что сейчас вы снова наберете штат людей, их снова станет много и, якобы, должно быть много контента?

- Мы должны быть эффективными. И я уверен, что чем больше будет конкуренция, тем больше мы повысим качество производимого контента. Поэтому вопрос величины штата – это скорее о том, как управлять этим всем. Мы выбрали этот путь, он нам кажется в этих условиях оптимальным.

ЭТО ОЧЕНЬ СЛОЖНЫЙ ВОПРОС - КАК БАЛАНСИРОВАТЬ СМЫСЛЫ И ПЫТАТЬСЯ ПРИВЛЕЧЬ ЗРИТЕЛЯ

- Когда два года назад мы говорили с Зурабом Аласанией (он тогда во второй раз был избран на должность председателя правления НОТУ), он рассказывал об интересном региональном формате - «Отчеты онлайн». Тогда это было еще на уровне идеи, которая созревала в "инкубаторе". Он говорил: о, мы зададим жару, это будет так интересно! Насколько оправдались те прогнозы, есть ли рейтинг у такого формата?

- Здесь ведь не только рейтингами измерять! Измерение регионов - это отдельная сложность. А если говорить конкретно о программе, она свою миссию выполняет: дает критическое видение того, как работали чиновники. Зритель может посмотреть на тебя в прямом эфире или в Ютубе, а журналист – задать критический вопрос. Во многих случаях очень интересно: некоторые чиновники не боятся, ходят, а некоторые – игнорируют. Это для нас продолжает быть вызовом, но «Отчеты онлайн» и «Избирательный округ» дают полезную информацию. Может ли этот формат быть более интересным? Конечно, может, но это уже вопрос дальнейшего развития.

- Сейчас вообще зрители любят ток-шоу, любят что-то жареное, ссоры, драки. Вы, конечно, не можете к этому прибегать, но как тогда конкурировать с другими телеканалами, у которых руки развязаны порой уж слишком? Идти своим путем и не прибегать к конкуренции?

- Это очень сложный вопрос – как балансировать смыслы и пытаться привлечь зрителя. Мы понимаем, что тоже должны менять вектор, мы не должны быть исключительно серьезными и скучными, мы должны тоже давать развлечения, потому что все же люди смотрят телевидение, чтобы развлечься. Но это не значит, что в студии должны быть драки. Есть разные способы - например, транслировать спорт.

- Какие еще способы, кроме спорта?

- Спорт, качественное кино, сериалы.

НЕ БУДЕТ КОММЕРЧЕСКИЙ КАНАЛ ЗАКАЗЫВАТЬ ФИЛЬМ О ЛЕСЕ УКРАИНКЕ! А ОБЩЕСТВЕННОЕ - ДОЛЖНО БЫЛО БЫ ЭТО СДЕЛАТЬ

- Но ведь это все не собственный контент? Какова, кстати, на Общественном доля собственного контента?

- Сложно посчитать (потому что я не совсем телевидением занимался в компании, поэтому, боюсь ошибиться в цифрах), но, однозначно, мы бы хотели ее увеличить и уже начали этот путь, начали переговоры с крупными продакшенами вроде «1+1 медиа», «Film.ua». Мы бы хотели заказывать у них фильм или сериал, потому что мы понимаем, что не будет коммерческий канал заказывать фильм о Лесе Украинке! А Общественное должно было бы это сделать, это было бы логично, но для этого нам необходимо кое-что урегулировать законодательно.

Существуют определенные законодательные ограничения, поскольку это – совместное производство и оно довольно зарегулированное. Если по нынешней процедуре пойти, то, начав сегодня, закончим согласование через Кабмин только в 2023 году! Поэтому мы разработали проект законодательных изменений - они переданы и в парламентский комитет, и этим же продакшенам, чтобы упростить нам выход на рынок, чтобы Общественное стало полноценным участником этого рынка.

У Госкино это получилось, ну так дайте, чтобы и у Общественного это получилось! Мы бы получали качественный контент от людей, которые умеют его производить, и показывали бы его зрителю. Это бы повысило и влияние на зрителя, и рейтинги канала.

- А как вы оцениваете возможность прохождения этих законодательных инициатив? Насколько это реально?

- Я думаю, у нас нет другого пути. Я не думаю, что мы сейчас готовы говорить о создании в Общественном какого-то собственного большого продакшена. Ресурса на это нет.

Если мы говорим о сериальном производстве, то это, кажется, от 20 тысяч долларов за серию. Это дешевый сериал. Качественная история начинается от 100 тысяч долларов за серию. Конечно, если несколько компаний сложатся деньгами и получат этот сериал, получат на него соответствующие права, то это хороший пример сотрудничества и активного управления.

ТЕЛЕВИДЕНИЕ - ЭТО БОЛЕЕ СТАРШАЯ АУДИТОРИЯ, И ВЫЗОВ ДЛЯ НАС - ЗА СЛЕДУЮЩИЕ 4 ГОДА ЗАЙТИ В АУДИТОРИЮ МОЛОДЕЖИ И ДЕТЕЙ

- Очень хорошая идея, будем ждать! А скажите, пожалуйста, какой возраст вашей целевой аудитории? Я помню, это примерно 50+. То есть, это люди более старшие?

- Сейчас это так. Если брать по платформам раннего эфира, это от 45+ и старше. Телевидение - это более старшая аудитория. И вызов для нас - за следующие 4 года зайти в аудиторию молодежи и детей.

В этом году мы уже провели конкурс и отобрали несколько проектов, мы инвестируем около 20 миллионов гривень в детский контент. Это и анимация в том числе. Мы ведь понимаем, что дети не придут смотреть телевидение – эта история будет продолжаться определенное время. Но те, кто моложе 44, это - диджитал, и мы должны работать с ними. У людей молодого возраста изменился способ потребления контента: они уже не ждут 18.00, чтобы посмотреть этот фильм или еще что-то. Они потребляют его иначе: когда им удобно, и там, где им удобно.

Тем более украинский диджитал, такие платформы как «Мегого» и другие, наращивают обороты, начинают развиваться.

Конечно, нигде телевидение не исчезнет, но, если мы хотим получить новые, более молодые аудитории, то мы должны идти в диджитал. И именно это я декларировал в своей программе. Объективно, мы должны инвестировать туда, а не пытаться продолжать гнуть телевидение.

- Об анимации интересно. Что это будут за мультфильмы? Какие-то тематические, познавательные? Украинских авторов или мировых?

- Это украинские авторы. Я не готов полностью все рассказать. Мы их отобрали и запускаем.

- Мы выяснили, что ваш потенциальный зритель взрослый, а что он от вас ждет? Что показывают замеры, что больше всего смотрят эти люди, кроме спорта?

- Вы видите, что они смотрят на других каналах? Сложность конкуренции с другими медиа, если мы говорим о телевидении, прежде всего заключается в закупном контенте – это фильмы, сериалы. Здесь нам сложно, потому что на других телеканалах уже сформированы библиотеки, да и инвестируют они гораздо большие суммы.

Мы в этом году только начали - инвестируем около 50 миллионов гривень в закупку сериального контента и фильмов. Это формирует сетку, вызывает зрительский интерес. Мы пока пытаемся, насколько можем. Но также есть определенные бюджетные ограничения, у нас достаточно сильная законодательная зарегулированность.

КРОМЕ КОНТЕНТА И ПРОМО-ПЛАТФОРМ, ДРУГИХ МЕТОДОВ РОСТА РЕЙТИНГА НЕТ

- Если говорить о рейтингах... Возможно, ими действительно не все можно измерить, тем не менее хочется. Каково ваше видение, каким образом их можно повысить? Привлечение медийных персон, топовых журналистов, масштабные промоакции - сработают ли такие методы?

- Кроме контента и промо-платформ, других методов для роста рейтинга нет. Лицо канала - это определенно крутая история, но это скорее о доверии. То есть, люди либо доверяют, либо не доверяют. Если они доверяют – они приходят. Но, во-первых, необходимо иметь что показать, а во-вторых, чтобы люди знали, где это можно посмотреть. Но у нас есть определенное законодательное ограничение и определенная дискуссия относительно того, можем ли мы тратить бюджетные средства на промо-компании. Там есть дискуссионный момент, но все же хотим тоже “добить” это, чтобы мы могли вкладывать и в свои рекламные кампании.

- Каков на сегодня общий бюджет Общественного?

- Общий бюджет в этом году выдан формально полный - 2,2 миллиарда гривень. Однако 400 миллионов гривень капитальных расходов заложены из так называемого фонда, который финансируется за счет ренты от лотерей и гемблинга и фактически не выполняется. Например, по состоянию на май мы должны получить из этих 400 миллионов примерно 150. Фактически мы получили около 15 миллионов. Поэтому мы оперируем цифрой 1,8 миллиардов гривень.

- И сейчас все читатели: "Ого! Сколько им денег выделяют!". Вероятно, необходимо рассказать обо всем объеме вашего хозяйства?

- Да, общественный вещатель - это не один канал «UA: Перший». Это "UA: Перший", "UA: Культура", филиал в каждом областном центре и локальный канал там же.

Это диджитал-платформа, это большое подразделение новостей. Это Украинское радио, которое имеет три канала: «УР-1», радио «Промінь», радио «Культура». Это оркестр симфонической музыки Дома звукозаписи Украинского радио. Это энергоубыточные здания 70-80-х годов, в которых мы находимся, которые нам остались. Это тот же телецентр «Карандаш» на Ильенко, 42, в котором зимой средняя температура в холле около 12 градусов (проект сделан таким образом, что невероятной высоты потолки и при этом – ни одной батареи внутри).

То есть, это достаточно большое хозяйство, и это 4 тысячи 200 человек, которые там работают.

Почему, например, у нас получилась довольно успешная история с диджиталом и радио? Они дешевле в производстве, а телевидение – это дорого. Поэтому у нас финансирование всегда, даже сегодня, все равно недостаточное, если мы говорим именно о телевидении - им не хватает.

- Вы сказали, что сегодня штат — 4200 человек. Это та цифра, до которой вы и планировали сократиться? Это уже оптимальное количество сотрудников?

- Да, оптимальное. Примерно 1 800 в регионах, в Киеве – 2 200, и где-то 200 вакансий есть.

- Можете ли вы как-то использовать территории, которые вам принадлежат, но которые сейчас простаивают? Сдать в аренду, например?

- Мы сдаем в аренду помещения, это правда. Выходим на «Прозорро» и максимально сдаем – это немного уменьшает нагрузку, убытки, но это не решает глобальный вопрос.

Например, у нас во Львове 10 тысяч кв. м, из которых 600 квадратов – это большая студия, которую мы точно не будем использовать. Но она никому не нужна в аренду, она стоит, разрушается... Туда необходимо вкладывать.

В Днипре тоже довольно большие площади, и там крыша, которую надо ремонтировать, у помещения есть только стены, с ним больше проблем, чем выгоды.

Кроме того, нам запрещено законодательством отчуждение. И, когда я смотрю, как «Укрпочта», например, выносит на «Прозорро» помещение, которое ею не используется и совместно с Фондом госимущества продают его, получают средства, инвестируют в себя, то думаю: ну, хоть кому-то это можно.

- А есть выход из этой ситуации?

- Мы подали свои предложения о том, что дайте нам возможность быть более свободными в этом случае. То есть, мы готовы, чтобы избежать этих обвинений, что мы что-то хотим продать, отдать под максимальный контроль - пусть все, кто хотят, смотрят. Это пройдет через процедуры «Прозорро», под контролем Фонда госимущества. Но давайте вести себя как деловая структура, а не просто содержать все это безнадежное наследство.

НАША ЦЕЛЬ, ЧТОБЫ УКРАИНСКОЕ РАДИО В FМ МОЖНО БЫЛО СЛЫШАТЬ В ЛЮБОЙ ТОЧКЕ УКРАИНЫ

- У Общественного, наверное, самое большое покрытие по Украине?

- Радио – согласен. А вот телевидение, наверное, мультиплекс будет одинаков для всех каналов. Единственное, что мы сейчас включили “аналог” в Сумской, Черниговской, Харьковской областях, плюс продолжаем то, что у нас было до этого: это зона разграничения и Херсонская область, там, где территория граничит с Крымом. Но покрытие именно телевизионным сигналом у нас такое же, как и у других.

- А доходит ли ваш сигнал на неподконтрольные территории?

- Радийный - да. Если мы говорим о радио, то у нас самое большое покрытие - и наша цель, чтобы Украинское радио в FМ можно было слышать в любой точке Украины.

За 4 последних года мы сильно его расширили, потому что когда мы пришли, Украинского радио не было, например, в Харькове, в Одессе, в Ивано-Франковске. Не было даже частоты.

Благодаря сотрудничеству с Нацсоветом мы существенно расстроили радио "Промінь", радио "Культура". Эти радиостанции еще надо достраивать, но это хотя бы что-то! У радио «Промінь» было каких-то 5 или 6 частот в Луцке и в Гадяче, а это самое известное молодежное радио! Самое старое в Украине. Сейчас оно звучит в двух третях областных центров, и это прекрасно!

А через средние волны, которые более далекопроникающие (хотя и довольно дорогие в использовании), сегодня нас можно услышать в том же Крыму.

- Поэтому радио может пережить телевидение – оно настолько живучее, легкое и не дорогое, как вы говорите.

- Оно удобное. Я думаю, что у радио нормальное будущее.

У НАС МЕНЯЕТСЯ МОДЕЛЬ УПРАВЛЕНИЯ – ПРИ ЗУРАБЕ ЭТО БЫЛА ЛИДЕРСКАЯ МОДЕЛЬ, А СЕЙЧАС МЫ ПЕРЕХОДИМ К КОМАНДНОЙ, ТЕХНОКРАТИЧЕСКОЙ

- Напоследок вопрос в духе «скандал, сенсация, расследование» - как вы относитесь к тому, что вас называют ставленником Зураба Аласании?

- Я с ним работал 4 года. Я был в его команде. И когда зашла речь, что же дальше, он сказал, что больше не будет баллотироваться. Сказал, что он не хочет, он устал и предложил, чтобы я это сделал. Мое условие было, что это должна решить команда, потому что стиль управления его и мой отличаются. Я очень ценю его советы, но, тем не менее, ответственность все равно сейчас будет моя.

- Помню, Зураб говорил в интервью, что когда он его возглавил, то ситуация на Общественном была такая, будто меняешь двигатель на ходу: «Должен ехать и ремонтировать эту машину или даже самолет, еще и сразу показывать новые продукты. Это крайне сложно в условиях половинчатого финансирования. И все тюкают, клюют, толкают: давай, давай». Он этот самолет вам немножко отремонтированный уже передал, но все равно вы находитесь в сложной ситуации, мне кажется.

- У нас сейчас меняется модель – при Зурабе это была лидерская модель управления, и она держалась во многом на личном. Сейчас мы переходим больше к команде, к технократической модели. Надеюсь, что компания готова к этому и мы понемногу будем это выстраивать и вниз таким образом. А будем ли мы менять самолет? Я думаю, что да.

- Какие первые масштабные шаги вы планируете сделать, или, возможно, уже начали делать на новой должности?

– У нас есть годовой план - мы в соответствии с ним движемся. У нас есть масштабные вызовы - Олимпиада. Ее надо провести качественно. У нас есть строительство ньюзхауса на Крещатике, 26, которое должно завершиться осенью, и туда должны переехать люди - работать там.

У нас есть история с производством диджитала. Есть много задач, которые мы постепенно выполняем.

Моя основная задача - имплементировать то, что мы все запланировали, и чтобы переход с одного руководства на другое прошел максимально бесшовно, незаметно для других.

Любовь Базив. Киев

Фото: Владимир Тарасов

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-