Яков Дов Блайх, главный раввин Киева и Украины
Думая о Крыме, повторяем нашу молитву: "В следующем году в Иерусалиме"
21.09.2021 19:25

Раввин Яков Дов Блайх - одна из самых популярных еврейских личностей в современной Украине. Он приехал сюда из США более 30 лет назад, вскоре перевез семью. Журналистам импонировала его западная открытость. Кстати, выпускнику Гарвардской бизнес-школы удалось реализовать не только духовные таланты. В его активе – открытие детских садов, духовных школ, реставрация Хоральной синагоги.

Раввин Яков сделал все, чтобы вписаться в украинский контекст и в чем-то стать его соавтором. По крайней мере, его интервью отечественным и западным медиа во время оккупации Крыма и Донбасса стали вкладом в репутацию Украины. Мы встретились с раввином накануне годовщины Бабьего Яра, впрочем, разговор был не только о годовщине трагедии. 

БАБИЙ ЯР - НЕ ЕВРЕЙСКИЕ ШТУЧКИ, А НАША ИСТОРИЯ 

- Раввин Иаков, скоро будет годовщина уничтожения евреев в Бабьем Яру. И, к сожалению, если речь идет о мемориале, то тема продолжает оставаться на острие общественной дискуссии. И хотя казалось, что украинская память объединяется вокруг событий в Бабьем Яру, но конфликт вокруг мемориала явно этому не способствует. Вы являетесь членом Наблюдательного совета частного проекта. Что делать, чтобы сблизить позиции?

- Чьи позиции?

- Позиции украинских интеллектуалов, государства и частного проекта.

- Слушайте, вот эти все разговоры о проекте украинских ученых и интеллектуалов – это просто слова и слова, много слов... На протяжении тридцати лет были десятки проектов. И ни один не реализован. И ни один из них не имел финансовой поддержки. Можно продолжать продуцировать проекты, потому что бумага выдержит все. Но где проект, за которым стоят деньги, община, гражданское общество, негосударственные структуры, которые готовы его строить? Строить и развивать так, чтобы он был посещаемым.

Давайте посмотрим на государственные музеи, построенные в Киеве по очень драматическим событиям нашей истории. Музей Чернобыля, Небесной Сотни, музей Голодомора. Вы хотите такой же музей в Бабьем Яру? Пожалуйста. Но это не совсем то, что нужно. Музей Холокоста будет музеем Холокоста номер один во всем мире. Если бы хотя бы один из вышеупомянутых музеев стал мощным явлением в музейной сфере и культуре, то можно было бы говорить: у государства есть большой опыт и музеи международного уровня. Но, к сожалению, таких музеев в Украине нет.

И не только в Украине – во всем мире ведущие музеи последних лет строились за частный счет, но при поддержке и партнерстве государства. Частный проект Бабий Яр идет при совместном партнерстве с государством, но ответственным будет гражданское общество.

Кроме того, есть интересные цифры. В США строительство имеет такую сравнительную цену. Строительство, которое обходится государству в доллар, для негосударственных организаций – в десять центов. Государственное строительство проектов и объектов в США стоит в десять раз дороже негосударственного! У нашего государства есть куда вкладывать деньги. И есть люди, которые готовы вкладывать деньги в мемориал. Они купили землю, сделали проект, получили разрешения. Все согласно процедуре. И кому это мешает...

- Есть опасения, что негосударственный проект...

- Минутку, – эмоционально перебивает раввин, – этот проект мешает людям, которые двадцать лет тормозят любые проекты. Эти же самые "славные гвардейцы", которые кричат о российских олигархах, несколько лет приходили к этим российским олигархам и просили у них деньги на свои проекты. Эти же самые люди были против американских денег, которые были готовы вложить несколько лет назад. Эти самые "гвардейцы" всегда будут против.

Еще один момент, важный. В Вашингтоне есть музей Холокоста, который был построен в 1991 году. Там были Кучма, Кравчук. Когда его строили, то американцы, интеллектуалы, еврейская община были против. Все были против, критиковали. Как только открыли двери музея, то все: "Ша-ша-ша... Полный штиль". Потому что музей - международного уровня. И главный строитель этого музея сказал мне: "Рав Блайх, не обращайте внимания на критиков. Это всегда есть и будет. Главный ваш принцип должен быть такой: мы пишем факты, а не тезисы". Понимаете? Потому что тезисы у разных людей могут быть разные, и когда речь идет о фактах, то пусть каждый формирует свое видение.

- Раввин, вот вы защищали нашу страну и вы без пяти минут ее гражданин. И мы не США, мы поле битвы, и мы слабее. Вы сами не боитесь, что когда музей будет построен за счет людей родом из РФ, вы не сможете контролировать тезисы, которые там все равно будут звучать. Что вы, несмотря на все желания, не сможете остановить российские нарративы?

- На данный момент деньги, которые вкладывают туда, западные. И я не один, вместе со мной в этом проекте Виктор Пинчук, настоящий филантроп, который вкладывает огромные средства. Натан Щаранский, диссидент, который знает, что такое советские лагеря и у которого безупречная репутация в мире. Там же Квасневский, который настоящий друг Украины. Там же Рональд Лаудер – председатель Всемирного Еврейского конгресса, очень мощная фигура не только для еврейского мира, основатель известной американской галереи. Наши оппоненты нам выставили условие - увеличить количество украинцев в Наблюдательном совете. Мы договорились с украинцами, которые несколько лет находятся в рейтингах самых авторитетных и влиятельных. И когда мы захотели ввести их официально и объявить об этом, то наши оппоненты пришли к этим украинцам – и угрозами, уговорами убедили их отказаться от участия. Если вы выключите диктофон, то я готов предоставить имена людей, которые согласились принять участие в нашем проекте, и которых отговорили. Более того, я готов вам неофициально показать письмо согласия на участие в нашем проекте. Нет, их отговорили правдами и неправдами. Мы выполнили все условия наших оппонентов. И они находят новые причины. Слушайте. Это же не еврейские штучки, это наша история.

- Надо договариваться с оппонентами.

- У меня нет оппонентов, есть критики проекта, которые в своей жизни не построили даже собачьей будки. Есть люди, которые говорят, что мы строим на кладбище, хотя там никогда не было кладбища, по крайней мере, на карте этого не указано.

- Не все должны строить, не все люди – бизнесмены.

- Не все. Но все, кто претендует на участие в проекте, должны иметь репутацию. Репутацию не только у журналистов, но и у еврейской общины, бизнес-сообщества. А это значительно труднее.

В конце концов, государство выделяет средства на музей, а его нет. И пользы нет.

Я человек западный, не советский. Для советских людей самое главное - процесс и раз в год торжества. Для меня самое главное – это результат, который будет после этого, на следующий день после. Я понимаю, в первую очередь, есть огромное распространение сейчас сведений о Бабьем Яре. Что только в этой синагоге – Доме Размышлений, которую построили, и на Зеркальном поле в Бабьем Яру у нас за день бывает 200-300 человек, то есть это около 2000 человек каждую неделю, около 8-10 тысяч человек в месяц. Представьте себе, что это значит. Документальный фильм Лозницы "Бабий Яр. Контекст" получил награду в Каннах.

ЯД ВАШЕМ - НЕ БОГ И НЕ ЗАМЕСТИТЕЛИ БОГА, ЧТОБЫ ОПРЕДЕЛИТЬ, КТО ПРАВЕДНИК, КТО НЕТ

- Фильм Лозницы, несмотря на ценность, для меня – это предчувствие крупной ссоры национал-патриотов и тех, кто хочет навязать нам образ антисемитской страны.

- Его критикуют те, кто не смотрел. Но мне кажется, что в этой истории за деревьями не видно леса. Понимаете, евреи и украинцы прекрасно жили вместе 940 лет. Были ли потом периоды антисемитизма? Были. Давайте один раз скажем об этом, признаем – и пойдем дальше. Для того, чтобы мы построили будущее, давайте признаем друг другу, что вот так было плохо, это было.

Мне уже много раз говорили, что Каганович – еврей, и это он делал. Я говорю: давайте, я их осуждаю, это не наши герои, я никогда не буду делать героем еврея, который убивал украинцев.

У нас не проблема сказать, что были мерзавцы – евреи, но у нас проблема, что были люди, которые участвовали в убийствах евреев, и стали героями теперь.

Я понимаю, что в Украине есть герои, которые боролись за независимость, это было другое время, тогда национализм был другой, сегодня мы строим демократическое государство. Но если плохие поступки имели место, то почему проблема – это признать?

- Понимаете, ребе, я просто боюсь, что правда – а я за нее – в данном случае будет несимметрична.

- Может быть.

- Украину много лет трактуют как антисемитскую страну.

- Я с вами согласен.

- Яд Вашем обвиняет Шухевича, но не дает ни одного документа по его якобы "преступлениям".

- Я с вами согласен.

- Они не дают Праведника миру Шептицкому.

- Я с вами согласен. Я боролся за звание Праведника мира Шептицкому и приложил много усилий, чтобы канадский парламент единодушно его признал как Праведника. Я сделал медаль Шептицкому за это.

Яд Вашем - это не Бог. Я говорю: кто праведник и не праведник – Бог решает. Так написано в Священном Писании, что человек видит глазами, а Бог увидит сердцем, Бог будет решать. А что, Яд Вашем - это Бог? Они что, заместители у Бога, кто они такие? У них тоже есть своя политика, мы можем их критиковать, я не против, я не говорю, что они монополисты таких званий.

Давайте построим, я готов построить все что угодно – для Шептицкого. Я сейчас, в этом году, готовлю огромную выставку по Шептицкому. Это будет экспозиция из интервью евреев, которых он спас. 

- Раввин, надо договариваться. 

- Давайте опишем простую ситуацию. Последнюю. В этом году 28-29 сентября, в дни еврейских дат, было решено, что мы перенесем чествование на 6 октября, чтобы успеть подготовиться.

Мы переносили это и в 1991 году по той же причине, тогда было 50 лет уничтожения евреев. Тут я читаю, что Украинский институт национальной памяти в сотрудничестве с Национальным историко-мемориальным заповедником «Бабий Яр» и Всемирным конгрессом украинцев чтит отдельно 29 сентября... 

- Всемирный конгресс украинцев также готов пожертвовать деньги на проект. 

- Слушайте, ну, может, они бы пожертвовали на мемориал Голодомора? Там тоже нужны деньги. Вы знаете Библию? Почему Каин убил Авеля. Потому что жертва Авеля была лучше. Вместо принести еще лучшую жертву, он убил брата. Бог ему сказал: ты всегда мог улучшить свой проект, зачем убивать брата? Пусть была бы хорошая конкуренция музеев, которые делают различные организации и которые популяризируют науку, историю, события, нашу страну. Ну какой смысл убивать наш проект, чтобы сделать хуже, но более дешевый?

Когда мы создадим наш музей, у всего мира перехватит дыхание.

- Раввин, я недавно говорила с писателем Юрием Щербаком. Он дружил с Пересом, был первым послом Украины в Израиле. И вот, несмотря на его любовь к евреям, он говорит, что на Западе существует инерция или традиция воспринимать нашу страну, как антисемитскую. Это все почти наследственность "специалистов из СССР", из "России". Ясно, что мы боимся. 

- А разве нам нужно удостоверение, что мы не антисемиты? Давайте строить демократическую страну и идти дальше. Факты говорят лучше слов. 

- Как прошло нынешнее паломничество в Умань? 

- Прекрасно.

- Почему хасидов было меньше, ожидали 50 тысяч? 

- Из-за коронавируса. А кто ждал 50 тысяч? Я не думал, что будет 30 тысяч, скажу честно, удивлен, что дотянулись до 30-ти. Но имеем то, что имеем, это "корона", это трудно, это проверки, люди боятся ехать. Раньше ехали туристы и паломники. В этом году приехали только те, кому помолиться, а не посмотреть.

Недавно я говорил об этом американским медиа, и все время это повторяю: у Украины самый прогрессивный, самый умный рабочий подход к путешествующим. Украина создала лучшую аппликацию для туристов, то есть, любой человек может приехать сюда, показать отрицательный ПЦР-тест, скачать приложение и в течение 72 часов сделать еще один тест. Теперь эти тесты нельзя подделать, потому что они через лабораторию идут в Министерство здравоохранения и тебя освобождают от дальнейшей самоизоляции. Израиль закрыт, у них очень много больных и это – несмотря на пфайзер-шмайзер-калабайзер. В Украине сделали и Пфайзер, и Модерну, и Синовак... Мне кажется (хоть я не врач), у нас лучший и более сильный иммунитет в Украине, чем в других местах.

У нас это работает, у нас туризм работает, люди приезжают отовсюду. Я считаю, что это вообще может быть пример для всего мира. 

- Вы на 24 августа в Софии вместе с другими религиозными лидерами читали на День Независимости Украины 31-й псалом, скажите еще нашим читателям – почему? 

- Это традиция. Я каждый год беру псалом, который соответствует году независимости Украины (то есть сейчас мы начали в 31 год независимости). Я каждый день читаю этот псалом, я раздал президенту, премьер-министру, всем – и говорю: слушайте, ребята, молитесь за Украину, читайте псалом, один псалом за Украину каждый день. 

- И они читают?

- Были такие, которые читали, я вам скажу точно – президент и премьер-министр, другие, которые читали на протяжении этого года. Я это уже делаю, кажется, шесть лет. Начал я с 26-го или 27-го псалома – преимущественно мой перевод, я беру его от оригинального, работаю с переводчицами, но я всегда его сравниваю с оригиналом. Но была ведь еще часть моего выступления в этом году в День Независимости, я говорил по поводу глобального потепления. В Украине мудрые люди, потому что они верят, что все беды и проблемы Бог посылает. Они не ищут виновных, а ищут – что Бог хочет сказать той или иной проблемой. 

Бог присылает нам разные месседжи, если мы читаем их правильно, тогда слушаем. А если мы их не слушаем, он присылает другой месседж, например, ковид. А если мы говорим, что в ковиде виноват Китай, значит – мы не понимаем, что это Бог. 

- Ну, а что Господь хочет сказать этим? 

- Он хочет сказать, чтобы мы стали людьми, чтобы мы стали уважать себя, друг друга, жить по правилам между людьми и Богом. 

- Скажите, какие угрозы для Украины вы считаете самыми острыми на сегодня? 

- Я же не политик, я раввин. Но хочу вам сказать, что самая большая угроза для Украины – потеря самоосознания, понимания, ради чего мы здесь. Украина – это славянская страна, которая доказывает: мы можем жить с демократией, со свободой, можем ценить и уважать это. Но есть другие, которые считают, что это не для нас, это для других.

Самая большая задача для Украины – сохранить патриотизм, национальную гордость, которые имеем. И если мы, как украинцы – я говорю не как еврей, не как американец, не как раввин – если мы, как украинцы, не понимаем, для чего и ради чего мы здесь, чем мы должны гордиться – то это самая большая стратегическая проблема. 

Я открывал в 1992 году первую еврейскую школу. И первый, и последний звонок в 1992 году начались с Гимна Украины. Так было в Америке, где я вырос. Я сказал: если мы живем в Украине, мы должны петь украинский гимн. Сейчас, слава Богу, это делается практически во всех школах. 

Важно для Украины, чтобы дети в детском саду уже знали – что такое Украина. Что у нас отобрали Крым и оккупировали Донбасс – это тоже, действительно, угрозы для Украины. 

Но мы не должны растеряться. Знаете, что сказал Виктор Пинчук на конференции YES? Мы, евреи, каждый год, уже много тысяч лет в святой для нас религиозный день говорим: "В следующем году – в Иерусалиме". Мы никогда не теряли надежду, что мы вернемся, это наш дом Иерусалим.

Евреи, которые в изгнании уже более двух тысяч лет, никогда не теряли не то что надежду – уверенность, что мы вернемся домой. 

- Говоря эти слова в Украине – имеется в виду?.. 

- Что в следующем году будем в Крыму. Так или иначе, мы не можем сказав «а», не сказать «б». И если мы не будем так говорить, если нам это безразлично, тогда давайте откажемся, не дай Бог. 

- В следующем году в Крыму? 

- Да. 

- Я часто вижу вас с лидерами христианских деноминаций. Удалось ли создать единый голос украинского монотеизма? 

- Конечно. Всеукраинский совет церквей - уникальный пример совместной работы разных религий, такого нет нигде! 25 лет он работает, слава Богу! И дай Бог, дальше будем работать, встречаться. Каждый развивает свою религию, мы не вмешиваемся в дела друг друга, поддерживаем, когда нужно. Это клуб руководителей всех религий в Украине, и он работает, работает реально.

И сейчас я хочу вам сказать, что последний раз, когда я председательствовал, я сделал предложение, чтобы каждый председатель сделал одно выездное заседание где-то не в Киеве. Я сделал свое в Тернополе, там, откуда родом мои предки, а у нас через неделю будет выездное заседание в Ривно. Так что наши позиции мы доносим не только в Киеве, но доносим это до народа в Украине – это очень важно.

Лана Самохвалова, Киев

Фото: Елена Худякова, Геннадий Минченко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-