Татьяна Рамус, амбассадор «Белой ленты в Украине»
Женщины больше стали говорить о фактах насилия, а преодолеть страх огласки – это огромный шаг вперед
26.11.2021 14:15

В конце ноября все страницы мировых медиа заполняет информация о проблемах домашнего насилия. Именно в эти дни «Белой ленты», международного движения по защите прав женщин, в информпространстве снова-снова – и возникают истории, которые заставляют и вздрогнуть (неужели в 21 веке в семьях возможно такое варварство к женщине?), и восхититься (сколько же надо иметь силы, чтобы после домашнего насилия подняться и переизобрести себя!).

Поговорить о том, меняется ли ситуация с домашним насилием и отношение к нему в Украине, меняется ли украинская женщина, мы решили с Татьяной Рамус, журналистом, общественным деятелем, Послом доброй воли «Белой ленты» в Украине.

НИ ОДНО ГОСУДАРСТВО НЕ ПОТЯНЕТ ГРУЗ ИСПРАВЛЕНИЯ ОШИБОК В ВЫБОРЕ ПАРТНЕРА

- Татьяна, теме домашнего насилия в украинском информпространстве – лет 20, может, немного больше: тогда появились первые приюты, в частности, в Киеве. Откликнулась ли на эту тему именно украинская женщина и зашла ли тема в украинское общество, ко всем низам?

- Ситуация неоднозначная. С одной стороны, это правда, что о домашнем насилии стали больше говорить, появилась некая иллюзия, что проблема решается. Открываются шелтеры (убежища для жертв домашнего насилия, которым грозит опасность – ред.), проводятся тренинги, насыщается информпространство. Но это касается больших городов.

И совершенная катастрофа – с маленькими городами. В регионах, громадах – проблемы не только с шелтерами, но и вообще с тем, куда бы женщины могли обратиться. Да и их готовность обращаться – в больших городах и в маленьких городах совершенно разная, это связано и с ментальностью, и со страхом последствий – не только со стороны мужчины, который оказывает насилие, но и от общества, окружения.

Да и статистика по жертвам домашнего насилия неутешительна: цифры тех, кто обратился с заявлением, из года в год растут. Есть мнение, что и долгие карантины в разных странах усугубили ситуацию. За восемь месяцев 2021 года Национальная полиция получила 203724 обращения, составлено 101122 админпротокола, вынесено 33242 срочных предписания о запрете в отношении абьюзеров (людей, осуществляющих физическое или эмоциональное насилие – ред.), 86942 обидчика пребывают на учете.

- Имеет ли ситуация с домашним насилием в нашей стране какие-то особенности?

- Главная проблема у нас, как и везде, – это физическое насилие. Но в Украине во многом определяющей является проблема с экономикой, а поэтому и психологическое, и экономическое насилие тоже присутствуют. Конечно, ситуация в больших городах лучше. Там у женщины больше возможностей устроиться на работу и, следовательно, больше возможностей для того, чтобы прекратить токсичные отношения. Ведь когда у тебя есть финансовая свобода или хотя бы шанс обеспечить себя и детей, то выбор – гораздо больше.

А что касается маленьких городов – там ситуация сложнее, и связано это с нашей ментальностью. Обычно в уговоры включается окружение, которое говорит женщине: ну, куда ты пойдешь, у тебя муж, семья, подумай. И женщина начинает в себе сомневаться.

Но огромным плюсом больших информационных кампаний, связанных с семейным насилием, стало то, что женщины начали задумываться, что у них гораздо больше возможностей предотвратить отношения с таким партнером.

Конечно, любви все возрасты (и не только возрасты) покорны, и здесь совершенно невозможно предугадать, но есть достаточно большое количество маркеров, по которым женщина может увидеть, что с этим партнером у нее возникнут проблемы.

И самое главное, разговор об этом строится так, чтобы не только спасать женщину, а еще и предвидеть драматичный выбор. Чтобы у женщины появилась осознанность: в какие отношения она может зайти и, по большому счету, взять ответственность на себя и за себя.

Дальше, после широкого обсуждения темы, есть надежда, что соседи, сослуживцы будут реагировать на такие ситуации. Ведь иногда доходит до преступлений по отношению и к женам, и к матерям, и к детям. Общество долго вызревает, чтоб создать атмосферу полного неприятия насилия, даже если речь идет о соседях, коллегах и просто знакомых. Но прогресс есть.

ЖЕНЩИНЫ СТАЛИ МЕНЬШЕ БОЯТЬСЯ ВЫНОСИТЬ СВОЮ ПРОБЛЕМУ НА ОБЩЕСТВЕННОЕ ОБОЗРЕНИЕ

- Вы правы. У нас патриархальное сознание: стыдно рассказывать об унижениях, боишься, что не хватит денег, если уйдешь, боишься, что дети или ребенок будут расти без отца. Но видите ли вы какие-то изменения – украинская женщина начала себя уважать, перестала бояться, начинает предвидеть последствия своего выбора?

Когда мать, воспитывающая детей, сталкивается с насилием, это заканчивается плохо и для женщины, и для детей

- Вы знаете, я думаю, что еще рано об этом говорить. Можно только сказать о том, что женщины стали меньше бояться выносить свою проблему на общественное обозрение. А это уже немаловажно. Ведь когда женщина, которой нужно воспитывать детей, проходит через насилие, это заканчивается плохо и для женщины и для детей. Поэтому некое освобождение сейчас происходит. Женщина больше стала об этом говорить и, скажем, появились общественные организации, появилась масса программ, масса образовательных курсов, которые могут ей помочь. А преодолеть страх огласки – это огромный шаг вперед.

ШЕЛТЕРЫ ЗАГРУЖЕНЫ И ИХ НИКОГДА НЕ БУДЕТ ХВАТАТЬ

- Насколько, по вашим наблюдениям, загружены шелтеры?

- Думаю, что они загружены на 100 процентов и их не хватает, и хватать их не будет никогда. Это проблема, которая существует не только в Украине. Такова ситуация в мире.

Почему тема насилия и информационная кампания, связанная с семейным насилием, стали глобальными? Во-первых, потому что это происходит повсюду. А во-вторых, кампании нужны еще и для того, чтобы женщины не попадали в шелтеры. А не попадать они туда смогут тогда, когда они будут понимать, куда им обращаться за помощью. Ведь побег – это временное решение, и ни одно государство и ни один частный шелтер не сможет приютить женщин на постоянной основе. Не сможет взять ответственность за то, что у нее происходит. На сегодняшний день говорить о достаточном количестве шелтеров очень рано и даже невозможно.

Я надеюсь, что поднимая эту проблематику, мы добьемся, что государство и громады будут выделять бюджет и строить либо обустраивать из имеющихся помещений шелтеры и помогать женщинам на какой-то период. Но с учетом экономической ситуации – наше государство вряд ли сможет делать это на постоянной основе. Шелтер – это временное убежище, пока женщина разрешит свою проблему. А решение проблемы – это всегда комплекс мер.

Приговоры по преступлениям в отношении членов семьи должны иметь максимальную огласку

Если уж женщине не удалось избежать брака с насилием, и она отважилась на уход, то должны работать и дополнительные механизмы: органы, которые смогут женщину трудоустроить, которые смогут помочь наказать человека, осуществлявшего насилие физическое и психологическое.

Это большая работа и, безусловно, в решении этой проблемы нельзя останавливаться ни организациям, ни государству, ни самим женщинам, которые должны и переосмысливать свой травматический опыт, и делиться им.

Когда я слышу о приговорах для многих сотен людей, совершивших преступления по отношению к членам семьи, считаю, что это должно иметь максимальную огласку. Это момент справедливости, который, возможно, остановит других мужчин.

- А запрос на курсы, которые учат женщину чувствовать себя увереннее, понимать, что происходит в жизни, есть?

Домашнее насилие не делит людей по статусам и финансовому состоянию, проблемы возникают у всех

- Сейчас запрос велик как никогда и не только в Украине, но и в мире. Благодаря интернету, социальным сетям у людей начали открываться глаза и появились курсы психологической помощи, масса информации, как действовать, чаты взаимной поддержки, публикаций с конкретным опытом и историями. Знаю, что многие женщины для себя первичные вопросы смогли закрыть благодаря вот этой помощи в онлайне. Но в отношении охвата всей страны – оптимизма меньше. Насколько я знаю, уровень покрытия Интернетом у нас – даже не 70 процентов.

- А в вашем окружении были женщины, которые страдали от домашнего насилия?

- Конечно. Домашнее насилие не делит людей по статусам и финансовому состоянию. У женщин с любым уровнем достатка могут возникнуть подобные проблемы. Но мужчины тоже, в свою очередь, имеют такие же проблемы, хотя и в гораздо меньшем количестве.

- То есть в Украине есть и женщины-абьюзеры?

- Конечно, это есть как с одной, так и с другой стороны. Мужчины в меньшей степени пишут заявления, но из 100 процентов заявлений в полицию процентов, наверное, 10 – это были подачи со стороны мужчин.

- Ясно. А как вы помогали женщинам из своего окружения?

- «Белая лента» в моей жизни появилась тоже после знакомства с Вероникой Мудрой, которая, собственно говоря, и развила «Белую ленту» в Украине и пригласила меня стать ее амбассадором. У нее была личная история, связанная с этой темой и, скажем так, мне удалось ей помочь. Она проделала достаточно большой путь и на сегодняшний день находится в Америке, где также занимается «Белой лентой». Я думаю, что в окружении каждого из нас есть открытые или скрытые истории с семейным насилием – или лично в своей семье, или в семье своих друзей. То есть, к сожалению, это проблема.

- Скажите, ваша информационная кампания “Это не игра” представляет очень интересное мобильное приложение WhiteRibbonUA, которое рассказывает о различных видах насилия. Оно объясняет, что такое психологическое насилие, экономическое, что такое преследование, сталкинг. А вы делали какие-то пробные тесты – есть ли шанс, что эта информкампания найдет своих слушателей, читателей, свою целевую аудиторию?

У женщин появилось намного больше возможностей предотвратить отношения с абьюзером

- На этой неделе мы запустили мобильное приложение «WhiteRibbonUA», которое может помочь женщинам в борьбе с абьюзером, исследования по нему – еще на завершающем этапе. Не сомневаюсь, что спрос на него будет очень серьезный, ведь мобильное приложение не просто дает возможность заявить в полицию. Оно помогает распознать – что у тебя в семье происходит и как действовать. Приложение «Белой ленты» занимается в первую очередь информированием, а также дает полностью все координаты, все контакты, которые помогают обратиться в те или иные органы для защиты, будь то юридическая, психологическая защита или правоохранительные органы. И в этом приложении дальше будут развиваться услуги, которые помогут женщинам находить защиту и консультации, потому что государство или какая-либо общественная организация просто не в состоянии отследить все случаи насилия, но женщина должна сама уметь пользоваться вот этим инструментом, а это, прежде всего – владение и работа с информацией.

ЕСЛИ ЕСТЬ ШАНС СОХРАНИТЬ СЕМЬЮ, ЕЕ НУЖНО СОХРАНЯТЬ, НО ТОЛЬКО НЕ В ОДНОСТОРОННЕМ ПОРЯДКЕ

- Скажите, а есть шансы у женщины дальше сформировать или сохранить семью с тем абъюзером, если она знает, как на него повлиять, пусть даже манипулируя, запугивая в ответ? Или лучше стартовать с нуля и забыть это как страшный сон?

- Нужно рассматривать каждую историю в отдельности, и мне сложно сказать однозначно. Но мне кажется, что если есть шанс сохранить семью, ее нужно сохранять, но только не в одностороннем порядке. По большому счету, самое главное – это здоровое общение между людьми. Возможно, с мужчиной нужно разговаривать, возможно, мужчине нужно показывать свои истинные чувства – что тебе нравится, а что тебя беспокоит – вы сами должны выбирать арсенал взаимодействия и почувствовать предел возможностей.

Конечно, немаловажную роль в этом всем играет финансовая независимость. Потому что нужно брать ответственность за свою жизнь с самого юного возраста. И сегодня у нас возраст брака очень сильно смещается. И молодые девушки не готовы выходить замуж, как это было раньше, в 18, в 20 лет. Сегодня сначала пытаются стать на ноги, сделать свою карьеру, получить какую-то финансовую независимость – и потом уже строить брак.

- У вашей структуры есть какие-то конкретные кейсы помощи женщинам?

Законы в нашей стране могут защитить от семейного насилия, задача – правильно информировать женщину

- Знаете, у нас очень много было разных кейсов за всю историю. Мы исходим из наших возможностей, потому что мы – растущая организация в Украине. Мы всегда старались помогать и направлять людей непосредственно в те органы, которые могли бы квалифицированно разобраться в ситуации, найти выход и оказать помощь.

Наибольшая активность у нас приходилась на дни «Белой ленты». Она проявлялась по-разному, нам писали письма, потому что мобильное приложение у нас еще не работало. Наша система очень скоро будет работать так, что женщина сама будет способна разобраться и выстроить какой-то план действий. То есть, мы даем дорожные карты: куда ты должен обратиться для того, чтобы решить проблему. Потому что мы не являемся организацией с «горячей линией» и со штатом психологов, мы просто принимаем женщин и предоставляем им правильную информацию, мы направляем их туда, куда необходимо. Потому что, по большому счету, государственная система и законы в нашей стране могут защитить от семейного насилия. А наша задача – правильно информировать и направлять женщину.

ЗАКОНЫ ПРОПИСАНЫ ТАК, ЧТО ЕСТЬ НАКАЗАНИЕ ЗА КАЖДЫЙ ВИД НАСИЛИЯ, НАДО ТОЛЬКО ИХ СОБЛЮДАТЬ

- Скажите, после того, как мужчина понял, что женщина будет звонить в полицию, полиция будет приезжать – уменьшается уровень агрессии?

- Если правоохранительные органы будут соблюдать закон, если они будут реагировать, доводить до конца расследование тех или иных случаев семейного насилия, – конечно. Потому что неизбежность наказания останавливает любое живое существо. Но я знаю, что в последние годы вопрос семейного насилия стал отдельным направлением – они поняли серьезность ситуации.

- В практике моих знакомых: полиция приезжала, 15 минут сидела, говорила «разбирайтесь сами» – и уезжала...

- Это было раньше. Сейчас по закону они обязаны реагировать. Я проводила семинары с Нацполицией, мы разбирали эти проблему. Ведь полиция говорила: горе пока не случилось, а значит – это семейный вопрос. На сегодняшний день законы так прописаны (и вступили в силу), что есть система наказания за каждый вид насилия. Самое главное, чтобы эти законы соблюдались.

- Полиция во время тренингов слышала вас?

- Безусловно. Такая тема может коснуться любого человека, в том числе, и работника полиции в его личной истории. У нас, конечно, не так много женщин в полиции. И я надеюсь, что эта ситуация будет улучшаться с утверждением у нас гендерного равенства. Потому что женщины в полиции более тонко понимают, как вести диалог с женщиной. Как ее успокоить, как помочь и т.д.

Один из моментов моей профессиональной гордости – в том, что у меня есть возможность в Украине найти отклик и у мужчин касательно темы семейного насилия. Будь-то мужчина полицейский или предприниматель, или публичная персона. Потому что мужчины реагируют на эту тему очень осторожно. Но к каждому мужчине есть свой подход: у кого-то растут дочки, кто-то экстраполирует ситуацию на опыт сестры и матери, кто-то просто следит за темой. И если каждый внесет свою лепту в работу этой организации, то у нас, конечно же, будут изменения.

- Как участие селебритиз помогает движению?

- Ну, вот как раз у нас первым амбассадором «Белой ленты» стал Андрей Шевченко. Он откликнулся на приглашение «Белой ленты».

- Я видела ваше фото с Сергеем Тарутой.

- Да, у нас присутствуют и спорт, и бизнес, выступала Алина Шатерникова, наша чемпионка мира по боксу. С ней у меня было очень интересное интервью, потому что это женщина, которая может оказать сопротивление, и ее мнение касательно вопросов семейного насилия – особенно интересно.

Очень важно, когда лидеры мнений в своей отрасли высказывают свою точку зрения, потому что это влияет на людей, потому что мы все зеркалим друг друга.

Если мы будем пропагандировать и показывать насилие, то насилие превратится в норму. Если мы будем говорить и пропагандировать то, что насилие – это плохо, это оседает в подкорке еще с подросткового возраста. Поэтому я думаю, что очень важным аспектом в Украинском образовании должен стать предмет по адаптации в обществе. И как бы это ни было непривычно в возрасте 13-14 лет – и по семейным взаимоотношениям, по семейному взаимодействию.

- А что Алина советовала – давать сдачи и комплекс упражнений?

- Нет, ни в коей мере. Самая главная защита, в том числе и от физического насилия – психологическая, внутренний настрой на то, какие ты осуществляешь защитные меры по отношению к самой себе. Начиная от звонка в полицию и заканчивая разоблачением человека, который совершает семейное насилие. К слову, страх разоблачения для таких мужчин становится тоже одним из способов самоограничения.

- Ситуация в западных обществах лучше, чем в Украине?

- Не лучше. У них точно так же бытует семейное насилие. Просто в более развитых экономических странах экономического насилия меньше. А так, в основном, конечно, это глобальная проблема.

Что касается западных стран, мы, безусловно, взаимодействуем и перенимаем их опыт, делимся результатами их исследований. Когда-то я начинала программу, которая называлась «Женщина – это сила», и мне повезло взять интервью у Джины Девис, основательницы Института гендерного равенства в средствах массовой информации. Она сказала в интервью, что если заниматься вопросами гендерного равенства, то оно наступит через 250 лет. Если не заниматься – то через 500 лет.

МНОГИЕ СЕМЬИ СУЩЕСТВУЮТ ТОЛЬКО ПОТОМУ, ЧТО ТАК ЛЕГЧЕ ВЫЖИТЬ

- Скажите, сколько лет нужно, чтобы в нашем достаточно патриархальном, консервативном обществе, где женщина склонна к терпению, она прошла путь трансформации и стала более сознательной?

Реакция женщин на домашнее насилие напрямую связана с экономической стабильностью в стране

- Я думаю, что есть прямая зависимость от того, как будет развиваться наше государство, от качества экономики. Экономическая стабильность напрямую связана с реакцией женщин на насилие. Чем больше у женщины возможностей для того, чтобы саму себя обеспечить, тем больше у нее будет осознанности того, чего она на самом деле хочет и чего она не хочет. Мне кажется, многие семьи существуют только потому, что так легче выживать. Поэтому давайте жить надеждой на изменения. Ведь в обществе экономика глубоко связана с социальной сферой.

- Скажите, а что для украинской женщины самое сложное, чтоб почувствовать свою ценность и самодостаточность?

- На сегодняшний день – это карьерная реализация. В чем наше неравенство с мужчинами и в чем их преимущество? Женщина еще и биологически должна продолжать род, а на это уходит время, уходят силы, годы для того, чтобы из детей вырастить счастливых людей. Сегодняшняя реальность такова, что у женщины действительно гораздо меньше возможностей, потому что если она принимает решение создавать семью, то мужчина, вне зависимости от того, какое у него количество детей, посвящает свое время работе, карьере. А у женщины в большинстве случаев всегда есть продолжительные перерывы.

И очень хочется, конечно, чтобы наше общество пришло к пониманию, что семья, домашняя работа – это безумно сложный труд. Мне очень нравится картинка, где женщина показана в образе бога Шивы, где она и повар, и психолог, и учитель, и домработница. Действительно, так и есть, женщине приходится нести на себе нагрузку. И очень бы хотелось, чтобы общество и государство это ценили, потому что, если женщины не будут создавать семьи и не будут рожать, то разговоры о старении наций и демографическом кризисе покажутся цветочками. Не знаю, исчезнет ли жизнь на Земле, но мир станет точно намного беднее.

Лана Самохвалова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-