Всеволод Князев, председатель Верховного Суда
Иски относительно обжалования санкций СНБО фактически заморожены
15.12.2021 15:42

Новому председателю Верховного Суда Всеволоду Князеву 42 года. До этого он возглавлял Большую Палату суда, которая рассматривает самые сложные дела в государстве. Поэтому не удивительно, что его имя с самого начала было среди вероятных претендентов на должность, когда в октябре тогдашний председатель ВС Валентина Данишевская объявила о своей отставке. В результате во время пленума 22 октября за него отдали голоса большинство судей. В течение месяца Князев входил в курс дел, пока 30 ноября у Данишевской не истек срок полномочий, а первого декабря – приступил к обязанностям председателя суда.

В этот же день ВС выступил с довольно резким заявлением о давлении на суд в ответ на пост в Фейсбуке пресс-секретаря президента Сергея Никифорова. Как признается новый председатель, текст заявления готовился при его участии.

В интервью Укринформу Князев размышляет, почему у власти сформировалась специфическая культура общения с судами и отвечает на вопрос, что необходимо с этим делать.

Председатель ВС также рассказал, о чем говорил с президентом, каким видит решение "квартирного вопроса" судей ВС, почему приостановлено рассмотрение дел относительно обжалования санкционных списков и как относится к ликвидации ОАСК.

ПАТРИАРХАЛЬНЫЕ ПАРАДИГМЫ САМОУТВЕРЖДЕНИЯ, К СОЖАЛЕНИЮ, ЕЩЕ СУЩЕСТВУЮТ В ОТНОШЕНИЯХ В НАШЕМ СОЦИУМЕ, ДАЖЕ В ПОЛИТИКЕ

- Всеволод Сергеевич, вы месяц вникали в дела и вторую неделю работаете. Уже вошли в новый темп работы?

- Темп действительно бешеный, постепенно вхожу в него. Не просто. Это такой почти круглосуточный драйв. Но справляюсь.

- А что для вас непросто?

- Огромный объем информации. Если раньше был секретарем Большой Палаты и отвечал только за этот участок работы, то сегодня я отвечаю и за весь Верховный Суд, и за всю судебную систему.

- Сколько времени занимает работа?

- На сегодня у меня из личной жизни – это шесть часов поспать, больше позволить себе ничего не могу. Выходные стараюсь уделить детям. Хотя последние субботы приходится посвящать работе. Но воскресенье стараюсь все-таки провести с семьей. Но я шел на это сознательно и уверен, что справлюсь.

- Я была на пленуме Верховного суда, на котором вас избрали председателем. Во время своей речи вы сказали, что опыт вашей предшественницы в должности Валентины Данишевской будет вам полезен. В какой ипостаси она будет помогать?

- Я благодарен Валентине Данишевской за преданную работу на протяжении всех этих лет. Для нее сейчас главное – отдохнуть. Но я надеюсь на ее советы, поддержку и помощь первое время. Она на это согласилась. Будет ли это официальное оформление, или просто помощь время от времени, мы еще определим.

- Встречались с президентом после избрания?

- У меня была короткая встреча с президентом, в течение которой мы обсудили насущные проблемы судебной системы.

- Какие именно?

- Нехватка кадров в судах, необходимость назначения новых судей, низкое финансирование аппаратов судов. Я также обратился к президенту с предложением издать указы о назначении судей и привести к присяге уже назначенных судей.

- Вы имеете в виду, привести к присяге 135 судей, представление на назначение которых сделал Высший совет правосудия?

- И тех, кто был назначен в течение этого года. И тех, кто назначен из этого перечня из 135-ти судей, в отношении которых делал обращение Высший совет правосудия. Присяга назначена на 14 декабря (интервью состоялось 9 декабря - ред.).

- Здесь есть вопросы. С одной стороны, мы знаем, что в судах не хватает двух тысяч судей, а в некоторых, говорят, вообще судей нет. А с другой стороны, общественные организации призвали президента из перечня 135 судей не назначать 91 судью, которые имеют негативное заключение Общественного совета добропорядочности. То есть, если вы просили за них у президента, то считаете, что этих судей все-таки нужно назначить?

- Есть специальные, определенные законом процедуры назначения этих судей. Если у общественности есть претензии к определенному кандидату, то после прохождения оценивания коллегией из трех членов Высшей квалификационной комиссии судей, преодолеть негативное заключение Общественного совета добропорядочности может только пленарное заседание Высшей квалификационной комиссии судей, которой, как вы знаете, уже больше двух лет не существует. Много судей – и те, которые имеют заключения, и те, которые не имеют, – "зависли" и не могли быть назначены. Поэтому законодатель временно разрешил ВСП взять на себя эти полномочия ВККСУ.

Высший совет правосудия, насколько мне известно, коллегиально пересмотрел все эти случаи. Там, где не было этих заключений, внес представление о назначении судей, там, где заключения были, дал им оценку. В каких-то случаях согласился с мнением общественности, где-то не согласился, но принял коллегиальное решение о назначении этих судей на должности. Это решение должно быть выполнено.

- Вы заступили на должность 1 декабря и в этот же день со стороны ВС было довольно резкое заявление о давлении и привлечения к ответственности в ответ на пост в Фейсбуке пресс-секретаря президента Сергея Никифорова, в котором говорилось, что для ОП отказ КС привести к присяге двух судей выглядит как затягивание времени с надеждой, что "Верховный Суд примет выгодные решения для скомпрометированной верхушки КСУ". Вы дали так понять, что не согласны с тем, что делает политическая власть в стране?

- Я всегда стоял на принципах защиты судейской независимости и продолжу стоять на том, что Верховный Суд независим, и другие ветви власти не должны вмешиваться в его работу. Высказывания, которые имели место со стороны Офиса президента, я считаю неприемлемыми. Поэтому и заявление, которое составлялось при моем участии, было соответствующее.

- Была ли потом какая-то коммуникация между Верховным Судом и Офисом президента по поводу этой перепалки?

- Коммуникация была на уровне ответа пресс-службы суда.

- А с президентом вы общались уже потом, после этого вашего ответа первого числа, или до этого? Этот вопрос поднимался?

- Да, потом. В целом было полное взаимопонимание относительно необходимости обеспечения верховенства права и независимости судебной ветви власти.

- Кстати, когда можно ожидать финальное решение Большой палаты ВС в деле увольнения президентом с должности судьи КС Тупицкого, которое может расставить все точки над "i" в этой истории с назначением новых судей?

- Мы провели значительную работу в рамках этого дела, решили ряд процессуальных вопросов, это дело непростое. Продолжаем его рассматривать.

Мне кажется, уже о многом сказал сам Конституционный Суд в своем решении, когда отказался привести к присяге новых судей Конституционного Суда.

Но Верховный Суд будет выносить решение в соответствии с Конституцией и внутренним убеждением судей.

- В продолжение темы. В конце октября секретарь СНБО Данилов сказал, что украинские суды образовали "корпорацию" и являются "более опасными, чем олигархи". По вашему мнению, таким ли образом должны складываться отношения власти с судами? Как изменить этот своего рода абъюз?

- Почему в некоторых семьях мужчина приходит домой и начинает кричать на жену или как-то еще притеснять ее? Так он хочет показать, что главный, а она должна ему подчиняться. Такие патриархальные парадигмы самоутверждения, к сожалению, еще существуют в других отношениях в нашем социуме, даже в политике. Поэтому мы показываем и будем показывать, что тоже сильны

- Раз мы упомянули Данилова, то что вы можете сказать о санкционных действиях СНБО? Санкции могут заменить следствие и судебные приговоры?

- Если я сейчас об этом скажу, то мне не будет что написать в судебном решении (улыбается). А я буду рассматривать все эти дела. Поэтому просто не имею права об этом рассказать, иначе это не будет соответствовать правилам судейской этики. Заранее судья не может высказывать свою позицию по делу.

- После введения СНБО санкций в ВС поступил ряд исков, которые сейчас рассматривает Кассационный админсуд. Вы ранее говорили, что существует проблема, связанная с отсутствием в ВС технических условий для рассмотрения дел с секретными документами, которыми являются дела относительно санкционных списков. Требуется соответствующее оборудование и сертификация, а ВС не может получить это в течение года. Какая в таком случае должна быть техника для фиксирования рассмотрения дел, часть доказательств в которых - под грифом "секретно"?

- В каждом судебном деле ведется аудиофиксация судебного заседания. Когда мы рассматриваем дело, в котором есть секретные материалы, должно быть специальное оборудование, которое бы сразу шифровало эту аудиозапись и сохраняло ее таким образом, чтобы посторонние лица не могли ее скопировать и затем расшифровать. Такое оборудование, которое бы отвечало требованиям специальных служб, насколько мне известно, в Украине не производится. Поэтому есть два выхода. Первый - снизить нормативные требования к такому оборудованию. Но я понимаю, что здесь мы можем «влезть» в вопросы гостайны обороны и разведки.

Второй вариант - рассмотреть в Верховной Раде законопроект, которым упростить фиксирование судебного заседания по таким делам, убрать из него аудиофиксацию и записывать старым способом с помощью простых технических средств, которые при этом делают невозможным копирование аудиофайла на флешку. Этот вариант прорабатывается в Верховном суде. Мы думаем над таким законопроектом для того, чтобы сдвинуть эти дела с места.

Мы понимаем, что истцы по этим делам, вероятно, могут подождать определенное время, а затем обратиться в Европейский суд по правам человека с жалобой на отсутствие доступа к эффективному правосудию в Украине. И можно лишь прогнозировать, какое решение примет Европейский суд.

- То есть, пока не будет решения Верховной Рады относительно инициированного вами законопроекта, дела в отношении наложения санкций на Медведчука, Марченко и ряда телеканалов будут заморожены?

- Пока они фактически заморожены. Но как будет дальше, не могу с уверенностью сказать, потому что внутри Верховного суда продолжается дискуссия, что эти дела все равно необходимо рассматривать.

НЕКОТОРЫЕ ПРЕДСЕДАТЕЛИ СУДОВ ДЛЯ ОТПРАВКИ ПОВЕСТОК ПО ДЕЛАМ ПОКУПАЛИ МАРКИ И КОНВЕРТЫ ЗА СВОЙ СЧЕТ

- Что касается финансирования. 2 декабря приняли госбюджет, в котором на судебную ветвь власти предусмотрели 19 миллиардов гривень. Этих денег хватит? Сначала ГСАУ, кажется, просила 26 млрд...

- Так и есть. Конечно, такой бюджет намного лучше, чем в прошлом году, когда работникам аппаратов судов выплачивали зарплату ниже минимальной. Из-за этого большое количество работников судов первой и второй инстанций просто уволились.

Также в течение 2021 года в судах не было бумаги, марок, конвертов, чтобы отправлять корреспонденцию участникам процесса. Я знаю, что некоторые председатели судов для отправки повесток по делам покупали марки и конверты за свой счет.

В следующем году денег на это предусмотрено чуть больше, и я надеюсь, такой проблемы с марками уже не будет, а работники аппаратов судов будут обеспечены зарплатой на каком-то более-менее приемлемом уровне. Однако недофинансирование все равно значительное.

- Можно ввести электронную систему отправки корреспонденции...

- Это требует огромных денег и времени. Но это все постепенно внедряется. Но мы должны понимать, что эта электронная система никогда не доберется до отдаленного села, где нет интернета, и старенькой женщины, которая судится за свою пенсию. А таких истцов и ответчиков у нас миллионы. Поэтому это не такой простой вопрос...

- Недавно руководители аппаратов столичных районных судов заявили о массовом увольнении своих работников из-за низких зарплат. В отдельных судах в течение текущего года уволились около трети работников. 

- А в некоторых и половина.

- Очевидно, эти люди уже не вернутся?

- Не вернутся, потому что работа сложная, ответственная, а оплата – просто мизерная. Я уже говорил в одном из интервью, что зарплата работника аппарата суда ниже, чем у уборщицы в супермаркете, которая ни за что особо серьезное, в принципе, не отвечает. Так как мы можем удержать этих людей?

- У судей райсудов зарплаты - в районе 60-80 тысяч и, я слышала, они сбрасываются на доплаты помощникам и работникам суда...

- Конечно, судьи пытаются удержать своих помощников, секретарей, консультантов. Не все так могут. У кого-то больные родители, кто-то должен делать операцию. Разные ситуации есть и у судей.

- То есть, ситуация с районными судами пока не решена?

- Ситуация будет лучше, чем в прошлом году, но далека от идеальной.

- Вы как-то говорили, что не исключаете возможности вернуться к практике, когда Верховный Суд играл роль в бюджетном процессе. О чем идет речь?

- Верховный Суд ощущает свою ответственность за судей и работников аппарата судов первой и второй инстанции, но какого-то инструмента для участия в бюджетном процессе у нас нет.

Мы не можем выразить свои пожелания, участвовать в заседаниях бюджетного комитета, официально общаться по этому поводу с министром финансов, потому что не являемся участниками бюджетного процесса в отношении судов первой и апелляционной инстанций.

В свое время Верховный Суд был распорядителем бюджетных средств в отношении всех судов. Затем эту систему изменили, сделали ответственной за финансирование судов первой и второй инстанций Государственную судебную администрацию. Это имеет свои плюсы и минусы. Конечно, мне, как председателю Верховного суда, полностью заниматься еще вопросами финансирования всей системы будет сложновато. Однако необходимо, чтобы Верховный Суд не был полностью исключен из этого процесса. Мы должны высказывать свое мнение по этому поводу на уровне Минфина, на уровне бюджетного комитета парламента. Поэтому, думаю, необходимо вносить изменения в законодательство таким образом, чтобы Верховный Суд предоставлял предложения относительно финансирования судов первой и второй инстанции.

Я ВИЖУ ПРИОРИТЕТ В ПРОГРАММЕ ФИНАНСИРОВАНИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА ЖИЛЬЯ ДЛЯ СУДЕЙ

- Когда вас избирали на пленуме, первым вопросом со стороны судей было, собираетесь ли решать проблему получения судьями Верховного Суда служебных квартир.

Законодательство действительно предусматривает обеспечение судей жильем. Но разве судьи не понимают, в какой реальности живут? Тем более, мне кажется, зарплаты судьи Верховного Суда в размере около 300 тыс. грн вполне хватает для покупки собственного жилья, и ставить такой вопрос – вообще как-то неэтично...

- Когда по этому поводу общался с судьями Верховного Суда, слышал диаметральные точки зрения. Часть категорически выступает за получение служебного жилья. Многие судьи говорят, что зарплаты у нас большие и позволяют жилье снимать. Кто-то уже собрал деньги и приобрел жилье. Поэтому, по этому поводу будем советоваться и принимать какое-то «соломоново решение».

Относительно себя могу сказать, что зарплата позволяет мне снимать квартиру, достаточную для нужд моей семьи.

- На пленуме вы также сказали, что рассматриваете вопрос получения жилья через совместное инвестирование, когда застройщик строит дом на участке ВС, а потом часть квартир передается судьям. Известно, что у ВС есть участок в столице по улице Старонаводницкой. Планируете реализовывать такой проект?

- На сегодня Верховный Суд согласовывает меморандум с Кабинетом министров, согласно которому этот земельный участок забирают у суда, взамен нам выделят помещения для судов первой, апелляционной и кассационной инстанций. Этот процесс был запущен задолго до того, как я стал председателем Верховного Суда, и подходит к завершающей стадии.

Мне кажется, что судьи Верховного Суда, у которых действительно неплохие зарплаты, способны найти финансовые механизмы для получения собственного жилья, которое будет в их собственности, в отличие от служебного, которое необходимо вернуть после того, как завершаешь работать. Поэтому приоритет я вижу скорее в программе финансирования строительства, чем получении служебного жилья, и мы над этим будем работать.

- В ВС готовы принять к рассмотрению часть дел из Окружного админсуда Киева, как предусматривает принятый в первом чтении президентский законопроект №5067?

- В принципе, концептуально против этого законопроекта мы не возражаем. Единственное, нужно выделить именно те дела, которые требуют рассмотрения именно Верховным Судом.

- Ранее госпожа Данишевская говорила, что этот законопроект добавит ВС примерно 200-300 дел в год. Если учитывать, что ВС в течение года рассматривает десятки тысяч дел, то это кажется не критичным...

- Действительно, 200-300 дел, кажется, немного, но проблема в том, что первой инстанцией по рассмотрению этих дел будет выступать Кассационный административный суд, а апелляционной инстанцией – Большая Палата Верховного суда, где всего одна коллегия из 21 судьи, и которая рассматривает до тысячи дел в год. Если добавить еще 300, то это на 30 процентов увеличит их количество. Сейчас Большая Палата уже работает ежедневно до 7-8 часов вечера, а такой шаг еще увеличит нагрузку. Но мы работы не боимся, если действительно в этом есть необходимость, мы готовы взять на себя такую дополнительную нагрузку.

- Нужно ли ликвидировать ОАСК?

- Я думаю, что дело не в ликвидации, а в полномочиях. Если в одном суде концентрируется огромное количество полномочий, то можем его ликвидировать и создать новый, который назовем не ОАСК, например, а как-то по-другому, но со временем на этот суд тоже будут нарекания по объективным и субъективным причинам. Поэтому должны подумать, как разделить полномочия ОАСК в рамках судебной системы таким образом, чтобы система работала сбалансированно.

- Удалось ли судьям за четыре года преодолеть остаток дел, который достался в наследство от Верховного Суда Украины?

- Когда мы начинали свою работу, нам «по наследству» передали 78 тысяч дел, которые не были рассмотрены Верховным Судом Украины и Высшими специализированными судами. За 4 года мы рассмотрели уже более 375 тысяч дел. На сегодня выходной остаток в Верховном суде составляет 29 тысяч дел. Это означает, что за 4 года мы более чем вдвое сократили этот остаток. По моим расчетам, еще за полтора года мы полностью ликвидируем остаток, и количество рассматриваемых дел будет соответствовать количеству поступающих. Установится нормальный рабочий процесс.

- У судей было опасение, что работа Этического совета при ВСП, с помощью которого должен быть перезагружен этот орган, остановит его работу, когда начнет проверку с действительных членов. Недавно Этический совет решил начать проверку с кандидатов на вакантные должности членов ВСП. Можно ли это считать достижением определенного компромисса и что риска остановки работы ВСП уже нет?

- Я надеюсь, что Этический совет будет работать таким образом, чтобы работа Высшего совета правосудия не останавливалась. Я благодарен международным экспертам, что они действительно поддержали нас в этом направлении и пошли на определенный компромисс. Надеюсь, что договоренности будут соблюдены.

- Уже два года, как работает ВАКС, а Кассационный уголовный суд в составе ВС является последней инстанцией в рассмотрении его дел. После решения по делу бывшего судьи Апелляционного суда Черкасской области Пономаренко, которому из-за процедурных моментов отменили приговор, есть опасения, что другие решения по важным коррупционным делам НАБУ так же могут быть отменены...

- Я изучал этот кейс, и у меня не возникло сомнений в законности решения, которое приняли судьи Кассационного уголовного суда.

Закон прямо предусматривает, что в случае, когда обвинительный акт несвоевременно подается следственными органами в суд, это является основанием для закрытия уголовного производства, кроме тяжких и особо тяжких преступлений против жизни и здоровья. О коррупционных преступлениях в этой статье речь не идет. Это означает, что у судьи нет другого варианта, как закрыть уголовное производство.

Такая норма стимулирует следователей работать вовремя, чтобы подозреваемый не был постоянно «подвешен» и не ждал годами, когда следствие идет, а обвинительный акт все не составляется и не составляется.

С одной стороны, выглядит так, что три дня – это не много, и можно было бы закрыть на это глаза. А давайте подумаем: четыре дня - это много? Может, тоже не много. А семь дней, а месяц, а полгода? До какого предела мы можем говорить, что процедурные нарушения несущественны?

Специфика уголовного процесса – как раз в том, что любые процедурные нарушения влекут за собой отмену судебных решений. Поэтому, если законодатель определил определенные границы, то следственные органы должны их соблюдать. Иначе необходимо вносить изменения в Уголовный процессуальный кодекс.

Следователи, прокуроры, судьи – все должны неукоснительно соблюдать требования уголовно-процессуального законодательства. Тогда будут выноситься справедливые, законные решения. И нареканий со стороны общества к ним не будет. 

Любое решение может нравиться или не нравиться. В то же время, если действительно будут доказательства или информация о недостойном, коррупционном поведении любого судьи Верховного Суда, должны на это реагировать жестко и требовать объективного расследования и привлечения виновных к ответственности.

- В 2019 году началась реформа прокуратуры, во время которой уволили несколько тысяч прокуроров. Они в свою очередь подали преимущественно однотипные иски о восстановлении в должностях. Суды обращались в ВС для того, чтобы получить примерное решение и затем быстро рассмотреть эти иски, но суд отказал. Почему?

- Здесь и процессуальный вопрос, и фактический. Процессуальный заключается в том, что когда вынесено решение Верховным Судом как судом кассационной инстанции, то образцового дела уже быть не может. Потому что институт образцового дела работает только тогда, когда нет решения Верховного суда, и Кассационный административный суд рассматривает определенное дело как суд первой инстанции, а в апелляционной инстанции его пересматривает Большая палата Верховного суда. Итак, когда уже есть практика в судах кассационной инстанции по определенному вопросу, то рассматривать примерное дело по этому вопросу уже невозможно. Это первое.

И фактический вопрос. Для того, чтобы поставить вопрос о примерном деле, нужно, чтобы правовая проблема в каждом из них была одинаковой. Насколько я общался с коллегами и изучал некоторые материалы из реестра судебных решений, то у прокуроров есть разные юридические ситуации, которые коллеги в Кассационном административном суде условно разделили на несколько групп. Сейчас планируется рассмотреть эти вопросы на заседаниях палаты Кассационного административного суда, и по этим категориям, разным юридическим ситуациям сформировать единую судебную практику.

БЫВАЮТ СИТУАЦИИ, КОГДА СУДЬИ МОГУТ В ОДИН ДЕНЬ РАССМОТРЕТЬ ДВА ОДИНАКОВЫХ ДЕЛА И ПРИНЯТЬ ПРОТИВОПОЛОЖНЫЕ РЕШЕНИЯ

- Говорят, в ВС есть проблемы с единством судебной практики, когда принимаются сотни дел с применением взаимоисключающих правовых позиций. Как собираетесь исправлять это? 

- Каждый судья Верховного суда рассматривает до тысячи дел в год. И бывают ситуации, когда судьи, сидящие в соседних кабинетах, могут в один день рассмотреть два одинаковых дела и вынести два противоположных решения. Мы создали информационную систему для поиска правовых позиций, стараемся максимально использовать механизмы объединенной палаты, Большой Палаты, но, к сожалению, должен констатировать: проблема с единством судебной практики в Верховном Суде все еще существует.

Возможно, дело - в самой структуре Верховного Суда. Мы разбиты на четыре кассационных суда, которые находятся в разных концах города, судьи мало общаются друг с другом и нет достаточных инструментов для обмена мнениями в отношении правовых позиций.

Я считаю, необходимо улучшать коммуникацию на уровне секретарей судебных палат, больше общаться, улучшать информационно-техническое обеспечение.

При поддержке международных партнеров мы разработали программу "База правовых позиций Верховного Суда", которая позволяет анализировать текст кассационной жалобы и искать под нее правовые позиции. Сначала мы хотели ее использовать только для судей Верховного Суда, а затем решили, что необходимо предоставить ее абсолютно всем: обычным людям, юристам, адвокатам, судьям первой и второй инстанций – все могут использовать эту программу на сайте суда. Она постепенно наполняется нашими правовыми позициями. Это не просто, потому что судьи принимают сотни решений каждый день, но за этим я вижу будущее.

Есть страны, которые подобные программы используют уже давно и пошли даже дальше. На одной из международных конференций мы изучали опыт Китая и Бразилии, где несложные дела рассматривает искусственный интеллект. Если человек несогласен с решением искусственного интеллекта, он может подать апелляцию к судье. В некоторых странах уже возникают моральные вопросы, имеет ли право человек на пересмотр его дела человеком, достаточно ли, чтобы пересмотр осуществлял только компьютер. Поэтому некоторые страны используют искусственный интеллект достаточно активно. Мы в этом плане еще «пасем задних».

- Я слышала, в ВС планируют принять Стратегию развития суда. Что она будет предусматривать?

- На прошлом пленуме, который состоялся в начале декабря, я анонсировал создание рабочей группы по стратегическому реформированию Верховного Суда. Пригласил всех судей, которые имеют желание и время, присоединиться к ней.

Рабочая группа проанализирует все наши процессы, в т. ч. и причины отсутствия единства судебной практики, эффективность работы аппарата суда, структуру суда, и внесет предложения, которые в дальнейшем будем прорабатывать и принимать соответствующие решения.

Думаю, персональный состав этой группы утвердим в феврале 2022-го года. И к осени, по результатам ее работы, будем принимать решение относительно изменений в Верховном суде.

Алла Шершень, Киев

Фото: Евгений Котенко

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-