Забытые жертвы. Украинцы на принудительных работах в Третьем рейхе

Забытые жертвы. Украинцы на принудительных работах в Третьем рейхе

Укринформ
80 лет назад, в январе-марте 1942 года начался массовый и принудительный вывоз украинцев на работы в нацистскую Германию

Украина была одним из крупнейших поставщиков рабочей силы в нацистскую Германию. Всего, по подсчетам специалистов, с конца 1941-го по начало 1944 года из Украины в Третий рейх было вывезено 2,4 млн наших соотечественников. Преимущественно молодых и здоровых; преимущественно девушек, хотя было и немало несовершеннолетних ребят. Украинцы работали повсюду: на крупных заводах, сельском хозяйстве, частных хозяйствах. Многие из них погибли от бесчеловечных условий труда, инфекций, истощения. По окончании войны лишь немногим удалось устроиться на Западе. Вернувшихся на родину ждали очередные испытания голодом и нуждой, новое моральное унижение или сталинские лагеря.

Советский режим видел во вчерашних «остарбайтерах» «изменников родины». О людях, отдавших лучшие годы своей жизни и силы принудительному германскому рабству, предпочитали не вспоминать. СССР, в отличие от других государств, десятилетиями не ставил перед Германией вопрос выплат компенсаций жертвам принудительного труда.

Но нынешняя Украина вынуждена до сих пор доказывать нынешней Германии, что политика искупления грехов прошлого, проводимая в отношении России, по справедливости должна быть пересмотрена. Ведь и нацистская оккупация распространялась, в отличие от России, на всю территорию Украины, и жертвы народы Украины понесли самые большие, и среди так называемых «остарбайтеров», де-факто рабов, вывезенных в Германию с территории СССР, не менее 70% составляли украинцы.

Рабский труд в Третьем рейхе. Кто такие «остарбайтеры»

Нацистская Германия создала одну из крупнейших систем принудительного труда в истории человечества. За Вторую мировую войну в страну было ввезено почти 13 млн рабочих из разных европейских стран. Приблизительно 3 млн из них составляли рабочие из СССР, большинство были украинцами. В гитлеровской Германии положение «завезенного» рабочего зависело от его национальности или, как это называли нацисты, «расы».

Термин «остарбайтер» – «восточный рабочий» – впервые появился ровно 80 лет назад, в приказе Рейхсфюрера СС и начальника германской полиции Генриха Гиммлера от 20 февраля 1942 года. Его применяли к гражданским рабочим из «старых советских областей». Также их называли еще «гражданскими русскими», «советскими русскими».

Сперва нацистское руководство не планировало использовать украинцев на массовых работах в Германии. Гитлер надеялся быстро захватить территорию, часть населения уничтожить, заселив немецкими колонизаторами, а часть превратить в местных рабов. Именно об этом и говорилось в генеральном плане «Ост». Но война затягивалась, становилась позиционной, поэтому уже в октябре-ноябре 1941 г. было утверждено решение об использовании рабочих из СССР – Третий рейх нуждался в рабочих руках. Молодых и сильных. Чем больше, тем лучше.

Чем «остарбайтеры» отличались от других подневольных рабочих

«Остарбайтеры» были самой большой и самой бесправной группой иностранцев (так же, как бесправны были в концлагерях советские военнопленные) в Третьем рейхе. Их надлежало держать в изоляции. И от немецкого населения, и от других рабочих, и от своих земляков-военнопленных. Содержали их в лагерях – обязательно огражденных и охраняемых. В свободное время им нужно было находиться на территории лагеря. На верхней одежде обязательно должна быть нашивка «OST» («восток»). Рабочий день длился по 10-16 часов. Остарбайтеры не имели права пользоваться велосипедом, иметь при себе документы. Штрафные санкции были чрезвычайно жесткими, вплоть до смертной казни. Например, за сексуальный контакт с немецкой женщиной «остарбайтера» казнили, а женщину отправляли в концлагерь, а сексуальное насилие со стороны немецких работодателей в отношении украинок не каралось.

Самыми трудными были условия труда и быта на государственных предприятиях. У фермера жилось чуть полегче (там можно было лучше питаться); хотя зависело от нрава бауэра. Одна украинка вспоминала, что ей было легче доить десять коров, чем обувать свою хозяйку. И не только потому, что это было унизительно, но и потому, что та каждый раз норовила ударить ее в лицо ногой.

Следует заметить, что украинцев из Галичины, бывших земель Австрийской империи, до 1939 года не входивших в СССР, нацисты считали украинцами. Это был официальный статус, позволявший им свободно, без охраны передвигаться в пределах населенного пункта, посещать церковь, не носить опознавательные знаки на верхней одежде, свободно переписываться с родными (без цензурного вмешательства), получать помощь общественных организаций, иметь немного лучшие условия проживания. и питание

Условия содержания и оплаты труда «остарбайтеров» были приравнены к другим иностранным рабочим только в марте 1944 года.

Как их вербовали, что обещали

Агітація і реальність
Агитация и реальность

Массовый вывоз украинцев на работы в Германию начался с 1942 года. В крупнейших украинских городах – Харькове, Киеве, Сталино (Донецке), Днепропетровске – повсюду вербовали местное население для работ в Германии.

11 января 1942 в газете «Новое украинское слово» было опубликовано обращение генерал-комиссара Киева Квитцрау: «Украинские мужчины и женщины! Германия дает возможность для полезной и хорошо оплачиваемой работы. …В Германии вы будете хорошо обеспечены и найдете хорошие жилищные условия. Плата также будет хорошей: вы будете получать деньги по тарифу и по производительности труда. О ваших семьях будут заботиться все время, пока вы будете работать в Германии».

Агитационно-пропагандистская машина работала на полную мощь: людей призывали ехать на Запад яркие плакаты, листовки, газеты; объявления звучали не только из громкоговорителей, но даже в проповедях священников в открытых немцами церквах. Призыв нацистов прозвучал именно в то время, когда на оккупированных территориях, особенно в городах, катастрофически не хватало продуктов. Поэтому многие горожан, измученные неуверенностью, голодом и холодом, откликнулись на призыв немецких вербовщиков.

Артемівськ, 1942
Артемовск, 1942

Уже 18 января 1942 года из Харькова отправился первый поезд с добровольными рабочими. В феврале немцы потребовали прислать из Украины 290 000 сельскохозяйственных работников и 80 000 квалифицированных специалистов для немецкой промышленности.

«І часто причувається, мамо, твій голос…» Письма отчаяния

Однако скоро стало ясно, что в Германии «восточных» украинцев ожидает не рай, а ад. Людей перевозили в закрытых неотапливаемых товарняках без удобств. Естественные нужды приходилось справлять прямо в вагоне. Не хватало продуктов и даже воды. Об обещанном качественном горячем питании даже и речи не было. Дорога длилась примерно 10 дней до места назначения. Потом рабочих фасовали, как вещи, или рабов, распределяя на работы.

Весьма показательны воспоминания Эразма Штепы – сына Константина Штепы – ректора Киевского университета в 1941 году, главного редактора газеты «Новое украинское слово» (1941-1943). Эразм Штепа одним из первых уехал на работу в Германию. С одной стороны, он действительно верил в прекрасные перспективы, щедро обещанные в агитках нацистами, а с другой – это был намерененный и в чем-то пропагандистский шаг – сын известного ученого, ректора университета, едет на работу в Германию – это должно было поощрять других, тех , кто с недоверием относился к подобным призывам оккупационных властей. Что вышло из той авантюры, в которую пустился юноша? Он едва остался жив.

Об этом свидетельствуют и многочисленные письма остарбайтеров, которые они слали с чужбины домой. Письма подвергались жестокой цензуре, но все же украинцам удавалось доносить до родных весь тот беспросветный ужас, ту безнадежность, в которой они оказались.

Ольга Кепша из села Великоалександровка Бориспольского района Киевской области писала в апреле 1943 родным: «…почали нам давати обід заради празника. Дали супу такого, що лучче варили у нас свиням. А сірий такий, що їсти не можна… Сіли за стіл, заплакали, заспівали «Христос воскрес!», усіх спом’янули… Як подивишся, як трава та все зелене стоїть, то споминаю свою рідну Україну і свою рідну сім’ю. Чи ще прийдеться побачитися? Хоча б раз побачитися – тоді і не страшно було б і вмирать… Тільки і того, що як настане ніч, та заснеш, то усе горе забудеш. Та як присниться домівка, й думаю що я вдома, а як проснешся, то заплачеш. І часто причувається, мамо, твій голос…»

Мария Пустовит из Рокитнянского района пишет матери и сестре в 1943 году: «Повідомляю я вам, моя матіночко, моя утіночко, що я поки жива і здорова… Ви мені, матіночко, пишете, що ждете мене додому. Ой, моя матіночко, моя голубочко, я б і рада щоб і сьогодні до вас прийти, та не можна; ой, матіночко, нащо я зосталася на таке життя! Чом я не вмерла, нащо ви мене, матіночко, таку нещасну на світ породили… Як подумаю про вас та про таточка, де вони, ой, Боже-Боже, нащо нас розрізнили по всім світі…» Подобных писем – десятки тысяч.

Конечно, примеры человечного отношения немецких хозяев к своим украинским батракам были, но они сотавляли, скорее, исключение из правил.

Волки сбрасывают овечьи шкуры

Когда нацистам стало ясно, что желающих быть рабами Гитлера больше нет, они сменили тактику. Дешевая пропагандистская мишура была отвергнута. Начался нескрываемый террор. Повсеместно проводились внезапные облавы, людей могли схватить где бы то ни было. В многочисленных воспоминаниях свидетелей тех событий можно прочитать о жутких сценах облав или о том, как криком кричали украинские девушки, когда их везли по улицам того или иного города на грузовиках в сопровождении конвоя. Иногда им не давали собрать самые необходимые вещи.

Київ, вул. Некрасівська
Киев, ул. Некрасовская, 1942 год

Весной 1942 года волна вербовки добралась и до украинского села. Очевидец из с. Глубокое Бориспольского района Киевской области рассказывал: «Так пришла весна 1942 года. Пришел приказ набирать рабочую силу в Германию… Были составлены списки и разосланы сообщения, в которых говорилось: «Вы должны выехать в Германию для построения новой Европы». Как будто туча надвинула на село. Большой ужас нашел на людей… убежишь – семья пострадает. Но вот начали бегать полиции и насильно загонять в старостат. Плача шли девушки, ребята. Плакали как по мертвым матери, сестры, родные».

Нелегкий путь признания своей вины

Германия начала выплачивать компенсации европейским рабочим с 1956 года. Потребовалось немалое давление мировой общественности (в том числе США), потребовались многочисленные суды, чтобы заставить немецкое правительство, немецкий бизнес и общество признать преступность принудительного труда миллионов европейцев и начать выплачивать компенсации.

Переговоры СССР (а затем РФ) с Германией о выплате средств бывшим принудительным рабочим из СССР начались только в конце 80-х годов. В 1993 году на территории бывшего СССР, в том числе и в Украине, были основаны фонды «Взаимопонимание и примирение», которые осуществляли гуманитарные выплаты бывшим принудительным работникам Третьего рейха. Тогда Германия произвела выплаты примерно на миллиард немецких марок, которые были разделены между Беларусью, Россией и Украиной. При этом Россия и Беларусь должны были учесть жертв национал-социализма в странах Балтии. По состоянию на 1 сентября 1999 года гуманитарные выплаты в Украине получили более 600 тысяч человек, на что было выделено чуть более 370 млн. немецких марок.

В сентябре 2000-го в Германии (опять под мощным международным давлением) был создан фонд "Память, ответственность и будущее" (EVZ), ставший единым адресатом для принятия всех претензий. Среди его учредителей – не только немецкое правительство, но и деловые круги Германии. В июне 2001 года фонд совершил первый платеж – чехам. Затем были произведены выплаты Польше, России, Беларуси и Украине. Всего, с 2001 по 2006 год EVZ выплатил 4,37 млрд евро свыше миллиона бывших подневольных работников или их родственникам из 100 стран мира.

Среди членов Попечительского Совета EVZ есть и представители Украины. Украина в период с 2001 по 2006 год получила примерно 867 млн ​​евро возмещений (к примеру, РФ – 443,7 млн ​​евро, Белоруссия еще меньше). Компенсации (именно компенсации, а не «гуманитарную помощь», как в 90-х) на этот раз получили более 470 тысяч украинских «остарбайтеров» или их правопреемников. Некоторые категории пострадавших не были включены немецкой стороной в число претендентов на возмещение. Выплаты проводились в два этапа, поэтому некоторые своих так и не дождались. В 2006 году выплаты германской стороной были прекращены.

Польский опыт

Интересен и показателен опыт Польши. Польские рабочие хоть и не относились к «остарбайтерам», но тоже нещадно эксплуатировались нацистами. Вопрос компенсаций стал ключевым при подписании польско-германского договора о добрососедстве и сотрудничестве в 1991 году. После длительных переговоров Германия согласилась выплатить Польше для начала 500 млн. немецких марок для использования в программах гуманитарной помощи. Тогда же был образован и фонд "Польско-немецкое перемирие", действующий и поныне. С сентября 1992 года начались выплаты не только тем, кто работал на Третий рейх, но и выжившим в тюрьмах, гетто и лагерях. Выплаты производились постоянно. Например, только за период 2001-2006 годов Германией было выплачено польской стороне 975,5 млн евро.

В Польше был создан единый реестр всех пострадавших во время Второй мировой войны. В польский фонд было подано более миллиона заявлений о компенсации за принудительный труд в пользу Третьего рейха. К каждой заявке подавались рабочие карты, фотографии и другие документы. Это позволило создать огромный архив личных историй и масштаб принудительного труда.

Следует отметить, что первые переговоры Германии и Польской Народной Республики по этому вопросу состоялись еще в 1975 году. Тогда речь шла о пенсионном страховании и страховании от несчастных случаев на сумму 1,3 млрд немецких марок. Польские рабочие, во время Второй мировой работавшие на рейх, требовали вернуть высчитанные из их тогдашних нищенских зарплат социальные отчисления. Конечно, из-за политической биполярности тогда средства до поляков не могли дойти, но позже Польша смогла достичь немалых успехов в отстаивании интересов собственных граждан – жертв немецкого национал-социализма.

Марко Назаренко, Київ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-