Российские историки – видные учёные или жалкие пропагандисты?

Российские историки – видные учёные или жалкие пропагандисты?

Укринформ
Историческая наука и история как таковая в целом имеют большое значение для формирования и реализации политики российского государства.

Все сферы его внешне- и внутриполитической действительности пронизаны теми или иными связями с историей или историческими мифами. Даже на уровне конституции рф закреплена исключительная возможность государства давать оценки «правильности» изложения тех или иных исторических событий. Сам по себе механизм власти и его идеологическая основа уходят корнями ещё во времена царской россии. Как раз поэтому манипуляции историческим прошлым достаточно широко применяются российским политическим руководством для создания иллюзорного мира не всегда удовлетворённых экспансионистских амбиций.

Особую роль в обеспечении функционирования политического режима россии играет её историческая наука. В частности, исследователи отрицают любые попытки зарубежных коллег предоставить научному сообществу альтернативные точки зрения по отношению к российскому прошлому. Возник даже специальный термин «зарубежная русистика», которым обозначают комплекс трудов по истории россии, написанных зарубежными исследователями на протяжении последних лет. Основными упрёками в их адрес стали «целенаправленное» унижение роли россии в мировой истории, «однобокость» историографических оценок (исключительно с позиций экспансионизма и его проявлений в различных аспектах государственной политики без «должного внимания» к «прогрессивному значению» освоения тех или иных территорий), «непонимание» глубинной сущности политических процессов (особенно внутренних), а также преобладание националистических подходов при освещении прошлого бывших российских владений. Главным критерием при формулировке этих замечаний выступает не научная объективность, а несоответствие направленности зарубежных трудов основам российской государственной идеологии. Вместе с тем, некоторые российские историки сами освещают экспансионистские акции царского и советского правительств, однако делают это достаточно избирательно и с целью демонстрации «содействия» правительства нынешней рф угнетённым в прошлом народам. Тотальное отрицание освещённых зарубежными историками отличных от официальной трактовки взглядов на российское прошлое играет важную роль также и в контексте «оправдания» конкретных захватнических акций. Примечательно, что эти традиции уходят корнями ещё в имперскую университетскую науку, когда, как в точности и в современных российских реалиях, наблюдалась устойчивая тенденция к государственному контролю над содержанием исторических трудов.

Важно обратить внимание и на основные направления, по которым осуществляется псевдонаучное историческое сопровождение политического курса россии. В первую очередь, ещё с царских времён накануне завоеваний и в первые десятилетия после них осуществляется детальное изучение этнологии, этнографии и политической истории присоединяемых регионов с целью поиска наиболее действенных путей их ассимиляции. Именно историки в значительной степени создавали «великодержавную» концепцию россии, в частности, путём целенаправленного вписывания «национальных историй» в единый контекст российской истории, освещения исключительно «прогрессивного» значения политики кремля в отношении разных народов, а также изложения мировой истории по принципу «историю пишут победители» и противопоставление ей в истории России как отдельного явления. Апологеты правящего режима от науки способствуют также «героизации» его экспансионистских акций путём приурочения к годовщине соответствующих событий издания псевдонаучных работ комплиментарного содержания, вывода псевдоисторических претензий россии к другим странам и демонстрации гегемонии российского православия по отношению к другим религиям. Такой широкий спектр направлений применения исторической науки для обеспечения существования институций власти свидетельствует о высоком уровне влияния власть имущих на непосредственный процесс создания исторической памяти, тем самым искажая её сущность как одного из важнейших инструментов национальной консолидации и превращая исключительно в средство реализации откровенно захватнических целей.

Вообще вопрос исторической памяти впервые встал в обществе в то время, когда возникла необходимость осознания своей связи с государством в контексте имеющихся внешних угроз. В частности, речь идёт о временах становления Римской империи и вероятности поглощения новых территорий. Современник этих событий древнегреческий историк Лукиан различал приятное и полезное в освещении прошлого. Под «полезным» мыслитель понимал как раз достижение истины как конечную и единственно возможную цель исторических исследований. «Приятным» же названы все средства приведения излагаемого материала в форму, пригодную для популяризации и распространение исторических знаний среди населения. Сравнивая эти аспекты с соотношением силы и красоты как черт атлета, Лукиан подчёркивал, что когда историку удаётся успешно достичь цели и найти истинную картину событий, о которых он пишет, то беспокоиться о формах и методах донесения этих знаний в широкую общественность ему уже не следует. К идеям важности устойчивого исторического мировоззрения для формирования нации стали обращаться философы в эпоху позднего европейского Средневековья и раннего Нового времени (среди них – Й. Гердер, Й. Гёте, И. Кант и др.), а также представители величественного времени «мусульманского Ренессанса» (в частности, Ш. Руставели, который средствами поэзии реализовал задачу по донесению до раздробленного грузинского народа его истории). Следовательно, с античных времён сквозь призму идеологических установок как западных, так и восточных средневековых обществ идеи исторической памяти дошли и до современных наций. В то же время, вопросы соотношения истинности знаний о прошлом и особенностей их отражения в коллективном сознании решаются заново в каждых конкретных условиях. Именно поэтому они заново возникли в современной Украине в условиях противостояния российской агрессии на информационном фронте.

Российскую историю можно представить не только как генезис завоеваний, но и как последовательное изменение форм существования имперского государства: московское княжество – московское царство – российская империя – ссср – рф. В науке открытой остаётся дискуссия по поводу правопреемства российской империи и ссср, однако всё чаще в среде российского политикума звучат идеи их восстановления в том или ином формате. Призывы восстановления «исторической справедливости» и «исправления ошибок» получили название русского реваншизма или неоимпериализма. Основой распространения этого явления выступает возрождение в государственной среде идей «Великой Древней Руси», «Большого» «Третьего Рима», российской империи как вершины империализма, ссср как «более совершенной» формы существования империи, СНГ и различных форм межгосударственных объединений как скрытых способов возрождения «великого государства» Обычно такие идеи становятся наиболее популярными тогда, когда приближаются «великие» годовщины: 100-летие распада российской империи, 30-летие распада и 100-летие образования ссср и т. п. При этом в неудаче этих имперских проектов обвиняются исключительно внешние «враги» и представители внутренних националистических течений.

За счёт выборочной демонстрации разницы в уровне жизни прежних владений накануне захвата, во время пребывания в составе россии и после освобождения и использования при этом конструкции «если бы…» для внешнего мира демонстрируются многочисленные мысленные преимущества продолжения существования российского государства в форме империи. Такие тезисы подкрепляются обвинениями постсоветских государств в «неблагодарности» и недальновидности, а также демонстративным освещением «конкурентных преимуществ» россии перед странами Запада. Важно также, что воспитание молодого поколения осуществляется в духе пренебрежительного отношения к другим странам («россия ни перед кем не склоняет головы»), из-за навязывания необходимости «отомстить» за исторические «беды», причинённые своей родине, и восстановить наконец-то «историческую справедливость».

Российские историки, вы уже полностью дискредитировали себя как учёные. Хватить кормить народ ложью. Это в разы хуже, чем убивать физически.

Национальная академия СБУ 

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-