Новое звучание старой пластинки: исторический миф о «воссоединении» россии и Украины

Новое звучание старой пластинки: исторический миф о «воссоединении» россии и Украины

Укринформ
История россии в имперской интерпретации в текущем году особенно щедра на «юбилеи»: и 350-летие рождение Петра I, и 300-летие «создания настоящей российской древней истории», и 100-летие создания советского союза…

Однако все эти столь знаковые даты уже исчерпали свой потенциал в плане пропагандистского сопровождения путинской политики, а особенно «спецоперации» в Украине. Потому рупоры кремля решили восстановить из недр забвения чисто советские нарративы о памятной дате «воссоединения» россии с Украиной, пусть даже в 2022 году она и не является юбилейной. Речь идёт о той самой Переяславской раде 1654 г., по итогам которой были подписаны «Мартовские статьи» между Гетманом Войска Запорожского Богданом Хмельницким и московским царём Алексеем Михайловичем. Во времена советского союза с особым размахом отмечалось 300-летие этого события, посредством чего коммунистические власти пытались усыпить патриотические чувства национально сознательных украинцев.

Ввиду острой необходимости резкого увеличения количества фейков на историческую тематику за перо взялся не кто-нибудь, а сам советник директора государственного архива российской федерации Вячеслав Тарбеев. Опубликованная им статья «1954-й год, Украина: 300 лет вместе с русским народом. Страницы истории» аккумулировала в себе «лучшие» образцы советской пропаганды о «братских народах». Неудивительно, что общий её посыл сводится к попыткам доказать якобы несостоятельность теорий об украинской государственности и этносе как самостоятельных явлениях, развивавшихся за пределами лона российской политической культуры. При этом, автор с ярой ненавистью говорит об украинских националистах во времена советской власти, совершенно не уделяя внимания природе этого явления как таковой и не объясняя, почему же его стоит считать таким уж вредным для россии. Мол, сколько уже эти «неонацисты» будут нам воду баламутить, пора бы уже, наконец, с ними разобраться.

«Выбор был очевиден: «Волим под царя восточного, православного!» Шесть лет Хмельницкий и его казаки «беспрестанными моленьями» просили «Православного Великия России Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея России Самодержца Восточного» принять «под свою государскую высокую руку для православные християнские веры и святых Божиих церквей… все Войско Запорожское з городами их и з землями»…В письме, направленном царю, Хмельницкий обращался с просьбой: «И нас под милость и оборону свою и всю Русь, ныне по милости Божий против ляхов совокупляючуюся, возьми»…»

Этот занятный пассаж Тарбеев привёл в своей статье якобы как выдержку из исторических документов, не указав при этом их названий. Собственно, указывать-то было нечего: это цитата из исторического романа «Переяславская рада» советского писателя Натана Рыбака. Примечательно, что издавался он частями на протяжении 1948–1953 гг. (как раз накануне той самой «памятной даты»), а в 1950 г. был отмечен сталинской премией. В то время личность Богдана Хмельницкого использовалась как образ-символ государственного деятеля, олицетворяющего «единение» двух народов. Миф о том, что «стремление к единению» с московитами зарождалось у казаков достаточно давно, разбивается о тот факт, что вопрос поиска нового союзника в борьбе против польской шляхты взамен крымского хана встал перед Хмельницким не ранее 1651 года. В течение последующих двух лет он посвятил так называемым «молдавским походам», направленным на создание союза с местным князем Василием Лупу. Потому ни о каком «давнем стремлении» гетмана к союзу с московитами говорить не приходится. Более того, ни о какой «россии» в «Мартовских статьях» речь не шла: он был искусственно введён Петром I лишь в 1721 г. Понятие «Русь», если уж на то пошло, стало фигурировать в политических документах казацкой Украины лишь после подписания «Гадячского трактата» 1658 г., предусматривавшего создание Королевства Руси как равноправной, наряду с Литвой и  Польшей, составной части Речи Посполитой.

«Вопрос о независимости Гетманщины так тогда назывался край, на который в разные исторические периоды распространялась власть гетмана Запорожского войска, Переяславской радой даже не рассматривался: речь шла только о подданстве одному из властвовавших на соседних территориях монархов. Исторические документы не позволяют обнаружить никакого следа последовательной украинской государственной идеи. Более того. Немало современных специалистов, ссылаясь на множество архивных источников, полагают, что ныне есть убедительные основания вести речь даже не о воссоединении Украины и России, а всего народа Руси русских».

Здесь Вячеслав Тарбеев проявляет вопиющую некомпетентность сразу в нескольких вопросах. Во-первых, «вопрос о независимости» Гетманской Украины на рассмотрение Переяславской рады и не должен был выноситься: это уже было чётко определено в Зборовском договоре 1649 г., согласно которому состоялось международное признание Войска Запорожского как государства в пределах бывших Киевского, Брацлавского и Черниговского воеводств Речи Посполитой. Во-вторых, «след последовательной украинской государственной идеи» можно легко заметить, сравнив базовые традиции становления и развития государственности на украинских землях во всех политических образованиях начиная с первых славянских союзов: абсолютно везде будет замечено ярко выраженное происхождение власти от народа и общинная культура организации жизни в селе. В-третьих, наконец, никаких «русских» на Руси никогда не было: этот термин был сконструирован лишь при Петре I для обозначения всех захваченных на тот момент народов как базиса «единой имперской нации». Собственно, по той же причине «русские» не могли входить и в состав «единой древнерусской народности» наряду с украинцами и белорусами. Потому остаётся загадкой, о каком «множестве архивных источников», доказывающих обратное, ведёт речь Тарбеев.

«Украинские земли вошли в состав Русского централизованного государства, которое в экономическом и культурном отношениях было, безусловно, более прогрессивным, чем Речь Посполитая. Для неё, в частности, это соглашение стало началом процессов распада, приведших в итоге во второй половине XVIII века к превращению Польши в нежизнеспособное государство, полной потере независимости, разделами прекращению существования».

Приведённый отрывок из статьи советника госархива рф направлен на фальсификацию истории Польши – страны, оказывающей Украине огромное содействие в условиях нынешнего противостояния российской агрессии. Дело в том, что прекращение существования Речи Посполитой вследствие её «разделов» в последней четверти XVIII века – целиком и полностью дело рук российской монархии. Покуда о несостоятельности термина «русское централизованное государство» можно сделать вывод исходя из изложенного выше, обратимся сразу к вопросам истории российской экспансии в Польше. Так, «начало процессов распада», ставших для неё необратимыми, было положено в 1733 г., когда по «соглашению трёх чёрных орлов» (российская, Австрийская и Прусская империи) на польский престол был посажен марионеточный король Август III, не способный сопротивляться шляхетской оппозиции. А уже в 1762 г. Екатерина ІІ сажает на польский престол своего любовника и фаворита – Станислава Августа Понятовского. Этот «послушный» король был вынужден по прямым указаниям российского двора проводить реформы, направленные на «выход из кризиса» Речи Посполитой. В то же время, указанный комплекс мероприятий был направлен на притеснение шляхетских привилегий. На фоне указанных событий российское правительство стало распространять мифологему о вполне «закономерном» распаде польского государства, продолжение существования которого было бы опасным для близлежащих империй, учитывая непредсказуемость намерений мятежной шляхты. Именно поэтому не вызвали острой критики со стороны международного сообщества решения о разделе территорий Речи Посполитой между «чёрными орлами» в 1772, 1793 и 1795 гг. вплоть до её полной ликвидации. Примечательно, что правительственные войска не могли сопротивляться варварским действиям российской армии по реализации захватнических намерений самодержавия, ведь просто-напросто некому было отдавать им приказы.

«Решение Переяславской рады благотворно сказалось на всей жизни украинского народа. Более свободно стала развиваться украинская культура. Ускорился процесс превращения украинской народности в нацию. В лице русского народа украинский нашёл верного друга и надёжного защитника. Сегодня термин «воссоединение» в Киеве нежелателен, а 300-летие юбилея в украинской официальной историографии практически предано забвению. А если кто-то из перековавшихся «исследователей» обращается к памятному событию, то, как правило, облекает его в некие мифические обрамления, представляя как акт поглощения украинской «незалежности», подменяя честную историю и называя реальные факты выдумками «москалей»…»

С точки зрения логики и здравого смысла не поддаётся объяснению тот факт, каким таким чудным образом на развитие украинской культуры могли «благотворно» повлиять последовавшие за Переяславской радой десятилетия существования Гетманщины в состоянии разделения на Левобережную и Правобережную. Этот период как раз потому и получил в истории красноречивое название «Руина», что украинская централизованная государственность оказалась под угрозой «благодаря» «друзьям и защитникам» из «белокаменной». Да и потом, автор статьи сам себе противоречит, говоря о том, что в то время якобы не было украинской нации: тогда следовало бы отрицать и факт существования украинской культуры как производного от неё явления. Говоря о «перековавшихся» украинских историках, он имеет ввиду тот факт, что после распада советского союза украинская историография стала планомерно освобождаться от навязанных ей ранее колониальных штампов, подчинённых идее якобы «исторически закономерного» нахождения Украины в государственном союзе с россией. Тем самым подтверждается «вредоносность» самого факта существования украинской государственности как отдельного явления для имперской идеологии и внешнеполитической практики рф.

«Честная история» состоит в том, что в 1654 г. состоялось подписание военного союза Гетманщины с московией и не более того. Но признание этого может больно ударить по взращивавшемуся столетиями неоимперскому самолюбию кремлёвских властителей. Без колониализма они в прямом смысле этого слова загнутся, ведь по-другому существовать просто не умеют. Потому и пытаются всеми правдами и неправдами продлить существование своей недоимперии. Вопрос только, надолго ли. Ясно одно: незнание истории или же попытки ею манипулировать в этом вопросе плохой помощник. Но, как говорится, вольному воля…

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-