У мертвой идеологии умирает и пропаганда

У мертвой идеологии умирает и пропаганда

Укринформ
Еще в Союзе мертвая идеология породила такую же пропаганду: в то, что восхваляло давно высохший "гербарий", перестали верить. Россия это не учла

Раньше советским миром правила идеология. Но она редко опускалась вниз, в жизнь. Ее скорее изучали по учебникам, а ее пересечения с реальностью ограничивались портретами членов политбюро, которые несли на парадах и демонстрациях. И книги такие покупали только те, кому надо было сдавать экзамены.

Мертвая идеология как следствие порождала и мертвую пропаганду, поскольку в нее никто уже не верил. Все это настолько ритуализировалось, что превращалось в вариант религии. Эти слова можно и нужно было повторять, но великого значения они уже не имели.

Одной из причин этого было то, что идеология рассуждала о прошлом, пытаясь сделать его живым и нужным. Но реальности всегда интереснее жизнь: это настоящие цветы, а не засушенный гербарий. Идеология и пропаганда изо всех сил пытались показать, как прекрасно пахнут эти цветы, демонстрируя цветные картинки.

Идеология и пропаганда России сегодня реализуется в коммуникативных движениях пропагандистов. Им нужно обосновывать то, что происходит, тем, кому это не нравится. Побег от объявленной мобилизации за границы демонстрирует масштабы неприятия навязанной населению политики.

Генералы от пропаганды — главные на экране, поскольку власть больше молчит, чем говорит. Находясь в эйфории от своего говорения и внимания к нему, эти генералы часто теряют меру. Они сами подвержены внимать своему красноречию, как Путин также попал под действие своей пропаганды. Пропаганда становится сильнее правды, потому что она начинает больше соответствовать ожиданиям личного и массового сознания. Пропаганда приятна, поскольку работает  как сказка для взрослых.

Пропагандисты слушают друг друга и хотят выглядеть еще сильнее, чем любой из конкурентов. Так произошло и с В. Соловьевым, вступившим, например, на тропу войны с губернатором Свердловской области Е. Куйвашевым. И суть спора не так важна, как важен сам ее факт — столкновения госвласти и информационной.

Возникшая проблема была такой: «В конце апреля Соловьев провел эфир с полномочным представителем президента в Уральском федеральном округе Владимиром Якушевым, во время которого назвал Екатеринбург «центром мерзотной либероты» – оскорбительное выражение, связанное с большим количеством людей с либеральными взглядами в городе. В ответ губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев записал видеообращение в защиту города, призвав Соловьева «следить за языком»» [1].

Соловьев не мог стерпеть такого нахальства, и начал атаку на Свердловскую область, выискивая то одно, то другое, за что бы зацепиться. Ведь его авторитет зиждется на том, что ему никто не смеет перечить.

Интересное замечание из истории прозвучало у Г. Павловского. Он сказал, что 20 лет назад Соловьев терпеть не мог Путина [2]. Павловский также считает, что госуправление в стране плохо работает в течение всех 30 лет. Все превращается в боевые ситуации, но это не управленческие ситуации.

Телепропагандисту не сиделось на месте: «Владимиру Соловьеву также не понравилось, что главу Свердловской области поддержали телеведущая Ксения Собчак и Ельцин Центр. В конце своего спича Владимир Соловьев упрекнул Евгения Куйвашева, что тот так и не ответил на его вопрос, как он относится к спецоперации на Украине. Судя по всему, публичное противостояние Владимира Соловьева и Екатеринбурга продолжится. Периодически, правда, телеведущий хвалит город, когда в нем происходит что-то провластное» [3].

Это такая странная ситуация, когда управление страной уплывает в руки к медийным фигурам типа Михалкова, а не реальным. Побеждает не тот, кто лучше работает, а тот, кто лучше говорит. По этой причине Михалкову надо бороться за свою репутацию.

Н. Михалков говорит: «Ненаказанная ложь мультиплицируется, размножается, растекается. И уже потом непонятно, где ложь, где правда. Не бойтесь этого. Я могу вам сказать совершенно искренне, что, если вы будете добиваться того, чтобы правда восторжествовала, каждый на своём месте, ну, правда, нам будет легче жить. Нам будет чище жить. Люди, которые за деньги берутся опорочить своего соотечественника, должны понимать, что им грозит. Должны понимать, на что они идут» ([4], см. также [5]).

Михалков последнего времени — это в первую очередь бизнесмен. Любая отрицательная информация для него весьма опасна. Да и в его политическом бизнесе она не очень полезна.

Сегодня вперед вырываются и фигуры типа Охлобыстина. Педалируя патриотическую тему, актер, потом священнослужитель, которому затем запретили проводить службу, пытается оставаться в центре внимания всеми возможными способами: «бывший священник, артист и шоумен Иван Охлобыстин, напомнил о себе воинственным кличем «гойда!» на митинге у стен Кремля. Взвинчивая себя, орал в истерическом угаре: «Правильно называть это Священная война! Священная война! Бойся, старый мир, лишенный истинной чистоты, истинной веры, истинной мудрости, управляемый безумцами, извращенцами, сатанистами! Бойся! Мы идем! Гойда!». В черной куртке и черных же перчатках этот недавний батюшка сам скорее походил на представителя сил зла, вряд ли вдохновляя, а скорее даже пугая участников митинга на Красной площади. Телекамеры во время выступления Охлобыстина то и дело выхватывали лица молодых людей, выражающие недоумение, удивление, испуг. Некоторые, однако, и вовсе крамольно ржали. Да и дикий клич «гойда!» почти никто не подхватил, так что номер, по большому счету, не удался. Перестарался батюшка Охлобыстин. Пережал. Переиграл. Но подтвердил гордое звание «СВОЙ», что, без сомнения, дороже признания публики» [6].

Опешившие интерпретаторы стали искать связи между далеким прошлым и близким настоящим: «Скандирование опричного клича на Красной площади происходило 30 сентября, а уже на следующий день глава Чечни Рамзан Кадыров в своем Telegram-канале решительно выступил против кумовства и непотизма в армии. Его сразу поддержал близкий к Владимиру Путину бизнесмен Евгений Пригожин. Как говорится: «Случайность? Не думаю». Опричная политика Ивана Грозного в первую очередь подрывала устои тех самых «кумовства» и «непотизма», только применительно к XVI веку. А инициатива в учреждении опричного ордена, как свидетельствует его бывший член Генрих Штаден, исходила со стороны северокавказской супруги Грозного, Марии Темрюковны» [7].

Гигантская пропагандистская машина движется теперь по всем направлениям, подминая под себя все живое. Отмолчаться не удастся никому. Чем мы движемся дальше, мир становится все жестче и жестче.

Сам Охлобыстин позиционирует себя как очень идейного врага Украины: «Приобретённый мною опыт сформировал у меня устойчивое убеждение, что «проект Украина» должен быть уничтожен. Окончательно, до последнего нациста, без возможности к восстановлению. Уничтожен и забыт. Иначе это зло возродится» [8].

Естественно, что встрепенулись все и из крыла «ястребов войны». Настало их время. Певцам войны почет и слава.

А. Дугин видит во всем начало новой эпохи:  «СВО впервые по-настоящему масштабное волеизъявление России пересмотреть геополитические результаты холодной войны. Это значит, что Россия решилась – уже решилась, речь идёт о недавнем прошлом и о настоящем, а не только о будущем – изменить однополярный миропорядок и вступила в прямой конфликт с цивилизацией Моря, ее англосаксонским ядром. Для Москвы это смертельная битва – но только за предпосылки к тому, чтобы стать субъектом, Империей. Поэтому для нас на карту поставлено всё. Море же, даже если потеряет всю Украину, сильно не пострадает. У Запада останется ещё множество путей, чтобы попробовать удушить санкциями, торговыми ограничениями, технологическим голодом СВО впервые по-настоящему масштабное волеизъявление России пересмотреть геополитические результаты холодной войны. Это значит, что Россия решилась – уже решилась, речь идёт о недавнем прошлом и о настоящем, а не только о будущем – изменить однополярный миропорядок и вступила в прямой конфликт с цивилизацией Моря, ее англосаксонским ядром. Для Москвы это смертельная битва – но только за предпосылки к тому, чтобы стать субъектом, Империей. Поэтому для нас на карту поставлено всё. Море же, даже если потеряет всю Украину, сильно не пострадает. У Запада останется ещё множество путей, чтобы попробовать удушить санкциями, торговыми ограничениями, технологическим голодом» [9].

Однако «Учитывая то огромное влияние, которое Дугин и ему подобные имеют и на Путина и на всю его банду — материальную судьбу «россиян» предсказать очень легко. Ничего смешного, ничего фантастического. Напомню, что идейку преступной войны с Украиной предложил именно Дугин и компашка бредунов из «изборского клуба». Путин, в силу его поразительного невежества и нюансов больной психики очень легко попадает под влияния такого рода. Если Путин останется жив и режим его уцелеет — то из обихода россии,постепенно и неуклонно будет выдавливаться и вытравливаться все « западное», все бездуховное. Смешно? Невероятно? А вы загляните в свой почтовый ящик. Там — повестка. И она не только от Путина, но и от Дугина» [10].

И это правильно, генералы пропаганды должны нести свою долю ответственности, поскольку это они формируют массовое сознание и его реакции.

Кардинальные изменения в мозгах и реальности, как еще по другому можно понять войну России с Украиной, потребовало изменить не просто пропаганду, но и все информационное пространство,  контроль над которым возрос многократно. О войне заговорили в школах и университетах. выросло число людей, которым приклеивался ярлык иноагента.

Генералы пропаганды стали главными интерпретаторами, делящими лиц и действия на правильные и неправильные. И поскольку идеология носит туманный характер, то их роль становится весьма значимой. Как с экрана скажут, так оно и есть. Из советский времен пришла истина, что когда говорят плохо, значит, скоро снимают. Сегодня эта схема не работает, но все равно не очень приятно оказаться под телевизионными ударами.

Пропагандистское использование узнаваемых медийно фигур опасно для власти тем, что они вдруг могут «уплыть»  другую гавань. Десятки известных фигур отправились в эмиграцию. И оттуда вещают гораздо более ядовито для власти, чем они делали это внутри страны.

Интересно и отличие от сталинских времен. Левитан говорил то, что было написано другими. Он выступал в роли просто чтеца. Сегодняшние генералы пропаганды кричат о наболевшем от самого сердца. Однако старая формула пропаганды стала давать сбои, поскольку началась мобилизация. Хоть ее назвали частичной, но она затрагивает уже гораздо больший круг лиц, чем это было. Видимо, для снятия напряжения не был закрыт выезд за границу, чтобы самые активные уехали, а не кричали на улицах.

Ю. Поляков видит невоенную угрозу со стороны Запада как основную, вспоминая «особистов»: «Именно поэтому особисты так тщательно просеивали возвращавшихся после плена и угона, а не из тупой подозрительности, как показывают нынче в сериалах. То, что побежала элита — культурная, экономическая, управленческая и даже политическая, меня не удивило. Ее тридцать лет воспитывали как «двудомную» — и воспитали. Думаю, время недоумения прошло. «Артисты», бросившие в трудную минуту свою страну и позволившие себе наветы на Россию, должны лишаться званий, наград, гражданства. Бизнес тех, кто «отъехал» фактически в коллективную, враждебную нам Литву, должен национализироваться. Почему я каждый день должен видеть на ТВ рекламу банка, чей хозяин смылся в Лондон? А вот чиновники, носители гостайн, покинувшие свою воюющую страну, — это уже клиенты наших спецслужб, и чем выше были их должности, тем жестче должно быть возмездие» [11].

Как видим, зазвучали призывы к спецслужбам, демонстрирующие, что советский опыт еще не использован до конца, он еще рассматривается как идеал. Они становятся носителями истины в последней инстанции. 

Что же в результате на сегодня построила Россия? Странный симбиоз демократии со спецслужбами. Перед нами определенный тип автократии, которую Д. Трейзман и С. Гуриев именуют информационной. Они характеризуют ее следующим образом [12]:

— «Новые автократии часто даже притворяются демократиями, проводят выборы (на них почти всегда побеждают нужные люди); подкупают и цензурируют частные СМИ, а не уничтожают их; полноценную политическую идеологию им заменяет аморфная ненависть к Западу. Их лидеры часто пользуются невероятной популярностью – как минимум, благодаря ликвидации всех соперников. Госпропаганда в таких странах работает не как «инженер человеческих душ», а как средство повысить рейтинг диктатора. Политических оппонентов преследуют и порочат с помощью сфабрикованных обвинений, их подталкивают к эмиграции, но убивают редко»;

— «современные автократии могут выжить и без существенного насилия. Репрессии не нужны, если есть возможность эффективно манипулировать убеждениями общества. В этом случае диктаторы побеждают в игре с информацией, а не в открытой вооруженной борьбе. Только когда равновесие, устанавливаемое ненасильственными методами, разрушается, диктаторы используют насилие. Для оппозиции и общества это сигнал: режим ослаб, лидер некомпетентен»;

— «Мы имеем дело с разновидностью «информационных» диктатур, которые лучше вписываются в реалии современной экономики, чем азиатский тоталитаризм или традиционные монархические системы. Но модернизация в конце концов подрывает информационное равновесие, на котором держится правление и таких диктаторов. Распространение образования и доступ к информации для более широких слоев населения так или иначе приводят к тому, что диктатору все труднее контролировать взаимодействие между информированными элитами и обществом. Возможно, именно этот механизм и объясняет давно замеченную тенденцию стремления более богатых и образованных стран к политической открытости».

Получается, что с точки зрения управления массами они хороши, но плохи с  точки зрения реального развития. Демократические страны будут двигаться вперед, порождая новые технологии, а информационные автаркии застынут на месте. Они не  дают развиваться мозгам, а на следующем этапе развития с неизбежностью потеряют и молодежь, как это произошло и в Советском Союзе. 

Информационный век породил возможность развития не только демократий, но и их имитаций. Удерживая в госруках контроль информационных потоков, можно рассказывать о расцвете демократии. Однако населению от этого не легче.

Т. Снайдер тоже увидел проблему жесткого контроля информации в современной России:  «Политическая карьера Путина была основана на использовании контролируемых СМИ для превращения внешней политики в успокаивающее зрелище для граждан. Выживание режима зависело от двух условиях: первым принципом было то, что происходит на телевидении, важнее того, что происходит в реальности, и другим – то, что происходит за рубежом, важнее того, что происходит дома. По всей видимости, эти условия больше не действуют. С мобилизацией различие между домом и заграницей стерлось, проигранные сражения стерли различие между телевидением и реальностью. Для простых людей реальность начинает иметь большее значение, чем телевидение, и Россия начнет иметь большее значение, чем Украина. Это подтачивает общественную поддержку Путина» [13].

И еще: «Если начнется борьба за власть, у Путина и других россиян будут другие заботы, кроме Украины, и война уступит место куда более насущным проблемам. Конечно, вполне возможны и другие сценарии, но такая линия развития гораздо более вероятна, чем сценарии конца света, которых все так боятся. Поэтому ее стоит иметь в виду и к ней стоит подготовиться».

Системы массового воздействия в прошлом говорили о мире. Даже мультипликаты взывали «давайте жить дружно». Сегодня, наоборот, всех хотят заставить воевать.

Н. Нарочницкая зовет всех в бой: «Думаю, что пик кровопролития до конца не пройден. Но всё же не считаю, что он выплеснется за пределы той территории, где сейчас развиваются эти драматические события. Ни НАТО, ни Запад напрямую воевать с нами не будут» [14].

Однако население не столь бодро откликается на призывы к войне. Левада-центр фиксирует такую динамику: «Резкое падение демонстрируют и все составляющие индекса социальных настроений россиян. Больше всего – до минимума с 2002 года – упал индекс, показывающий, как за год изменилась жизнь респондента и его семьи. В сентябре 2022 года большинство опрошенных сказали, что их жизнь за последний год ухудшилась. Сравнимые обрушения индекса семьи происходили после военного конфликта с Грузией в 2008 году и после аннексии Крыма в 2014 году, однако тогда падение было более плавным, чем нынешнее по состоянию на сентябрь 2022 года»[15].

Война никогда не была счастьем. Бегущие от мобилизации в соседние страны активно демонстрируют это. Пропаганда становится сильнее, когда она опирается на старые нарративы. Отсюда возникла «денацификация» непонятно кого и чего.

В. Пастухов в своем телеграм-канале так формулирует реакцию на атаку на крымский мост: «Утонул символ. Но не символ величия и мощи, как полагают, а символ маленького буржуазного счастья современного Акакия Акакиевича, скромного винтика новоявленной Империи: море, считай свое, убогое, но доступное, утром выехал — и вечером этого или следующего дня отмокаешь на гальке под Ялтой. Это был мост к большому счастью маленького человека, которому очень хотелось хоть чем-то гордиться, например, мостом. Мост рухнул вместе с иллюзией, что сиятельный сюзерен всегда защитит и обогреет своего маленького Башмачкина. Как же так? – думает теперь он тихо про себя, глядя вечерами на Соловьева с Киселёвым. Мы так Вам верили, товарищ Путин…» [16].

И еще: «Никто фактически не скрывает, что цель войны –  не денацификация, а деукраинизация Украины. Нарратив освобождения украинского народа от нацистов потерял пропагандистское значение. Нарастает нарратив освобождения Украины от украинцев».

Но когда сотни статей говорят то о нацистах, то о неонацистах и под. остаток в головах все равно порождается. Вспоминается известная истина: то ли  он украл, то ли у него украли, но что-то было…

У Дугина вообще все решается просто, о нашел ключ к победе: «Есть простой принцип. Ничем западным пользоваться нельзя. Надо пользоваться только всем незападным. Это главный императив в технике, материальном измерении жизни, в области вооружений и технологий, но еще в большей степени это работает в области идей. Сейчас на эту сферу мало обращают внимания — главное фронт. Но это очень опасно — пренебрегать миром идей. В нашем обществе мир идей — почти на 100 % западный. Это несовместимо с жизнью России как суверенной державы, как цивилизации. Несовместимо и всё. И у нас нет возможности убеждаться в этом по прошествии времени — неужели не видно, что все наши иллюзии в отношении Запада и его цивилизации сегодня оплачиваются тысячами русских жизней, реками крови. Если мы не можем — пока не можем — уничтожить Запад на Западе, то давайте уничтожим Запад в себе» [17].

Понятно, что уничтожить Запад в себе Дугин не сможет. Он полон чужих идей в своей голове и даже одет как-то не по-русски. Ходит не в косоворотке, к примеру… Как-то искоренение западного в его облике отсутствует.

Но очень жесток в своих планах: «Специальная операция одной из двух главных целей ставит «денацификацию» (вторая – демилитаризация). Это значит, что Россия не остановится, пока не упразднит ту модель нации и национального государства, которую при поддержке Запада построили украинские националисты. Логично было бы предположить, что после завершения операции ситуация вернётся к тому состоянию, в котором пребывала этносоциологическая система Украины до начала её государственности. Это означает, что базовым вектором станет новый цикл интеграции великороссов и малороссов в один народ. Это вовсе не означает победу «русских» над «украинцами», эти термины не имеют никакого смысла. Это значит воссоединение восточных славян, ветвями которых являются и великороссы, и малороссы (как и белорусы). Кроме необходимости искоренить результаты нацистской пропаганды, которой подверглись теперь уже целые поколения украинцев, важно выстроить непротиворечивую этносоциологическую модель будущего» [18].

Мы видим, как опасно жить в наше время, когда рычаги управления попадают к людям, для которых пишет Дугин. Они воспринимают его мечтания как истину в последней инстанции. 

Или пример М. Ходаренка, статьи которого о фашистской пропаганде Газетой.ру подаются почему-то в привязке к Украине. Например, абсолютно вся статья написана об известной немецкой пропагандистской газете Völkischer Beobachter, но в конце вдруг дописывается такой абзац: «Так закончилась 58-летняя история газеты, прошедшей путь от желтой прессы до центрального пропагандистского издания. Интересно, что будут делать украинские пропагандисты после СВО? Разбегутся, или переобуются? Время покажет» [19]. Так редактора превращают один текст в совершенно другой.

Другой пример текст о средневековой         пропаганде. И даже тут Украина не отпускает полковника: «Иногда возникает ощущение, что Украину накрыло затмение, какие-то новые «средние века». Ведь и понятие medium aevum, или средневековье, вошло в обиход только в XVII веке, и стало олицетворением некоего плавильного котла истории, чего-то темного, что нужно преодолеть, из чего впоследствии вышли и понятия о гуманизме и прочее. Вот и на Украине, по всей видимости, идет какая-то мощная историческая переплавка. И, возможно, потомки найдут этому всему название» [20].

На своем пути пропагандисты прощаются не только с украинцами, но и со своими. Дугин пишет: «Я знал Невзорова. Он был убежденным мистическим русским патриотом, православным, искренним. Но им овладел бес. И он стал лягаться, валяться, зло ухмыляться и выть, кусая подметки прихожан. Бедный наш брат…» [21].

Генералы пропагандисты вышли сегодня на первое место в разговорах с массовым сознанием, поскольку в их выступлениях отсутствует фактаж, но много эмоций. Поэтому побеждать и призвали не правду, а фейки… Производство фейков для массового сознания — такова сегодня цель пропаганды. Пропаганда стала фейком, а фейк — пропагандой…

Литература

Кириллова К. Губернатор против пропагандиста: станет ли Екатеринбург центром регионального сопротивления https://ru.krymr.com/a/yekaterinburg-rossiya-regionalnoye-soprotivleniye-solovyev-kuvayshev/31888434.html

Глеб Павловский: «Соловьев терпеть не мог Путина» 1/3 https://www.youtube.com/watch?v=x70kEQdkDTw

Смоленцев К. Ноль дней без Владимира Соловьева. Просто посмотрите, как часто он говорит про Екатеринбург https://66.ru/news/entertainment/252395/

Самитова А. Били на уничтожение. Никита Михалков назвал имя  своего медиакиллера https://tsargrad.tv/articles/bili-na-unichtozhenie-nikita-mihalkov-nazval-imja-svoego-media-killera_642841

Никиту Михалкова заказали. Хроники уголовного дела https://tsargrad.tv/articles/nikitu-mihalkova-zakazali-hroniki-ugolovnogo-dela_454498

Перовская И. Мобилизация господня. Артисты и пропагандисты против сил зла https://novayagazeta.eu/articles/2022/10/07/mobilizatsiia-gospodnia

Мельников А. Охлобыстин накликал опричнину. Что означает междометие запрещенного в служении священника https://www.ng.ru/ng_religii/2022-10-04/10_538_okhlobystin.html

Охлобыстин И. Письмо с Родины https://izborsk-club.ru/23412

Дугин А. СВО и смена миропорядка https://izborsk-club.ru/23426

https://t.me/s/nevzorovtv?before=6374

Поляков Ю. Время недоумения прошло https://izborsk-club.ru/23420

Трейзман Д., Гуриев С. Авторитаризм в век информации https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/03/25/avtoritarizm-v-vek-informatsii

Снайдер Т. Чем закончится война? https://newtimes.ru/articles/detail/224981

Третья мировая уже началась: пик кровопролития впереди https://tsargrad.tv/news/tretja-mirovaja-uzhe-nachalas-pik-krovoprolitija-vperedi_643749

«Левада-центр»: индекс настроения россиян рухнул до минимума за 14 лет https://www.svoboda.org/a/levada-tsentr-indeks-nastroeniya-rossiyan-ruhnul-do-minimuma-za-14-let/32076915.html

https://t.me/s/v_pastukhov

Есть простой принцип. Ничем западным пользоваться нельзя https://dzen.ru/a/Yz7Ryx1LjSi1eFcH?&

Гвоздь в крышку гроба укронацизма. Александр Дугин раскрыл, кто такие украинцы https://tsargrad.tv/articles/gvozd-v-kryshku-groba-ukronacizma-aleksandr-dugin-raskryl-kto-takie-ukraincy-2_509841

Ходаренок М. Нибелунги из Völkischer Beobachter: взлет и падение «немецкой бабушки» украинской пропаганды https://www.gazeta.ru/army/2022/08/11/15240092.shtml

Ходаренок М. Кто друг, а кто — враг: техники средневековой пропаганды и параллели с Украиной https://www.gazeta.ru/army/2022/09/16/15387169.shtml?updated

Дугин А.Я не понимаю, что происходит с украинцами, но https://dzen.ru/media/id/626c50016fef4843017cb83a/ia-ne-ponimaiu-chto-proishodit-s-ukraincami-no-63463c58d89b1c0999675d94

* Мнение автора публикации может не совпадать с позицией агентства

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-