"Одноногому диссиденту" Борису Спасскому - 80!

"Одноногому диссиденту" Борису Спасскому - 80!

272
Ukrinform
Десятому чемпиону мира по шахматам Борису Спасскому исполнилось 80 лет. О его творчестве, завоевании короны, утрате ее и необычном жизненном пути читайте в очерке международного мастера, тренера ФИДЕ Петра Марусенко.

Одаренность юного Бориса не вызывала никаких сомнений. В девять лет он уже выполнил первый разряд. Время было тяжелое - шел 1946 год. И шах­маты для мальчика означали все. Тем более, что отец ушел из семьи. А они с матерью и сестрой Ираидой (будущей чемпионкой страны по шашкам) толь­ко что не голодали. А что нужно, чтобы играть в древнюю мудрую игру? Нехитрая доска, деревянные фигурки - вот и все.

Спасский занимался в питерском Дворце пионе­ров у тренера Виктора Зака. Это был хороший педагог. Но уровень его игры очень скоро оказался абсолютно недос­таточен для ученика, который рос не по дням, а по часам. И в возрасте 15 лет тренером Бориса стал гроссмейстер Толуш, не только сильный, но и весьма самобытный шахматист, с ярко выраженной склонностью к атаке.

Впрочем, впервые они увиделись еще за шесть лет до этого во время радиоматча Ленинград - Владивос­ток.

Тогда Боре поручили передавать в этом матче ходы. "Я ревностно выполнял порученное дело, - вспоминал впоследствии Спасский, - пулей летал из комнаты, где был расположен телефонный узел, в турнирный зал и обратно. Толуш выглядел очень импозантно. Во всем его облике, в манере держаться было прямо что-то величественное. В какой-то мо­мент Толуш меня заприметил и барским жестом по­манил". 

"А ну-ка, шкет, - сказал он покровительс­твенным тоном, - сделай мне одолжение, сбегай-ка в буфет, купи пачку "Казбека".

Толуш был для Спасского не просто тренером. Бо­рис стал в семье Толушей (которые не имели детей) сыном. Успехи пришли к Спасскому очень быстро. Уже в 18 лет он попал в турнир претендентов на звание чемпи­она мира. И выступил там очень достойно - разделил места с третьего по седьмое. Казалось, что путь Спас­ского к шахматному Олимпу будет усеян розами.

Чемпионат СССР 1958 года был отборочным к межзональному турниру. Четверка сильнейших полу­чала право играть в нем. Почти до самого конца тур­нира шансы Спасского на выход в межзональный расценивались как стопроцентные. Да и звание чем­пиона страны было весьма реальным - ленинградец уверенно лидировал. Но на финише его залихоради­ло. Из шести последних партий он ни разу не выиг­рал, трижды сдался и три раза сыграл вничью.

Особенно драматичным было его поражение в последнем туре от Михаила Таля. Дело в том, что часть партии до откладывания Спасский провел очень хорошо и добился большого, может быть, да­же решающего, перевеса. Другие участники к тому времени закончили свои партии, и стало ясно, что в случае победы Спасский вместе с Талем и Бронш­тейном делит второе-четвертое места и выходит в межзональный. При ничьей Борис догоняет Аверба­ха, и тогда они в матче определяют, кто же станет четвертым. Третий вариант, при котором Спасский не попадал в межзональный, практически никем не рассматри­вался. Но началось доигрывание, и стала заметна нервозность и неуверенность Бориса. 

Когда же Таль обострил ситуацию, ленинградец неожиданно дрог­нувшим голосом предложил ничью. В этот момент Михаил посмотрел сопернику в глаза - это были глаза загнанной лани. И Таль решил продолжать борьбу. Спасский не выдержал такого поворота со­бытий и быстро проиграл.

Через три года гроссмейстера ожидало еще одно серьезное испытание. Вновь в отборочном чемпио­нате страны он повторил свой путь трехлетней дав­ности. Опять успешный старт, лидерство, снова крайне неудачная игра на финише. И перед послед­ним туром возникает абсолютно аналогичная ситуа­ция. Выигрыш дает выход в межзональный, ничья - дополнительный матч, а проигрыш откладывает меч­ты о короне еще на три года.

Партнером Бориса в заключительном туре стал тогда еще мастер из Львова Леонид Штейн. Весь турнир Леонид провел с большим подъемом, да и отложенная партия сулила ему лучшие перспективы. Но, как гром с ясного неба, прозвучало решение Спасского сдать партию без доигрывания. Ох, и дос­талось Борису за это от критиков.

А сам Спасский через много лет так сказал об этом решении: "Мой отказ от доигрывания партии со Штейном кажется мне актом мужества. Более того, думаю, что это был первый шаг к званию чемпиона мира". Попробуем разобраться, почему он сказал именно так.

Выступление Спасского в этом чемпионате пока­зало ему, что к настоящей борьбе за звание чемпио­на мира он еще не готов. И молодой шахматист ре­шил, что все надо начинать сначала. 

Он меняет тренера. Вместо Толуша приходит не менее сильный и целеустремленный шахматист Игорь Бондаревский, который, однако, придает громадное значение пси­хологической подготовке.

Он ставит перед Спасским задачу сделаться волевым бойцом, который непреклонно стремится к победе, когда это необходимо. Для проверки характера Бондаревский поставил и локальную цель - "всего-навсего" стать чемпионом страны. И это при участии в чемпионате Таля, Кереса, Смыслова, Полугаевского и других выдающихся шахматистов. Впрочем, Спасского это не сильно испугало. Он с блеском занял первое место!

Но главным испытанием был зональный турнир. На сей раз Борис начал очень неудачно - всего лишь 1 очко из 4-х возможных. А впереди оставалось играть лишь 8 партий, Поэтому многие, помня предыдущие  срывы гроссмейстера, решили, что он уже не поднимется. Но это был уже не тот Спасский.

Первое его свидание с чемпионом мира Тиграном Петросяном (на которое он попал, обыграв в претендентских матчах Кереса, Геллера и Таля) окончилось неудачей. Но Спасский уже переделал себя, выковал тот самый, нужный характер. И он предпринимает вторую попытку.

Для того, чтобы вновь встретиться с Петросяном, ему опять предстоит выиграть три коротких матча! 

Трудно даже представить, какая это тяжелейшая психологическая нагрузка. И Спасский преодолевает три барьера, убирая со своего пути Геллера, Ларсена и Корчного. Причем, каждому сопернику он навя­зывает наиболее неприятную ему игру. Сам же Бо­рис одинаково хорош как в острых, так и в спокойных технических позициях. Он стал универсалом высочайшего класса.

Победив в шести коротких матчах, Спасский выиг­рал и один длинный (из 24 партий) и в 32 года стал чемпионом мира. Цель была достигнута.

Так или иначе, но Борис Васильевич несколько снизил объем работы над шахматами. А тут еще отс­таивать свой титул ему пришлось в матче со сметаю­щим все на своем пути американцем Робертом Фи­шером. 

И Спасский не устоял. Однако, проиграв матч, он получил огромные по тем временам деньги - что-то в районе ста тысяч долларов - и не захо­тел их отдавать государству. 

Чиновники от спорта бы­ли в ярости: как же так, мало того, что он опозорил страну, так еще и такие деньги получил...

Но Спасский оказался неплохим дипломатом. Каким-то образом ему удалось не довести дело до конфликта с властями. Загадка, как же ему все-таки удалось избежать конфронтации, ведь Спасский женился на француженке и переехал жить во  Францию? При этом он, имея двойное подданство, время от времени приезжал в Советский Союз сыграть за родную команду "Локомотив".

И хотя Спасский был под подозрением у властей предержащих, открыто отторгнуть его они не решались. А поскольку Спасский одной ногой был во Франции, а другой - в Союзе, острословы прозвали его одноногим диссидентом.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-