Юлия Елистратова, трехкратная участница Олимпийских игр
Декретный отпуск брать не буду - планирую отбираться на Олимпиаду-2020
17.06.2017 09:30 1637

Зная, что Юлия Елистратова уже на девятом месяце беременности, сразу понял, что в битком-набитом общественном транспорте она на интервью не приедет. Но увидеть ее за рулем не ожидал. На мое искреннее удивление, мол, не рискованно ли водить на таком сроке беременности, она, улыбнувшись, заверила, что ездит аккуратно. А после – еще и констатировала, что является водителем с почти десятилетним опытом. Что же, два стереотипа вдребезги разбились за один раз: и о женщинах за рулем, и о беременности, которая должна в чем-то ограничивать.

В интервью для Укринформа трехкратная участница Олимпийских Игр от Украины триатлонистка Юлия Елистратова рассказала о том, как вскоре после рождения ребенка планирует вернуться к соревнованиям, об Олимпийских играх, плавании как своей ахиллесовой пяте, а также о скудном финансировании триатлона в нашей стране.

МАТЕРИНСТВО И СПОРТ

— Юлия, уже совсем скоро вы станете мамой. Очевидно, это приятное обстоятельство внесло коррективы и в вашу жизнь и занятия спортом. Тем не менее, в 2020 году вновь состоятся Летние Олимпийский игры. Планируете ли принимать участие в этих главных соревнованиях четырехлетия, и как вообще собираетесь совмещать воспитание ребенка и спортивную карьеру?

— Ребенок у нас – желанный и запланированный. Поэтому мы (Юлия Елистратова замужем за триатлетом Владимиром Турбаевским, – ред.), в принципе, ждали завершения Олимпийских игр 2016 года, и я очень рада, что в 2017 году у нас уже появится малыш. Думаю, мне удастся совмещать материнство и продолжение спортивной карьеры. Главное, есть желание и мотивация.

В триатлоне, как и любых других видах спорта, есть хорошие примеры успешного сочетания материнства и карьеры. В частности, швейцарка Никола Шпириг, которая в Лондоне (Олимпийские игры 2012 года, – ред.) взяла золотую медаль, потом родила мальчика, а уже через четыре года на Олимпиаде в Рио-де-Жанейро заняла второе место и имеет вторую олимпийскую медаль. Где-то с месяц назад она родила девочку. Конечно же, Никола собирается оставаться в спорте даже с двумя детьми.

Я же рассчитываю на помощь родных и близких. Отчасти будем с мужем регулировать графики тренировок. Возможно, у нас будет отличаться расписание. Также моя мама сейчас на пенсии по педагогическому стажу. То есть, несмотря на то, что она молодая и активная, сможет уделять достаточно внимания и внуку.

Поэтому свое участие в дальнейших соревнованиях считаю вполне реальным. Планирую отбираться в Токио: с 2018 года начнется олимпийский отбор. У меня как раз будет время на подготовку. Более того, уже в этом году я собираюсь вернуться к тренировкам и принять участие в нескольких соревнованиях. Конечно, это будет не Чемпионат мира, но планирую участие в стартах ранга Кубка Европы, клубных стартах и, возможно, в одном Кубке мира.

— То есть брать декретный отпуск на три года не планируете?

— Нет, не планирую. (смеется) Я вообще не иду в декрет. В том числе, и в Нацгвардии: беру только больничный, который дается на два месяца – до и после рождения ребенка (Елистратова является старшим лейтенантом, представителем спортивного клуба Нацгвардии Украины, – ред.).

— Из ваших сообщений на Facebook понятно, что на разных сроках беременности вы продолжали тренироваться...

— Да, я все время продолжала тренировочный процесс, и на девятом месяце беременности – тоже! На разных этапах он отличался. На первом месяце получилось так, что у меня еще оставались некоторые выступления и переезды. На последнем соревновании прошлого сезона в Японии (это был конец октября) я решила сойти после плавательного сегмента, чтобы все же поберечься. Далее в ноябре, декабре тренировки были достаточно легкими – физкультурного характера, потому что первые три месяца беременности должны быть наиболее щадящими. А уже с нового года я понемногу даже добавила в тренировках, но конечно же, все делала в аэробной зоне, то есть на низком пульсе.

Последние два месяца пришлось потихоньку сбавлять обороты. Две недели назад я отказалась от бега на шоссе, на улице, заменив его на бег в воде в специальном поясе, пользуюсь тренажером орбитрек. Кроме тренажерного зала, посещаю также занятия по йоге и пилатес.

Возможно, для неподготовленных беременных, то есть таких, которые не связаны со спортом, не стоило бы вносить такие коррективы в свой образ жизни. Но в случае с профессиональными спортсменами отказ от физической деятельности может даже большим стрессом сказаться на малыше.

Уверена, легкая физическая активность – только на пользу ребенку. Возможно, и задатки будут лучшими у него (улыбается).

— Прошлый год был для вас достаточно успешным – это и «серебро» на Чемпионате Европы, и 20-я позиция в рейтинге ITU, а следовательно, и подтвержденное лидерство в украинской сборной среди женщин... Не боитесь потерять позиции в связи с перерывом, пусть и незначительным?

— Ну, я же не оставляю спорт... То есть да, я вижу, что у меня меняется рейтинг – в связи с тем, что не выступала более чем полгода, то в рейтинге ITU сейчас на 38-м месте. Я сместилась почти на двадцать позиций, но таки остаюсь в 50-ке лучших спортсменов мира, а на Чемпионат мира попадают 65 человек. Поэтому у меня нет никаких опасений. Более того, можно просить ITU оставлять несколько мест по приглашениям. Поэтому, даже если бы я «выпала» из этого числа, верю, что они бы мне позволили участвовать в следующем Чемпионате мира. Времени до Олимпийских игр достаточно... Также я фокусируюсь на II Европейские игры, которые состоятся в 2019 году в Минске, – там у меня больше шансов на медаль. Например, на прошедших Европейских играх в Баку я финишировала четвертой. Вообще, думаю, что в некоторой степени материнство может даже сделать меня сильнее, в том числе и психологически. Это тоже является важным аспектом для спорта.

— А о беременности при каких обстоятельствах узнали?

— Получилось так, что не совсем сразу узнала. Если верить «энциклопедиям», то чаще всего можно забеременеть в определенные дни... Мы думали, что пропустили их, потому что я ездила в Эквадор на недельные соревнования. Поэтому решили: что же, значит, это произойдет не сразу, а через месяц...

Спортсмены, наверное, умеют лучше чувствовать свой организм, изменения в нем. Я начала их чувствовать – это отразилось на велосипеде и беге, если говорить о спорте. Так, на велосипедном сегменте у меня был огромный прилив силы, было какое-то внутреннее стремление ускоряться, повысилась работоспособность. В то же время тяжелее начал даваться бег, хотя на это не было объективных причин. Ведь в плане подготовки все происходило четко, поэтому и результат должен был бы только улучшаться. Поэтому я начала понимать, что это какие-то защитные реакции организма. Так я узнала, находясь в Азии, об этой приятной новости. (улыбается)

ПОМОЩЬ ЭКС-ГУБЕРНАТОРА И ТРАВМЫ

— Во время нашей предыдущей беседы, два года назад, вы рассказывали о существенной поддержке со стороны уже бывшего губернатора Сергея Машковского – в частности, с поиском спонсорских средств. Сейчас в области другой губернатор – Игорь Гундич. Насколько ощутима поддержка власти сейчас? И продолжает ли помогать вам Сергей Машковский?

— Сейчас Сергей Александрович продолжает меня поддерживать – за что я ему благодарна... Он сам любит спорт, а поэтому понимает, насколько важно развивать его в нашей области и стране. С новой властью я пока не слишком знакома. Возможно, где-то и сама не проявляла достаточной инициативы, не просила поддержки, но пока обхожусь собственными силами.

Финансовая же помощь проявлялась не только тогда, когда нужны были деньги на поездки, но и в тяжелые моменты. Например, в 2015 году, когда я получила очень серьезную травму, упав с велосипеда на этапе Кубка Европы в Киеве. Тогда Сергей Александрович приобрел мне дорогой велосипедный станок. Этот устройство был крайне необходимо, чтобы хоть как-то продолжать тренировки. Тогда я не могла еще выехать на шоссе, не могла бегать из-за такой травмы. А занятия на станке помогли мне быстро вернуться снова в строй, опередив прогнозы врачей, наверное, в десятки раз. То есть на тот момент, когда они думали, что в лучшем случае смогу прийти в бассейн как турист, я уже выиграла этап Кубка мира в Турции (17 октября 2015 года, – ред.).

— А перед этим, в июле 2015-го, то есть за четыре недели после травмы, была победа на Кубке в Белой Церкви...

— Эта победа далась мне очень тяжело. По ощущениям, это был не Кубок Украины, а пожалуй, тот же Кубок мира. (смеется) Я тогда сильно устала. Было очень жарко. И хотя обычно довольно легко переношу жару, тогда чувствовала, что вымоталась и перегрелась. Но тот старт нужен был для уверенности в себе, потому что через две недели был запланирован этап Кубка Европы в Риге – и я знала, что уже могу на него ехать.

— Травма, полученная в 2015-м, была первой такой серьезной?

— Это была уже вторая травма такого плана. Перед этим в 2006 году я сломала руку. И травма случилась практически в быту, хоть и при немного спортивных обстоятельствах. В гололед я решила на дешевом горном велосипеде добраться до бассейна. В конце концов, недалеко отъехав от дома, неудачно упала. Мое восстановление – как период реабилитации, так и возвращение к выступлениям – очень отличалось. И я бы хотела сказать всем травмированным (не только спортсменам), что главное – настрой, ведь во многом мы сами можем управлять своим здоровьем. На самом деле, центр здоровья – в голове, в наших мыслях и эмоциях. Поэтому настрой на позитив, вера в скорейшее выздоровление и поддержка близких – все это в разы ускоряет процесс реабилитации. Также важно найти хороших врачей. Мне помогли специалисты как самим лечением, так и комплексом правильно подобранных упражнений, которые я могла выполнять.

— Обе травмы связаныс ездой на велосипеде. Не было страшно снова садиться за руль, особенно после последней, произошедшей на важных соревнованиях?

— Да, признаюсь, одно время был некий страх. Я начала на большем расстоянии ехать от остальных участников. Это касалось, прежде всего, тренировочного процесса. Так продолжалось в течение нескольких месяцев, но я активно боролась с этими ощущениями.

— Давала о себе знать эта травма во время соревнований?

— Возможно, на первых соревнованиях после падения. Видимо, это как раз те, которые состоялись в Белый Церкви и Риге. Так, накануне старта в Риге, во время просмотра, мне было страшно, потому что тогда еще немного оставались болевые ощущения. А вообще, на самих соревнованиях я погружалась в привычную для себя среду – и за счет выброса адреналина забывала о страхах.

ВОПРЕКИ И БЛАГОДАРЯ

— Вы довольно критически, но и здраво относитесь к себе. Поэтому поинтересуюсь и тем, как оцениваете свое участие в прошлогодней Олимпиаде?

— На Олимпийских играх невозможно предсказать результат. Относительно Олимпиады в Рио, я находилась тогда на пике формы, то есть готова была показывать максимальные результаты. В день соревнований я действительно выложилась на 100%, а то и на больше. Однако там каждая из 55-ти женщин была достойной конкуренткой. Пусть я и не довольна результатом, но понимаю, что в тех условиях и обстоятельствах могла реально бороться за место в 20-ке, но не в 10-ке, учитывая мои силы. Ошибок при подготовке не было никаких. Это подтверждало мое самочувствие на всех трех видах во время Олимпиады, и победа на премиум этапе Кубка Европы неделю спустя. Не повезло на плавании. Буквально на последних 150-ти метрах у меня произошел конфликт с японской спортсменкой, которая полностью вытеснила меня из второй плавательной группы. До того я шла уверенно в этой второй группе, что позволило бы мне побороться за место в 20-ке.

— Вообще, вы не стесняетесь признавать плавание своей ахиллесовой пятой в триатлоне. А почему так получилось, что именно эта дисциплина дается вам не так легко, как две другие?

— Я достаточно поздно пришла заниматься в бассейн – в 12-летнем возрасте. Возможно, свою роль сыграло и то, что в моем детстве бассейны закрывались на более чем три месяца. А на то время это было катастрофой, ведь я не имела, к тому же, и предыдущей детской базы шести-семи лет. То есть, каждую осень приходилось заново приходить к результату.

Если в триатлоне решающими являются характер и трудолюбие, то в плавании большее значение имеют талант и физические данные спортсмена. То есть, я не самая высокая и не самая сильная спортсменка, а следовательно длина рычага могла бы понадобиться. Хотя в триатлоне есть много примеров девушек невысокого роста, но таких, которые выплывают значительно лучше. То есть, здесь уже важным становится умение чувствовать воду, а оно или врожденное, или приобретенное именно во время детских тренировок. Конечно, я все это осознаю, а потому не расстраиваюсь, а продолжаю трудиться. Сейчас уделяю много внимания, времени и усилий плаванию – как технике, так и функциональной подготовке. При этом делаю большую интенсивность в контексте триатлона, учитывая то, что должна тренировать и другие дисциплины.

— В прошлом году в Житомире перед Олимпиадой вы принимали участие в заседании рабочей группы ОГА по подготовке спортсменов. Во время одного из заседаний вы подняли вопрос отсутствия бассейна для тренировок, длина которого должна составлять 50 метров. Конечно, за год в Житомире его не построили. Но, по крайней мере, частично отремонтировали то, что есть при ДЮСШ «Авангард». Да, длиннее он не стал. Но на качество тренировок проведенная реконструкция хоть как-то повлияла?

— Сейчас «Авангард» становится, возможно, более привлекательным, но это никоим образом не помогает ни пловцам, ни триатлетам, если бассейн с 1 июня прекращает работать. То есть, в первую очередь бассейн должен работать 365 дней в год, а в период определенных праздников профессиональные группы должны впускать как исключение. Конечно, лучше, чтобы спортивных бассейнов было несколько. Особенно, чтобы еще в раннем возрасте детей их родители могли выбирать бассейны даже по удобству расположения к районам, где проживают. Оптимально, конечно же, чтобы был стандартный 50-метровый бассейн. Потому что не совсем удобно и правильно, когда спортсмены готовятся на “короткой воде”, а потом соревнуются на “длинной”.

Также я уже, наверное, больше пяти лет обращаю внимание на проблему системы хлорирования воды в «Авангарде». Пока это все остается не услышанным. Не буду отвечать за всех спортсменов, но триатлеты жалуются на реакцию организма на хлорку. Лично для меня стрессо плавать в «Авангарде», потому что потом могут возникать серьезные аллергии.

— А как вы оцениваете в целом состояние развития триатлона в Украине? Что изменилось за последние, скажем, пять лет?

— За последние пять лет сильно изменился любительский спорт в Украине. Думаю, это касается всех дисциплин. Триатлон становится все более популярным: больше проводят соревнований, количество участников в них увеличивается. При этом растет конкуренция – бороться за медали теперь становится интереснее и любителям. Относительно уровня самих спортсменов, то, конечно же, нам всем есть еще к чему стремиться, то есть предела совершенству нет. Возможно, у нас пока некоторый переходный период, когда есть уже взрослая сформированная элита, но пока нет относительно зрелой замены. Да, появляются дети, которым 12-15 лет, но мало действующих юниоров и молодежи. То есть, стоит обратить внимание на молодое поколение.

— Если уже речь зашла о молодежи, предлагаю сделать такую себе ретроспективу: расскажите, как начинался ваш путь в профессиональном спорте? Каким было ваше первое соревнование?

— Хоть триатлоном я занимаюсь с 2003 года, но все воспоминания довольно свежие: кажется, будто все было полгода назад. Было немало ярких моментов, связанных с моим приходом в триатлон. Опять же, все началось с того, что летом был закрытый бассейн – мы для общего физического развития добавили в программу велосипедные и беговые тренировки. За некоторый короткий промежуток времени нам предложили выступить на первенстве области. Там я, неожиданно для самой себя, победила, выполнив дистанцию суперспринт (300 м плавание, 8 км езды на велосипеде, 2 км бега). Причем плыли мы тогда еще в бассейне. По ощущениям, видимо, эта дистанция казалась такой же, как я сейчас прошла бы ironman или же ее половину, потому что до этого мое вело ограничивалось несколькими кругами вокруг дома. Я радовалась победе и была счастлива добраться до первенства Украины, где так же неожиданно для себя одержала победу. Тогда мне помогли мои более опытные друзья-триатлеты. По их совету, все, что надо было делать, – это “ехать на колесе”. Тогда это звучало для меня так же странно, как и для людей, далеких от триатлона: как это? А все оказалось довольно просто: когда меня настигнет тот, кто хуже проплыл, должна прятаться за ним от ветра, то есть находиться в наиболее аэродинамическом положении, чтобы затраты энергии соперников превышали мои. Такой тактический ход.

— Насколько ощутимой сегодня является нехватка госфинансирования в триатлоне?

— Конечно, финансирование хотелось бы увеличить. Тогда бы и уровень профессионального триатлона рос. Это все начинается еще с детского спорта, когда могут куда-то пробиться только дети из более обеспеченных семей. Триатлон – далеко не самый дешевый вид спорта. Один велосипед сколько стоит... Хотя часто эти непростые условия, возможно, и закаляют, формируют характер, упорство еще с детства: несмотря на все показать, что ты – лучший.

На сегодня финансирования хватает частично даже на лидеров. Хотя никто не помогает прийти к этому уровню.

Вместе с тем, грех жаловаться на поддержку в олимпийские годы. В прошлом году мне очень помог Национальный олимпийский комитет. Была отдельная статья финансирования олимпийцев, что позволило мне принимать участие в большем количестве и тренировочных сборов, и стартов, и отчасти, проживать в лучших условиях, и тренироваться на лучших базах.

— Если говорить о конкретных суммах, то насколько дорогими являются поездки на соревнования?

— Это однозначно дорого. Все зависит от страны, где проводят соревнования, и способа, которым добираешься туда. Если это соревнования ранга Кубка мира, Чемпионата мира, Чемпионата континента, то неприемлемо добираться в Европу на микроавтобусе. Хотя так, к сожалению, делает немало наших спортсменов, особенно молодых. И это влияет на результат – невозможно потом уже выступить так, как ты готовился. Находясь в течение двух-трех суток в дороге, приходится жертвовать тренировочным процессом, а соревнования за год проходят не одни. Это значительно влияет на следующие гонки. Поэтому, если это не страны-соседи, то стоит рассматривать только авиаперелет. Следовательно, если учесть проживание в гостинице, минимальное питание и стартовые взносы (а они есть на многих соревнованиях), то получается минимум 400 долларов за поездку. Если же рассматривать более дальнее зарубежье (например, Японию или Австралию), то это уже может быть и 1,5 тыс. долларов.

— А как насчет техники?

— В последний раз за бюджетный счет приобретение велосипеда было в 2008 году, под Олимпийские игры в Пекине. (смеется) А под Олимпиаду в Рио-де-Жанейро вообще ни одного приобретения не было – ни со стороны области, ни со стороны государства. Под Европейские игры в Баку была небольшая сумма, которой хватило, чтобы купить велосипедные детали. А так, колеса, которые тоже стоят дорого, последний раз мне покупала Школа высшего спортивного мастерства в 2012 году, под Олимпиаду в Лондоне. Хотя в идеале велосипед спортсменам нашего уровня надо менять раз в год. К счастью, мне удается находить спонсоров. При этом приходится частично распыляться, потому что должен быть и менеджером для самого себя. Но выбора нет, потому что эта техника крайне необходима.

— Последние два года вашей подготовкой к соревнованиям занимается ваш муж Владимир Турбаевский. Насколько важно, чтобы в качестве тренера выступал «свой человек»?

— Однозначно, это помогает. Сначала, когда мы на это решились, у меня не было уверенности в том, как это сработает. Да, я знала, что мой муж – грамотный специалист, который понимает, как оптимально построить тренировочный процесс для достижения максимальных результатов. Но я не знала, удастся ли нам такое сотрудничество (улыбается), как это повлияет на семейные отношения, потому что в тренировочном процессе он мог бы быть слишком мягким или строгим ко мне. Но сейчас я рада, что мы, как никто, понимаем и чувствуем друг друга. Поэтому можно сказать, что формируя программу тренировок, Владимир пропускает ее фактически сквозь себя, одновременно понимая, что и как лучше сделать для меня.

Александр Трохимчук, Житомир

Фото Анны Максимовой

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-