Владислав Гераскевич, скелетонист
Весь наш зимний спорт - это вопреки обстоятельствам, а не благодаря
19.01.2022 20:52

Историю украинского скелетона можно вместить в одну фамилию Гераскевича. Эта дисциплина появилась 7 лет назад, когда Владислав вместе с отцом пришли на ледовый трек, с которого Гераскевичу предложили съехать. С тех пор Владислав уже успел вписать свое имя в историю украинского скелетона. Он занял восьмое место на юношеских Олимпийских играх-2016 и стал первым представителем нашей страны в этом виде спорта на Олимпиаде в Пхенчхане. Там украинцу удалось финишировать двенадцатым.

Сегодня Владислав Гераскевич стабильно представляет Украину на международных соревнованиях и входит в десятку лучших спортсменов мира в своей дисциплине. Особенно удачно он проводит нынешний сезон, заняв шестое место на этапе Кубка мира в Сигулде (Латвия). Это позволило украинцу получить лицензию на участие в зимних Олимпийских играх в Пекине-2022. Именно Владислав становится одной из главных надежд Украины на медаль в Пекине. О лучшем сезоне в карьере, треке за 450 миллионов евро и потенциале сборной Украины на Олимпиаде-2022 читайте в Укринформе.

ПОСЛЕ КИТАЙСКИХ СБОРОВ В ПЕКИНЕ МЫ ПРИНЯЛИ РЕШЕНИЕ СМЕНИТЬ СКЕЛЕТОН

- Ты занял шестое место на этапе Кубка мира в Сигулде и это твой лучший результат за карьеру. Как ты в целом оценишь свое выступление в этом сезоне?

- У меня был очень сложный сезон: у нас была высокая плотность результатов и много сильных спортсменов. Кубок мира, опять же, был очень тяжелый: каждая сотая доля секунды имела значение. В Сигулде я показал неплохой результат в целом, но погода помешала бороться за более высокие места. В день гонки были туман, высокая влажность и плюсовая температура. Такая погода не является оптимальной для льда. Я стартовал 21-м и в первом заезде это помешало занять высокие места (закончил 13-м). Во втором заезде я стартовал раньше более быстрых соперников, и удалось подняться на шестое место. Я думаю, что если бы погода была как на тренировках, то мы могли бы бороться за призовые места. На самом деле, до топ-3 было не очень далеко, всего 28 сотых.

В целом этот сезон был сложным для меня. После китайских сборов в Пекине мы приняли решение сменить скелетон (вид спортивных саней без рулевого управления – ред.). Мы приобрели скелетон другого производителя, который принципиально отличается конструкцией и особенностями управления. Из-за этого первые этапы были не совсем утешительными для меня, пришлось приспосабливаться. В целом я доволен кубковым сезоном. Конечно, понимаю, что были ошибки, можно было выступить лучше, где-то было непонятное судейство, где-то не повезло с погодой. У многих соперников, которые в прошлом году показывали невероятные результаты, например, уже нет шанса отобраться на Олимпийские игры.

- Почему ты с командой решил сменить скелетон, особенно учитывая тот факт, что времени до Олимпиады осталось совсем немного?

- Мы приехали на сборы в Китай, и я был крайне доволен своим пилотированием. У нас было 40 тренировочных заездов, на которых мы могли сравнить свои выступления с другими спортсменами Германии, Британии. Их линии на заезде были не лучше, а, может, и хуже моих. Несмотря на это, я не набирал тех скоростей, которые позволили бы мне бороться за высокие места. Это мы увидели на тестовых соревнованиях. Из-за этого мы решили сменить скелетон.

- Доволен ли ты этим решением?

- Увидим на Олимпийских играх. Понимаю, что мне не хватает заездов. Надеюсь, что тренировочных заездов в Китае хватит, чтобы я набрал форму. Новый скелетон кардинально отличается, поэтому я еще привыкаю. Судя по результатам, которые были в этом сезоне, это решение не было ошибочным и риск сыграл. Я доволен. Мы конкурентоспособны и можем бороться за высокие места. Опять же, если бы у нас были условия для тренировки стартового разгона, то дела пошли бы еще лучше.

Мы неоднократно говорим о необходимости инфраструктуры для тренировки разгона, но пока обещания остаются обещаниями. Надеюсь, это изменится в ближайшее время, ведь когда мы приезжаем на трек, то проигрываем соперникам на старте. Если бы у нас была стартовая эстакада, улучшили бы свой результат минимум на 0.15, а это уже существенно.

ВО ВРЕМЯ СПУСКА ПРИШЛОСЬ «ЛОВИТЬ» БОРТА РУКАМИ. ПОСЛЕ ЭТОГО НУЖНО ДРОЖАТЬ МИНУТ 30 НА ХОЛОДЕ И ЖДАТЬ СВОЕЙ ОЧЕРЕДИ

- Как бы странно это ни звучало, но в Украине до сих пор есть люди, которые не понимают, что такое скелетон. Мог бы ты, как зачинатель этого вида спорта в Украине, объяснить нашим читателям, чем занимаешься?

- Для этого нужно представить гонку Формулы-1, потом представить, что вся эта гонка происходит на льду, где ты едешь на миллиметры от бортов, сантиметры от крыши на бешеной скорости. Ты стараешься проехать трек максимально быстро с полной концентрацией, борясь со своим страхом. При этом ты лежишь на животе головой вниз. Чтобы проехать хорошо, тебе нужно еще и существенно разогнаться. Стартовый разгон - это очень важная составляющая нашего вида спорта. У скелетонистов базовая легкая атлетика должна быть на солидном уровне. У наших топовых стартеров просто невероятные результаты в беге, возможно, не хуже, чем у наших призеров по легкой атлетике на чемпионате Украины.

- Скелетон - это действительно очень опасный вид спорта. Откуда берешь мотивацию продолжать после того, как очередной раз получаешь ожоги, синяки, царапины?

- Когда я познакомился со скелетоном, я даже не знал – что это. В Украине это новая дисциплина (появился 7 лет назад - ред.) и один из самых молодых среди олимпийских видов спорта. Я с детства люблю гонки, пилотирование, картинг – и поэтому захотел попробовать. Когда я впервые в 2014-м году попытался проехаться, то получилось плохо. Несмотря на это, я был в восторге от спуска в скелетоне. Мы приехали на ледовый трек и мне было очень страшно. К счастью, я себя переборол и попытался съехать. Честно, ничего не понял. Потом уже начал немножко ориентироваться.

Скелетон дарит невероятные эмоции, адреналин. Это трудно объяснить, это стоит попробовать. А синяки и повреждения – это тоже отдельная история, которая становится стоп-фактором для начинающих. Когда мы только начинали, то приехали в Сигулду, у нас была группа из 18-и детей. Там еще не было комфортных условий, раздевалок, было холодно, ветер. Я проезжал заезд на своем старом «контрольном» скелетоне, который был уже меня. Во время спуска пришлось «ловить» борта руками. После этого нужно дрожать минут 30 на холоде и ждать своей очереди. Тогда много детей отсеялось. Очень трудно себя перебороть в возрасте 14-15 лет. Я задался целью проехать "чисто", не биться о борта, и это меня сильно мотивировало. Этот путь мы начали с отцом и до сих пор поднимаемся, растем в этом виде спорта.

- Понятно, тебя можно назвать основоположником этого вида спорта в Украине. Пройдя тернистый путь, ты финишируешь в топ-6 лучших спортсменов мира на заезде в Кубке мира. Благодаря чему удалось достичь таких высот?

- Скажу банально, но, стоя на холоде в 2014-м в Сигулде, я бы не поверил, что смогу достичь таких результатов. В нашем спорте есть определенная гегемония стран, в которых хорошие условия для тренировок. Трудно конкурировать с Германией, у которой четыре трека, невероятная селекция, финансирование. Британия со своим просто бешеным финансированием: у них это самый результативный вид спорта на зимней Олимпиаде. Их финансирование – не то что в десятки, в сотни раз больше нашего. Кроме того, их тренеры являются производителями скелетонов. Благодаря этому спортсмены получают лучшую технику, лучшие тренерские советы людей, которые уже в этом спорте 20-30 лет.

Несмотря на это, с каждым новым этапом мы ставим перед собой новые задачи и пытаемся их реализовать. Сначала мы стремились попасть на юношескую Олимпиаду 2016-го. Нам все удалось и я финишировал там восьмым. Я был очень недоволен, но сейчас понимаю, что в тех условиях это было круто. Тогда нам казалось, что мы что-то знаем в скелетоне, но сейчас понимаю, что мы до сих пор многого не знаем. Каждый сезон был очень интересным, полным определенных разочарований из-за посредственных выступлений. Раньше даже квалификация на Кубок мира казалась мне чем-то невероятным.

Также благодарен сборной Латвии. Ребята помогали, подсказывали какие-то особенности новых треков уже на Кубке мира перед Олимпиадой-2018. К счастью, мы получили лицензию и смогли представить Украину на Олимпийских играх. Меня очень мотивирует то, что мы своим примером можем показать, что в жизни все возможно.

НА СТРОИТЕЛЬСТВО ЭСТАКАДЫ НЕ НУЖНЫ ОГРОМНЫЕ ДЕНЬГИ - ЭТО НЕ СТАДИОН "ОЛИМПИЙСКИЙ" ПОСТРОИТЬ

- Владислав, в своих интервью ты заявлял о том, что тренируешься в Латвии. Так ли это до сих пор и откуда берешь средства на сборы?

- В основном тренировочные сборы проходят в Латвии. Там есть трек, стартовая эстакада и классные условия для занятий легкой атлетикой – все доступно. В предсезонной подготовке очень много нюансов, поэтому и выбрать подходящее место трудно. Наши треки обычно находятся на крутых курортах, но там нет доступа к спортзалу. Будешь сидеть месяц, только на треке съезжая – потеряешь всю форму.

Кроме Латвии, мы тренируемся на тех треках, которые будут принимать соревнования в сезоне. Когда мы начинали скелетон, то первые выезды, первые сборы были за наш счет. Мы тратили много семейных средств - и это тоже было неким “стопом”. В 2015-м году во время отбора на юношескую Олимпиаду в нас поверили. После достойного выступления на юношеских Играх началось определенное финансирование. А вот после взрослой Олимпиады-2018 и моего 12-го места – финансирование стало полным и жаловаться я не могу. Все, что министерство может нам профинансировать, оно финансирует.

Конечно, есть некоторые нюансы с документацией. Мы понимаем, что наша система неидеальна, в ней очень много советских пережитков. СССР ушел, но его отголоски до сих пор остались, к большому сожалению. Надеюсь, что новые реформы, которые проводят сейчас наши политики-спортсмены, улучшат ситуацию, потому что они понимают нашу боль.

- Недавно ты громко высказался о том, что украинские спортсмены нуждаются в хорошей инфраструктуре для успешного выступления на соревнованиях. По твоему мнению, ситуация с необходимым оборудованием для тренировок в нашей стране улучшается, или все остается без изменений?

- Когда закончились Олимпийские игры 2018 года, на которых я занял лучшее место, чем все наши биатлонисты, тогда нам говорили, что эстакада в Украине появится. Для понимания ситуации отмечу, что на строительство эстакады не нужны огромные деньги – это не стадион «Олимпийский» построить. Строительство качественной эстакады обойдется примерно в 5 миллионов гривень. Ею могут пользоваться и санный спорт, и скелетон, и бобслей. В дополнение, наклоны очень полезны для прыжков в длину. Тогда нам пообещали построить ее, и мы наивно в это поверили. Более того, об этом говорили влиятельные люди в шикарных кабинетах. Из-за этого мы думали, что будем тренироваться и все.

За эти годы ничего не изменилось. Чтобы сдвинуть эту ситуацию с мертвой точки, мы начали вести блоги, рассказывать людям о зимних видах спорта, о скелетоне. Если бы у нас был такой объект, то с 2018-го года до сегодня у нас была бы лучшая команда, была бы конкуренция и мы могли бы бороться за высокие места. Конечно, нам этого не хватает. Такая же ситуация и с трамплином... Мы имеем олимпийского чемпиона по фристайлу (Александр Абраменко – ред.), а банально трамплина не имеем. Что-то здесь явно работает не так. Без инфраструктуры не будет стабильной борьбы за медали. Весь наш зимний спорт - это вопреки обстоятельствам, а не благодаря. Мы сейчас активно привлекаем медиа для решения этого вопроса, готовы тратить на это свои средства.

- Вадим Маркович Гутцайт недавно заявил о том, что даже одна медаль для сборной Украины на зимних Олимпийских играх будет успехом. Что ты думаешь об этом, корректно ли вообще делать такие прогнозы перед Играми?

- Все мы профессиональные спортсмены и не хотим пасти задних. Уверен, что каждый из нас хочет бороться за призовые места. Я не понимаю, зачем заниматься профессиональным спортом, если ты не хочешь выигрывать. Что касается количества медалей, хочу напомнить, что у нас представительство Украины на зимней Олимпиаде гораздо меньше, чем на летней. Если мы будем считать успех в соотношении медалей и людей, то пропасть между нами не так уж велика. В зимних видах есть крутые спортсмены. Дайте нам достойную инфраструктуру, и мы будем бороться за высокие места.

Наш фигурист Иван Шмуратко, например, несколько дней назад занял 12-е место на чемпионате Европы, что является лучшим результатом для Украины с 2002-го года. У него даже нет времени достаточно потренироваться на льду, потому что площадку делят между собой и фигуристы, и хоккеисты. Дайте возможность - и все будут тренироваться еще больше. Тем более, что мы говорим о профессиональном спорте, где нет неважного. Детали в нашем деле все решают.

ЕДИНСТВЕННАЯ ДЕТАЛЬ, ГДЕ Я ПРОСЕДАЮ, - ЭТО СТАРТОВЫЙ РАЗГОН

- Олимпиада уже совсем скоро, и ты, к счастью, сможешь представить Украину на Играх. По твоему мнению, входишь ли ты в 20-ку лучших скелетонистов мира?

- В двадцатку точно. Я верю, что если соревнования проходят в одинаковых условиях, то я уверенно вхожу в десятку и могу бороться за самые высокие места. Единственная деталь, где я проседаю, – это стартовый разгон.

- В мире спорта существует мнение о том, что топ-10 спортсменов могут варьироваться между собой на самых высоких соревнованиях. Учитывая тот факт, что ты в этой когорте лучших, каковы твои шансы на завоевание медали в Пекине-2022?

- Мы будем делать все возможное, чтобы достойно представить Украину и подойти к соревнованиям в лучших кондициях. Этот сезон как никогда показал, что в лучшей десятке все смешивается. Если добавить к этому еще и плотность результатов в скелетоне, то на успех реально можно посягнуть. На Олимпийских играх будет новый трек, на котором еще не было серьезных соревнований. Все будут в одинаковых условиях и каждый получит то, что заслужил.

- Что для сборной Украины будет достойным результатом?

- Для меня нет приемлемого результата, кроме первого. Да, я неплохо выступал на Кубке мира, но я не удовлетворил своих желаний как спортсмен. Мы все будем бороться за первые места, но единственные цели, которые я ставлю перед собой на Олимпиаде, связаны с качественным проездом и хорошей техникой. Мало того, я хочу, чтобы скелетон в Украине развивался. Медали - это хорошо, однако необходимо сохранить этот вид спорта в Украине. Очень хочется, чтобы к нам приходили дети, чтобы было куда приходить.

У НАС НЕТ НИКАКОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ ДЛЯ ТРЕНИРОВОК ПО ЗИМНИМ ВИДАМ СПОРТА. А ПРОВЕДЕНИЕ ОЛИМПИАДЫ - ЭТО ВООБЩЕ ДРУГОЙ УРОВЕНЬ

- В конце хочу спросить тебя о будущем Украины на Олимпийских играх. Ты, вероятно, слышал, что Украина планирует подать заявку на проведение зимней Олимпиады 2030-го года, о чем заявлял президент страны. Для реализации этого замысла сейчас начали масштабное строительство необходимой для этого инфраструктуры. Скажи как профессиональный спортсмен - это реальная цель или популизм?

- На данный момент у нас нет никакой инфраструктуры для тренировок по зимним видам спорта. А проведение Олимпиады - это вообще другой уровень. Чтобы провести соревнования по зимним видам спорта в Украине, необходимо построить инфраструктуру в соответствии с логистикой размещения спортивных сооружений, аэропортов, их доступности. За весь разговор я не сказал ни слова о ледовом треке, только о стартовой эстакаде. Почему я об этом не говорю? Я реалист и понимаю, что пока ледовый трек в Украине – это нереально. Прежде всего, у нас нет экспертов, которые разбирались бы в системе трека и могли бы управлять им.

Просто для понимания ситуации отмечу, что строительство трека в Китае, по нашей информации, обошлось в 450 миллионов евро. Кроме того, обслуживание трека ежегодно стоит огромных средств. Его можно окупить, но только при наличии высококачественного руководства. Для нашего бюджета - цифры слишком большие. И все это касается лишь скелетона, бобслея и санного вида спорта. Кроме нас, еще есть фристайл, биатлон и тому подобное. Пока я не вижу возможности, чтобы это все появилось за 8 лет. Несмотря на это, я искренне надеюсь ошибаться в этом вопросе.

Но даже не строительство специализированной инфраструктуры является главной проблемой для Украины, если мы говорим о заявке на проведение зимних Олимпийских игр-2030. Главная проблема - конкурентоспособная команда спортсменов, которые будут бороться за первенство в медальном командном зачете. Чтобы создать команду спортсменов высочайшего класса во всех зимних олимпийских видах спорта, необходимо иметь в Украине целую плеяду тренеров высочайшего класса, производство спортивного снаряжения высочайшего качества и огромное количество талантливых для зимних видов спорта детей, которых будут готовить к этим самым Играм. Однако эту проблему никто почему-то не озвучивает. Создается впечатление, что главные стремления и желания провести зимние Олимпийские игры-2030 в Украине связаны только со строительством.

Виталий Ткачук, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2022 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-