Марк Фейгин, адвокат
ФСБ и российские СМИ хотят раздуть из дела Сущенко «бондиану»
20.11.2017 18:51 1544

В понедельник Романа Сущенко посетили жена Анжелика и дочь Юлия. Поговорили час о делах, передали открытки, рисунок от сына Максима, поделились новостями. Как предполагает адвокат Марк Фейгин, это, вероятно, последнее свидание его подзащитного с близкими перед началом суда.

Марк Захарович рассказал о последних новостях в этом деле, о том, как готовится к суду защита и как – обвинение. А также о своей недавней деловой поездке по «делу Сущенко» в Вашингтон.

ЛЮБОПЫТСТВО – ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ КАЧЕСТВО ЖУРНАЛИСТА

- Мы с Романом Сущенко сейчас знакомимся с четвертым томом обвинения (из десяти нам представленных). В предыдущих томах были существенные для нас данные, прежде всего показания – главного свидетеля обвинения. Ну и версия следствия окончательно устоялась. Они обвиняют Романа в том, что он собирал сведения о возможном вторжении России в Украину. Что касается свидетеля обвинения, то это, как известно, человек, с которым Роман знаком 25 лет...

- Извините, но в прошлые разы проходила информация, что они были знакомы 28 лет.

- Ну, это вопрос тонкий – 25 или 28 лет. И я могу немного сказать об этом, потому что следствия и его тайн это впрямую не касается. Дело в том, что с этим человеком Роман познакомился не напрямую. Сначала дружили их жены, которые учились вместе. А потом уже познакомились и они. Отсюда небольшое разночтение в том, когда именно они познакомились. Но в любом случае 25-28 лет – это большой срок знакомства. Примерно с конца 2015 года этот человек был вынужден сотрудничать с российскими спецслужбами и начал записывать свои разговоры с Романом.

- Очень любопытные бытовые подробности, с учетом которых вся картина выглядит несколько иначе.

Российские спецслужбы стремятся навязать общественному мнению свою картину: игра спецслужб, разветвленная агентура

- Именно так. Жаль, говорить подробнее я не могу из-за подписки о неразглашении тайны. А то, что говорю – это в ответ на материал, вышедший в «Аргументах недели», беседу с неким «ветераном российских спецслужб подполковником в отставке Анатолием Петровичем Орловым». В этом интервью из всего дела раздувается какая-то невероятная «бондиана», «полковник ГУР МОУ», бульварные намеки на особые отношения с женой президента Макрона... Уверен, что эти фантазии появляются неслучайно. Это стремление российских спецслужб навязать общественному мнению свою картину, поддерживающую обвинение: игра спецслужб, разветвленная агентура. Повторюсь, ничего этого в деле нет!

- А что же есть?

- Основа всего – показания главного свидетеля, который, кстати, сам родом из Киева. Ну так они же и до того, 25-28 лет общались, – большую часть жизни. И что? Для того, чтобы что-то сляпать, спецслужбам через старого знакомого нужно было провоцировать Романа на общение. И заманить его в Москву. Они это трактуют, как уже говорилось выше. А защита трактует прямо противоположно. Старые друзья, знакомые, земляки, на протяжении жизни вообще говорили на многие темы. Но это не шпионский сбор информации. Это персональное общение журналиста. 

- Знаете, в связи с этим вспоминается козырный вопрос Владимира Познера коллегам-журналистам о гражданской ответственности журналиста и государственной тайне.

- Напомните, пожалуйста, о чем речь?

- Это довольно длинный вопрос. Представьте себе, вы на интервью у министра обороны своей страны. Он на полминуты вышел. И вы видите у него на столе бумагу, что ваша страна планирует в ближайшее время начать войну против другой страны. Сделаете ли вы эту информацию достоянием гласности?.. На Западе на этот вопрос отвечают, в основном, положительно, в России, как правило, отрицательно. Для Познера это хороший повод порассуждать о сути патриотизма и об этике журналистской профессии.

В самом по себе журналистском любопытстве нет криминала, тем более такого тяжелого, как шпионаж

- Да, спасибо. Я припомнил это. И к нашей ситуации описываемые рассуждения очень даже подходят. Итак, есть журналист Сущенко. И с ним общается, высказывая свое мнение, старый знакомый. Как в этой ситуации поступает профессиональный журналист? Отвечает: нет-нет, молчи, слышать тебя не хочу. Вы такое себе можете представить? Я – нет. Журналист – существо любопытное по определению. Это его едва ли не главное профессиональное качество. Но в самом по себе журналистском любопытстве нет криминала, тем более такого тяжелого, как шпионаж. Такое обвинение нужно доказывать, и доказывать убедительно. В нашем же случае – в наличии лишь одна задолго готовившаяся провокация. И всё, больше ничего. Если из представленного нам «дела Сущенко» вычесть это, а также войну в Украине и угрозу еще большего вторжения, то в деле вообще ничего не останется. Ничего! Остается только честная профессиональная работа журналиста-международника... Именно поэтому появляются публикации, как та, что я назвал выше. При нехватке материала нужно напустить побольше загадочности, шпионской конспирологии, тумана, недоговорок, смелых, но ничем не подтвержденных предположений.

НЕЗАВИСИМАЯ ЭКСПЕРТИЗА ОТ ЭКСПЕРТА ИЗ ФСБ? АБСУРД

- Кстати, а знаете, как бы российская сторона вела себя в нормальных обстоятельствах, если бы это не было спецоперацией, провокацией ФСБ?

Российская власть сейчас взяла курс на захват большого количества «диверсантов», «шпионов», которых надеются использовать как заложников

- Как?

- Итак, есть зарубежный журналист-международник, имеющий аккредитацию авторитетной страны. И один из его старых друзей оказывается на должности, связанной с гостайнами страны. Спецслужбе не нравится, кажется подозрительным их дальнейшее общение. В такой ситуации могут следовать оргвыводы – но по отношению к своему гражданину, своему офицеру. А зарубежный журналист просто тормозится на границе и объявляется персоной нон-грата. Никаких скандалов, арестов и фабрикации дела. Но это, повторюсь, при ответственном подходе к делу. А российская власть сейчас взяла курс, и мы это прекрасно видим на других примерах, на другой подход – захват большого количества «диверсантов», «шпионов», которых надеются использовать как заложников для получения, выторговывания каких-то преференций.

- Вернемся к делу, закончившемуся следствию.

- Конечно, очень трудно работать в условиях неразглашения информации из-за «наличия гостайны». Причем по многим причинам. Вот, представьте, мне нужно собрать доказательства невиновности. Следствие считает, что в каких-то местах разговоров использовался «эзопов язык», иносказательность. Я считаю, что нет. Кто может разрешить этот спор? Экспертиза. Независимая экспертиза! Но где я возьму в этом деле независимую экспертизу, если нужен человек с допуском к гостайне. А это люди, так или иначе связанные с ФСБ. То есть я подойду к специалисту из ФСБ и попрошу: сделай мне, пожалуйста, НЕЗАВИСИМУЮ экспертизу. Так? Ну, вы же понимаете, что это абсурд.

- Да, действительно, неразрешимый тупик. Вы уже понимаете, как будете строить защиту в таких условиях?

- В общих чертах, да. Кстати, ведь и копировать материалы следствия тоже нельзя, что подготовку также не облегчает. Но тут – не страшно, я все нужное запоминаю. И тактику нашей защиты, особенности предоставления доказательств невиновности уже представляю. Но опять же – суд будет закрыт для общественности. Так что процессуальная сторона останется не известной публике. Поэтому напоминаю, что исход кейса будут решать не российский суд, тем более в этих условиях закрытости, а политические договоренности. В условиях изоляции Кремль ищет контактов с важными для него государствами, в том числе, – некоторыми странами Европы. Соответственно в некоторых делах, как, я надеюсь, и в деле Сущенко, Кремль готов сыграть в «поддавки», «проявить гуманность».

«НУЖНО ПОСТОЯННО ПОДДЕРЖИВАТЬ ГРАДУС ИНТЕРЕСА»

- Здесь важно информирование международной общественности. Вы недавно ездили с этой целью в США.

В американских элитах накапливается усталость от украинской тематики и убавляется энтузиазм по поводу Украины. Украинским элитам нужно иметь это в виду

- Да. Я уже говорил, что с информированием руководства Франции и Германии ситуация благополучная. В Америке – посложнее. Нынешняя администрация, в том числе Госдепартамент, не так активно реагирует на вопросы, связанные с правозащитой. И здесь наш главный контакт – Курт Волкер (спецпредставитель Госдепа США по вопросам Украины, – ред.), его аппарат. Не секрет, что мы писали ему письмо. И точно знаю, что оно дошло до адресата. То есть в аппарате Волкера о судьбе Романа знают и этим кейсом занимаются. Вообще, говорить о политике – не моя повестка, но могу отметить, что, как мне показалось, в американских элитах накапливается усталость от украинской тематики и убавляется энтузиазм по поводу Украины. В свою очередь, украинским элитам нужно иметь это в виду. От них ждут большего прогресса в области реформ. Я решаюсь говорить об этом только потому, что это опосредованно касается и вопроса украинских политзаключенных. Понимаете, ситуация сейчас такова, что американским политикам есть чем заниматься кроме Украины. И поэтому нам, адвокатам, тем, кто борется за политзаключенных, приходится прилагать дополнительные усилия, чтобы их вопросы оставались в повестке дня. Нужно постоянно поддерживать необходимый градус интереса.

- Чего конкретно удалось достичь в ходе этой поездки?

- Я общался в Хельсинкском комитете конгресса США, общался в Комиссии Лантоса...

- О правозащитной деятельности Хельсинкского комитета конгресса мы уже говорили. Расскажите, пожалуйста, что это за Комиссия Лантоса?

- Том Лантос – легендарный американский конгрессмен венгерско-еврейского происхождения. Он умер в конце «нулевых». В память о нем существует Комиссия Конгресса США по правам человека имени Лантоса... Общался с рядом авторитетных сенаторов и конгрессменов, занимающихся правозащитной деятельностью. Например. с конгрессменом от Калифорнии Карен Басс – она руководит подкомитетом по правам человека в Международном комитете Конгресса США. Рассказал об обстоятельствах дела Сущенко представителям украинского кокуса в Конгрессе США. Это все важная работа. Которая уже дает свои плоды. И будет давать их в ближайшем будущем.

Олег Кудрин. Рига

Фото: архив Марка Фейгина; Олена Худякова, Укринформ

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-