«Недавно исполнилось пятьсот дней моего заключения»

«Недавно исполнилось пятьсот дней моего заключения»

775
Ukrinform
Размышления над письмом коллеги Сущенко

После ознакомления Романа Сущенко и его адвоката Марка Фейгина с 12 томами, которые настрочило следственное управление ФСБ, и вещественными доказательствами – дело направляется в суд. Правда, еще остались некоторые процессуальные детали – составление следствием обвинительного заключения, реакция на него защиты – и все. Дальше – только рассмотрение дела в Мосгорсуде.

Но лично меня не меньше зацепило заявление адвоката Фейгина о том, что его подзащитный в заключении работает над книгой-дневником: «Роман, пока сидит, размышляет о написании и издании дневниковой тюремной книги. Как только он выйдет, с Божьей помощью, соберет свои записи, переписку и напечатает книгу».

С учетом этой свежей новости я как-то по-другому, совсем по-новому увидел недавнее, последнее письмо Романа мне из нашей с ним переписки.

ТЮРЬМА – ДЕНЬ ЗАВТРАШНИЙ И СЕГОДНЯШНИЙ

Бытие человека в тюрьме – противоестественное. Ты вырван из обыденной жизни, оторван от семьи, близких людей. И от работы! Роман же человек не просто работящий, а с большим стремлением к гармонии. Поэтому он там, в Лефортово, взялся с таким рвением за рисование. Его городские графические пейзажи авторской, тюремной техники (луковый отвар плюс паста шариковой ручки) выглядят трогательно и совершенно.

А еще Сущенко – большой книголюб, поэтому первым делом пересмотрел тюремную библиотеку. Поэтому мне, как человеку, который в свободное от журналистской работы время занимается литературоведением и литературной критикой, именно это тема пришлась по душе в переписке с коллегой. Тем более, что в связи с тяжелым надуманным обвинением ФСБ и засекреченностью дела («гостайна!») обсуждать с Сущенко какие-то другие темы было бы опасно.

Как писал Роман мне в предыдущих письмах, книги больше, чем что-либо другое, помогают его бытию в заключении: «У меня есть “зачем”, а книги помогают выдержать любое “как”». А потому его окололитературные размышления, особенно с учетом того, что написаны они в тюрьме, весомы.

Итак последнее письмо. Вспомнив закончившееся Рождество (понятная задержка в переписке), коллега продолжил религиозную тему.

Роман Сущенко: «Просил у Создателя три вещи: мудрости смириться с тем, чего не могу изменить; мужество изменить то, что смогу; и ума отличить одно от другого. Прошлое изменить нельзя – факт закончен. Недавно исполнилось пятьсот дней моего заключения. Этого уже не изменить. Время течет чрезвычайно быстро. Представляю, как люди спешат в повседневной суете, теряют энергию, деньги, друзей, лица, приходят в упадок духом от неудач, цепляются за сегодня, чтобы не думать о завтра. Разделяю мнение французской писательницы Мюриель Барбери: «Завтрашнего дня боятся те, кто не умеет строить сегодняшний, а когда люди не могут ничего выстроить сегодня, они уговаривают себя, что у них все получится завтра, но так не бывает, потому что завтра всегда превращается в сегодня. Надо уяснить, что важно действовать сегодня: делать все возможное, чтобы любой ценой построить что-нибудь сегодня. Шаг за шагом подниматься на свою личную Говерлу таким образом, чтобы каждый шаг отпечатывался в вечности. Будущее нужно, чтобы строить настоящее, исходя из реальных интересов ныне живущих».

Здесь упомянута известная во Франции, Европе, но, к сожалению еще не очень популярная у нас французская писательница Мюриель Барбери. В одном из давних писем Роман писал, что купил-заказал в интернет-магазине, разрешенном в СИЗО Лефортово, ее книгу. Значит, все-таки доставили. И она произвела большое впечатление.

Роман Сущенко: «Вы спрашивали о французских писателях. «Элегантность ежика» (самый известный роман Барбери, выше цитировались строки именно из него. – Ред.) – вещь, которая пленяет человечностью, щедростью сердца, юмором, пьянящим словом, сюжетной гравитацией, которые из мертвой бумаги выделяют мораль и жизнь».

Думаю, не будет лишним представить читателям эту французскую писательницу, которая родилась 48 лет назад в прославленной голливудским шедевром Касабланке.

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ШКОЛА ЭЛЕГАНТНЫХ ЕЖЕЙ

Как раз на миллениум, 2000 год, Мюриель Барбери, философ по образованию, по настоянию мужа отправила рукопись своего первого романа «Лакомство» в престижное издательство Gallimard. И уже этот дебютный роман оказался настолько успешным, что его перевели на 14 языков. А вот вторая книга, как раз та самая «Элегантность ежика» (L'Elégance du hérisson), вышедшая в 2006 году, стала абсолютным бестселлером во Франции, и не только – ее перевели на 31 язык. Кроме того, роман был экранизирован.

Действия романа происходят в престижном квартале Парижа. Но главные действующие лица – отнюдь не селебрити, а скорее, наоборот. Это, во-первых, консьержка Рене Мишель. 54-летняя женщина, «вдова, некрасивая, толстая, маленького роста», которая в 12 лет бросила школу и стала работать по дому, в поле, в 17 лет вышла замуж, потом овдовела. И вот уже 20 лет работает консьержкой в элитном доме. Живет одна, с котом (ну понимаете, это крючок для всех читателей, имеющих котов и кошек). Единственная отрада Рене – чтение. Она «проглатывает» книги одну за другой.

Вторая героиня романа – девочка с неустойчивой психикой Палома Жосс, у которой нет контакта с родителями и сестрой. Палома – настоящий вундеркинд, но она прячет свой ум от посторонних. Таким разным людям, при том что они имеют близкие взгляды и интересы, не просто начать общаться, но...

Однако – дальше молчу. Потому что роман насыщен не только интеллектуально, но и сюжетно. И он издан на украинском языке (правда под названием «Елегантна їжачиха») еще в 2010 году. Книга стоит того, чтобы заплатить за нее 70 гривень и прочитать.

(НЕ)ВОЗМОЖНОСТЬ ОСТРОВА

На минутку остановив свой взгляд на личности замечательной писательницы, продолжим читать письмо коллеги.

Роман Сущенко: «А еще, листая страницы очередного романа Бегбедера в литературном запаснике Лефортово, наткнулся на отрывки произведения одного из культовых французских писателей современности Мишеля Уэльбека. Из-за фрагментарности «Возможности острова» этого автора не удалось насладиться полностью».

Уверен, что французских писателей Бегбедера и Уэльбека не нужно представлять отдельно. А вот почему Сущенко попал именно на отрывки романа Уэльбека – объясню. Перед тем, как выйти в полном объеме, «Возможность острова» по-фрагментно печаталась в российском литературном журнале «Иностранная литература» (аналог нашего «Всесвіту») в №2 за 2006 год. Видимо, как раз на этот номер и наткнулся наш коллега.

Что касается романа «Возможность острова» (2005), то это антиутопия. Главных героев трое – Даниэль (Даниэль1) и два его клона (Даниэль24, Даниэль25), которые живут двумя тысячелетиями позже. У успешного комика Даниэля довольно «сладкая жизнь» в конце XX века, от которой он, однако, устал. Его раздражает все вокруг и он философствует о природе мира, прежде всего – сексе и любви.

Его клоны ведут неприметную жизнь отшельников в постапокалиптическом будущем. Они живут в период времени, когда вид Гомо Сапиенс, не до конца уничтоженный климатическими изменениями и ядерной войной, прозябает. Общественная жизнь теплится в небольших племенах без знания прошлого и цивилизации. Два клона наталкиваются на информацию о жизни Даниэля1 и имеют противоположные взгляды на него...

«Возможность острова» на украинском языке тоже издавалась (2007).

ОТ «СМИРЕНИЯ» К ОПТИМИЗМУ

Но «Возможность острова» – пожалуй, слишком пессимистический роман, чтобы коллега писал о нем подробнее. Сущенко в письме остановился на другой книге французского писателя – «Покорность», которая по ряду причин наделала много шума в Европе в 2015 году.

Роман Сущенко: «Уэльбека называли пророком. Три года назад я писал заметку о его новом романе. Замысел автора предлагал читателю возможного преемника Олланда – нейтрального мусульманина - и ужасный кризис во Франции. Повлиять на электоральное мнение должен был теракт на религиозной почве: расстрел в Париже редакции популярного издания. Через месяц произошла кровавая резня «Шарли Эбдо» (на днях исполнилась третья годовщина трагедии). Погибли друзья Мишеля. Тогда весь мир писал «Я есть Шарли Эбдо». Таков сюжет, придуманный французом украинского происхождения.

А вот президентское пророчество Уэльбека не сбылось. Франция выбрала прогрессивного лидера Эммануэля Макрона (кажется, в переводе с языка иудеев имя Эммануил переводится как «с нами Бог»). Это уже история, которую не изменить.

Верю, что у моих соотечественников, у украинской элиты вместе с европейскими, в частности в том числе и французскими союзниками, хватит мужества и ума изменить мир к лучшему, прежде всего прекратить кровопролитие, отстоять суверенитет и независимость Украины – покорить нашу Говерлу».

Интересный переход от пессимистических сюжетов Уэльбека к оптимистическому взгляду на современную жизнь, в том числе политическую. Бойцовские качества не позволяют Сущенко погружаться в безнадежность. И следующий его абзац именно об этом.

Роман Сущенко: «А еще: оптимизма – нам! Не хватает? Идите в школу во время перерыва. В Париже случайно наткнулся на источник жизненного оптимизма – на детский шум на школьном дворе во время перерыва. Уверен, что на украинских школьных дворах и в коридорах этот шум имеет особую энергетику и звучание. Это настоящий оптимизм нашего будущего».

Кстати, второй упомянутый роман Уэльбека у нас тоже издан – совсем «по-свежему» (2015, 80 гривень).

ВАСИЛИЙ СТУС КАК ОБРАЗЕЦ

А в финале письма коллега вышел на «слова украинского апостола, поэта Василия Стуса».

Роман Сущенко: «Их (те слова. – Ред.) он адресовал, кажется, сыну Дмитрию во время ареста и обыска. Тогда отец произнес, что сын пережил большое унижение, обиду и бессилие, что самое страшное для мужчины. Но Василий Стус завещал, что через глаза сына в этот мир не должна идти ненависть, иначе сердце станет грубым, жестоким, и мир ответит равноценно.

В январе этого года исполнилось 80 лет со дня рождения человека необычайной силы и душевной чистоты, мастера поэтического слова – «птицы души». Сегодня “Я есть Стус”, “Je suis Stus”, “I am Stus”».

Такое завершение письма ни в коем случае не следует воспринимать, как подхват «звездной болезни». Человеку, оказавшемуся в затруднительном положении, нужен образец. Роман нашел его в Стусе. Имеет право.

С другой стороны, обратите внимание, как точно коллега Сущенко соединил в финал разные сюжетные линии этого коротенького письма: «Шарли Эбдо», «Покорность» Уэльбека и неповиновение Стуса. Так, работая над будущей книгой, Роман и письмо уже выстраивает по литературным принципам. Поэтому – удачи ему в этой работе, думаю, очень для него важной, там – за решеткой, после 500 дней заключения.

И еще об оптимизме. Смотрите: Сущенко вспомнил три книги французских авторов. И все они есть в украинском переводе. Все!

Это особенно радует, потому что писалось 21 февраля – в День родного языка.

Олег Кудрин, Рига – Роман Сущенко, Москва

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» и «PR» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>