Роман Сущенко, украинский журналист, политзаключенный в РФ
Главное – вера в миг, когда в объятиях родных процитирую Маркеса
04.10.2018 15:30 502

Больше двух лет находится в заключении наш коллега, украинский журналист, собкор Укринформа в Париже Роман Сущенко. Большой мир, интересная, любимая работа во французской столице – все сузилось до четырех тесных стен камеры Лефортовской тюрьмы... Сейчас Роман находится в ожидании двух важных событий – большого свидания со своей семьей и этапирования к месту отбывания наказания, которое пока неизвестно.

Нам удалось сделать интервью с Сущенко, одним из многих украинских политзаключенных в России.

СВИДАНИЕ С РОДНЫМИ – САМЫЕ СЧАСТЛИВЫЕ МИНУТЫ В ЗАКЛЮЧЕНИИ

- Исполнилось два года, как вы в заключении. Когда-то Солженицын говорил, что и в тюремном опыте есть что-то положительное, полезное. Вы согласны с ним?

- Согласен с мнением советского диссидента. Человек – такое существо, которое обречено найти полезные вещи в любом опыте, особенно когда речь идет о его бытии, выживании, будущем. Вспомните: в тюрьме побывали Махатма Ганди, Эмма Гольдман, Вацлав Гавел, Иосиф Мандельштам, Жан Жене, Оскар Уайльд, Макиавелли, Томас Мор, Даниэль Дефо, Фредрик Бегбедер, Мигель де Сервантес, Тарас Шевченко, Илья Коваль, Василий Стус, Вячеслав Чорновил, многие другие. Большинство из них использовали приобретенный опыт, чтобы сделать людей и мир лучше. Это подтверждает их наследие... Здешние украинские пленники уже оставили след в истории. Его значение оценят потомки. Вместе с тем, перефразируя слова известного французского политика Алана Жюпе, скажу откровенно: лучше иметь тюремное прошлое, нежели настоящее.

- В Лефортово у вас уже было несколько свиданий с женой и дочерью. Какое из них запомнилось больше всего?

- Свидания, телефонные разговоры с родными – самые счастливые минуты в заключении.  Их ждешь, как восхода солнца, утренней росы, летнего ливня, маминых вареников, глотка изысканного вина или ароматного кофе, страстного поцелуя любимой, самостоятельных успехов детей, нервного погружения поплавка, экспозиции Пинзеля в Лувре... Отчаянно ждешь, готовишься, сосредотачиваешься. И вот сквозь стекло затертое смотришь в глаза, начинаешь исповедь – и время останавливается.

Надеюсь запомнить последнее в Лефортово свое свидание с родными

Помню все пять свиданий: взгляды, жесты, мимику, движения, одежду, содержание разговоров, улыбки, чувство глубокой веры, силы и мощной энергии. Особенным было первое свидание с женой. Ставил целью успокоить, заверить, ногтей, пальцев, конечностей не убавилось. Удалось. Тревожным – январское. Папу положили в больницу. Тяжелая болезнь. Мои сказали – обследование. Их выдали глаза. Думал, очередное ухудшение состояния здоровья. Через полтора месяца папы не стало. Надеюсь запомнить последнее в Лефортово свидание. Жду сына. Хочется почувствовать запах темя Максима, пощупать мышцы, всех обнять. Вряд ли дадут.

ЧТИТЬ И БЕРЕЧЬ КРАСОТУ ЯЗЫКА – НАШ ДОЛГ

- Вы много читаете, как в тюремной библиотеке, так и покупая книги, насколько это возможно. Что из прочитанного в последнее время произвело наибольшее впечатление?

- В ожидании свидания, в перерывах судебных заседаний не только улучшил технику книгочтения, получил наслаждение от психологических наблюдений Моэма, новых жанров Акунина и зарисовок Майкла Пенсо, но и прожил настоящий шок вместе с героями хоррора Володи Данихнова в романе «Тварь размером с чертово колесо» и впырснул адреналин книгой Анри Шарнье с романтическим названием «Бабочка». Данихнова советую всем, кто преодолевает болезнь. А вот «Бабочка» – это французская, карибская версия «Шантарама» (популярный роман австралийца Грега Робертса, – ред.). Глубже, ярче, закаленная временем невероятная история. Продолжил поглощать страницы одного из самых моральных жанров, где границы понятий добра и зла довольно шаткие. Детектив. Новые произведения Гришема, Абдулаева, Найт, Хокинс и Гранже оправдали ожидания. Но больше всего поразил Дэниел Киз «Цветами для Элджернона». Этот шедевр подтвердил аксиому: голые знания, не пронизанные человеческими чувствами, не стоят даже медяка. Планирую знакомство с работами ученика Гранже – Фрэнка Тилье и технологическими прогнозами Келли и Зака Вайнерсмитов.

- Есть такая фраза: «В юности мы читаем первые тома собраний сочинений, а в зрелости – последние (переписка, дневники)». Вы много перечитали писем Ивана Франко. Какие открытия были для вас в этом?

Язык – наше достояние, нормы его существования и развития, выработанные всей нацией, – святыня

- Да. Сборник сочинений Франко завершил изучением его переписки с критиками и единомышленниками – украинцами, русскими, чехами и поляками. Наследие Каменяра лишь подтвердило актуальность вопросов украинского языка и национальной идентичности. Язык – наше достояние, нормы его существования и развития, выработанные всей нацией, – святыня. Пусть со временем они меняются, превращаются, отмирают и возрождаются, вся эта изменчивость должна быть плодотворной, но прежде чем получить право на участие в изменениях, необходимо присягнуть им на верность. Чтить и беречь красоту языка – наш долг.

- Вы говорили о намерениях написать книгу о своем тюремном опыте. Не изменились ли ваши планы?

- Идея насчет книги не умерла, теплится. Вам как коллеге и автору десятка книг хорошо известно – кто пишет, хочет быть прочитанным. Знатоки литературы говорят, что современный читатель с наибольшим интересом читает о еде и сексе. Гастрономические возможности лефортовской кухни, мягко говоря, существенно ограничены традициями, стереотипами, нормами и ресурсами. Следовательно порадовать читателя разнообразием блюд вряд ли удастся. Хотя с одним из соседей мы часто готовили украинский борщ в чайнике, имитировали итальянские спагетти дошираком с удивительным соусом и варили компот. Но этого мало для утоления читательского аппетита. Со второй темой еще труднее. Лефортово – не парк «Зарядье» (недавно созданный ландшафтный парк напротив Кремля на месте снесенной гостиницы «Россия», известный тем, что в его закоулках многие занимаются сексом, – ред.). Пока размышляю над темами, сюжетом, вспоминаю, запоминаю хронологию событий, действующих лиц, впечатления, ощущения, привкусы, запахи, палитру интересов, крылатые фразы, интонации, местные байки и тому подобное. Все на уровне размышлений. Я, так же, как и вы (подсказывает интуиция) и большинство наших коллег по цеху только учусь владеть словом. От этого мастерства зависит, сможет ли читатель извлечь из мертвой бумаги, экрана что-то живое.

ЕСТЬ ИДЕЯ УСТРОИТЬ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЙ АУКЦИОН

- В заключении вы создали большую серию впечатляющих рисунков в вынужденной «тюремной» технике (шариковая ручка, луковая шелуха, свекла...).

Мою тюремную технику рисования специалисты назвали «супер-куль»

- Спасибо за оценку скромных и несовершенных умений рисовать. Ваше мнение разделяют другие. По крайней мере, десятки писем в тюрьму свидетельствуют об этом. Наша землячка из США Наталья Петренко назвала мою тюремную технику рисования – супер-куль. Уточняю у нее происхождение слова: от английского «cool» или нашего «шариковая ручка».

- Можете ли как-то систематизировать свой цикл: городские пейзажи Европы, Украина, природа и тому подобное?

- Всегда восхищался городскими и природными пейзажами, немного урбанистикой, под настроение – натюрмортами (дословно с фр. – смерть за жизнь), автотехникой. Кстати, в публичную плоскость попала только часть моих работ. Другой владеет сын. Это рисунки авто. Договаривайтесь с владельцем. Особенность «супер-пуль» – в том, что точность и изящество рисования ручкой требует безраздельного внимания, без права на ошибку глазомера. В этом – изюминка и сложность.

Стал более внимательным и находчивым. И это не только о рисовании

- Что изменилось в вашей технике, в вас самом за время работы над этой серией?

- Сейчас испытываю технику акварели, экспериментирую с новыми цветами: апельсин – морковь, желтый – фурацилин, часто миксую. Стал более внимательным и находчивым. И это не только о рисовании.

- Какова судьба ваших рисунков; кажется, что-то исчезло («Руанский собор»); а на какие-то, кажется, есть покупатели.

Возможно, в каком-то из кабинетов ФСБ мой «Руанский собор» висит рядом с портретом Дзержинского

- Жаль исчезнувшего рисунка. Столько усилий напрасно. Работа не получила признания. «Руанский собор» – это уже не первое исчезновение. Ранее из камеры исчезла «сырая» Перуджа, до адресата дошел только второй рисунок. Никаких концов. Так и с собором. Администрация, цензор, прокурор по надзору – божатся, что отправили письмо с почты. Дочь не получила. История похожа на байку про мальчика Ваню, Деда Мороза, теплые вещи, перчатки и почту... Кто-то положил глаз. На стенах следственного управления ФСБ висят фотографии с церквями. Видел собственными глазами. Возможно, в каком-то кабинете «Руанский собор» висит рядом с портретом Дзержинского. Кто знает? А, возможно, халатность почтальонов... Думаю о судьбе других рисунков. С просьбой передать одну из работ обращались из музея в Киеве. В конце концов – есть идея устроить благотворительный аукцион под патронатом Укринформа, мэра Киева, МИД и МИП. Часть средств отдать в поддержку политзаключенных.

ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ТОМОСА СТАНЕТ ВЕХОЙ МИРОВОГО ПРАВОСЛАВИЯ

- Вы заявляли о себе как о христианине, верующем УПЦ КП. Сейчас идет подготовка к предоставлению Украинской церкви автокефалии. Что вы думаете по этому поводу?

Украинцы творят свою историю. Верю в здравый смысл и миролюбие верующих

- Уверен, что предоставление Константинопольским патриархатом Украинской церкви Томоса об автокефалии вскоре будет свершившимся событием. Оно станет знаковой исторической вехой мирового православия, войдет не только в религиозные каноны, но и в школьные учебники и научные работы. Низко кланяюсь перед патриархами, УПЦ КП – Его Святейшеством Филаретом и Константинополя – Варфоломеем. Горжусь украинскими верующими, представителями духовенства, парламента, правительства и моим Президентом.

Киев в очередной раз подтвердит репутацию одного из цивилизованных и толерантных центров христианства

Макиавелли делил людей на две категории – тех, кто живет в истории, и тех, кто ее творит. Украинцы творят свою историю. Официальная миссия экзархов выглядит из-за решетки вполне демократично, и я надеюсь, что на их призыв добровольно откликнется большинство представителей всех ветвей украинского православия. Есть несогласные, они руководствуются политическими аргументами, но я верю в здравый смысл и миролюбие верующих. Наше законодательство, государство обеспечивают каждой общине твердые гарантии соблюдения права церковной юрисдикции. Киев в очередной раз подтвердит репутацию одного из цивилизованных и толерантных центров христианства. Вместе с тем, я сожалею, что наши соседи – единоверцы обрекают себя на окончательную самоизоляцию, в очередной раз демонстрируют неспособность договариваться и находить компромисс. Очевидно, придет время – и люди забудут имена тех, кто, преследуя личные амбиции, включил этот вопрос в свою пищевую цепочку и просчитался с цепочкой причин и следствий.

- В Лефортово вы имеете возможность получать информацию только из российских СМИ. Можете как журналист дать экспресс-анализ прочитанного, увиденного, услышанного?

Подавляющая часть услышанного, увиденного, прочитанного в Лефортово оставляет липкое впечатление отвращения

- Замечу, что среди так называемых оппозиционных СМИ («Новая газета», «Дождь», «Эхо Москвы») у меня есть возможность выписывать единственное издание, где работает мой парижский друг Юрий Сафронов (благодарю его за гастрономический привет из Франции). Имея такую скудную альтернативу главной линии, трудно сделать глубокий анализ. Подавляющая часть услышанного, увиденного, прочитанного в Лефортово оставляет липкое впечатление отвращения. Как и раньше, росСМИ наперегонки пытаются имитировать талант высказывать нелепый бред, выдавая его за правду, а позорное – за достойное уважения. Они продолжают искать образы будущего в прошлом, жонглировать пустотой, откровенной ложью и фейками на всех тематических фронтах. А чего стоит их напускное равнодушие к чужой судьбе, страданиям, смерти? Однако с каждым днем эфиров и уменьшающихся тиражей усталость растет, креатив истощается, доверие аудитории падает. На это жалуются не только на страницах оппозиционного издания, но и в безлюдных коридорах Лефортово – работники. Вместе с тем, масс-медиа продуцируют и аполитичные программы. В частности, во время радиовещания «Маяка» часто слушал передачу с участием российского педагога Дмитрия Зицера. Речь шла об отношениях в треугольнике Дети-Родители-Школа. Дельными советами умного человека списал полтетради.

- Вы могли бы поработать в каком-то из российских медиа?

- Нет.

ПОГОВОРИЛ С РУКОВОДСТВОМ ЛЕФОРТОВО ОБ ЭТАПИРОВАНИИ

- В последнее время вы занялись физподготовкой. Расскажите, как и из чего сделали гантели? Какой у вас комплекс упражнений.

- За физическую подготовку взялся еще во время карантина. Начинал с примитивных отжиманий от пола, кровати; приседаний. Вспомнил ДЮСШ-2 в Черкассах, когда увлекся фехтованием. Умению размяться, нагрузить мышцы, подобрать оптимальный комплекс упражнений учил чемпион СССР по фехтованию на штыках 1949 года Алексей Мамедович Абдулаев. После войны этот горячий и харизматичный азербайджанец влюбился в черкасчанку и остался в моем родном городе тренировать молодежь. Талантливый педагог-спортсмен учил нас фехтованию на саблях, тактике и стратегии этого вида спорта, держать удар, давать отпор, побеждать и достойно проигрывать. Этот спорт в программе олимпийских игр – с 1896 года. Украина славится своей школой, именами чемпионов и тренеров. Мои маленькие успехи ограничились то ли первым взрослым, то ли КМС (надо заглянуть на чердак в doc-и). Я благодарен тренеру за школу, привитую любовь к спорту и приобретенную реакцию. Впоследствии к этим достижениям добавился армейский опыт. Следовательно определенное представление о комплексе упражнений имел еще до заключения. Здесь расширил его, исходя из имеющихся условий. Пригодилась фантазия. От простых упражнений – к сложным. Из пластмассовых бутылок с водой изготовил гантели, штангу – гриф из скрученной простыни – и айда. Расширил меню кардиоупражнениями, бегом в тесном 2х4,5 м дворике. Целью было избежать гиподинамии, атрофирования мышц, пролежней. Ежедневная беготня закалила вестибулярный аппарат. Стал лучше понимать хищников в клетках зоопарков, работу маятника. Ритм занятий избрал умеренный, за рекордами не гонюсь, пуп не надрываю, учитываю возраст и еду. Мы все подвергаемся испытаниям, но они появляются не в той форме, которой мы отдаем предпочтение. Знаю, что физические кондиции позволят преодолеть и этот этап в жизни. Ведь когда думаешь о дожде, готовься ходить по лужам.

Главное – вера в миг, когда в объятиях родных процитирую Маркеса: не плачьте, потому что это закончилось; улыбнитесь, потому что это было

- В ближайшее время можно ожидать вашего этапирование. Как вы психологически готовитесь к нему?

- Встретился с руководством Лефортово. Откровенный разговор дал представление – чего ждать. Появилась надежда, что в колонию доберусь невредимым, пальцев и конечностей не уменьшится. Смена семи соседей по камере (это террористы, в т.ч. ИГИЛ, контрабандисты, наркодилеры, гангстеры, так называемые авторитетные бизнесмены, радикал, спецслужбист; из которых двое говорили, что убивали) не прошла бесследно. Общение с ними, личные наблюдения и книги дали пищу для размышлений, расширили представление о мире за решеткой. Добавлю журналистский и жизненный опыт. Оснований для беспокойства еще меньше. Главное – вера в миг, когда в объятиях родных процитирую Маркеса: не плачьте, потому что это закончилось; улыбнитесь, потому что это было.

Олег Кудрин, Рига

Фото: Роман Цимбалюк FB

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-
*/ ?>