Бахчисарай. Сердце Крыма, город пяти веков

Бахчисарай. Сердце Крыма, город пяти веков

2158
Укринформ
Проект "Семь дней в регионе" никак не может состояться без Крыма. И первый наш визит - в самое сердце полуострова, столицу древнего крымскотатарского государства
Проект Укринформа "Семь дней в регионе", рассказывающий об изюминках многих украинских городов и сел, после знакомства с Закарпатской, Ивано-Франковской, Днепропетровской, Винницкой, Сумской, Хмельницкой, Черниговской, Харьковской областями, после путешествий по Донбассу и Буковине пришел, наконец, в Крым. Проект ни в коем случае не обходит стороной украинский полуостров не только потому, что нас с ним не разделяют никакие искусственные границы. Напротив - именно он в конце концов должен объединить Украину и доказать всем ее силу и мудрость. А посему, наши дороги, пусть пока только виртуальные, сегодня ведут в Крым.
И первый визит мы совершаем в самое сердце полуострова, в город пяти веков, где историей дышит каждый камень, в столицу древнего крымскотатарского государства - Бахчисарай.

ПЕРВЫЕ УПОМИНАНИЯ
Первые упоминания о Бахчисарае появились в 1474 году. К строительству города приступил хан Менгли Сахиб Гирай - сын первого правителя и основателя Крымского ханства Хаджи Гирая, он начал возводить новую резиденцию. Первоначальная ставка правителей крымскотатарского государства находилась неподалеку от Бахчисарая, в долине Ашлама-Дере в Салачике. Когда долина стала тесной для ханского двора, было принято решение заложить дворцовый комплекс в новом месте. Этим местом стали сады, леса и заросшие травой луга, где обычно охотились крымские ханы. Именно поэтому новая резиденция ханов получила название Бахчисарай, означающий с крымскотатарского "дворец в садах". Названию города отвечала и главная архитектурная идея комплекса — воплощение мусульманского представления о райском саде на земле, где дворцовые дворики утопают в зелени, цветах и фонтанах, где окна жилища защищены от солнца ажурными решетками, а само жилище украшено изящной росписью и каллиграфической вязью из Корана.
Строительство ханской резиденции началось в 1532 году с возведения Большой Ханской мечети и бани Сары-Гюзель (Золотая красавица).
Эти две постройки появились за несколько месяцев до появления первых городских кварталов новой столицы.

В КАЖДОМ КВАРТАЛЕ БЫЛА СВОЯ МЕЧЕТЬ
Активный перезд из Салачика в Бахчисарай начался сразу после закладки дворцового комплекса. Сначала это были семьи строителей, возводивших дворец, затем туда стали перебираться предприимчивые купцы и ремесленники, а за ними новое место стала обживать местная «знать» и сановники. Свое поэтическое название город унаследовал от названия дворцового комплекса, вокруг которого стали расти кварталы (маале).
К тому времени, как Бахчисарай получил статус города, там насчитывалось две тысячи домов и усадеб, а население составляло около 25 тысяч человек. 32 мечети действовали в 32-х маале, на которые был поделен весь город. Как правило, названия кварталов повторяли названия мечетей, которые в свою очередь именовались в честь людей, возводивших их.
Самый крупный квартал города находился в сердце столицы и именовался Хан-Джами. Именно в этом маале располагался ханский дворец, самая большая мечеть города и около двухсот домов горожан. Со временем квартал разрастался, и именно в центре города сконцентрировалось больше всего мастерских и лавок. По обеим сторонам нынешней площади перед дворцом находились торгово-ремесленные ряды башмачников, жестянщиков, войлочников, бондарных, а также многочисленные кофейни и небольшой струнный завод.
В отличие от большинства средневековых городов Бахчисарай никогда не был обнесен крепостной стеной, однако между кварталами иногда возводились глухие стены. Сейчас от них практически ничего не осталось.

ЧЕМ СЛАВИЛСЯ БАХЧИСАРАЙ
К XVIII веку, ханская столица достигла наивысшего расцвета. Тысячи торговцев стекались к бахчисарайским рынкам и караван-сараям, пять сотен мастерских изготавливали всевозможные ремесленные изделия. В городе было построено без малого полторы сотни фонтанов, струи которых били родниковой водой.
К концу XIX века мощенные камнем улицы стали освещаться керосиновыми фонарями, а таким количеством ремесленных мастерских не мог похвастаться ни один крымский город. К 1874 году в городе насчитывалось 209 лавок. Бахчисарайцы вели торговлю, обеспечивая необходимым, все окрестные города и села. Далеко за пределами Крыма славились бахчисарайские сафьяновые изделия, седла, сбруи, бурки, ножи, медная посуда, войлок, золотые и серебряные ювелирные изделия. Имена особо искусных мастеров передавались из поколения в поколения. Каждый цех находился под покровительством особого святого, имел свои знамена и управлялся выборным старшиной. Бывших столичных жителей обслуживали пять портных, 24 цирюльни, которые часто исполняли функции первой медицинской помощи. Цирюльники не только стригли и брили, они пускали кровь, ставили пиявок, приостанавливали кровотечение и даже удаляли зубы.
Несмотря на то, что в городе было шесть буза-хане (именно от «буза» появилось слово «бузить»), одна пивная, и несколько казенных винных лавок, увидеть пьяного на улице было делом необычным. Кроме питейных заведений гостей и горожан обслуживали 11 харчевен и 78 кофейных, из которых 16 предоставляли ночлег. Кроме этого в городе было четыре комфортабельные гостиницы.
В 1901 году, благодаря стараниям городского головы Мустафы мурзы Давидовича был открыт крымскотатарский театр и первое Кустарно-промышленные училище. А благодаря крымскотатарскому просветителю Исмаилу Гаспринскому Бахчисарай приобрел славу издательского центра. Типография и первая газета «Терджиман» («Переводчик») стала выходить в городе с апреля 1883 года.

КАК МЕНЯЛСЯ ОБЛИК ДВОРЦА
Ханская резиденция постоянно расширялась, некоторые покои перестраивались по вкусу новых ханов, достраивались новые корпуса и павильоны. К примеру, при Исляме Гирае III появился зал собраний, а при Бахадыре Гирае I - зал для официальных приемов. Каплан Гирай I увековечил о себе память сооружением Золотого фонтана, а Селямет Гирай II возвел беседку. Его имя также запечатлено на многих постройках дворца, в частности, над входом в Большую Ханскую мечеть, восстановленную им после пожара 1736 года. Арслан Гирай построил рядом с Ханской мечетью медресе (учебное заведение). А Крым Гирай возвел прекрасное дюрбе (мавзолей) Диляры Бикеч, фонтан слез Сельсебиль и богато украсил внутренние покои дворца, в частности, Золотым кабинетом. На протяжении столетий облик дворца меняли не только архитектурные, но и орнаментальные стили. Узоры стенных росписей XVII века, изображавшие гроздья винограда и плиты мрамора, сменялись изысканными растительными композициями в стиле «крымского рококо». 
Несмотря на переделки и перепланировки, еще можно видеть сохранившийся со времен крымскотатарской государственности уникальный в своем роде декор помещений, отличающийся своим стилем и колоритом: это цветные витражи в окнах, потолки с геометрическим орнаментом, а также резные каменные камины.
Сегодня от XVI века сохранилось не так много – Зал Совета и Суда, Малая и частично Большая дворцовые мечети, Портал Алевиза, ханские бани и мезар (кладбище).
Кстати, портал Демир-Капы (Железные ворота) датируется 1503 годом. Это архитектурное творение в стиле Ренессанса создал итальянский зодчий Альвизе Новее, поэтому носит еще и название портал Алевиза.
Изначально, до того, как возвышаться над посольскими дверями, он находился над дворцовыми воротами первой резиденции ханов. 

ГЕОПОЛИТИКА ИЛИ ЛЕГЕНДА?
Парадным въездом во дворец ханов служили Северные ворота - Дарбехане-Капы (Ворота Монетного двора), над аркой которых была встроена плита с геральдическим барельефом в виде двух сражающихся змей. Легенда гласит, что две борющиеся змеи, больше похожие на мифических драконов, аллегорически отражали борьбу Турции и Золотой Орды за влияние на Крымском полуострове и стремление Крымского хана к самостоятельности, возможной после содействия Турции в разгроме в 1475 году генуэзских владений.

Правда это или нет, но до наших дней дошло, что однажды сын хана Менгли-Гирая спустился в долину, полную дичи, после удачной охоты присел у речки и на противоположном берегу Чурук-су и увидел борьбу двух змей. В смертельной схватке острыми зубами они рвали друг друга в клочья. После долгой борьбы одна змея, обессиленная, перестала сопротивляться и безжизненно опустила голову. В это время из чащи к месту боя поспешила третья змея. Она накинулась на победительницу и началось новое побоище. Борьба змей продолжалась уже в кустарниках, но внимание хана было обращено к побеждённой змее. Глядя на нее, он думал о своем отце Менгли-Гирае, состояние которого было подобно этой полумёртвой змее. В мыслях сын правителя уже не надеялся, что его род будет дальше править в Крыму, и думал только о том, кто кого одолеет в предстоящей битве за Крым: золотоордынцы — турок или турки — золтоордынцев? Но увиденное дальше его поразило: первая побежденная змея стала проявлять признаки жизни и силилась поднять голову. Она медленно поползла к воде и, напрягая последние силы, погрузилась в реку. Потом, извиваясь и обретая гибкость в движениях, она поплыла всё быстрее и быстрее и когда выползла на берег, на ней не осталось даже следов от ран. Змея снова окунулась в воду, быстро переплыла реку и скрылась в кустах.
Сахиб-Гирей возликовал: это счастливый знак, им суждено подняться, и они ещё оживут, как эта змея. Об увиденном он рассказал отцу, и вскоре им пришла долгожданная весть о том, что Оттоманская Порта одолела ордынского хана, который истребил воинов Гирая и загнал их в крепость на крутой скале. На том месте, где схватились в смертельной битве две змеи, Гираи, согласно легенде, и построили свой дворец.

БАХЧИСАРАЙ СЕГОДНЯ
В настоящее время Бахчисарай состоит из трех больших районов – старого города, нового, с многоэтажными советскими строениями, и микрорайонов, в которых свои дома построили возвратившиеся на родину крымские татары. 
Ханский дворец сегодня входит в состав Бахчисарайского историко-культурного заповедника (БИГЗ). В 2013 году бывшая родовая резиденция ханов, как памятник истории и культуры общемирового значения и единственный в мире образец крымскотатарской дворцовой архитектуры была претендентом на включение в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО. В связи с оккупацией полуострова эта процедура, к сожалению, приостановлена. 
Территория дворцового комплекса, служившая крымским правителям с 1532 до 1783 года и занимавшая некогда около 20 гектаров, сегодня сократилась до 4,3 гектара.
Город тоже претерпел значительные изменения. Сегодня вдоль дороги к ханскому дворцу уже давно не стоят те мастерские и ремесленные, которые когда-то снискали Бахчисараю славу города мастеров. Дорога к главной достопримечательности Крыма с двух сторон застроена бесчисленным количеством ресторанов, кафе и магазинчиков. Все они предназначены для обслуживания туристов, ведь бум на крымскую экзотику существовал, несмотря на то, что билеты в музеи Бахчисарая всегда были самые дорогие, а лекции экскурсоводов - самые «идеологически выдержанные». Но во все времена, у этого города-музея был свой поклонник. Прогулки по улочкам этого города и по тропинкам "дворца-сада" дарили чувство покоя, умиротворенной радости и склоняли к философии. Пожалуй, лучше всего это читается в стихах Анны Ахматовой:
«Вновь подарен мне дремотой
Наш последний звездный рай —
Город чистых водометов,
Золотой Бахчисарай…»
Начало постсоветской эпохи, совпавшей с пиком возвращения на родину крымских татар, изменило убогий облик Бахчисарая. Сегодня трудно представить, что лет этак 25 назад заманивать туристов изысками восточной кухни было политически некорректно. Поэтому одна чебуречная напротив дворца и несколько совковых столовых вряд ли удовлетворяли аппетиты туристов, в разной степени активности толкущихся у кассы туристической Мекки Крыма. Такова была суровая реальность постсоветской туриндустрии. Но шаг за шагом картина менялась и дорогу к Бахчисараю стали прокладывать все больше туристов, желающих и попробовать пахлаву с янтыками, и посмотреть на ночной Бахчисарай с высоты Большой ханской мечети, в стенах которой выставлялись уникальные экспонаты древних книг и старинного оружия. Сняли, наконец, с постамента за Южными воротами и пугающий туристов танк, который целился прямо в главный дворцовый корпус. Украинская оттепель позволила музею открывать перед людьми все больше своих тайн и привлекать к себе все больше туристов.
У сотрудников заповедника-музея, в числе которых, наконец, появились и крымскотатарские историки, куда-то стали пропадать идеологические шоры и однажды, когда для музейщиков открылись курсы крымскотатарского языка, они поняли, что уничижительный смысл русского слова «сарай» в оригинале означает совсем иное. И дворец, который приносит немалые средства в бюджет, действительно достоин восхищения. Но это все было до аннексии Крыма.

«СДЕЛАНО В РОССИИ» 
В долине Марьям-дере, где находится монастырь Успения богородицы, сейчас полновластно хозяйничает русская православная церковь. Несколько раз в день по долине проходит монастырское стадо, оставляя на туристической тропе зримые следы своей жизнедеятельности. Хуже всего, что коровий метаболизм привлекает мириады мух. Несколько месяцев назад редактор издающейся в Крыму газеты «Кримський терен» Алена Попова разместила путевые заметками по Бахчисараю. Туристов, приобщающихся к истории и культуре, мало, пишет автор, да и те приехали, потому что день выдался не очень теплый и на пляже сидеть нет смысла. В репортаже упомянуты мусорные кучи в городе и продукты жизнедеятельности коров русской православной церкви на туристических тропах. В репортаже сообщается и о новой теории происхождения крымскотатарского блюда, изложенной на конъюнктурной вывеске «Чебуреки. Сделано в России».
Впрочем, «сделанное в России» все-таки имеет место быть в Бахчисарае. Речь пойдет о так называемой реставрации, которую затеяла российская власть прямо в дни празднования 100-летия бахчисарайского музея.
Украинские, да и российские специалисты в ужасе от того, что сегодня творят с уникальным историческим памятником в Бахчисарае.
Харьковский историк, археолог и реставратор Татьяна Крупа, в течение 10-ти лет руководившая программой по архитектурно-археологической консервации Археологической экспедиции «Цитадель» Харьковского национального университета имени В. Каразина в Херсонесе, считает, что дворцовому комплексу в Бахчисарае грозит разрушение.
«Мне непонятно, зачем надо было снимать «родные» окна дворца и выставлять их под открытым небом? К чему было снимать оригинальную черепицу с Большой ханской мечети? На крыше, не требовавшей ремонта, черепица может лежать 300-400 лет? Зачем эту черепицу нужно было везти на Чуфут-Кале? С какой стати нужно было краном вынимать из здания мечети старинные дубовые балки, даже не пронумеровав их? Зачем мыть стены дворца химическими растворами, которые уничтожают уникальную роспись и лепные рисунки?», - прокомментировала действия «реставраторов» Татьяна Крупа.
Она также высказала опасения в связи с тем, что «рухнувший элемент стены в одном из двориков памятника пытаются заменить бетонной конструкцией или просто долить ее бетоном».
«Там поставили современную бетономешалку, выложили опалубку… Там установили навесные конструкции… Все подобные решения выносятся только после длительных консультаций и обсуждений со специалистами. Ведь любые, даже небольшие сотрясения или вибрации, создаваемые техникой на территории дворцового комплекса, могут нарушить целостность его зданий», - заявила археолог-реставратор.

ВЫХОД: МОНИТОРИНГ И ПОМОЩЬ ЭКСПЕРТОВ
О тайных реставрационных работах в Бахчисарае, к которым никого не подпускают и никому о них не рассказывают, Татьяна Крупа узнала, благодаря неравнодушным друзьям, которые попросили ее о помощи в спасении дворца. Присланные ей фотографии, а также детали «реставрации» она выложила в Интеренет, в частности, на страницу в Facebook "Памятники на временно неподконтрольной территории Украины".
Как рассказала Татьяна Крупа, в сложившейся ситуации в первую очередь необходим полный мониторинг происходящего в Бахчисарайском музее.
«Мониторинг нужен как непрямой – с участием активистов из Крыма, так и прямой – с привлечением специалистов и ученых, в том числе из стран, не являющихся идеологическими противниками Украины и относящихся к ней лояльно», - пояснила эксперт.
Во-вторых, по ее мнению, необходимо обратиться к российским ученым и реставраторам (ведь не все из них поддержали оккупацию Крыма), и подключить их к процессу, который бы остановил губительную для памятника «реставрацию». Кстати, первым, еще до нее, фотографии и комментарии к ситуации в ханском дворце распространил доктор исторических наук из Москвы — давний коллега и друг Татьяны.  
Татьяна Крупа не уверена, что происходящее в Бахчисарае – это исключительно намеренное вредительство.
«Вполне вероятно, что это банальное разгильдяйство, что является не редкостью в подобных проектах. Если учесть, что сейчас в Крым нормальные специалисты не едут, работы приходится поручать всякой маргинальной шалупени», - считает она. 
Имея опыт работы в этой сфере, реставратор подчеркнула, что "даже при наличии идеального проекта реставрации на бумаге, в реальности ситуация может быть банальной схемой по отмыву денег". 
Тем не менее, «если учесть пассионарность крымских татар и их проукраинские взгляды», то над бахчисарайским памятником висит угроза уничтожения.
Об этом, в частности, шел разговор в Киеве во время встречи с замминистром культуры Украины еще в ноябре. Свои мысли по этому поводу высказывали глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров, сама Татьяна Крупа и бывшая директор БИКЗ Эльмира Аблялимова. Она, кстати, отметила, что уникальность памятника не только в том, что это единственный сохранившийся объект национальной архитектуры крымских татар, но и единственный в мире дворцовый комплекс, связанный с историей династии Чингизидов. Как видно, аргументов требовать, чтобы все незаконные реставрации в Крыму согласовывались с украинской стороной, более, чем достаточно. 

О РОССИЙСКИХ «РЕСТАВРАЦИЯХ» XIX ВЕКА
Как рассказала украинский историк, специалист периода Крымского ханства Гульнара Абдулаева, Бахчисарайский дворец неоднократно страдал от реставраций, проводившихся после первой российской аннексии Крыма в 1783 году. Они до неузнаваемости исказили здания, планировку и интерьер Хансарая и нанесли ему непоправимый урон. 
«Печальную страницу ремонтов дворца открыл граф Потемкин – главный организатор путешествия Екатерины II в Крым. Не успел последний крымский хан Шагин Гирай покинуть Крым, как Потемкин отдает приказ приступать к ремонту, длившемуся три года», - рассказала историк.
Как свидетельствуют источники, пожар, устроенный прорвавшимся в Бахчисарай в 1736 году фельдмаршалом Минихом, не принес такого вреда дворцу, как российские «реставрации» XIX века. Как правило, они доверялись случайным лицам, абсолютно не сведущим в особенностях крымской архитектуры. В результате произошло смешение крымскотатарского и европейского стилей.
Так, чертежи и планы дворца, составленные в 1798 году архитектором Вильямом Гести, свидетельствует, что после потемкинского ремонта в Персидском дворике сохранилась только Соколиная башня, уничтожены подсобные помещения, а от гарема остался лишь один корпус из четырех. А в 1818 году по причине ветхости основную часть из уцелевших 80-ти комнат просто уничтожили, оставив только небольшой четырехкомнатный флигель.
Большим искажениям подвергся дворец и в ходе ремонта 1822-1831 годов, которым поначалу руководил губернский архитектор Иван Колодин. При нем была разобрана часть зданий в Персидском саду, обозначенных на плане Гесте. Кроме того, была закрашена тонкая художественная роспись крымскотатарского зодчего и живописца Умера, выявленная при реставрации несколько лет назад.
Работы Колодина вызвали протесты архитекторов и художников, в результате генерал-губернатор граф Воронцов приостановил ремонт и отправил в отставку Колодина. Новый архитектор Эльсон в ходе своей шестилетней деятельности почти полностью переделал работу предшественника, восстановив там, где это было возможно, прежний вид и стиль.
В духе Колодина действовали ремесленники от реставрации вплоть до 1930-х годов. Именно благодаря им за прошедшие два столетия площадь дворцового комплекса сократилась в пять раз. "Хозяева" бывшей резиденции постоянно менялись. В имперский период дворец находился в ведении МВД, и доступ в него позволялся только полицейским чинам. Во время Крымской войны 1853-56 годов в помещениях дворца размещался госпиталь.

А после Февральской революции в России нашлось немало желающих присвоить себе уникальный памятник, но благодаря усилиям выдающегося художника-архитектора, искусствоведа и этнографа Усеина Боданинского, Временное правительство разрешило устроить в Хансарае музей и дворец оставили в покое.
3 ноября 1917 года в Бахчисарае в Ханском дворце был торжественно открыт первый Национальный крымскотатарский музей. 
Два с половиной века он простоял как резиденция правителей, еще сто лет, как музей крымских татар, но что произойдет с ним завтра, не знает никто. 
Зера Аширова, Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-