Пороги или дороги? Какая судьба ожидает Черный Черемош

Пороги или дороги? Какая судьба ожидает Черный Черемош

760
Ukrinform
Станет ли «укрепленный» Черный Черемош препятствием для рафтингистов и туризма?

В начале июня в горном селе Быстрец, в Верховинском районе на Прикарпатье, начали берегоукрепительные работы на Черном Черемоше. Это вызвало серьезное беспокойство у общественных активистов, которые убеждены, что эти работы ведутся с нарушением и могут стать препятствием для рафтинга - любимого развлечения туристов в Карпатах.

ЧЕРЕМОШФЕСТ В КАРПАТАХ

Андрей Мельничук в 2013 году основал эко-туристический фестиваль «ЧеремошФест». Художественная акция, говорит Андрей, собирала всех, для кого территория Черного Черемоша особо ценна. Большинство участников феста, как и организаторы, занимаются рафтингом (скоростной сплав по горной реке на надувной лодке. – Авт.). Они убеждены, что горные реки необходимо сохранять в естественном виде. Последний раз фестиваль возле Черемоша состоялся в 2015-м. Тогда он ставил вопрос создания здесь гидрологического заказника.

«В этом году не будет ЧеремошФеста. Фестиваль надо готовить с зимы. Угрозы вроде не было. Но вот сейчас нам интересно понять, что происходит на Черном Черемоше. Когда мы видим, что посреди реки появляется дамба и там работает эскалатор, то это означает, что задевают пороги Черемоша», – говорит Андрей Мельничук.

Активіст, ініціатор фестивалю «ЧеремошФест» Андрій Мельничук і виконроб фірми «ПМК-77» Михайло Остапович
Активист, инициатор фестиваля «ЧеремошФест» Андрей Мельничук и прораб фирмы «ПМК-77» Михаил Остапович

Он признается, что еще больше тревожит ситуация из-за того, что работы по укреплению берегов Черемоша ведет компания «ПМК-77», которая на самом деле, хоть и не юридически, принадлежит Василию Пророчуку, бывшему директору НПП «Гуцульщина» (владелицей компании значится теща Пророчука Екатерина Стефурак).

Ведь недавно, отмечает Андрей Мельничук, именно Пророчук инициировал создание ГЭС в соседнем селе Зеленое, и это совсем не нравилось ни гражданским активистам, ни экологам.

Поэтому, чтобы посмотреть, что же происходит на берегу Черного Черемоша, общественные активисты отправились в село Быстрец вместе с журналистами.

СЛОЖНЫЙ ОБЪЕКТ

Среди первых, кто встречает делегацию, – тот самый Василий Пророчук, который совсем не отрицает своей осведомленности в деятельности фирмы «ПМК-77», хотя и несколько раз подчеркивает, что теперь он не предприниматель, а только пенсионер.

Колишній директор НПП «Гуцульщина» Василь Пророчук, командир обласної організації «Тризуб імені Степана Бандери» Олег Микитюк та ініціатор фестивалю «ЧеремошФест» Андрій Мельничук
Бывший директор НПП «Гуцульщина» Василий Пророчук, командир областной организации «Тризуб имени Степана Бандеры» Олег Микитюк и инициатор фестиваля «ЧеремошФест» Андрей Мельничук

«В 2008-м здесь вообще дорогу унесла большая вода. Зимой невозможно было разъехаться автомобилям. Да, фирма моих ребят выиграла тендер. Эту дорогу надо расширить (показывает), а перед этим – сделать берегоукрепление реки. Скалы никто не трогает. Нарушений – никаких. Не понимаю этих людей. Раньше про меня много писали. Я пережил шесть обысков, 16 проверок. Я написал шесть заявлений на увольнение с должности директора НПП «Гуцульщина». А теперь я пенсионер, а все те лесозащитники, которые ездили в столицу для этого, сейчас возглавляют гослесхоз и дорубают лес до ручки», – уверяет Василий Пророчук.

По его словам, дорогу, на которой сегодня не могут разминуться два автомобиля, планируют расширить на 2-3 метра. Средства для этого направили из экологического Фонда, заказчик – сельский совет.

«Это очень сложный объект. Камни из реки набирают в металлическую сетку и так укрепляют берег. Если бы заранее написали письмо, чтобы остановить рафтинг на время, когда здесь ведутся работы, я бы еще понимал этих активистов. Но мы же пошли на уступки, и сплав не прекращают», – отметил Василий Пророчук.

В том, что берегоукрепление ведется без нарушений, заверяет и прораб фирмы «ПМК-77» Михаил Остапович. Утверждает, что работает по проекту, который прошел все необходимые экспертизы. Уверяет, речные камни никто не вывозит, деревья из берегов не вырубают, а о возможном появлении домиков возле Черемоша, на которые ему намекают активисты, никто из них даже не знает. Более того, строители сами согласились не прекращать рафтинг на время работ, поскольку понимают туристов, приезжающих сюда издалека.

Виконроб фірми «ПМК-77» Михайло Остапович
Прораб фирмы «ПМК-77» Михаил Остапович

«Для того, чтобы сделать на этом участке берегоукрепление, мне временно надо отвести воду. Вот – наш проект (показывает – Авт). Дальше я пущу воду обратно. Воду я отвел лишь временно, с одной стороны. Но для того, чтобы рафтинг шел нормально, я согласовал это со спортивной базой и предупредил, когда они совершают сплав, пусть подходят ко мне. Я тогда останавливаю работу эскалатора, чтобы не было несчастного случая», – отмечает Михаил Остапович и обещает, работы продлятся не более двух недель, а потому все эти неудобства – временные.

ПОРОГИ ЧЕРЕМОША

Совсем иного мнения о выполнении проекта по берегоукреплению на Черном Черемоше стоимостью около 1,4 млн грн экологи и активисты. Они утверждают, поскольку прибрежная полоса реки Черный Черемош имеет статус гидрологического заказника местного значения, необходимо, чтобы работы по берегоукреплению проводились с учетом соответствующего режима. То есть, расширить эту дорогу, говорят, нужно, но так, чтобы не затрагивать природные пороги Черемоша. Целесообразнее, говорят, сделать это в сторону скалы, а не реки.

«Река Черемош ценна для туристов своими ландшафтами. Теперь техника меняет ее русло. Вот мы находимся на участке, который был самым интересным для туристов. Теперь здесь куча строительного мусора. Берегоукрепление – это хорошо. Но более широкую дорогу можно сделать за счет склона, а не в берега. Еще нас беспокоит, останется ли река с порогами, это будет река, обшитая каменной сеткой. Почему нас это беспокоит? Потому что вот еще недавно здесь, совсем рядом, был порог Белая Кобыла, очень интересный для рафтинга, который уничтожили так же, а воду, действительно, пустили вправо. А здесь, где сегодня работает эскалатор, есть три ступеньки порогов Гучки и первые уже разрушены», – говорит Андрей Мельничук и добавляет, металлическая сетка позже тоже может стать угрозой для рафтинга.

Говорит, ее укладывают в три ряда и позже металлическое сплетение, весной разрушенное льдом, может просто разорвать лодки, а потому для туристов будет реальная угроза. И, если строители уверяют, что другой технологии укладки подпорной стены нет, то активисты приводят реальные примеры деревянных укреплений.

«Думаю, нужно было сделать общественные слушания и привлечь экспертов, чтобы берегоукрепление не разрушало пороги. Есть технология так называемых кашиц (габионные ящики – Авт.). Их делают из дерева, и срок эксплуатации их намного дольше, чем проволочных берегоукреплений. Рядом, в селе Устерики, где сходятся Белый и Черный Черемош, есть кашицы, которые уже стоят больше ста лет. И они не представляют такой опасности, как сетка, потому что большая вода шлифует дерево, и пораниться там трудно. Этот участок относится к гидрологическому заказнику. Мы ничего не хотим запрещать, а лишь настаиваем, чтобы все делалось согласно закону. Пока у нас есть основания считать, что его здесь нарушают, потому что исчезают природные пороги Черемоша, исчезают Гучки», – отмечает командир областной организации «Тризуб имени Степана Бандеры» Олег Микитюк.

А еще активисты недоумевают, почему берегоукрепление проводят на ограниченном участке, тогда как совсем рядом дорога съезжает в Черемош прямо на глазах.

«Эту территорию местные называют Грузы. Здесь есть плывун, который создает наибольшую проблему. Участок, где сейчас укрепляют берег Черемоша, не настолько критичен, как здесь. Но у дорожников руки сюда не доходят. Когда здесь начнутся ливни, проехать станет невозможно. А зимой машины не разминутся, потому что дорога под наклоном сползает в реку. Почему здесь никто ничего не делает?» – удивляются активисты.

Зато Быстрецкий сельский голова Николай Химчак, до которого удается активистам и журналисту дозвониться, уверяет, что жители села, как и он, больше всех хотят, чтобы здесь развивался туризм.

«А для этого нам нужны дороги!» – уверяет Николай Николаевич. Поэтому, говорит, все берегоукрепительные работы здесь необходимы, и добавляет, рафтинг – это хорошо, но деревне от него ничего нет, кроме мусора, которое приходится еще и вывозить за свой счет. Вывезти одну машину мусора стоит для бюджета села Быстрец свыше 2 тысяч гривень. А это для громады – дорогое удовольствие, потому что бюджет, говорит председатель, совсем мизерный.

РАФТИНГ И УСПЕХ

Быстрецкий сельсовет, действительно, дотационный. И потому для развития инфраструктуры местная власть просто не имеет финансового инструмента. Впрочем, и пренебрегать рафтингом – тоже неправильно. По крайней мере в этом убежден эксперт по вопросам развития территорий, экономист и председатель Ивано-Франковского регионального отделения Ассоциации городов Украины Юрий Стефанчук, у которого Укринформ поинтересовался, почему же горные сельсоветы так пренебрегают вопросами рафтинга.

Юрій Стефанчук / Фото: versii.if.ua
Юрий Стефанчук / Фото: versii.if.ua

«Рафтинг – это проходной туризм, который не облагается туристическим сбором. Но он требует больших физических усилий, поэтому люди, которые приезжают сплавляться на лодках, останавливаются в зеленых усадьбах. Это должно быть интересно для села и побудить его к развитию инфраструктуры. Впрочем, пока его бюджет совсем невелик, около миллиона, а потому это сделать крайне трудно. Другой вопрос – объединиться с такими же горными селами. Тогда их бюджеты сходятся в один котел, и они смогут активизировать свои усилия для построения спортивных и развлекательных центров на воде, в том числе и коммунальных. За счет сочетания этого с живописной природой, а тут рядом есть невероятная Дземброня, громады могут достичь большого успеха», – убежден Юрий Стефанчук.

И в самом деле, рафтинг на Верховинщине считают самой интересной достопримечательностью для туристов. Сплав начинается здесь весной и уже летом достигает пика. По неофициальным подсчетам, ежегодно на рафтинг в Карпаты едут до 80 тысяч человек, в том числе и из-за рубежа.

«Они приезжают сюда из каменных джунглей, чтобы попасть на природные ландшафты Карпат. Мы убеждены, что здесь туризм - очень важная отрасль. И даже этот строительный мусор, который все чаще появляется на берегах Черемоша, крайне негативно влияет на ее развитие», – уверяет Андрей Мельничук.

По его подсчетам, возле Черного Черемоша работают около 20 фирм, предлагающих сплав на лодках. Но эти фирмы зарегистрированы не в селе. Есть столичные, верховинские и другие. По месту регистрации они и платят налоги, а потому Быстрец от этого ничего не получает.

Эксперты по развитию территорий не исключают, когда громада будет заинтересована в наполнении собственного бюджета, она начнет диалог с этими турфирмами об их перерегистрации. Такие случаи уже зафиксированы в Белоберезской и Старобогородчанской ОТГ, и там в последнее время наблюдают рост бюджета, появление новых гостиниц и зон для отдыха. Главы этих ОТГ, говорят эксперты, настоятельно просят предпринимателей, работающих на территории их громад, перерегистрироваться по месту деятельности. Очевидно, что такой диалог неизбежен и в Бистрецкой громаде. По Перспективному плану формирования громад области, село Быстрец войдет в Зеленскую ОТГ. Когда это произойдет, громада поймет важность не только строительства дорог, но и рафтинга и ЧеремошФеста, как интересной информационной рекламы, популяризирующей не только активный отдых, но и горные территории. А пока все выглядит так, что громады в Карпатах только начинают учиться развивать туризм, тогда как сами туристы уже давно с удовольствием здесь отдыхают, даже в той местности, где совершенно отсутствует инфраструктура.

P. S. По информации пресс-службы Ивано-Франковской ОГА, на берегоукрепление Черного и Белого Черемошей направлено более 15,5 млн грн. Из областного фонда охраны окружающей природной среды профинансировано более 2 млн грн на изготовление проектно-сметной документации. Работы уже начались в селах Быстрец (Длинные Толоки), Топильче, Яворник, Зеленое и на реке Дзембороня, – все на Верховинщине.

Ирина Дружук, Ивано-Франковск

Фото автора

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-