В гостях у Моцарта, великого. И шоколадного

В гостях у Моцарта, великого. И шоколадного

Укринформ
Чтобы понять гения, следует для себя ответить на вопрос – откуда он взялся? Чем не повод для туризма?

Посетить Зальцбург в Австрии – и не засвидетельствовать почтение великому Вольфгангу Амадею Моцарту (Wolfgang Amadeus Mozart; 1756-1791), чьё творчество напрочь лишено отпечатка Времени, – это моветон. Признаться, не воспитанность или вежливость подталкивали меня, а неуемное человеческое любопытство. Чтобы понять гения, следует для себя ответить на вопрос: откуда он взялся?

Еще по дороге в голове, в шуме реактивного двигателя постоянно гудело:

- Думай обо мне, люби меня вечно, как я люблю тебя, и будешь моей навеки, как и я твой. Прощай. Поймай их – поймай – эти три нежнейших поцелуя, которые только что выпорхнули отсюда.

Моцарт за клавесином в возрасте 34 лет,

Йозеф Ланге 1789

*   *   *

Не ищите в чистюсеньком Зальцбурге (дословно: Соляной город) контрастов, их вы не найдете. Действительность здесь опрятна, но не стерильна. Трех-четырехэтажный австрийский городок дышит двухметровыми самшитовыми заборами, безукоризненно стриженными, что усы императорского драгуна, пленит изысканными дворцами, где, как ни в чем не бывало, в открытом бассейне плавает, к примеру, живой метровый сибирский осетр, временами пахнет коровами, ведь фермы просто врезаются в город, между замком и лугом, – одним словом, городок живет добропорядочной провинциальной жизнью, как и триста лет назад.

Здесь в умиляющем предгорье Всевышний мог бы себе устроить комнату отдыха.

Не случайно, когда семь лет назад, 21 мая 2012 г. Зальцбург посетил Далай-лама, глядя на любимую гору Гитлера – Унтерсберг, что высится между австрийским городком с населением в 150 тысяч жителей и немецким Берхтесгаденом, он многозначительно изрек:

- Унтерсберг – это сердечная чакра Европы.

Глядя на гору, зальцбуржцы часто вспоминают Карла Великого. Говорят, в одной из укромных пещер Унтерсберга великий император спит сладким сном в окружении войска и многочисленной свиты. Раз в сто лет легендарный правитель Европы просыпается и отправляет слугу-гнома проверить обстановочку наверху. Если все гуд, и, вернувшись, гонец докладывает, что видел воронов (по другой версии – желтоклювых альпийских дроздов), реющих над Унтерсбергом, Карл Великий, улыбнувшись, снова крепко засыпает.

От подобных речей просил воздерживаться Вольфганг Амадей Моцарт:

- Говорить красноречиво – очень большое искусство, но надо знать момент, когда следует остановиться.

1
Дом Хагенауера

*   *   *

В самом сердце Старого города, где каждый местный житель объяснит вам разницу между “штрассе” и “гассе”, – соответственно: “улица” и “переулок” – спрятался один из самых популярных музеев Австрии: Дом, где родился Моцарт. Скажу по секрету, воронов не видел, но желтоклювые альпийские дрозды, когда мы подошли на Гетрайдегассе (Getreidegasse; “Переулок с вывесками”), – лениво кружились над центром Зальцбурга. Как и толпы туристов, в частной экскурсии манил нас дом №9, – Дом, где в крохотной спаленке впервые мир увидел будущий властитель барокко.

1
Мемориальная вывеска на доме №9

Уже стемнело, а зимой гигантская тень от Унтерсберга наваливается на Зальцбург особенно тяжело, но в тот день необъяснимо радостно во многих окнах домов дружно зажглись праздничные свечи. В восемь часов вечера, 27 января 1756 г., миру явился Вольфганг Амадей, седьмой, младший ребенок в семье придворного органиста, чьи пятеро детей еще в младенчества скончались от разных болезней.

- Ни высокая степень интеллекта, ни воображение, ни оба эти качества вместе не создают гения. Любовь, любовь, любовь – вот душа гения.

Случилось это радостное событие на третьем этаже “дома Хагенауера” (Hagenauer Haus; “Дом, в котором родился Моцарт”), названного в честь его владельца и друга семьи Моцартов, известного купца Йоханна Лоренца Хагенауэра (Johann Lorenz Hagenauer; 1712-1792).

1
Дом рождения Моцарта сказочен вечером

В те годы владельцем нынешнего Дома Моцарта был некий бакалейщик Шахтнер. Именно он, вместе с отцом Леопольдом Моцартом (Johann Georg Leopold Mozart; 1719-1787) при молчаливом патронате последнего князя-архиепископа Зальцбурга Иеронима фон Коллоредо (Hieronymus von Colloredo; 1732-1812), говоря современным сленгом, в будущем “раскрутили” юного гения. Будучи не самым богатым предпринимателем в городе, почти четыре года купец Шахтнер полностью финансировал поездки главы семьи, Вольфганга и старшей сестры Марии Анны Вальбурга Игнатии (Maria Anna Walburga Ignatia Mozart; 1751-1829) по разным городам Европы, где дети давали публичные концерты.

На одном из таких выступлений в Лондоне (1764) семилетний вундеркинд не просто познакомился, а сыграл вместе с немецким композитором Иоганном Кристианом Бахом (Johann Christian Bach; 1735-1782), сыном Иоганна Себастьяна Баха. У старшего коллеги В.А.Моцарт многому научился – сидя за одним инструментом у него на коленях, но играя в четыре руки.

Интересно было бы взглянуть на райдер гения? Несомненно.

Впрочем, за концерты от умиленных вельмож Леопольд Моцарт больших денег не получал. Денег, вообще, не получал. Тогда было принято, с барского плеча одарить блистательного музыканта брошью, браслетом… На худой конец, пряжкой, с туфли.

скрипучая лестница на третий этаж
Скрипучая лестница на третий этаж

*   *   *

В Зальцбургском кафедральном соборе Святого Руперта (Dom zu Salzburg, Salzburger Dom) маленького Вольфганга Амадея крестили на следующий день после рождения – 28 января 1756 г. Это традиция, с позволения сказать, важная традиция; в католической конфессии через такой религиозный ритуал конфессии малыша вооцерквляют, дабы душа его постоянно чувствовала единение с Костелом.

Если полистать сохранившиеся записи о крещении, вы обнаружите полное имя новорожденного в латинизированной форме – Иоганн Хризостом Вольфганг Амадей Моцарт (Johannes Chrysostomus Wolfgangus Theophilus Mozart).

Однако, сам композитор называл себя “Вольфганг Моцарт”.

До сих пор, слева от входа в храм, выставлена бронзовая купель 1321 г. изготовления. Утверждается, именно в ней крестили великого композитора. Медным львам, на которых установлена немалая посудина, еще лет на 200 больше.

Хотя вход в собор бесплатный, с новорожденными ехать бессмысленно: купель надежно заварена от сумасшедших родителей и любопытных туристов.

- Я не уделяю внимания к чьей-то похвале или вине. Я просто следую за своими собственными чувствами.

гостиная
Гостиная

*   *   *

Родословная великого музыканта принцами и графами не пестрит, даже сама фамилия Моцарт обозначает “человек с болота, человек их мхов”. Это не остановило современных искусствоведов предков Вольфганга Амадея проследить вплоть до одиннадцатого (!!!) колена. Встречаются среди них крестьяне, наемные солдаты, ремесленники, строители и даже… плотник.

Родной дед композитора трудился переплётчиком в баварском г.Аугсбурге, а отец – Леопольд Моцарт, приехал в столицу архиепископства, Зальцбург только в 1736 г. В те времена главный город церковного княжества был сравнительно небольшим селением; согласно переписи населения 1771 г., здесь проживало 16.000 человек.

Но именно здесь пришлый баварец встретил свою Любовь, а 27 ноября 1747 г. второй скрипач епископского оркестра Леопольд Моцарт и бесприданница Анна Мария Пертль (Anna Maria Walburga Mozart; 1720-1778), поповская дочь из австрийской деревушки Санкт-Гильген, расположенной на берегу живописного озера Вольфгангзее, обвенчались в Кафедральном соборе Зальцбурга. Жили не просто бедно, 42-летняя добродушная красавица Анна Мария впервые увидела Вену только в 1762 г.

Занимая весь этаж по адресу на ул.Гетрайдегассе, 9, больше четверти столетия супруги Моцарты проживали в квартире на третьем этаже. Да не фантазируйте себе, это были четыре крохотных комнаты: кухня, небольшой кабинет, гостиная и спальня. Вместе с родителями – отцом Леопольдом и матерью Анной Марией, а также старшей сестрой – Марией Анной, которую родственники называли Наннерль, и двумя горничными Моцарт провёл здесь детство и юность. Первые 17 лет жизни.

- Работа – мое первое наслаждение.

Кабинет, молоточковый рояль венской фирмы “Walter” и два картонных музыканта сутки напролет аккомпанируют гению

Кабинет, молоточковый рояль венской

фирмы “Walter” и два картонных

музыканта сутки напролет

аккомпанируют гению

*   *   *

До трех лет мальчик мало чем отличался от остальных ровесников: Вольф рос живым и веселым почемучкой, часто интересуясь, любят ли его. Единственное, в чем тогда проявлялась скрытая музыкальность ребенка: все игры он сопровождал незатейливыми песенками и легкой музыкой.

Встреча Моцарта с серьезной музыкой случилась в четыре года, когда старшую сестру Наннерль отец стал учить играть на клавесине. Так сложилось, что на первом уроке присутствовал сын-кроха. Занятия произвели на него огромное впечатление, и мальчика уже было не оттянуть от инструмента.

Когда спустя пару дней Леопольд Моцарт, что часто подрабатывал частными уроками музыки, попробовал показать Вольфгангерлю небольшой менуэт, трехлетний малым безошибочно повторил задание.

Зная, каким черствым бывает хлеб придворного композитора в епископстве Зальцбург, родитель не намеревался рано знакомить Вольфганга с основами композиции, но это не помешало мальчику – в шесть лет! – написать первый авторский концерт. Это обнаружилось почти случайно. Как-то раз вечером Леопольд Моцарт обнаружил сынишку за кипой нотных листов – бумага была в кляксах и… нотах.

- Что это? – удивленно поинтересовался отец.

- Я пишу концерт для клавесина и уже закончил первую часть.

Когда родитель прочитал написанное, оторопь усилилась: в руках он держал совершенно правильно написанный концерт, хотя по трудности – не исполнимый.

- Но ведь этот концерт так труден, что его никто не сможет сыграть!

- Да нет же, – возразил сынишка, – его может сыграть даже ребенок. Например, я.

*   *   *

В современном представлении юный Вольфганг Амадей не был явным гуманитарием, в школе он любил… математику. Решая домашние задачки, с огромной страстью школьник предавался этому занятию. Иногда, войдя в раж, он мог писать не только на бумаге, но и… на стенах, скамьях, на полу.

Успокаивался Вольфгангерль, когда мальчишку усаживали за фортепьяно. Вмиг преображаясь, он взрослел на глазах, и до такой степени, что никто из взрослых не осмеливался не то что подойти, а даже заговорить с ребенком! В часы музицирования лицо Вольфганга становилось настолько серьезным и сосредоточенным, что многие, глядя на этот рано проявившийся талант, опасались за его стабильность.

Начиная с выступления в 1762 г. при дворе курфюрста Баварии Максимилиана III, а затем в императорских дворцах Вены и Праги, Леопольд Моцарт с шестилетним сыном устроили длиннющий концертный тур, охвативший за три с половиной года Пассау, Линц, Мюнхен, Мангейм, Париж, Лондон, Гаагу, снова Париж, Цюрих, Донауэшинген и опять Мюнхен. Тем временем отец строго следил, чтобы никакие там звездные болезни вундеркиндов, Вольфгангерля и одаренной его сестры Наннерль, не донимали.

Нет, конечно, случались казусы, но они были, скорее, демонстрацией творческой зрелости, нежели вздором избалованного ребенка. Еще в раннем детстве Вольфганг Амадей категорически отказывался играть перед аудиторией, не понимающей музыку. Даже если юного музыканта удавалось уговорить, исполнял он, как правило, пустые, проходные вещицы. С годами Леопольду Моцарту пришлось навсегда отказаться от отцовского диктата, и на гастролях сын обрел полное право определять репертуар: где, когда, что и как играть.

*   *   *

Был ли отец самодуром? Как вспоминал зальцбургский друг семьи, придворный трубач Иоганн Андреас Шахтнер:

- Папá желал подавить в Вольфганге детский страх трубы, и приказал мне, несмотря на сопротивление сына, трубнуть ему в лицо; но мой Бог! Лучше бы я не подчинился. Едва Вольфгангерль услышал оглушительный звук, он побледнел и стал опускаться на землю, и если бы я продолжал дольше, у него наверняка начались бы судороги.

Даже при таком жестоком воспитании отца младший сын любил нежно: по вечерам, перед тем, как отправиться спать, Леопольд ставил Вольфгангерля на кресло, и должен был вместе с родителем спеть придуманную мальчиком песенку с бессмысленной тарабарщиной: “Oragnia figa tafa”. После этого сын крепко обвивал шею отца, целовал в кончик носа и обещал, когда Леопольд состарится, хранить его у себя в стеклянном футляре и всячески лелеять.

Между тем, даже при Императорском дворе в Вене юный артист не изменил себе. Почти шесть часов он не соглашался 13 октября 1763 г. начать концерт серьезной музыки во дворце Шёнбрунн, пока в Зеркальный зал не привезли и не усадили поближе к сцене австрийского композитора, органиста и педагога Георга Кристофа Вагензейля (Georg Christoph Wagenseil; 1715-1777), одного из лучших композиторов ранней венской школы, к тому времени написавшего уже 16 опер, и настоящего пианиста-виртуоза. На концерте, растянувшемся на несколько часов, семилетний артист безупречно играл самую разнообразную музыку: от собственных импровизаций до произведений, которые подсовывал ему придворный (!!!) композитор императрицы Марии Терезии, герр Вагензейль. С полуслова они поняли друг друга, когда 48-летний придворный музыкант дал Вольфгангу ноты своего концерта для клавесина, мальчик, улыбнувшись, попросил автора… перелистывать страницы.

Когда концерт закончился, аплодисменты утихли, а публика отправилась на светский раут, Вольфганг вернулся в детство и в детской зале мило играл с венценосными детьми государыни Марии Терезии, маленькими эрцгерцогинями. Говорят, тогда случилась интересная история – на натёртом до сияния полу маленький артист из Зальцбурга поскользнулся и… упал. Будущая королева Франции, а пока только эрцгерцогиня Мария Антуанетта помогла мальчику подняться. Тотчас же Вольфганг Амадей (Amadeo, значит “возлюбленный Богом”) будто бы подскочил на ноги и пообещал:

- Вы славная, я хочу на Вас жениться, когда вырасту.

*   *   *

Думаете, публика просто умилялась милому вундеркинду?

Отнюдь, На маленького Моцарта смотрели иначе.

В Голландии, куда они с сестрой Наннерль прибыли вместе с отцом, строго запрещалось выступать с публичными концертами во время поста. Но местное духовенство сделало исключение – в таланте мальчика они усмотрели… Божий дар.

- Чтобы сорвать аплодисменты, нужно: либо писать вещи настолько простые, чтобы их сподобился напеть всякий возница, либо нечто невероятное, чтобы оно только потому и нравилось, что ни один нормальный слушатель этого не понимает.

…Однако, вернемся в Зальцбург.

Как я уже говорил, “дом Хагенауера”, где родился знаменитый композитор, до сих пор манит любителей музыки Моцарта буквально со всех уголков мира – в этом году особенно много китайцев и арабов. Для них это место паломничества. Музей на Гетрейдегассе 9, как и второй дом композитора – Mozarts Wohnhaus, существует при поддержке некоммерческой организации, Международный фонд Моцартеум.

Стоит ли их посещать? Если вы не фанатик Вольфганга Амадея – нет. Ведь не только личных вещей гения, но и вообще относящихся к его эпохе, практически не сохранилось. Детская скрипка, на которой играл вундеркинд, концертная скрипка, клавикорд, молоточковый рояль венской фирмы “Walter”, концертный клавикорд, мебель и предметы быта, трогательные письма к отцу и к таинственной маленькой фройляйн, портреты и локоны великого австрийца – вот, пожалуй, и все, что вам покажут за €11.

Клавикорд юного гения
Клавикорд юного гения

15 июня 1880 г. в Доме рождения Моцарта Международный фонд Моцартеум основал музей – Mozarts Geburtshaus. Постоянно перестраиваясь и расширяясь, этот музей, открытый круглый год, стал обязательной для посещения достопримечательностью Зальцбурга! Теперь память великого земляка здесь чтут во всем выкупленном под музей здании, полностью на всех четырех этажах, где развернуты всяческие экспозиции.

*   *   *

Теперь о втором мемориальном доме выдающегося композитора в Соляном голоде. Собрав достаточно средств, в 1773 г. семья Моцартов переехала в Зальцбурге в “Танцмейстерхаус” – жилой дом на площади Макартплатц, 8 (Makartplatz), стоящий на берегу реки Зальцах (Salzach). Такое название резиденция Mozarts Wohnhaus, что тогда стояла на площади Ганибала (Галибалплатц), получила из-за того, что в свое время для царственных особ тут, в частном доме танцмейстера, проводились… уроки танцев. Кроме того, в большом танцевальном зале учили не только танцевать, но и хорошим манерам, этикету.

Здесь часто устраивались совместные музыкальные концерты с друзьями семьи, среди которых были Михаэль Гайдн (Johann Michael Haydn; 1737- 1806,), младший брат Йозефа Гайдна, а также актер, директор местного театра Эмануель Шиканедер (Emanuel Schikaneder; 1751-1812), будущий автор либретто оперы-зингшпиль Моцарта в двух действиях “Волшебной флейты” K.620 (“Die Zauberflöte”; 1791).

Именно в “Танцмейстерхаусе” композитором были написаны симфонии, дивертисменты, серенады, фортепианные и скрипичные концерты, концерт для фагота, арии, мессы, прочие произведения в жанре церковной музыки. Здесь Моцарт сочинил серенаду-оперу“Il rè pastore” (“Царь-пастух”; KV 208; 1775), начал оперы “La Finta giardiniera” (“Мнимая садовница”; KV 196; 1774) и “Idomeneo, Re di Creta” (“Идоменео”; KV 366; 1780).

В 1944 г. после бессмысленной бомбардировки американской авиации австрийского городка, где не было ни воинских частей ни военных заводом, а вся вина заключалась в том, что он стоит у любимой горы фюрера – Унтерсберг, Танцмейстерхаус был серьезно разрушен. От здания осталась только та часть, где находился танцевальный класс, в котором, как утверждают историки музыки, юный композитор частенько играл авторские произведения. Впоследствии вокруг танцзала и был отстроен дом-музей, где разместился второй в Зальцбурге приют В.А.Моцарта.

Интерьер гостиной
Интерьер гостиной

*   *   *

Нам, в XXI столетии трудно представить нравы, в которых взростал повелитель новейшей европейской музыки.

Мораль средневековой Австрии вообще, и епископства Зальцбург в частности были линейно просты. Взгляните, что гласил Архиепископский моральный кодекс от 1736 г.:

- Детям разного пола по достижении трехлетнего возраста не разрешается спать в общей кровати, а с семи лет им не разрешается спать в общей комнате. Мужчинам нельзя вставать с кровати без рубахи и штанов, а женщинам без рубахи и нижней юбки. Штаны должны быть выше бедер, спереди они должны быть застегнуты. Женские юбки должны прикрывать икры. Рубахи, корсажи должны быть такой ширины, чтобы их можно было застегивать до конца. Строжайшим образом запрещается скотское, дьявольское использование бань, где мужчины и женщины в голом виде вместе купаются и обтирают друг друга.

Стоит ли удивляться тому, что в письме знаменитому итальянскому композитору, музыковеду, педагогу, скрипачу и клавесинисту, падре Мартини (Giovanni Battista Martini, 1706- 1784), воспитавшего плеяду учеников – от Иоганна Кристиана Бах и Никколо Йоммелли до Аандреа Фави и Максима Березовского, Вольфганг Амадей Моцарт признавался:

- Я живу в стране, где музыка мало что значит, хотя, не считая тех, что нас покинули, у нас еще остаются превосходные музыканты, композиторы большого таланта, Мой отец – капельмейстер в соборе, и это служит поводом для меня писать при случае церковную музыку. С другой стороны, он состоит при этом дворе уже 36 лет, и, зная, что наш архиепископ не может и не хочет видеть рядом пожилых людей, он не принимает близко к сердцу свои обязанности, а углубляется в литературу, которая всегда была его любимым занятием.

Напомню: в 1763 г. Леопольд опубликовал скрипичный учебник “Versuch gründlichen Violinschule”, что пользовался в австрийских землях большим успехом.

кухня (реставрация)
Кухня (реставрация)

*   *   *

Не удивительно, что музыкальному вольнодумству вскоре пришел конец. Закончилось беззаботное отрочество, c какой ностальгией Вольфганг вспоминал 1770-1774 гг., проведенный в Италии. К примеру, в просвещенной Болонье 15-летний австриец познакомился с безумно популярным в регионе Эмилия-Романья композитором и дирижером Йозефом Мысливечеком (Josef Mysliveček; 1737-1781); влияние “божественного богемца” оказалось настолько мощным, что впоследствии, по схожести творческих манер, некоторые сочинения чешского автора приписывались… молодому Моцарту, в том числе оратория “Авраам и Исаак”.

В 1771 г. в Милане, даже при неистовом противодействии местных театральных импресарио, была поставлена опера “Митридат, царь Понтийский” (“Mitridate, Re di Ponto”), которая Моцарта искупала в большом энтузиазме изысканной публики. С подобным успехом состоялась премьера второй авторской оперы – “Луций Сулла” (“Lucio Silla”; 1772). Для родного Зальцбурга Моцарт сочинил оперу-серенаду “Сон Сципиона” (“Il sogno di Scipione”; 1772), приуроченную к 50-летию нового князя-епископа Зигмунда фон Шраттенбаха, для Мюнхена – оперу-буффа “Мнимая садовница” (“La finta Giardiniera”; 1774), две мессы, офферторий (1774). К 17-ти годам в творческом активе гения были четыре оперы, несколько духовных сочинений, 13 симфоний, 24 сонаты, не говоря о массе мелких композиций.

Пусть ты гений семи пядей во лбу, но в архиепископстве Зальцбург талантливому юноше следовало побеспокоиться о хлебе насущном. Как в свое время отец, Вольфганг Амадей поступил на службу придворным органистом к последнему князю-архиепископу Зальцбурга Иерониму фон Коллоредо. В ту пору местный архиепископ, избираемый пожизненно Соборным Советом епархии, был абсолютным правителем и подчинялся в своей крошечной архиепархии исключительно Господу Богу.

Больше четырех лет молодой Вольфганг Амадей был невыездным артистом. Понимая, что это угробит единственного наследника, Леопольд Моцарт написал эмоциональное письмо правителю, умоляя разрешить сыну, хотя бы на несколько недель, покинуть Зальцбург. Отпуск сюзерен соизволили дать. Правда, только молодому композитору, когда как придворного капельмейстера оставил при Дворе.

*   *   *

От подобного унизительного предложения В.А.Моцарт, к тому времени – автор пяти скрипичных концертов, отказался, подал князю-архиепископу Коллоредо прошение об отставке и засобирался в путь. Ранним утром, 23 сентября 1777 г. младший сын с матерью покинули столицу архиепископства, церковное княжество Зальцбург, тогда как отец и старшая дочь остались в… добровольной кабале, хотя и в восьми опустевших комнатах, где больше не звучало музицирование Вольфганга Амадея.

20-летний гений, которого Иероним фон Коллоредо держал на унизительном жаловании в 150 флоринов в год, надеялся получить не только высокооплачиваемую работу, но и хотел творчески расти – писать, в первую очередь, светские оперы, а не церковную музыку.

…Пролетело каких-то 240 лет, и теперь, как ни в чем не бывало, Mozarts Gubertshaus в камерном Зальцбурге предлагает одночасовую экскурсию по восстановленным комнатам Моцарта, правда, фотографировать здесь запрещено. В бывшей квартире соседей Моцартов разместилось отреставрированное жилище типичного среднего сословия той поры. Выставленные предметы повседневного пользования и мебель XVIII в., но самого гения и духа нет.

Да, некоторые подлинные документы, письма и памятные подарки свидетельствуют о жизни Моцарта в Зальцбурге. Собрание выполненных при жизни композитора портретов позволяет увидеть музыкального гения, так сказать, лицом к лицу. Центральное место для любителей музыки Моцарта занимают исторические инструменты, такие как детская скрипка Моцарта и клавикорд.

спальня (реставрация); по иронии судьбы в колыбели спит кукольный Вольфгангерль

Спальня (реставрация); по иронии

судьбы в колыбели спит кукольный

Вольфгангерль

*   *   *

Теперь о том, в какой фетиш превратился для родного города гениальный композитор. Ежегодно, начиная с 1920 г., в Зальцбурге проводился знаменитый ежегодный летний музыкальный “Зальцбургский фестиваль” (“Salzburger Festspiele”), на который стремятся попасть истинные ценители оперы, театра, филармонической музыки. Ажиотаж стоит невероятный, хотя цена для рядового австрийца (средняя зарплата – €1,5 тыс) кусаются – от 50 до 400 евро.

Если в свое время семья Моцарта жила на содержании епископа Зальцбурга, который тогда удобно совмещал и должность мера, то теперь город живет за счет композитора. Как рассказала нам экскурсовод Татьяна, еще в ноябре 2018 г., как только дирекция фестиваля открыла интернет-продажу на концерты в рамках новой программы, она отправила заявки практически на все концерты: по четыре-шесть билетов. Хотелось сходить с друзьями и гостями Зальцбурга, чтобы прикоснуться к прекрасному. Ей, австрийке из Казахстана, которая именно в городе живет уже 15 лет, выделили… один билет. Да и то – не на самый топовый день.

Почему? Билеты, в первую очередь, продаются состоятельным гостям, приезжающим на “Salzburg Festival Summer”, бронирующим номера по €250-300 за ночь и оставляющим в ресторанах за ужин под сто евро. Это без вина. В июле, за неделю до начала Моцартовского праздника картина меняется кардинально. Немногочисленные билеты, придержанные дирекцией “Salzburger Festspiele”, лихо продаются на интернет-аукционе. Мы сами были свидетелями:

- Накануне на “Аиду” (“Aida”) Джузеппе Верди в “Grosses Festspielhaus”, где дирижером Венского филармонического оркестра выступил Риккардо Мути (Riccardo Muti), билет был продан за 3900, а сегодня, 16 августа 2017-го, с 19:30, некий счастливчик послушает в том же спектакле приму Венской оперы Анну Нетребко (Anna Netrebko) на итальянском языке с немецкими и английскими субтитрами за 5300 евро.

Кстати, тут в Австрии просто зверствует политкорректность. В солистках блещет российская певица, а оперу поставила ирано-американский режиссер, фото- и видеохудожник Ширин Нешат (Shirin Neshat), известная по короткометражке “Шествие” (“Passage”; 2001) снятой ею на музыку Филипа Гласса. Это притом, что в “Аиде” речь идет о спектакле, где события разворачиваются в Эфиопии во времена египетских фараонов. Может, это потому, что премьера “Аида” состоялась в Каире в 1871 г.

- Откуда такой гешефт с билетами? – поинтересовался я у нашего экскурсовода Татьяны, проводившего нам экскурсию по Зальцбургу. И профессиональная пианистка-аккомпаниатор ответила:

- Звезды стоят недёшево. За выступление Анна Нетребко берет тысяч тридцать.
- Рублей?
- Евро.

портрет Моцарта (написан после его смерти) Барбарой Крафт. Вена, 1819

Портрет Моцарта (написан после его

смерти) Барбарой Крафт. Вена, 1819

*   *   *

Под каким соусом в Зальцбурге любят Моцарта?

Даже под кисло-сладким. Для малоимущих туристов регулярно устраиваются концерты эконом-класса – “Моцарт к обеду” или “Моцарт на полдник”. В Зальцбургском кафедральном соборе Святого Руперта, что в пяти минутах ходьбы от дома Моцарта, или в зале Моцартеум (Mozarteum) местного университета – соответственно – проходят выступления местных артистов, исполняющих любимую классику. Каждому по карману свое Великое.

Что стоит посмотреть в богато отделанном костеле, поражающем своим великолепием, это пять (!!!) органов. Главный, епископский инструмент о 4000 труб окружают музицирующие ангелы, величественный мраморный алтарь. В день смерти В.А.Моцарта 5 декабря 1791 г. в память о великом земляке именно в Salzburger Dom, на этом органе исполнялась заупокойная месса, его знаменитый “Реквием” Ре минор, K.626 (“Requiem”).

*   *   *

Помните библейское “Несть пророка в отечестве своем”?

Это не только про Моисея и Иисуса, но и про Моцарта.

Это притом, что до конца своей яркой, но короткой жизни он оставался обычным веселым человеком. К примеру, с детства гений не просто любил забавы и шалости.

Во время одного из “слепых” концертов, модных в ту пору, когда пианисту завязывали глаза платком, на сцену вышла… кошка. Едва Вольфганг услышал мяуканье, как прекратил играть, сорвал платок и бросился к животному.

В мемуарах очевидцы того случая написали – на окрик отца Леопольда маленький Вольфгангерль ответил проницательно:

- Папá, клавесин никуда не убежит, а вот кошечка уйдёт точно.

Эту именно черту характера – детскость, прославленный композитор пронес через всю жизнь. Частенько серьезный музыкант прерывал занятия музыкой, чтобы неожиданно поиграть с любимой кошкой, а то просто прогалопировать по комнатам верхом на… отцовской трости.

После скоропостижной смерти великого композитора, написавшего за 28 лет творческой жизни 630 опусов, вдруг оказалось: семья В.А.Моцарта, слывшего азартным игроком и спускавшего в карты и биллиард огромные суммы, оказалась без средств существования.

Вынуждено вдова композитора согласилась на самое дешевое отпевание в венской часовне.

Как следствие, музыканта столетия похоронили безо всяких свидетелей.

Кроме могильщиков у ямы никто не стоял.

Более того, В.А.Моцарта предали земле в могиле для бедняков, местоположение которой вскоре было безнадёжно забыто. Сейчас на одном из многочисленных памятников великому музыканту начертано:

- Молодой. Великий. Признанный поздно. Никогда непревзойдённый.

И вправду, нет пророка в своём отечестве...

австрийский тренд – лавка по продаже “Моцарткугель”.

австрийский тренд – лавка по продаже

“Моцарткугель”.

*   *   *

Искусствоведы утверждают: Вольфганг Амадей Моцарт родной город не любил, а вдохновение черпал исключительно в Вене. Некогда затхлый Зальцбург и себе – не отвечал взаимностью. При жизни на малой родине гения не признали.

Только спустя 51 год после смерти 35-летнего композитора земляка, прославившего Соляной город, увековечили скромно в камне.

Эпоху великой попсы открыло шоколадное лакомство – “Моцарткугель” (“Mozartkugel”; “моцартовский шарик”) в красной обёртке с начинкой из марципана, изобретенное спустя 100 лет после смерти Моцарта. В 1890 г. десерт создал предприимчивый земляк, зальцбургский кондитер Пауль Фюрст (Paul Fürst; 1856-1941).

Какой же ты, Моцарт, горький? Ты – сладкий!

Александр Рудяченко. Киев–Зальцбург–Киев

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2019 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-