Кому выгоден Кельнский скандал с беженцами?

Кому выгоден Кельнский скандал с беженцами?

Аналитика
Укринформ
Меркель не рассчитывала на такую черную неблагодарность от беженцев  Простит ли ей Европа нынешний хаос?

Чем больше читаешь подробностей о событиях и последствиях кельнской новогодней ночи, тем труднее избавиться от чувства некоей изощренной провокации. От ощущения того, что за всей этой грязью и истерией стоит некий кукловод. Но вот кто он? Кому это выгодно? Ответ не очевиден.

Для тех, кто вдруг не в курсе (хотя это маловероятно - подробности случившегося стали топ-новостью мировых СМИ), напоминаем. В ночь с 31 декабря на 1 января толпа отморозков-мигрантов, преимущественно североафриканцев (как их обозначили и полицейские, и свидетели, хотя толпа была весьма разношерстная, включавшая даже американцев и европейцев), собравшая до тысячи человек, сначала стреляла в полицию и окружающих петардами на площади перед знаменитым собором. А потом, войдя в раж, атаковала женщин (в полиции уже более 500 заявлений), грабила их, а троих даже изнасиловала.

Суть ЧП дошла до немецкого обывателя не сразу. Несколько дней понадобилось на то, чтобы осознать произошедшее. Первого января кельнская полиция бодро отчитывалась о том, что ночь прошла спокойно. За что, а также за фактическое бездействие и неспособность остановить беспредел, попала под такой «обстрел» критики, умноженной на отправку в отставку ее шефа, что стычки с хулиганами могут показаться мелкой неприятностью.

И вот тут возникает вопрос, отчего же такой вялой была реакция на явные нарушения порядка? Да, людей на дежурстве в праздник было немного, но кто ж не видел кадров телехроники на тему сурового разгона бесчинствующих толп в Европе. Да и вообще, немцы, как всем известно, - образец порядка и дисциплины. И ответ на этот вопрос озадачивает: правоохранители попросту не осмелились применить силу против «гостей», искателей убежища от войн и диктаторских режимов, страдальцев в своих странах. Против беженцев, которые откровенно глумились и над полицейскими, и над своими свидетельствами о предоставлении убежища, демонстративно разрывая их в клочья (правда, неизвестно, были ли то подлинные документы).

Вот так рикошетом ударила знаменитая толерантность немцев по ним самим. И пошли нескончаемые дискуссии: этично - неэтично, позволительно - непозволительно. Политики, признавая единодушно «отвратительность и мерзость» кельнских событий, пытаются лавировать, говоря, с одной стороны, о невозможности спускать с рук такие деяния и необходимости выдворения из страны правонарушителей, о всей суровости европейского закона, с другой, о недопустимости роста правого экстремизма и ксенофобии.

Ну, можно говорить о том, что не надо теперь всех мигрантов под одну гребенку, выродков, мол, среди них не больше, чем среди самих немцев. Но в ситуации, когда люди напуганы (а немцы напуганы), здравые рассуждения слабо работают и включаются эмоции. А эмоции говорят о том, что женщины, а с ними и другие группы, находятся в небезопасности, что угроза исходит от приезжих, что опасность несут именно мусульмане.

Благодатнейшая почва для приверженцев идеи чистоты расы - ультраправых, националистов. Чем они и не преминули воспользоваться. Устойчивая ранее к «коричневой заразе» публика западных земель ФРГ уже не так уверена в пользе мультикультуризма, и находятся те, кто готов прислушаться к апологетам таких политических движений как PEGIDA («Патриотические европейцы против исламизации Старого Света), AfD («Альтернатива для Германии») и даже Националистической партии (которую могут скоро вовсе запретить). Митинг радикалов на днях хотя и был разогнан водометами и перечным газом (вот тут полиция реабилитировалась), однако сам факт показателен - это была первая акция в Кельне за долгое время.

Но водометы проблему загнали внутрь. И в итоге только в Кельне уже подверглись нападениям по меньшей мере 11 человек, включая пакистанцев, гвинейцев и сирийцев. Атаковали людей "не немецкой наружности" не спонтанно, а по договору через соцсети, утверждает полиция. Это уже несколько другое измерение по сравнению с порядка 600 "недружественными" актами против беженцев в прошлом году, включая поджоги укрытий для них. Но и кельнские (а также штуттгартские и гамбургские правонарушители) действовали, как убежден глава Минюста ФРГ Хайко Маас, по предварительной договоренности.

А тут еще выясняется, что подобные приставания с сексуальными домогательствами со стороны мигрантов имели место и ранее (о них просто не хотели говорить), и не только в Германии, а в той же Швеции. Любви к приезжим это уж точно не добавляет. Из-за волны посыпавшихся угроз Центральный совет мусульман Германии даже вынужден был отключить на этой неделе телефоны. "Мы столкнулись с новыми масштабами ненависти", - говорит его председатель Айман Мазиек.

Но с депортацией тоже все сложнее, чем выглядит на поверхности. Немецкое законодательство настолько гуманно, что не позволяет лишить права убежища и вытурить за пределы ФРГ правонарушителя, если тому суд не впаял срок более чем в 3 года. То есть «мелкие шалости» прощаются автоматически. Давить на суды политической целесообразностью бесполезно - правовая страна, демократия, разделение власти.

Но уж и сама «мама Меркель», широким жестом запустившая в страну сотни тысяч мигрантов, заговорила об ужесточении законов и упрощении правил депортации. Правда, о верхней границе приема беженцев по-прежнему и слышать не хочет. Не то из упрямства, не то из боязни показать слабость, не то из других, одной ей ведомых соображений. Но, похоже, уже и ярую защитницу сирых ситуация порядком достала. Явно не рассчитывала она на такую черную неблагодарность за все сделанное добро.

А то, что добро наказуемо, ей не преминули тут же напомнить коллеги по Евросоюзу, которые изначально противились приему и «справедливому распределению» беженцев - главы Словакии, Венгрии, Чехии, Польши и не только они. Теперь эту идею, которую упорно проталкивал в основном Берлин, можно с успехом похоронить. Как, похоже, и дальнейшую политическую карьеру самой Меркель, которой Европа вряд ли простит весь нынешний хаос.

Резюмируя, можно сказать, что организаторы «флеш-моба» - а похожие инциденты имели место не только в Кельне, но и других городах, правда, в меньших масштабах - нанесли серьезный удар по многим: по полиции, по женщинам, по мигрантам, лично по Меркель. Кому это выгодно? На этот вопрос, поставленный в начале материала, ответа готового нет.

Между тем, как пророчит министр развития ФРГ Мюллер, миллион беженцев в 2015 году - это лишь цветочки. А вот ягодки будут тогда, когда в Европу, по его данным, хлынет, причем в самое ближайшее время, от 8 до 10 миллионов человек.

Ольга Танасийчук, Берлин.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны, кроме того, цитирование переводов материалов иностранных СМИ возможно только при условии гиперссылки на сайт ukrinform.ru и на сайт иноземного СМИ. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2021 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»

Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-