Точка кипения. Иордания под давлением беженцев

Точка кипения. Иордания под давлением беженцев

1053
Ukrinform
Для этих беженцев слова «родная земля» стали святыми..

В 2016 году Европа ожидает прибытия еще одного миллиона беженцев в дополнение к миллиону, которые достались ЕС в прошлом году. Благодаря СМИ масштаб проблемы сирийских мигрантов в Евросоюзе достиг глобальных размеров. Фотография утонувшего трехлетнего сирийского мальчика облетела весь мир. Все, кто умеет - сочувствует, а кто может - ищет способы помочь европейцам. Имея собственный конфликт, мы в Украине также прекрасно понимаем проблему беженцев, хотя и настороженно следим, чтобы волна миграции в ЕС не отодвинула на второй план повестки дня Брюсселя агрессию России против нашего государства.

В то же время, на фоне Европы мало кто знает, что некоторые страны за ее пределами уже годами несут на себе огромный груз, связанный с сирийскими беженцами. По масштабам он намного больше, однако, о нем гораздо меньше говорят. Миллион сирийцев так всколыхнул Европейский Союз, что страны-члены до сих пор советуются, как распределить квоты на прием мигрантов. При этом, например, в соседней к Сирии Иордании только официально зарегистрировано 635 тысяч сирийских беженцев, хотя неофициально на иорданской территории находится около 1,5 млн сирийцев, а это почти 20% от общей численности населения королевства. Стране приходится тратить до 25% своего бюджета, чтобы обеспечивать беженцев из Сирии. Самые большие проблемы иорданцы испытывают в поисках работы, ведь сирийцы готовы работать за копейки, поэтому представляют большую конкуренцию. Чувствуется перегруженность в образовательных и здравоохранительных учреждениях.  

Годовой бюджет для помощи беженцам в Иордании составляет 3 млрд долларов США. Из них международное сообщество обеспечивает лишь треть. Король Иордании Абдулла ІІ вынужден был сделать громкое заявление о том, что в результате огромного наплыва сирийцев экономика и инфраструктура страны испытывает большое давление. «Я думаю, что терпение иорданского народа дошло до точки кипения», - отметил король, подчеркивая, что плотина рано или поздно прорвется. Иорданский монарх заявил это накануне донорской конференции, которую 4 декабря в Лондоне совместно провели Великобритания, Германия, Кувейт и Норвегия с целью сбора средств для помощи сирийским беженцам. В результате удалось собрать 5,8 млрд долларов на 2016 год и 5,4 млрд на период 2017-2020 гг. Из этого объема Иордании предусмотрено выделить 1,7 млрд долларов США.  

Чтобы более детально понять миграционную проблему, мы встретились в Аммане с представителем Агентства ООН по делам беженцев в Иордании Эндрю Харпером. Он сообщил, что за последние полгода тенденция изменилась: сирийцы поняли трудность своего положения на территории соседних к Сирии Иордании и Ливана, где им сложно найти работу и планировать свое будущее, поэтому пытаются добраться в страны Европейского Союза. По его словам, именно это стало главной причиной потока беженцев в ЕС. Харпер убежден, что эта тенденция будет продолжаться, пока не удастся разрешить кризис в Сирии или оказать необходимую помощь странам, принимающим сирийцев. Если политики не могут найти решение, то они обязаны предоставить поддержку государствам, которые несут на себе груз в виде сотен тысяч гонимых сирийцев.

Большинство сирийцев хотят вернуться в свои родные поселения, поэтому не хотят покидать свою страну и регион. Харпер привел пример, когда сирийская семья получила разрешение на эмиграцию в Канаду, однако не захотела им воспользоваться. Они ответили, что если поедут в Канаду, то уже никогда оттуда не вернутся, а это не то, к чему они стремятся. Сирийцы понимают, что ждать возврата придется долго. Возможно, очень долго, но воспоминания о родных местах придают сил.

Те, кто все же решили искать счастья в Европе, раньше покупали билет на самолет до Турции, откуда, полагаясь на судьбу, морем пытались попасть в одну из стран ЕС. Сейчас Турция ввела визы для граждан Сирии, прибывающих воздушным или морским транспортом, что фактически блокировало этот путь. Дорога в Европу через Египет сложная и опасная из-за ситуации на Синайском полуострове, поэтому пока только 5% беженцев находятся на юге королевства. В таких условиях сирийцы вынуждены оставаться в Иордании, несмотря на иногда критические условия своего существования.

Харпер отмечает, что в повседневной работе постоянно слышит от беженцев: «Мы хотим быть нормальными, работать, поддерживать наше достоинство, чтобы наши дети были в безопасности и ходили в школу, а не быть подавленными». То есть, речь идет о базовых простых вещах, которые обычные люди воспринимают обыденно.

Это особенно сильно ощущается, когда сидишь в холодной железобетонной конструкции рядом с отцом четырех детей. Его имя Халед. Этот 40-летний мужчина вместе с семьей бежал из сирийского Хомса от ужасов войны три года назад. Их дом был похоронен под ракетно-бомбовыми ударами в символическом для сирийских повстанцев районе Баба Амр. Теперь они с сотнями других сирийцев живут на южной окраине иорданского города Мафрак.

Совсем недалеко, практически на расстоянии прямой видимости, находится лагерь сирийских беженцев «Заатари» (с арабского - тимьян). Это один из самых больших лагерей беженцев в мире. Там проживает около 80 тысяч беженцев. Однако сирийцев так много, что места в лагерях всем, естественно, не хватает. Только около 10% беженцев живут в лагерях. Другие просто по-соседски «подселяются» в обычные иорданские города или устраивают неофициальные лагеря, расставляя палатки. Некоторые и сами покидают лагерь, не выдерживая монотонной жизни там. Несмотря на минимально необходимые условия для жизни, далеко не все готовы жить в замкнутом пространстве, особенно не имея никакого представления, когда это закончится.

Зная, что на сегодня сирийцам сложно попасть в Иорданию, поскольку граница плотно контролируется, спрашиваю Халеда, все еще прибывают сирийцы? Не задумываясь, он говорит, что сирийские беженцы продолжают попадать на территорию Иордании нелегально через пустынную местность в районе города Рувейшид. Они платят по 150-200 долларов за человека контрабандистам. После пересечения  границу, направляются в город Мафрак, и если не находят там себе приют, то отправляются дальше в направлении города Ирбид. По словам Халеда, ежедневно около 50-60 сирийцев пересекают границу. Причем, если раньше большинство из тех, кто попадал в Иорданию, были с юга Сирии, то сейчас большие потоки беженцев заметны и из районов, подконтрольных ИГИЛ, в частности, провинции Дейр Зор.

Больше всего Халед сожалеет из-за невозможности работать. В родном Хомсе он работал в ресторане, но здесь готов взяться за любую работу. Однако ему запрещено официально трудоустраиваться. Если поймают за работой, то могут отправить в лагерь. Таким наименее защищенным беженцам выплачивается 28 долларов в месяц на человека. Это критически мало и хватает только на то, чтобы не умереть с голода.

Больше Иордания дать не может. Не стоит забывать, что здесь также живут еще и палестинские и иракские беженцы. Внутреннее давление в королевстве и так уже слишком высокое. При том, что вокруг идут конфликты, главные опасности руководством страны усматриваются именно внутри. Отвечая на мой вопрос, генеральный секретарь Сената, сенатор национального Собрания Иордании Марван Аль-Хмуд сказал, что главная опасность для страны заключается в экономической плоскости. По его словам, для королевства критически важно урегулировать проблему безработицы и бедности, что напрямую связано с беженцами. Если взорвется Иордания, то бежать уже будет некуда.

Пока мы разговариваем с Халедом, проезжает желтый школьный автобус. Спрашивается у детей своего собеседника, ходят ли они в школу? 11-летний Расуль и его 8-летняя сестра Міямі отрицательно крутят головой, но при этом улыбаются. Эти детские улыбки были самым приятным и в то же время наиболее печальным моментом поездки в Мафрак. Дети всегда остаются детьми, несмотря на обстоятельства. Взрослым стоит иногда не забывать про детскую способность улыбаться и радоваться окружающему миру - не смотря ни на что. Иордания действительно обеспечивает бесплатное образование и лечение для сирийских беженцев. Однако не все имеют возможность оплатить сопутствующие расходы: одежду, школьные принадлежности, проезд. Семья Халеда относится к таким.

Говоря о будущем, мой собеседник надеется только на возвращение на родную землю. Халед может и попробовал бы рискнуть и податься в Европейский Союз, однако просто не имел на это денег с самого начала. Сейчас он признает, что уже туда и не поехал бы. Слишком много трагических историй произошло с сирийцами за последние годы на пути к европейской мечте. Халед мало верит, что Сирия будет той же, как до войны. Однако, без всяких сомнений видно, что он чрезвычайно устал от скитаний на чужбине. Это читается невооруженным глазом за сотни метров. Для таких, как он, слова «родная земля» стали святыми.

Всем, кто кричит, что не ту страну назвали Гондурасом, стоит посетить поселение беженцев. Для этого не нужно даже ехать за границу. У нас в Украине, к сожалению, есть собственные внутренне перемещенные личности. Там вам расскажут, как хорошо иметь свою собственную страну, жить в родном городе и дышать родным воздухом. Цените когда имеете, потому что потом может быть поздно.

Виталий Федянин, Киев-Амман.

При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с пометкой «Реклама», «PR», а также материалы в блоке «Релизы» публикуются на правах рекламы, ответственность за их содержание несет рекламодатель.

© 2015-2018 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-