Эрдоган против Меркель или Немецко-турецкий гамбит

Эрдоган против Меркель или Немецко-турецкий гамбит

Аналитика
1697
Ukrinform
Возможно, турецкий лидер посчитал, что сможет выторговать у Путина больше, чем у партнеров по НАТО

Безрадостным стало возвращение канцлера ФРГ Ангелы Меркель к полноценному рабочему распорядку после отпуска, который и так не раз прерывали дела. В офисе ее ожидала новая неприятность – очередной разбор полетов с источником постоянной головной боли в последнее время, президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Отношения между Берлином и Анкарой являются крайне прохладными. Причем градус их падает все ниже и ниже. Немного предыстории. Время от времени в течение нескольких лет напряженность возникала в связи с упреками Берлина в притеснениях журналистов, правозащитников и прочих «недемократичностях». Но вот по-настоящему началось все в марте, когда появившийся на одном из немецких телеканалов видеоклип об Эрдогане вызвал праведный гнев объекта сатиры. Который не согласился с тем, что он - властелин империи на Босфоре, живущий на широкую ногу, гнобящий независимых журналистов, попирающий права женщин и так далее в таком же духе. Обида не ограничилась вызовом на ковер немецкого посла в Турции. Любимого многими зрителями шоумена (автора ролика) Яна Бемермана потребовали отдать под суд, особенно после того, как он попытался вступить в «диалог» и выдал через несколько дней еще и стих, в котором содержался уже ряд прямых оскорблений в адрес президента, включая такие как склонности к зоофилии и увлечение детской порнографией. Какие уж тут шутки. Теперь Бемерман отдыхает. Не на тюремной койке, правда, но когда в очередной раз выйдет в эфир, неизвестно.

Перебранка вышла на самый высокий уровень, досталось в ней и Меркель, причем как со стороны турок, так и собственных граждан - за то, что не дала резкую отповедь Эрдогану и позволила начать уголовное расследование по факту оскорбления главы государства. Даром, что потом раскаялась, беспощадный комик бросил в ее адрес такие слова: «канцлер не должна проявлять слабость, когда речь идет о свободе выражения мнений, однако вместо этого она порезала меня на филе и подала нервнобольному деспоту к чаю!”.

Казалось, только страсти начали понемногу утихать, 2 июня депутаты немецкого Бундестага почти единогласно принимают резолюцию, в которой массовые изгнания и убийства армян в Османской империи в период 1915-1918 гг. названы геноцидом. И это уже не просто оскорбление отдельно взятого политика (хотя Эрдоган – конечно же не просто политик), это уже плевок в лицо всей Турции. Там так считают. То, что Германия сама признала всю вину нацистского режима и не перестает извиняться перед жертвами гитлеризма, приглашая всех следовать ее примеру, для Анкары вообще не аргумент для того, чтобы признать ошибки собственной истории.

Анкара немедленно отзывает своего посла в Берлине. Эрдоган выражает “разочарование” тем, что Меркель не смогла повлиять на депутатов, а самим депутатам c турецкими корнями (а таковых в немецком высшем законодательном органе аж 11 человек) начинают угрожать. Причем буквально физической расправой.

Дальше – больше. Турецкая сторона пустила в ход такой «козырь»? как база ВВС «Инджирлик», на которой с начала года базируются самолеты-разведчики бундесвера, участвующие в антиИГИЛовской операции. Сначала отменяют заранее согласованный визит туда немецких журналистов, потом не допускают и депутатов. В Берлине начинают всерьез говорить о возможности отзыва военных, напоминая о том, что зарубежные миссии армии одобряет только парламент и его право и обязанность - посещение военных. Не помогло разрешить конфликт ни личное вмешательство министра обороны Урсулы фон дер Ляйен, ни канцлера. Меркель говорила об этом с самим Эрдоганом в ходе варшавского саммита НАТО. Президент ответил отказом.

И вот, на уходящей неделе в Берлине разворачивалась очередная страница этой почти что драмы. В понедельник в СМИ попадают отдельные пассажи из ответа МВД на запрос фракции “Левых” в парламенте. В нем, в частности, черным по белому написано, что федеральное правительство рассматривает Турцию как «центральное поле деятельности для исламистских и террористических группировок на Ближнем и Среднем Востоке». В документе указывается на то, что с 2011 года Анкара «в процессе постепенной исламизации внутренней и внешней политики» поддерживает отношения с организациями, считающимися в Европе террористическими, в том числе «Братьями мусульманами» и ХАМАС, с лидером которого Халидом Машалом встречался лично президент Эрдоган в Стамбуле не далее как в минувшем июне.

В принципе, в ответе правительства нового ничего и не было, и так все об этом знают. Но факт того, что это представлено как, фактически, официальная позиция правительства - это новость сама по себе. В ответ на возникший переполох уже через несколько часов в МВД поспешили заявить о произошедшей «канцелярской ошибке» и о том, что в подготовке документа не приняло участие Министерство иностранных дел, в компетенцию которого входят отношения с заграницей. Анкара, конечно же, немедленно отбросила все обвинения, упрекнув Берлин в двойных стандартах (припомнив помощь курдам, которых, в свою очередь, в Турции считают террористами) и стремлении ослабить республику, «избрав для атак ее президента и правительство». И опять пригрозила судом.

Интересный он, к слову, был, этот парламентский запрос, направленный еще 14 июля, и названный «Маленьким запросом» (Kleine Anfrage). На 8 страницах из 19 пунктов. От группы депутатов Левой фракции. Есть среди них, например, и знакомый украинскому СБУ Андрей Гунько, против которого оно ведет дело в связи с несанкционированным посещением зоны АТО на Донбассе.

Известно, что запрос был не то, чтобы секретный, но конфиденциальный. И ответ подразумевался такой же, как бы для внутреннего пользования. Почему содержание документа выплеснулось в СМИ? В любом случае, если кто-то хотел устроить внутриполитические разборки (а в контексте идущей уже полным ходом предвыборной кампании это вполне даже закономерно), то ему это вполне удалось. Немецкие политики возбудились и потребовали, чтобы правительство поделилось имеющимися у них данными, которые лежат в основе тяжких обвинений, с парламентариями.

Очевидно, что под ударом оказалась правящая коалиция, в первую очередь Христианско-Демократический Союз и ее глава – Ангела Меркель (министр внутренних дел является также членом этой политсилы). Для принципиальных членов бундестага важным является то, с каким партнером их страна и Евросоюз заключили сделку по беженцам. Негоже ведь, даже ради собственного блага, вступать в соглашения с теми, кто не разделяет европейских ценностей. С конца 2015 года Меркель, которую и в лучшие времена заподозрить в дружеских отношениях с турецким президентом было невозможно, пять раз ездила в Турцию с целью найти компромиссное решение по беженцам. Это ей теперь и припоминают. Не говоря уже о 6 млрд евро, которые Эрдоган “выбил” под беженцев. Меркель действительно пыталась как могла все это время сглаживать углы. Беженцы – ее почти личная проблема.

Теперь официальный представитель федерального правительства (говорящая голова Меркель) Штеффен Зайберт заверил журналистов в том, что Анкара была и остается для Берлина близким и даже особенным партнером. «Несмотря на все разногласия, Турция остается нашим важным партнером, в том числе в рамках НАТО и в вопросе разрешения сирийского кризиса» - подчеркнул Зайберт.

Да, факт членства Турции в Североатлантическом альянсе в данном вопросе принципиален. Ведь страна разругалась не только с Германией, но и с другими ключевыми партнерами, с которыми как бы должна бок о бок бороться с тем же Исламским государством. (В немалой степени, говоря о немецко-турецких отношениях, мы говорим о западно-турецких отношениях в целом. Они как зеркало.) И вот уже из Брюсселя несутся заверения в том, что членство Турции в НАТО не ставится под вопрос, что «НАТО рассчитывает на продолжение сотрудничества с Турцией, а Турция может рассчитывать на солидарность и поддержку НАТО».

Заверения заверениями, но сам факт их появления настораживает. Не в последнюю очередь в свете резко запылавшей с новой силой дружбы между Анкарой и Москвой. В любом случае, если кто и может радоваться ширящимся противоречиям между Турцией и ЕС, Турцией и НАТО, Турцией и Германией, так это старый-новый друг, “дорогой Владимир”. К слову, именно Путин стал первым политиком, выразившим свою симпатию Эрдогану в связи с попыткой путча, и было это еще до знаковой встречи в Питере. Эрдоган ведь всерьез обиделся из-за довольно сдержанной реакции Запада на “его” путч. На то, что стали проявлять в очередной раз беспокойство по поводу возможных репрессий и притеснений. Путин вот во время телефонного звонка не стал заморачиваться такими “мелочами”.

Берлин вообще никогда, даже в спокойные времена не переставал критиковать Анкару за нарушения различных свобод (Некоторые немецкие политики даже сравнивают Турцию при президенте Эрдогане с нацистской Германией 1933 года). А на фоне событий, последовавших за неудавшейся попыткой госпереворота, помимо слов поддержки и сочувствия, не преминул напомнить о недопустимости, с его точки зрения, «политической инструментализации юстиции», подразумевая возврат смертной казни и однозначно дав понять, что этот шаг поставит точку на перспективах страны вступить в Евросоюз. Впрочем, в последнее время Эрдоган, который сам, еще будучи прогрессивным премьер-министром, в 2005 году инициировал переговоры о вступлении, завляет, что “не слишком и хотелось”, что вопрос о членстве надо решать на референдуме. Бросает в адрес Брюсселя суровые обвинения в “обмане” и невыполнении собственных обещаний.

С более реалистичной перспективой, обещанным уже этой осенью  безвизом, тоже проблема. Едва ли не под фанфары заключалось в марте между Анкарой и Брюсселем соглашение, которое упрощенно трактуют, как сделку по беженцам и безвизовому режиму. Канцлер ФРГ была одной из движущих сил этого “пакта”, хотя сама постоянно подчеркивала, что никакой это вовсе не баш на баш, а два не связанных между собой процесса. Но по ту сторону Босфора думали как раз о “честном обмене”. И вот теперь сама Меркель говорит, что предоставление безвизового режима туркам весьма даже проблематично. (Надо заметить, что торможение по безвизу для Турции для Украины - не слишком хорошая новость, ведь страны идут в одном “безвизовом пакете”. И вся надежда на то, что его, пакет, разделят и Турция не станет еще одним тормозом для Киева в этом и без того непростом для нас вопросе. Но это уже другая тема).

В ответ глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу пригрозил, что если до октября гражданам его страны не предоставят права безвизового въезда в Шенгенскую зону, то «соглашение 18 марта» по беженцам с Евросоюзом будет разорвано. В пятницу, 19 августа, посол Турции при ЕС Селим Енель в интервью немецкому таблоиду назвал вообще «неприемлемым» предоставление безвизового режима в следующем году, его страна должна получить его в октябре этого, и точка. И тоже мягко намекнул, что новых проблем с беженцами в противном случае Евросоюзу не избежать.

А их, беженцев, надо признать, стало в последние месяцы гораздо меньше. И не в последнюю очередь благодаря как раз этому далеко не бесспорному соглашению. В первом полугодии 2016 года федеральная полиция Германии зафиксировала 12 710 попыток незаконно въехать в страну, вдесятеро меньше, чем за весь прошлый год. Так что Европа оказалась в определенной мере в заложниках у своего капризного партнера.

В чем президент Эрдоган себе не изменяет, так это в витиеватости своего поведения и в резких сменах курса. Понятно, что многие из его высказываний на международную тематику в качестве целевой аудитории имеют собственных избирателей, среди которых и более полтора миллиона живущих в Германии «турецкоподданых» (и тут Эрдоган – отнюдь не уникалный такой лидер, знаем и других подобных). В Анкаре, похоже, не собираются отказываться от политики провокаций и шантажа. В Европе от нее основательно устали.

Логичным кажется то, что пойти на неожиданно для многих быстрое после полного побития горшков восстановление отношений с Россией Эрдогана не в последнюю очередь заставили именно претензии ЕС и США. Ведь жесткая (порой) Европа может и прикрутить краник помощи, а средства республике крайне нужны. Очевидно, что турецкий лидер посчитал, что, поторговавшись как следует и пойдя на некие уступки, сможет получить от “брата”, использующего в своем общении с Западом схожие методы «убеждения», больше, чем от заартачившихся партнеров. А тот тоже тонко уловил момент. В конце концов, у них ведь много общего, взять хотя бы то, что обе страны в нарушение норм международного права оккупируют часть территории другого государства. И вот уже мы являемся свидетелями новой дружбы против Запада. Что до Берлина, то он, очевидно, будет продолжать пытаться наладить конструктивные отношения с Анкарой, не поступаясь при этом по возможности своими принципами. Хотя и тут могут быть варианты.

Ольга Танасийчук. Берлин.


При цитировании и использовании каких-либо материалов в Интернете открытые для поисковых систем гиперссылки не ниже первого абзаца на «ukrinform.ru» — обязательны. Цитирование и использование материалов в офлайн-медиа, мобильных приложениях, SmartTV возможно только с письменного разрешения "ukrinform.ua". Материалы с маркировкой «Реклама» публикуются на правах рекламы.

© 2015-2017 Укринформ. Все права соблюдены.

Дизайн сайта — Студия «Laconica»
Расширенный поискСпрятать расширенный поиск
За период:
-